«Есть женщины. . .»

23 Ноябрь 2019 181
Тамара Семионова.
Тамара Семионова.

На долю нашей читательницы выпало немало невзгод, но всё она выдерживала с честью, не позволяя себе «раскисать», помогая и заботясь о других, веря в лучшее и создавая его. Она - мудрая и добрая, красивая и сильная, любящая и любимая мама, тёща, свекровь, бабушка. Наша читательница с более чем 65-летним стажем Тамара Семионова отмечает 90-летие.

90 - это просто цифра, возраст по паспорту. Тамаре Ивановне он совсем не соответствует, не свойственно ей то, что зовут старостью. По любознательности, активности она молодым фору даст. Недаром в семье о ней говорят некрасовскими строками - «Есть женщины в русских селеньях».
- Щедро одарённая природой, красивая, статная в молодые годы, мама сохранила привлекательность и в почтенном возрасте, - рассказывает дочь нашей героини Светлана Паскаленко, по поручению семьи обратившаяся в любимую газету юбилярши. - Поистине, такие, как мама, достойны и кисти художника, и пера поэта. Строки Николая Некрасова как нельзя лучше подходят к её облику. Она ведь и выросла в «русском селенье», в Орловской глубинке, воспетой Иваном Тургеневым и Афанасием Фетом. Как будто впитала ширь, красоту и величие этой земли.
Село Старенково Мценского района - здесь жила дружная семья Ивана и Варвары Ефимовых, три доченьки подрастали - Тамара, старшая, потом Зина и Инна. Когда началась Великая Отечественная, Томочке было 11 - эвакуироваться не смогли, пришлось пережить ужасы оккупации. Когда наши войска отступали из Мценска, Ивану Ивановичу с группой из нескольких человек поручили взорвать два завода, чтобы не достались врагу. Задание выполнили, но присоединиться к нашим бойцам не успели - враг наступал стремительно. Как пережили почти два года под гнётом фашистов, под бомбёжками и обстрелами - грустная и тяжёлая история. Враги выгнали семью из дома, в сарай, а сами у них обосновались. Тамара однажды чуть не погибла: сказала вслед фашисту, забравшему у них полено, с таким трудом добытое для обогрева, «Ну, и неси себе на крест!». Тот, поляк по национальности, понял, стал доставать пистолет, чтобы застрелить девчушку. Она успела спрятаться, а потом вся семья, вся деревня несли фашисту кто что мог, чтобы задобрить, спасти ребёнка - «чужих детей не было и горе - общее». Но выстояли, преодолели. После освобождения района летом 1943-го глава семьи Иван Иванович работал бухгалтером машинно-тракторной станции. Варваре Семёновне вернуться к довоенной профессии воспитателя детского сада не довелось - перенесённое во время оккупации тяжёлое заболевание дало осложнение, стала домохозяйкой. А наша героиня вновь пошла в школу, училась хорошо и прилежно, в художественной самодеятельности участвовала.
- Была у неё замечательная, любимая учительница русского языка и литературы Наталья Алексеевна Высоцкая, - продолжает дочь. - Мама и сейчас вспоминает её с благодарностью. Уроки были наполнены любовью к русской речи, прозе, стихотворениям. Она много читала детям вслух, живо реагируя на прочитанное. Если смеялась, то искренне, и также хохотал с ней класс. Если грустила, то ребята плакали вместе. Наталья Алексеевна вовлекала в постановки по произведениям русских классиков всех учеников школы, каждому находилась хоть маленькая роль, а маму выбирали для иллюстрации тех самых строк - «Есть женщины в русских селеньях». Кстати, с Натальей Алексеевной связан ещё один эпизод из истории нашей семьи: она за свои деньги купила школьный костюм Гене Семионову, мальчику из многодетной семьи, потерявшему маму в первый год войны, сыну фронтовика. Гена, Геннадий Николаевич - наш любимый папа. Они с мамой - одноклас­сники, любовь с первого взгляда, на всю жизнь.
