Кому нужно такое здравоохранение?

4 Декабрь 2019 895
56% опрошенных газетой оценили состояние здравоохранения как отвратительное.
56% опрошенных газетой оценили состояние здравоохранения как отвратительное.

(Окончание)

Привет от Джарты

На протяжении всей своей вековой истории «Крымская правда» традиционно дружила с представителями этой древнейшей и благороднейшей из профессий, всегда поддерживала врачей-новаторов, реализовывавших свои идеи в борьбе с косностью и бюрократизмом. Вот лишь несколько знаменитых фамилий: профессора Александр Блискунов, Евгений Захаров, Владимир Сегалов, Владимир Ефетов… Таким же новаторским подходом отличались и многие руководители крымского здравоохранения.
Мне довелось быть близко знакомым с тремя из них, в разное время возглавлявшими Министерство здравоохранения Крыма, с их концепцией реформирования и развития всей системы охраны здоровья в республике. Это Евгений Короленко, Андрей Пидаев, Сергей Донич. Все трое - доктора медицинских наук, профессора, первые двое к тому же, кроме Крыма, работали министрами здравоохранения Украины, то есть в некомпетентности их заподозрить трудно.
Суть реформы здравоохранения, которую они пытались осуществить в Крыму, заключается в следующем. Чтобы не «размазывать» и без того скудные средства, выделяемые на медицину, необходимо их сосредоточить на ключевых направлениях - диагностике и специализированной высокотехнологичной медицинской помощи.
С этой целью в Симферополе был построен Республиканский диагностический центр (РДЦ), который планировалось оснастить самой современной диагностической аппаратурой. Именно здесь всем жителям Крыма по направлению городских и районных больниц должны были ставить диагноз и при необходимости направлять на операцию или лечение в Республиканскую больницу им. Семашко, специализированные диспансеры, а уже долечивание и реабилитацию они проходили бы в больницах по месту жительства или в санаторных учреждениях республики. Подчеркнём, всё это бесплатно.
Противников у такой концепции не было, что и понятно, её логика безупречна. И всё бы ничего, но в начале нового тысячелетия в России пошла мода на перинатальные центры. Может быть, действительно в них была нужда или это очередной всплеск пресловутого российского (советского) волюнтаризма, но в стране началось настоящее соревнование: кто быстрее откроет подобный центр.
Казалось бы, какое отношение к этому модному повет­рию имеет Украина, в составе которой Крым в ту пору имел несчастье находиться. Самое прямое. Пришедший к власти в 2010 году Виктор Янукович старался во всём брать пример со «старшего брата» и ни в чём не отставать. Во всех областях «незалежной» стали появляться в угоду «папе» перинатальные центры, как и в России, началось соревнование - кто быстрее откроет, у кого круче.
В марте 2010 года председателем Совмина Крыма стал Василий Джарты, один из ближайших соратников Януковича. Василий Георгиевич был человеком волевым, решительным, но одновременно малообразованным и самодуром, не терпящим иного мнения, кроме своего, и мнения вышестоящего «пахана». Поэтому в Крыму рождение перинатального центра прошло по самому плохому сценарию, я бы даже сказал, идиотскому. Вместо того, чтобы найти место в одном из двух родильных домов, где-то ещё или построить новый, этот центр впиндюрили (извините, другого слова не подберу) в РДЦ, только одним этим разрушив то, что создавалось многие годы.
Ладно, Джарты никто не мог перечить, его боялись, как огня. Не знаю, почему, может быть, опасались, что битой забьёт до смерти; именно тогда министр внутренних дел Украины Юрий Луценко утверждал, что в лихие 90-е Джарты в определённых кругах знали как Васю-Биту. Но Джарты давно нет, царствие ему подземное, а ситуация не меняется: перинатальный центр по-прежнему не даёт полноценно работать республиканскому диагностическому, и, судя по всему, в перспективе ничего и не планируется, хотя скоро освободится много помещений в нынешней больнице им. Семашко. Джарты умер, но дело его живёт?
Свято место не бывает пус­то. Рядом с РДЦ вырос современный медицинский лечебный и диагностический центр, оснащённый современной аппаратурой. Частный. Очень дорогущий. Его хозяин - один из трёх названных мной бывших министров здравоохранения Крыма. Он-то лучше других знает, что людям надо. Не хотите за бесплатно, получите за деньги.

