Камнетёс-благотворитель

27 Август 2019 143
Олег Лобов, Елена Аксёнова и победительницы конкурса-эссе Мария Дупленко, Мария Волкова, Анна Сизова, Алина Черненко, Алина Соколова, Мария Никитина на заседании в память о Петре Губонине.
Олег Лобов, Елена Аксёнова и победительницы конкурса-эссе Мария Дупленко, Мария Волкова, Анна Сизова, Алина Черненко, Алина Соколова, Мария Никитина на заседании в память о Петре Губонине. Автора.

На свои деньги они возводили храмы и строили школы, прокладывали дороги и обустраивали населённые пункты. Меценаты - люди прошлого, которым обязана Россия настоящая. Кто-то, как Савва Морозов, поддерживавший Московский художественный театр и кустарей Подмосковья, Павел Третьяков, помогавший глухонемым детям и создавший картинную галерею, Савва Мамонтов, заботившийся о творческих людях и строивший железную дорогу в Архангельск, известен. О ком-то знают лишь историки. На нашем полуострове многое тоже появилось благодаря меценатам Российской империи, чьи имена, увы, в большинстве забыты. Исправить это постарались в Государственном комитете по делам архивов РК во время заседания за круглым столом.

Сердце - людям

Мероприятие в рамках 100-летия архивной службы организовали сотрудники ведомства вместе с отделением общества историков-архивистов и общественной организацией «Русское Единство».
- В былые времена меценатство среди людей, имеющих деньги, было делом обычным, - рассказывает Елена Аксёнова, руководитель организации. - Они считали, что богатство - не источник личного наслаждения, а обязанность, возложенная всевышним. Много дано - большой и спрос, капиталы не для себя, а во имя других. В основном это купеческое сословие, хотя были и художники, как Иван Айвазовский, чиновники, как Андрей Фабр, Александр Таранов-Белозёров, отказывавшие себе во всём, чтобы направлять заработок на благое дело. Благодаря таким людям, не копившим состояние, а вкладывающим его в развитие страны, в улучшение жизни других, появлялись училища, приюты для сирот, больницы, театры, галереи, железные дороги, курорты… К сожалению, имена многих незаслуженно забыты. При жизни, в империи, они не афишировали деяния, не кичились заслугами. Потом, после Октябрьской революции, их признали «чуждой народу буржуазией». Если благодарные жители назвали в честь кого-то улицы, то переименовывали. Мы должны восстановить справедливость. Пусть они будут примером всем нынешним людям, имеющим деньги. Сейчас тоже есть меценаты, в том числе в Крыму, и они тоже не афишируют благие дела.
Несколько лет «Русское Единство» проводит для школьников конкурс-эссе «Сердце, отданное людям», посвящённое благотворителям прошлого.
В этот раз участникам предложили рассказать о Петре Ионовиче Губонине. Ему и посвятили заседание за круглым столом, в котором участвовали школьники, историки, краеведы, учёные, священнослужители.
- Пётр Ионович не совсем обычный меценат, - рассказывает Олег Лобов, председатель Государственного комитета по делам архивов РК. - Большинство благотворителей, купцов, промышленников, были, что называется, династическими, то есть их состояние накапливалось из поколения в поколение, а этот человек - крепостной крестьянин. Сделавший сам себя и не забывавший при этом об Отечестве. Узнав о его деятельности, император Александр II удостоил мужчину дворянского звания за «стремление трудами и достоянием содействовать общественной пользе». В 1877, приняв Петра Губонина в Зимнем дворце, император поблагодарил его за строительство железной дороги в Крым, представил к чину действительного статского советника, дававшему право на потомственное дворянство, и написал на гербе мецената - «Не себе, а Родине». Пять лет назад в рамках вторых Крымско-Мос­ковских архивных чтений мы открыли на здании санатория «Гурзуфский» памятную доску Петру Губонину. Этот санаторий построен его усилиями в 1882 году, да и сам Гурзуф в XIX веке расцвёл благодаря ему.

Потомок крепостного

Сын Пётр родился в семье крепостного камнетёса Иона Михайловича Губонина и его жены Ирины Гавриловны в 1825 году. После трёх классов церковно-приходской школы тоже стал камнетёсом. Строил Брестское шоссе, набережную Москвы-реки, восстанавливал после пожара Большой театр, заслужив первую награду - медаль «За усердие». Потом будут и два ордена Святого Владимира, два - Святой Анны, орден Святого Станислава, несколько иностранных наград, звания Почётного гражданина Царицына (Волгограда),  Москвы и Симферополя. За то, что заработанные нелёгким трудом деньги тратил на благо Отечества.
Первых заработков хватило, чтобы выкупить у помещика вольную и приобрести в Замоскворечье заброшенную каменоломню. Вскоре Пётр Ионович поставлял камень для окончания строительства Иса­акиевского собора в Петербурге да и большую часть заработка отдавал этому храму. Истинно верующий, помогал и людям, и храмам - в Замоскворечье, Санкт-Петербурге, Москве, в Симферополе - собору Александра Невского. На его деньги окончено строительство Владимирского собора - усыпальницы адмиралов в Севастополе, внутреннее убранство храма Святого Владимира в Херсонесе.
И первый вокзал в Симферополе появился благодаря Петру Ионовичу, как, собственно, и вся железная дорога, тогда Лозово-Севастопольская. На его деньги построено немало дорог - Орлово-Витебская, Уральская, Балтийская, Курско-Киевская, Грязе-Царицынская. И первые конки, прообразы общественного транспорта, появились в стране его усилиями, и первый трамвай. А ещё Пётр Губонин стал первым, кто добыл в Керченском проливе нефть, пробурив несколько скважин.
В 1871-м в Керчи построил завод «Товарищества для перегонки добытой нефти». Спустя 10 лет предприниматель выкупил земли селения Гурзуф. Вскоре здесь появились водопровод и канализация, электричество и почтово-телеграфная станция, аптека, фельдшерский пункт, церковно-приходская школа, библиотека, пекарня и булочная. Потом и гостиницы с лифтами, телефонами, ванными с горячей, холодной и морской водой, грязелечебница на мысе Суук-Су. Церковное вино с виноградников, устроенных Петром Губониным, поставлялось во все храмы России. «Хочет он прославить русский южный берег Крыма, приучить русских людей отдыхать на собственном берегу моря», - писала о меценате газета «Новости дня» в 1893-м.
Не забывал и о храмах: построил в Гурзуфе мечеть и церковь Успения Пресвятой Богородицы, крест которой ночами служил маяком. Под алтарём этого храма его и похоронили 125 лет назад. Пётр Губонин умер 30 сентября 1894-го в Москве, но завещал похоронить в Гурзуфе. От Симферопольского вокзала гроб на руках несли в собор Александра-Невского, где отпевали умершего, потом - Севастополь, Владимирский собор, Гурзуф. Увы, в начале тридцатых прошлого века и мечеть, и храм, и склеп Петра Губонина и его жены Марины Севастьяновны уничтожили. Благодарные жители перезахоронили выброшенные останки, но с годами место затерялось.
Теперь неравнодушные люди просят власти установить на набережной Гурзуфа памятник меценату и поименовать одну из местных школ, назвать его именем улицу в Ялте и вокзал в Симферополе.

Наталья ПУПКОВА.