Крымская Первая мировая

28 Август 2019 132

Этот год юбилейный не только радостью освобождения полуострова от фашистов в Великую Отечественную в 1944-м, но и болью начала первой обороны Севастополя, 1854-го, и двух войн, Первой, 1914-го, и Второй, 1939-го, мировых. Как-то сложилось, что лишь в первую оборону нынешнего города-героя нашим солдатам не пришлось воевать с германскими врагами. В Крымскую войну королевство Пруссия придерживалось «дружественного нейтралитета» на стороне Османской, Британской, Французской империй и Сардинского королевства. Хотя и участвовали в войне более 4 тысяч добровольцев из немецкого легиона, но до Крыма они не добрались. Зато их потомки преуспели в Первую мировую.

Готовность полуострова

Объективности ради отметим, что сухопутных сражений  с германцами в Первую мировую на полуострове, к счастью, не было. Оккупация Крыма кайзеровскими (титул германского императора. - Ред.) войсками началась практически сразу после выхода России (уже Советской. - Ред.) из войны, по заключённому Брестскому миру. Но это будет лишь в апреле 1918-го. А тогда,
1 августа 1914-го, когда Германская империя объявила войну Российской, выступившей за Сербию, на которую днём ранее напали войска Австро-Венгрии, на полуострове собирали деньги для фронта, митинговали в поддержку императора и готовились развернуть госпитали, чтобы принимать раненых.
Первый массовый сбор средств провели в Симферополе 31 июля - в городе как раз запустили трамвай. Стоимость билета в 10 копеек (цена
4 килограммов муки. - Ред.) объясняли перечислением средств на нужды семей мобилизованных. Никто не роптал, хотя об отправке крымчан пока речи не было, но ведь жители иных регионов тоже свои, российские. Крымские части, 49-й Брестский, 50-й Белостокский пехотные полки и 13-я артиллерийская бригада из Севастополя направились на фронт на следующий день. Затем началась мобилизация жителей полуострова (до 15 тысяч человек) плюс фельдшеры и врачи, которых призывали отдельно. 2 августа Николай II объявил в Таврической губернии военное положение, а в газетах того времени появилась постоянная рубрика «Война».
В первой публиковалось сообщение: «Августейший верховный главнокомандующий велит поставить в известность всех чинов действующей армии и население, что Россия воюет с Германией. Воюет по вызову общего врага всего славянства. Стоило надменному тевтону обнажить свой меч против нас, как восстала вся страна в едином порыве. Этот день будет вписан крупнейшими буквами в историю Отечества». Похожие слова спустя 27 лет будут произносить советские руководители, страна вновь восстанет в едином порыве против фашистской Германии. И заметки о зверствах германцев в захваченных населённых пунктах в двух войнах будут схожими, и также будут рваться на фронт те, кого не мобилизовали.

Не женское лицо

Не мобилизовывали в Первую мировую женщин, даже добровольцев: фраза «у войны - не женское лицо» с давних времён. А они рвались на защиту Отечества: кому-то удалось стать сестрой милосердия, трудиться в госпиталях, которые на полуострове открывались и в земских лечебницах, и в частных имениях, кто-то прорвался на передовую. О крымчанках, сражавшихся на фронте Первой мировой, информацию узнать не удалось. Но зато известно, что в одном из наших полков, 75-м Севастопольском пехотном, воевала кавалер двух Георгиевских крестов и двух Георгиевских медалей Антонина Пальшина. В 1920-м она в составе 1-й Конной армии будет освобождать полуостров от белогвардейцев, а в семидесятых годах прошлого века гостить у сына в Судаке.
Антонина Тихоновна родом из Удмуртии, родилась
8 января 1897-го в семье бедных крестьян. В сентябре 1914-го, купив на рынке старую солдатскую форму и коротко подстригшись, пришла на призывной пункт. Вскоре в кавалерии Кавказского фронта появился солдат Антон. Когда в бою погиб командир эскадрона и все офицерские чины, «парнишка» возглавил атаку. Тот бой оказался для 17-летней девушки трагичным: её, раненную, отправили в лазарет, где и раскрылась тайна. Вернули домой, и она, окончив курсы сестёр милосердия, стала работать в госпитале. Вскоре удалось приблизиться к фронту, старательную сестру отправили в эвакогоспиталь Львова. Там она, взяв форму умершего солдата, бежала на фронт. Вскоре стала бойцом 75-го Севастопольского пехотного полка. Первая Георгиевская медаль - за захват «языка», вторая - за спасение раненых на поле боя. Первый Георгиевский крест заслужила в бою под Черновцами, второй и звание младшего унтер-офицера (младшего сержанта на нынешний лад) в бою в Карпатах. Потом вновь ранение, до конца войны на фронт уже не вернулась.
В Гражданскую воевала на стороне Красной Армии, в Великую Отечественную - на фронт, где погиб муж, уже не взяли даже добровольцем, а обмануть военкомат не получилось. Все деньги, что были, женщина передала в Фонд обороны, квартиру отдала эвакуированным, а сама трудилась в колхозе и на лесозаготовках.
И всю жизнь потом перечисляла часть пенсии в Фонд мира. Прожила Георгиевский кавалер из Севастопольского пехотного полка 95 лет, уйдя из жизни в 1992-м.