Университетский кошмар

Когда-то Крымский медицинский институт был знаменит, а его диплом - очень престижен, причём не только в Союзе, но и за его рубежами. Он и подчинялся не Минздраву УССР, а Министерству здравоохранения СССР. С годами, если судить по наименованию, статус вуза рос: институт-университет-академия, а если вникнуть в суть, то можно, скорее, говорить о деградации: от самостоятельного крупного научно-медицинского центра до одного из многочисленных структурных подразделений Крымского федерального университета.
Но «кошмар» (это слово неслучайно вынесено в подзаголовок) не из-за отсутствия самостоятельности, точнее, не только из-за этого, а прежде всего из-за отлучения медицинского вуза от здравоохранения, практической медицины. Всю свою историю мединститут был частью системы высшего медицинского образования, структурным подразделением Минздрава, теперь, пребывая в составе КФУ, относится к Министерству просвещения Российской Федерации.
Если раньше хозяевами в лечебных учреждениях были учёные-медики, то есть люди из того же ведомства, но находящиеся на передовых позициях и несущие в практическую медицину последние научные достижения, то теперь они стали чужими. И не просто чужими, а порой персонами крайне нежелательными. Доценты, профессора годами не оперировали, их просто не подпускали к больным. Доходило до того, что по приказу некой скандальной дамы, одно время возглавлявшей больницу им. Семашко, гвоздями заколачивали двери кабинетов заведующих кафедрами.
Сейчас положение стало меняться к лучшему, учёные появились в больницах и даже оперируют. Но по-прежнему всё в руках главврачей. Пока не решится вопрос ведомственной принадлежности медицинского вуза, эта ключевая проблема крымского здравоохранения решена не будет.
С самого начала в медуниверситете были несогласны со своим новым статусом, пытались протестовать, известные учёные, руководители кафедр, профессора обращались в различные инстанции, их открытое письмо публиковала наша газета, писал депутатский запрос и сенатор от Крыма Сергей Цеков, кстати, выпускник этого вуза. Тщетно! Как объяснили мне знающие люди, дело в позиции Правительства РФ, а точнее, в позиции вице-премьера, курирующего оба министерства - и здравоохранения, и образования. Ведь если убрать из КФУ медакадемию, то не будет хватать студентов для статуса федерального университета.
Бред какой-то! Если это так, конечно. А зачем нам федеральный университет? Пусть будет Таврический имени Вернадского или Симферопольский имени Фрунзе. Я, например, закончил последний и этим горжусь. Главное - чтобы людям было удобно, а не вице-премьерам.

