Проклятие бедности

18 Апрель 2019 1937

Пожар знаменитого на весь мир Нотр-Дам де Пари да ещё в католическую страстную неделю - плохой знак не только для Франции. Виктор Гюго назвал прославленный им в одноимённом романе собор «наиболее удовлетворительным кратким справочником оккультизма». Помимо культовых и оккультных символов и предзнаменований, в истории с пожаром есть немало пищи и для конспирологов. Но сегодня не об этом.

Мы не жлобы, жлобы не мы

Шпиль собора обрушивался дважды - в прошлый раз его демонтировали революционеры, готовые вырезать половину сограждан ради своих идей «свободы, равенства, братства» и которых потом своевременно для Франции зачистил корсиканский офицер-артиллерист, короновавшийся в том же Соборе Парижской Богоматери и ставший императором Наполеоном I. Теперь шпиль Нотр-Дам де Пари рухнул в эпоху толерантности, «гендерного равенства» и антихристианского мультикультурализма. Какие ценности оставит потомкам нынешнее поколение наследников Карла Великого, кроме забавных «себяшечек» в Instagram на фоне горящей древней святыни и карикатур Шарли Эбдо? Возможно, те, кто носился с плакатиками «Je suis Charlie», этого и заслуживают. Бог им судья. Когда ничто не свято, то ничего не жаль. Их и самих не жаль. Это - психология бедности, нищеты духа.
Но вправе ли вы смотреть на них сверху вниз? Что оставляем миру мы, сегодняшние? После того, как наши прадеды на руинах преданной и разбазаренной либеральной верхушкой Российской империи отстроили уникальную страну, наши деды отстояли её от нашествия коричневой орды «просвещённых» европейцев, наши отцы запустили человека в космос? Номенклатурные жлобы и вечно вьющиеся вокруг них смердяковы возжелали стать, «как в Европах». Выросшие на принципах «отнять и поделить», они так и поступили - снесли танком лучший в крымской столице кинотеатр. Во что превратили Мисхорский парк? Аристократ Нарышкин посадил 200-метровую пальмовую аллею, купец Токмаков построил Народный дом (в котором потом выступали Чехов, Толстой, Шаляпин, Горький, Набоков). А на что хватило широты натур у нарождающейся «аристократии» XX-XXI веков? Урвать кусок дорогой земли в престижном месте под «фазенду»? Завтра другой такой же влиятельный жлоб, обзавидовавшись, урвёт и себе место под «хатыночку», да и упрётся своим забором в твой. А следующий такой же «аристократ» - своим забором в его. И что в итоге увидят ваши внуки и правнуки? Памятник местечковому сознанию предков, превративших уникальный ландшафтный памятник в «престижную» пародию на садово-огородный кооператив?
Граф Воронцов оставил потомкам уникальный парк в Алупке, а современные «можновладцы» бодро хапнули в самом его центре целых шесть участков под личные сарайчики с турецким евроремонтом. Вмешательство главы правительства республики, год назад твёрдо пообещавшего не допустить этого праздника жлобства, несмотря на выправленные (уже в России) документы, оставляет надежду на лучшее. Какую память о себе оставило «значне козачество» вроде Хорошковского, Кузьмука, Куницына и прочих нищих духом, «элитными» халупами которых была застроена прибрежная часть Никитского ботанического сада, вопрос риторический.
«Люди при деньгах и власти должны жить так, чтобы другие им прощали их деньги и власть», - говаривал в позапрошлом веке фельдмаршал, главнокомандующий отдельным кавалерийским корпусом, наместник Кавказский, Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор, член Государственного Совета, командующий Военно-Каспийской флотилией, шеф Нарвского и своего имени Егерского полков, граф и светлейший князь Михаил Семёнович Воронцов. И будучи сказочно богатым человеком, следовал провозглашённому им принципу неукоснительно.
А богаты ли эти наши нынешние? Нет. У них есть связи, доступ к власти, есть много денег, но они так и остались нищими. Поэтому так боятся обеднеть и так спешат схватить и перепрятать. Не успеешь - схватит другой. Промедлишь - отнимут. Не до аристократизма с такими-то хлопотами…
Ну а у тех, кто от зарплаты до зарплаты, чего в таком случае требовать? Всем тяжело. Когда строят мост, аэропорт, ТЭС, ещё понятно. А когда Москва предлагает помочь каким-то французам восстановить промультикультуренную им же святыню - тут-то уже и начинается «самим мало!», «пенсионерам бы раздали!».
«В своё время мой дядя по отцу не по вербовке, а потому, что «так надо», уехал восстанавливать Ташкент после землетрясения. Уехал простым экскаваторщиком, говоря «как хорошо, что я выбрал эту профессию». Ничего особенного он за это не поимел, обычную советскую хрущёвку на краю Ташкента, стандартную зарплату и пенсию.
В 90-х его семью выгнали из Узбекистана, пришлось перебраться на Урал. Но до самой смерти он говорил: «Я правильно сделал, так было НАДО!». Я думаю, если б нужны были экскаваторщики для восстановления Нотр-Дам, он бы поехал. Если был бы жив, - пишет в пылу интернет-дискуссии некто Никанорыч. - Если наши реставраторы поедут в Париж, я буду считать их правильными людьми, как своего дядю по отцу». И вот это уже слова настоящего русского человека, и независимо от содержания декларации о доходах, точно не нищего духом. После всех бед и неурядиц есть у нас своя аристократия. А значит, мы, благодаренье Богу, не Шарли.

Charlie Hebdo от 16 апреля - пример сиюминутной пошлости и нищеты духа.

Николай ФИЛИППОВ.