Бойцы вернулись

8 Май 2019 245
Перезахоронение на воинском мемориале в посёлке Дергачи (Севастополь).
Перезахоронение на воинском мемориале в посёлке Дергачи (Севастополь).

«Пока не будет предан земле последний погибший солдат - война не окончена!», - словам Александра Суворова 230 лет, он сказал их после вы­игранного Рымникского сражения. Сколько их, неоконченных войн, за два с лишним века на нашей земле?! И Великая Оте­чественная, спустя 74 года, продолжается - очень много погибших так и не похоронены по-людски.

Они ждут: в засыпанных траншеях, в санитарных ямах, куда спешно сносили после боя; в землянках, развороченных взрывом, на морском дне… Бойцы, павшие за Родину, но до сих пор числящиеся пропавшими без вести. Увы, даже найденные теперь они всё равно остаются неизвестными. Не принято было у наших солдат заполнять листочки в «смертниках» - карболитовых пенальчиках или просто в гильзах от патрона. Плохая примета.
Не заполнил и молодой, не больше 20 лет, солдат из 48-й кавалерийской дивизии Дмитрия Аверкина. Её остатки при отходе из Судака влились в 4-й партизанский район на Южнобережье. Останки красноармейца и его, раненного в живот, товарища - пожилого, около 60 лет, партизана, сегодня перезахоронят на Ялтинском воинском кладбище. Их нашли на Ай-Петри, где в конце декабря 1941-го фашисты проводили карательную операцию. Оба народных мстителя погибли с оружием в руках, до последнего отстреливаясь от врага. Личные вещи героев, увы, без подписей - установить имена не удастся.
Неизвестными остаются и 30 солдат, оборонявших Севастополь в конце 1941-го. Их останки обнаружили у Мекензиевых гор. Здесь на «Вахту памяти» встали поисковики из разных регионов страны - люди, для которых дело чести возвращать солдат с войны. В яме санитарного захоронения павшие - слоями, наспех пересыпанные землёй. Судя по всему, их убили дважды: после войны здесь проводили разминирование, о захоронении не знали, в центре ямы прогремел взрыв. Погибшие - молодые парни, одна девушка. Ни «смертников», ни предметов с фамилией, чтобы установить имена. Из вещей - пуговицы от нательного белья; остатки самодельного треугольника, расчёска, перочинный нож, карандаш в гильзе, ластик, мундштук, звезда с головного убора, предположительно младшего сержанта.
В субботу погибших торжественно перезахоронили на братском кладбище в посёлке Дергачи. Там же в этот день обрели покой ещё 129 защитников и освободителей города-героя, найденных в этом и минувшем годах на Федюхиных высотах, Мекензиевых горах, Максимовой даче, Камышовой бухте. Имена шестерых установили: останки двоих отправили домой в Тюмень и Астрахань, где их решили похоронить родные. Четверых известных захоронили в Дергачах. К Анатолию Молчанову из Подмосковья, числившемуся с 1942-го пропавшим без вести, приехала племянница. К Ивану Огданскому и Григорию Шираю, уроженцам Украины, приехать не смог никто - родных не нашли. Ещё одна фамилия поисковикам известна, а вот имя, место призыва - нет. Как рассказала нашим коллегам Марина Гавриленко из Севастопольского объединения поисковых отрядов «Долг», «фамилию Обертас боец написал на ремне. Но в годы Великой Отечественной таких однофамильцев больше сотни погибло». В Севастополе - никого. Хотя с Крымом всё же один связан: Фёдор Афанасьевич, 1916-го года рождения, из Краснодарского края. По данным ОБД «Мемориал», служил в 106-й стрелковой дивизии, пропал без вести осенью 1941-го в Красноперекопском районе. Теоретически солдат, когда наши вынуждены были отступать с Ишуньских позиций вглубь полуострова, мог оказаться и в Севастополе. Дома его не дождался отец Афанасий Григорьевич…
В Керченском проливе родные погибших с катера СК-053 вышли с поисковиками «Батареи 29 БИС» в море, чтобы опустить в воду венок в память об экипаже, погибшем в ночь на 5 ноября 1943-го. Катер подорвался на мине и вплоть до обнаружения осенью прошлого года вместе с 12 членами экипажа считался пропавшим без вести. Поднимать останки погибших и то, что осталось от катера, - не стали. По морским традициям это братская могила, теперь уже не безымянная.

Наталья ПУПКОВА.