Парадокс: старый анекдот на новый лад

Но, возможно, нынешний статус медицинского вуза принёс ему и его сотрудникам процветание и благополучие? Отнюдь. Зарплаты ассистентов кафедр, самого многочисленного контингента будущих учёных, а следовательно, и надежды крымского здравоохранения - 16-17 тысяч рублей. На всех кафедрах вуза полно вакансий - при первой возможности ассистенты уходят в практическую медицину, где заработки порой в разы выше.
Интересно, а сколько? Что ж, давайте заглянем в чужой карман, хотя дело это, прямо скажем, неблагодарное и неблагородное. Согласно официальным данным Крымстата в 2018 году крымские врачи получали в среднем более 51 тысячи рублей, а, к примеру, средняя зарплата хирургов в 6-й больнице Симферополя - 65 тысяч рублей.
Казалось бы, теперь ясно: люди идут туда, где лучше, где платят хорошие деньги, Бог с ним, с вузом, лишь бы отрасль процветала. Как бы не так!
18 июня 2019 года на заседании правительства Крыма чиновники вынуждены были признать: решить проблему дефицита медицинских кадров не удалось. По данным Минздрава РК, для нормального функционирования медицинским учреждениям республики не хватает 598 специалистов. Бывший министр здравоохранения Крыма Александр Голенко подчеркнул, что в Крыму прекратился отток врачебных кадров, прирост численности среднего медперсонала составил 3,5%. По целевым программам, призванным привлечь в Крым медицинских работников, в регион были приняты на работу 299 врачей. Среди мер поддержки запланированы траты в размере 780 млн. руб. в год - на ежемесячные доплаты врачам, фельдшерам и медсёстрам, 58 млн. руб. - на компенсацию оплаты услуг ЖКХ сельским медикам. Крымский премьер со своей стороны заметил, что этих мер недостаточно.
«Мы не продвинулись в этом вопросе - прорыва нет. И очереди есть, и отсутствие специалистов - надо говорить правду», - заявил глава Респуб­лики Крым Сергей Аксёнов.
Из сообщений информ­агентств 12 августа 2019 года. Глава Крыма Сергей Аксёнов рассказал президенту РФ о нехватке специалистов в области медицины, в том числе врачей, среднего медперсонала и узких специалистов по ряду направлений.
«Нерешённым вопросом до сих пор у нас остаётся отсутствие узких специалистов по ряду направлений. Как и, в общем, по стране. Сегодня при 8 тысячах штатных единиц не хватает у нас 600 врачей, где-то при 18 тысячах штатных единиц не хватает где-то 1,4 тысячи (единиц) среднего медицинского персонала», - сказал он на встрече с главой государства Владимиром Путиным.
Председатель Комитета по вопросам здравоохранения Государственного Совета Рес­публики Крым Анна Рубель: «Здравоохранение Республики Крым сегодня - это целая армия сотрудников: более 7 тысяч врачей и семнадцать с половиной тысяч средних медицинских работников в 67 медучреждениях Крыма».
«За последние 5 лет крымский показатель обеспеченности медработниками немного превысил общефедеральный (на 0,32%). Но этого недостаточно. Несмотря на ежегодное увеличение мест для поступающих на обучение на бюджетной основе в нашей Медицинской академии имени
С. И. Георгиевского КФУ имени В. И. Вернадского (кстати, доля так называемых «целевиков» составляет около 63%), соизмеримого притока молодых специалистов в здравоохранении мы не наблюдаем».
Невольно вспомнил «бородатый» анекдот про парадокс.
Старый еврей, пообедав, продолжает сидеть за столом и читает газету. Вдруг, подняв поверх очков глаза, спрашивает у жены:
- Сара, ты могла бы отдаться незнакомому мужчине за тысячу долларов?
- Господи, ну и вопрос, ужас какой-то. Но ты знаешь, тысяча долларов хорошие деньги, а у нас столько долгов. Наверное, таки да.
Глава семьи поочерёдно зовёт к себе троих дочерей и задаёт им тот же вопрос. Они, не сговариваясь, отвечают аналогично.
Папаша откладывает в сторону газету, в сердцах хлопает ладонью по столу и, подняв к потолку глаза, произносит:
- Пагадокс! Полон дом б...й, а денег нет.
У нас в здравоохранении всё с точностью наоборот - деньги есть, финансирование открыто, строятся за бюджетные средства больницы, медцентры, а врачей катастрофически не хватает. И это несмотря на то, что ежегодно наша Медакадемия выпускает более четырёхсот новоиспечённых эскулапов, да ещё три сотни специалистов прибыли с материка. Куда же они деваются, а заодно и медсёстры с нянечками?

