Симферополь. Имена на карте

19 Ноябрь 2019 953

Их больше тысячи в Симферополе - улиц, переулков, площадей. Какие-то названы в честь объектов, дат, событий, но большинство всё же - в честь людей. Знаменитых, как, например, поэт Александр Пушкин, и известных, пожалуй, теперь только историкам, как Григорий Петровский, после Октябрьской революции возглавлявший наркомат внутренних дел РСФСР, позже ЦИК Украинской ССР. Кто-то из тех, в чью честь названы городские улочки, бывал в Симферополе, кто-то о нём, может, даже и не слышал, но есть и те, кто рождён здесь, защищал наш город и полуостров в годы Великой Отечественной войны. И многим они, увы, неизвестны - просто фамилия на табличке с номером дома, расположенного в основном в частном секторе. «Крымская правда» решила хоть немного узнать о некоторых «хозяевах» столичных улиц.

Семён Бокун

Переулок его имени улица Куйбышева словно делит пополам. До 1985-го переулок в три десятка домов назывался  Огородный, но, как рассказывает Владимир Поляков, краевед, автор исследования о симферопольской топонимике, к сорокалетию Победы городские власти решили увековечить имена нескольких подпольщиков. Выбор пал на Степана Урадова, руководителя группы, ответственного секретаря подпольного горкома, и двух Семёнов - Кусакина, одного из создателей молодёжного движения сопротивления, секретаря Симферопольской комсомольской подпольной организации, казнённого фашистами летом 1943-го (мы рассказывали о 19-летнем герое в номере за 10 июля 2018-го), и Бокуна.
Впрочем, переулок Бокуна - это, пожалуй, не только в честь родившегося в  1898-м Семёна Филипповича, ответственного секретаря Симферопольского подпольного горкома (эта должность введена для оперативной связи с руководителями подпольных групп). Но и в честь его жены Марии Михайловны, 16-летнего сына Вани и 13-летней дочки Саши, тоже активно помогавших подполью. В честь их старшей дочери и сестры Маруси, что фашисты угнали в Германию. О её судьбе нам, увы, неизвестно, а остальные погибли за Симферополь в начале апреля 1944-го - незадолго до освобождения города. Семён Филиппович был сапожником на обувной фабрике, но брал работу и на дом - это помогало связываться с нужными, надёжными людьми. Кстати, фашисты, видя, что мастер отличный, часто приносили ему свою обувь и, расслабившись, порой обсуждали важные вещи - рядом обязательно был кто-то из детей, знавших немецкий. Дети забирали в тайных местах и литературу, мины, а их мама украдкой передавала это в лес партизанам. Именно в семье Бокуна жил в конце 1943-го присланный с материка Иван Козлов, секретарь Симферопольского подпольного горкома.
Когда незадолго до освобождения Симферополя начались повальные аресты подпольщиков (нашёлся предатель, выдававший их фашистам), семья Семёна Филипповича не успела уйти в лес к партизанам. Патриотов, схваченных в родном доме, долго и жестоко пытали в гестаповской тюрьме на Студенческой, 12, - там, где ныне телецентр. Потом расстреляли в Дубках - их останки нашли в одной из ям. Теперь могила семьи героев - на воинском мемориале на улице Старозенитной.

