«Женщина на улице точно умрёт»

11 Сентябрь 2019 164
Вера Степановна готовит еду бездомным в «Теремке».
Вера Степановна готовит еду бездомным в «Теремке».

Представьте, что вам 59 лет, у вас есть дочь, вы могли бы жить в квартире, но… Вы живёте в заброшенном доме с бомжами, медленно умираете от различных болезней и думаете, что никому не нужны. Примерно такой была жизнь Веры Степановны Пересыпкиной. И, к счастью, она изменилась.

Бомжи - это лишние люди нашей страны

«Наша бабушка»

Веру Степановну нашли отчасти случайно. Анастасии Макеевой, руководителю движения волонтёров «Сердце Севастополя», поступило сообщение о том, что немощная женщина, которая не может нормально передвигаться, ходит в подгузниках, и в целом имеет ряд проблем со здоровьем. При этом она живёт в заброшенном доме. Было сказано, что она, скорее всего, умрёт, если продолжит выживать в нечеловеческих условиях. Адреса дома, в котором находится женщина, не было. Только приблизительное описание, но Анастасия нашла жилище.
Жительница Севастополя оказалась без документов, но с дочерью, которая не могла забрать мать с улицы. Более того, стало известно, что брат выписал её из квартиры и продал единственное жильё, тогда приютом стало заброшенное здание.
В итоге Веру Степановну отвезли в третью городскую больницу, где поставили диагнозы, прописали лечение и отправили снова на улицу. Жить-то ей негде. Анастасия не смогла поступить также и забрала к себе домой. Так Вера Степановна стала тётей Верой для Насти и бабушкой Верой для её детей.
После этого жизнь женщины начала меняться. Было сделано фото для восстановления документов, их отвезли в ГКУ «Севастопольский центр учёта граждан без определённого места жительства и занятий». Вскоре женщину признали гражданкой Российской Федерации. Появились у неё и очки, которые так нужны были пожилой жительнице Севастополя.
«Добрая фея из Симферополя передала нам две пары очков, подобранные по нашему рецепту, который мы получили благодаря другой фее, - писала в соцсетях Анастасия Макеева. - Имена не афиширую, главное, что девочки поняли, о ком я.
Спасибо от меня и от тёти Веры».
С этого времени всё изменилось. И что особенно радостно, Вера Степановна захотела помогать другим. Она на себе почувствовала, что такое, когда ты никому не нужен, когда всем безразлична твоя судьба.

Теремок для бомжей

Сейчас Вера Степановна помогает в доме, в котором живут бездомные. Она готовит еду для тех, кто нуждается, пытается оказать и другую посильную помощь. В дом под условным названием «Теремок» приходят люди, которым некуда больше идти. И умирают там же. Один из подопечных «Сердца Севастополя», дядя Миша, умер в этом доме. Можно сказать, что ему «повезло», хотя бы не на улице скончался. Но ведь этот человек мог жить. Мог найти работу, даже стать счастливым. Но всё это только «бы» и точка. В Крыму нет приютов для бомжей. Поэтому они или встречают добрых волшебников в лице волонтёров, или тихо умирают на улицах.
«Я считаю, что бессмысленно обсуждать тему открытия социального приюта для людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, - делилась своим мнением Анастасия Макеева. -
У нас есть тонны бумаг, в которых говорится, что бездомных кормят горячей едой, с ними работают психологи и так далее, но это курам на смех».
В итоге складывается впечатление, что судьба бездомных волнует только волонтёров. Добровольцы собирают деньги, кормят и одевают бомжей. Но общественные организации не могут решить главную проблему - построить социальный приют. В результате жители и гости города наблюдают на улицах, в том числе и центральных, асоциальные компании, употреб­ляющие спиртные напитки и оставляющие после себя нелицеприятные пейзажи. Где сегодня находят пристанище люди без определённого места жительства? Какова судьба заброшенных зданий? И почему ни одно из них не подходит для организации социального приюта?
Волонтёры давно предлагали создать реестр, в который внесли бы более сотни зданий. Хотя бы одно из них можно было бы отдать под социальный приют для бездомных. Но воз и ныне там. А люди умирают на улицах. История Веры Степановны - это скорее чудо и исключение, но никак не правило.

Валентина ВАСИЛЬЕВА.
Фото автора.