Чудище трёхголовое

Ответить на этот вопрос несложно. «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй» - эпиграф к книге Александра Радищева «Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву». Именно это адское чудовище Радищев использовал как аллегорическое олицетворение господствовавшего в России самодержавно-крепостнического строя, против которого и направлена вся его книга. В целом эта фраза, ставшая крылатой, обозначала крайне негативное отношение автора и передовой части общества к тому или иному общественному явлению. Сегодня таким явлением можно назвать существующую систему здравоохранения в стране, пользующуюся полным неприятием и ненавистью большинства населения.
Это самое здравоохранение нравится только его министру. Недавно Вероника Скворцова в очередной раз заявила, что лучше вряд ли что-либо можно придумать. Возможно, так ещё кто-то думает, но ведь большинство считает совсем по-другому.
«Крымская правда» недавно провела опрос своих читателей, попросив оценить состояние здравоохранения в республике. Плохим его назвали 21, а отвратительным - 56% опрошенных. Похоже, того же мнения и президент страны Владимир Путин, который недавно на заседании Госсовета выразил крайнюю озабоченность состоянием здравоохранения, особенно первичного, то есть непосредственно связанного с обслуживанием населения.
А теперь, чтобы понять, что мы создали и как это работает, представим всю существующую систему здравоохранения в виде трёхглавого дракона, чудища страшного и прожорливого. Перед ним кормушка из трёх частей, куда поступают деньги, которыми чудище и питается. Средняя голова - государственное здравоохранение - питается из части кормушки, куда поступают деньги из бюджета, ОМС и наличных средств, уплачиваемых гражданами. Вторая голова - частная медицина - поглощает деньги граждан, хотя и страховых средств не чурается. Аппетит её растёт день ото дня.
Третья голова… Впрочем о ней чуть позже, а пока вернёмся в реальность. Вы уже поняли: платная медицина, куда существующая система здравоохранения нас выталкивает, поглощает не только наши средства, но и кадры, подготовленные за государственные, то есть за наши с вами, деньги. Вот почему повсеместно не хватает врачей и медперсонала. Не только в Крыму. Недавно СМИ сообщили, например, о том, что в Новочеркасске Ростовской области в инфекционной больнице не осталось ни одного врача - все уволились.
К тому же заявления должностных лиц о высоких средних зарплатах врачей в государственных медицинских учреждениях напоминают разговоры о средней температуре пациентов по больнице. Да, как уже упоминалось выше, по официальным данным, в 2018 году крымские врачи получали в среднем более 51 тысячи руб­лей. Однако если посмотреть сайты по трудоустройству, то в разделе медицинских вакансий фигурируют совсем другие цифры: врач в республиканской детской больнице - «от 30 тысяч рублей», эндоскопист в керченский филиал онкодиспансера - «от 20783 рублей», травматолог-ортопед в Евпатории - «от 22367 рублей».
При этом потенциальным кандидатам сразу сообщают, что «зарплата зависит от стимулирующих выплат».
Кто хорошо зарабатывает, так это главные врачи больниц, диспансеров, медцентров. В среднем их годовой доход составляет от миллиона до полутора миллионов рублей. Более подробную информацию можно получить в интернете: https://mzdrav.rk.gov.ru/uploads/mzdrav/attachments//d4/1d/8c/d98f00b204e9800998ecf8427e/phpIXnNfT 1.pdf
Рядовые медики о таких зарплатах даже не мечтают. На условиях анонимности несколько врачей из разных крымских учреждений рассказали о том, что из-за дефицита кадров многие работают на полторы-две ставки, получая за них «голый» оклад - примерно 25-35 тысяч рублей в месяц. По информации медиков, в администрациях крымских лечебных учреждений используют множество теневых схем и приёмов «расходования» тех бюджетов, которые теоретически должны составлять существенную прибавку к «голому» окладу медработников в виде так называемых «стимулирующих выплат».
Также, по утверждениям крымских врачей, в больницах популярным методом являются махинации с графиками работы персонала. Например, когда один врач дежурит сразу на два отделения - в его графике это засчитывается как полторы смены, в то время как для Минздрава подаётся информация о том, что отработано на две ставки.
Сколько зарабатывают врачи в частных медучреждениях, мне неизвестно. Это - коммерческая тайна, но судя по той интенсивности, с которой туда перетекают кадры, она больше в разы, нежели в государственных.