После школы парень уехал в Пермь, поступил в военно-морское авиационно-техническое училище имени Молотова, а девушка отправилась штурмовать московские вузы: мечтала «сделать родную землю краше и богаче, работать во имя людей». Поступала в фармацевтический, но, успешно сдав экзамены, не прошла по огромному конкурсу. Чувство ответственности не позволило вернуться домой, ведь там ждали родители с сестрёнками, надо было им помогать, стать опорой. Тамара подала документы в институт народного хозяйства имени Плеханова. Набранных балов хватило с лихвой.
- Студенческие годы пролетели быстро и с пользой, - говорят родные. - Деревенская девчушка приобрела отличные знания, столичный лоск и уверенность в себе. Не забывала и любимого - переписывались постоянно. Остаться в Москве и работать по специальности товароведом мама не захотела, уехала в разрушенный после землетрясения Ашхабад учительствовать. В школе были настолько высоки престиж мос­ковского института и доверие к его выпускнице, что девушке сразу доверили быть завучем. Пользовалась уважением коллег и учеников, её даже не хотели отпускать, когда в 1954-м мой будущий папа приехал забрать любимую в Крым.
Геннадий Николаевич получил назначение на наш полуостров, в полк морской авиации, что дислоцировался в Гвардейском, - бортмеханик. Когда вышел в отставку, работал в гражданской авиации, член Русской общины Крыма, активный участник всех мероприятий русского движения полуострова, борцов за возвращение в Россию. Тамара Ивановна более сорока лет проработала в системе профтехобразования, пройдя путь от мастера производственного обучения до заместителя директора училища торговли.
- Много всего было за эти годы, - рассказывает дочь Светлана. - Рождение детей и внуков. Кроме меня, у родителей ещё сын Андрей. У них с женой Тамарой родилось трое мальчиков: Дима (увы, он умер малышом - это наша боль), Юра и Алёша. У нас с мужем Сергеем дочь Катюша. Мама сопровождала отца в командировку в Республику Мали, ждала из поездок по долгу службы в Чехословакию, Францию, Корею, хранила домашний очаг. А у своих учеников, как и у нас с братом, воспитывала чувство ответственности, вежливость, любовь и уважение к людям. Чтобы будущие продавцы, что учились в её техникуме, стали культурными, могли не только отмерить и взвесить товар, но и дать полную консультацию, заинтересовать покупателя. Многие мамины выпускники продолжили учёбу в техникумах и вузах, стали заведующими отделов, директорами магазинов, некоторые вернулись преподавать в родное училище. Всем мама с радостью передавала знания, умение, мастерство, для каждого находила доброе слово. Для нас, детей, внуков, мама - непревзойдённый авторитет, на неё всегда хочется равняться.
И очень не хочется огорчать. Она давно на заслуженном отдыхе, но по-прежнему не забывают выпускники и коллеги. Живо интересуется происходящим: политика, экономика, садоводство, спорт, музыка, наука, культура - до всего ей есть дело. С «Крымской правдой», советчиком, другом, мудрым учителем, не расстаётся с 1954-го. С нетерпением ждёт почтальона, прочитывает газету от корки до корки, разгадывает кроссворд, почти не оставляя пустых клеточек.
С восторгом мама восприняла и «Крымскую весну», возвращение полуострова в объятия Родины. Лишь сожалеет, что не дожил любимый Геннадий, всеми силами приближавший этот день. Неизбежное старение мама воспринимает как награду за жизнь. Где с юмором, где с иронией заставляет себя, иногда вопреки всему, не засиживаться. Учит стихи, много читает, в том числе любимых классиков. Мечтает дождаться правнуков, посадить сад, поехать на поезде по Крымскому мосту в Москву, с которой так много связано, на малую родину в Орловскую область. Хочется, чтобы наша мама и бабушка была с нами ещё очень долго. Нам так нужны её доброта и мудрость. Так многому ещё надо у неё научиться. Поздравляем нашу родную с юбилеем, с отмечаемым завтра Всероссийским Днём матери. Здоровья и долголетия!
 «Крымская правда» присоединяется к поздравлениям нашей постоянной читательницы. Многая вам лета, Тамара Ивановна!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.
Фото из семейного архива Семионовых.