Степан Урадов

Переулок его имени в городе и есть, и нет. По документам он появился в 1985-м, между улицами Некрасова, Одесской и проспектом Кирова, в районе тогдашнего Центрального универмага. В реальности ни на картах, ни на табличках он не указан: выдаётся за переулок Одесский (как назывался до переименования, иногда - Еврейский, это было первое название с 1904-го). А мемориальную доску в честь подпольщика украли ещё в девяностых прошлого века, на металл. Так что даже фамилию героя нынешние симферопольцы нигде не прочтут, разве что забредут в Музей Боевой славы города на улице Павленко, 18, где на стенде есть фотография «Луки» - таково было подпольное прозвище Степана Васильевича. Переулок тоже, можно сказать, назван не только в его честь, но и в честь жены Таисии, связной между подпольем и партизанами.
Они были учителями русского языка и литературы, Степан Васильевич к тому же был директором школы в селе Пионерское Симферопольского района. На фронт не мобилизовали по здоровью. Решили уйти к партизанам, но были схвачены фашистами и брошены в пересыльный лагерь «Картофельный городок», что в районе нынешней улицы Жени Жигалиной. Чудом выбравшись оттуда, устроились в швейную мастерскую города, вскоре создав подпольную группу. Удалось связаться и с партизанами, которым передавались разведданные, оружие, а от них получали номера нашей газеты, тогда «Красного Крыма», что лётчики доставляли с материка. Интересно, что тайком раздавали её подпольщики в магазине техпринадлежностей, где кассиром был член организации В. Сергеев. Магазин находился на нынешней улице Парашютистов (тогда - Кирова) в Заводском, рядом - фашистская автобаза.
Патриоты были преданы за месяц до освобождения Симферополя - 13 марта 1944-го. Их почти месяц жестоко пытали, потом ещё живыми сбросили в колодец на территории конц­лагеря в совхозе «Красный». Теперь там мемориал, останки патриотов покоятся в братской могиле.

Пётр Ларионов

Неподалёку от железнодорожного вокзала, улиц Ким, Ракетная и Евпаторийского шоссе есть улица Ларионова, длинная, с многоэтажками и частными домами. После войны она называлась Грушевая, а в 1966-м поименована в честь Петра Кирилловича Ларионова, железнодорожника станции Симферополь. Улица тоже «семейная» - в честь 38-летнего машиниста паровоза и его 13-летнего сына Жени, погибших в бою с фашистами 15 марта 1942-го.
Они родом из Севастополя, там Пётр Кириллович и начинал работу на паровозе, но в 1927-м его перевели в Симферополь, где избрали секретарём парторганизации депо. Впрочем, машинистом он быть не перестал. По одним данным, когда возникла угроза оккупации города, сумел перегнать один из последних паровозов в Севастополь, по другим - вернулся туда на работу за несколько дней до начала вой­ны. Вскоре стал помощником командира группы Севастопольского партизанского отряда. Вместе с отцом был и сын Женя, шестиклассник железнодорожной школы Симферополя (ныне - школа №13), разведчик отряда. И в последнем бою они были вместе. Сражались до последнего, но фашистов было больше. Герои-партизаны похоронены в заповеднике у подножия Ай-Петри.

Евгений Зубцов

Неподалёку от улицы Ларионова небольшая, в два десятка частных домов, улица Зубцова. Она тоже названа в честь симферопольского железнодорожника, погибшего в 1941-м, в последние дни перед оккупацией родного города. Улицу в его честь тоже назвали в 1966-м - до этого был 2-й Жигулинский проезд.
Евгений Макарович родился в Симферополе в 1907-м, работал на станции машинистом. Когда началась война, некоторые симферопольские паровозы с несколькими открытыми платформами обшили бронекорпусами из стальных листов. Именно такой бронепоезд 31 октября 1941-го Евгений Зубцов вёл из Симферополя, к которому уже подступали фашисты, на Севастополь, где начиналась длительная оборона. На перегоне Булганак - Альма бронепоезд, попавший под сильный артиллерийский обстрел, был разбит. Машинист получил тяжёлое ранение и множественные ожоги, но помочь ему было некому.
Героя похоронили местные жители у железнодорожного полотна. В 1954-м на месте гибели (станция Булганак, ныне Чистенькая) железнодорожники Симферопольского паровозного депо установили памятник. Осколок металла от уничтоженного бронепоезда хранится в Музее железнодорожного транспорта в столице республики рядом с фотографией патриота.
А что вы, читатели, знаете о людях, в честь которых названы улицы в ваших населённых пунктах? Давайте вместе узнавать имена и факты. Ждём ваши письма.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.