Самая страшная голова

Вернёмся к чудищу, у которого, как мы помним, три головы. Так вот, третья голова - самая страшная и самая прожорливая. Имя ей - фармация. Именно на лекарства больше всего мы тратим денег, а они порой нас за наши же деньги убивают и разоряют. Заметим, не без помощи врачей.
В апреле 2015 года из аптек вдруг исчез аллопуринол - препарат, жизненно необходимый для людей, страдающих подаг­рой. Его не было в это время ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге, где мне тогда довелось побывать, и вообще нигде в России. Препарат проходил перелицензирование. Какое-то время выручал запас, но вскоре и он закончился.
В мае я находился в Чехии, потом в Германии. Все мои попытки купить препарат в Праге, Карловых Варах, Мюнхене, Берлине были безуспешны. Причём во всех аптеках я находил русскоязычных продавцов и просил отпустить хотя бы одну упаковку. Они сочувствовали, но без рецепта не продали.
Вернувшись домой, поделился этой историей с приятелем и посетовал, что у нас нет подобных  порядков, мол, без всяких рецептов покупай в аптеке, что хочешь. Да ещё реклама способствует чрезмерному и неконтролируемому потреблению лекарств.
- Насчёт рекламы я согласен, - сказал мой товарищ, - её следует запретить. А по поводу отпуска препаратов только по рецепту ты не прав. Врачи нам выписывали бы только дорогие импортные лекарства. Они же в этом материально заинтересованы.
Я вынужден был с ним согласиться, а спустя некоторое время нашёл в интернете список рекламируемых импортных препаратов и их отечественных аналогов. Приведу несколько позиций из этого списка.
В скобках - цены в рублях. Надо только учесть, что за прошедшие несколько лет они, возможно, изменились, но соотношение, уверен, осталось прежним.
Вольтарен (258 руб.)=Диклофенак (33), Капотен (190)=Каптоприл (11), Панангин (156)=Аспаркам (11), Нурофен (68)=Ибупрофен (6), Но-шпа (106)=Дротаверин (10), Лазолван (222)=Амброксол (16), Омез (190)=Омепразол (26), Зовиракс (370)=Ацикловир (19). И так далее.
А недавно я узнал, на что фармацевтические компании более всего тратят деньги. Думаете, на рекламу? И я так думал. Нет. На подкуп врачей. Проводятся семинары, курсы, тренинги, конференции и тому подобное, где участникам выдают разного рода свидетельства, дарят подарки, часто просто деньги в конвертах.
И если, к примеру, вы увидели, что принимающий вас врач одет в халат, на котором красуется реклама «Небилета», а у вас повышенное давление, будьте уверены, он вам его и выпишет, а не «Небилонг» - аналог, который в два раза дешевле.
Как мне рассказывали люди, чья компетентность у меня не вызывает сомнений, должностные лица, закупающие за рубежом лекарства от имени государства, - очень богатые люди, имеющие счета в зарубежных банках и недвижимость за границей.
Вот такое здравоохранение мы с вами создали. И возникает один закономерный вопрос:

И что нам теперь со всем этим делать?

Я выскажу своё мнение. Не буду говорить, как обычно делают в подобных случаях, что оно небесспорно. Для меня оно бесспорно. Для его осуществления необходимо внести изменения в Конституцию страны. Уверен, что рано или поздно, когда ситуация в здравоохранении и образовании зайдёт в тупик, это сделают. Лишь бы не было поздно.
Исходя из того, что государство, созданное гражданами и финансируемое ими, наряду с осуществлением других функций обязано своих граждан лечить, учить и защищать, в Конституции страны должно быть закреплено, что здравоохранение и образование осуществляются только государственными учреждениями и только бесплатно. Любая коммерческая деятельность, частное предпринимательство в этих сферах запрещены и преследуются по закону.
Повторяю, мы обязательно к этому придём, поскольку коммерция в осуществлении важнейших государственных функций неизбежно приводит к абсурду и заводит в тупик. Образовательная сфера в нём находится:  мы наплодили за деньги полчища артистов, юристов и экономистов, которые не могут найти работу, в то время как инженеров, представителей рабочих профессий остро не хватает.
Что касается нашей респуб­лики, то здесь срочно надо решить две проблемы. Найти место для перинатального центра, убрать его с территории Респуб­ликанского диагностического центра. Принять специальную программу по оснащению РДЦ самым современным оборудованием, укомплектованию квалифицированными кадрами, сделать его центром всей системы здравоохранения Крыма.
Второе. Вернуть в систему здравоохранения Крымский медицинский университет им. С. И. Георгиевского (нынешняя Медакадемия) как самостоятельное научно-медицинское учреждение Минздрава РФ, выведя его из состава КФУ им. В. И. Вернадского.

От редакции

Мы приглашаем всех читателей и прежде всего работников здравоохранения, должностных лиц, принять участие в обсуждении проблем, затронутых в этой статье. Ваши письма направляйте по адресу: 295000, ул. Набережная им 60 лет СССР, 75-З, МФК «Гагаринский», офис 408, г. Симферополь или по элект­ронной почте: postm@c-pravda.ru

Михаил БАХАРЕВ,
главный редактор
«Крымской правды».