В море и на берегу

Сражений с германцами на суше в Первую мировую на полуострове не было, а вот на море - да. И погибшие были и там, и там. Первые - в сентябре 1914-го 69 человек на пароходе «Экспресс», шедшем в Крым. По одним данным, его обстреляли с немецкого корабля или на борт проник диверсант, взорвав котлы, по другим - подорвался на мине. В октябре на минах в Керченском проливе погибли ещё два наших парохода, потом был обстрел Феодосии, пароходы и парусник, затоп­ленные турецкими крейсерами у Севастополя и мыса Меганом. А в рубрике «Война» в крымских газетах появилось новое воззвание императора об объявлении войны Турции.
«В безуспешной доселе борьбе с Россией, стремясь всеми способами умножить свои силы, Германия и Австро-Венгрия прибегли к помощи оттоманского правительства и вовлекли в войну с нами ослеплённую ими Турцию. Предводимый германцами турецкий флот осмелился напасть на наше Черноморское побережье… С полным спокойствием и упованием на помощь Божию примет Россия это новое против неё выступление старого угнетателя христианской веры и всех славянских народов. Не впервые доблестному русскому оружию одолевать турецкие полчища - покарает он и на сей раз дерзкого врага нашей Родины. Вместе со всем народом русским Мы непреклонно верим, что нынешнее безрассудное вмешательство Турции в военные действия только ускорит роковой для неё исход событий и откроет России путь к разрешению завещанных ей предками исторических задач на берегах Чёрного моря».
Турецкие корабли «Гебен», «Бреслау», «Гамидие», «Нулуфер» обстреливали Севастополь, Ялту, Феодосию, устанавливали мины. У нас были новые погибшие в городах, на пароходах и шхунах, была героическая гибель минного заградителя «Прут», команда которого, понимая, что все силы в борьбе с превосходящим противником израсходованы, открыла кингстоны и затонула с поднятым Андреевским флагом…
Для России, где произошла революция, Первая мировая окончилась Брестским миром. Не принесшим ничего хорошего - та же оккупация Крыма германцами и гибель Черноморского флота, затопленного по приказу новых властей России, началась с его «подачи». Для мира Первая мировая окончилась в ноябре 1918-го новым перекроем границ, гибелью почти 22 миллионов человек и исчезновением четырёх империй: Российской (к началу войны достигшей небывалой мощи и благополучия), Австро-Венгерской, Османской и Германской.

Кстати

Депортация по национальному признаку - явление не Великой Отечественной. В 1914-м с полуострова в Сибирь выслали немцев, германских и австрийских подданных, затем российских. Но лишь призывного возраста, за остальными пристально следила полиция. После того турецкие корабли  атаковали наше Черноморское побережье, такой же контроль установили  за крымскими татарами, единоверцами турок, - за каждым мужчиной, начиная с мальчиков 12 лет.

Наталья ПУПКОВА.