13 - число счастья

13 Апрель 2019 223
В 1985-м на Красной горке в Евпатории появилась фигура Скорбящей матери и Вечный огонь.
В 1985-м на Красной горке в Евпатории появилась фигура Скорбящей матери и Вечный огонь.

Оно навсегда такое для Симферополя, Феодосии, Евпатории, Старого Крыма, Ак-Шейха (Раздольного), Сарабуза (Гвардейского), Ислам-Терека (Кировскоого), Красного Терчека (Яркого поля), Ой-Кую (Владиславовки) и ещё почти 700 населённых пунктов полуострова, спасённых от фашистов 13 апреля 1944-го. Мир врывался с боями, в которые шли воины 4-го Украинского фронта Фёдора Толбухина и Отдельной Приморской армии Андрея Ерёменко, партизаны полуострова. На местах дежурили подпольщики, спасая от разорения родную землю. Сколько их, героев, навсегда осталось на пути к освобождению... Но они возвращаются в эти дни в Крым - каплями дождя и солнечными лучами. Их лица - в отблесках Вечного огня, а имена, пусть, увы, неизвестные, забытые нами, - в щебете птиц. Они живы - ведь живут спасённые ими города и сёла. Уже 75 лет - без войны.

Феодосия

Тогда, 13 апреля 1944-го, Москва салютовала Крыму трижды. Первые 12 артиллерийских залпов из 124 орудий раздались в 20 часов в честь освобождения Феодосии.
Для неё это было второе освобождение: первый раз город, оккупированный 3 ноября
1941-го, освободили силы Керченско-Феодосийского десанта 29 декабря того же года. Но удержать, увы, не смогли - 18 января 1942-го фашисты вновь заняли город. Страшные, тревожные 816 дней оккупации, вплоть до ночи 13 апреля 1944-го.
- Хорошо помню оба освобождения, - вспоминает Станислав Линенко. - Мне было 12, когда в первый раз под Новый 1942-й десантники освободили. Увы, немногим более двух недель мы тогда могли дышать свободно - враги вскоре вновь оккупировали. Наш дом разрушили в марте, мы жили в полуподвале во дворе у знакомой. В ту ночь, 13 апреля 1944-го, никто из жителей не спал, собрались под старым орехом, вслушивались в автоматные и пулемётные очереди, в грохот разрывов. «Неужели дождёмся спасения?», - повторяла мама: накануне увидела листовку о начале наступления. В полночь во двор ворвались трое автоматчиков. В темноте мы не рассмотрели формы, приготовились к худшему. Но вдруг - родная речь: «Не пужайтесь, свои. Помогите, у нас командир ранен». Что пережили в ту минуту - сложно выразить словами. Женщины бросились в дома за тканью для перевязки, мы, детвора, окружили солдат, каждому хотелось дотронуться до них - не сказка ли. Перевязали раненого лейтенанта Дмитрия, просили, чтобы остался отлежаться. «Некогда. Победим - тогда отдохнём», - был ответ. А в благодарность автоматчики Тарас и Пётр оставили нам с десяток кусочков сахара и почерствевший чёрный хлеб. Поверьте, вкуснее больше не ел. Ведь это был вкус мира, свободы. Какова судьба тех Дмитрия, Петра, Тараса, воинов Отдельной Приморской армии - неизвестно. Читатель не помнит фамилий, но, как и все феодосийцы, жители Восточного Крыма, благодарен.
Спустя 38 лет после освобождения города, в котором всю оккупацию сражались подпольщики из группы Нины Листовничей и партизаны, в том числе 13-летний Витя Коробков, вручили орден Отечественной войны I степени. А в 2015-м Феодосия стала Городом воинской славы России.
Феодосию освободила передовая группа Отдельной Приморской армии под командованием Георгия Преображенского. В неё входили пехотные, танковые, миномётные, авиационные части, которыми командовали Гавриил Василенко, Вениамин Горбачёв, Андрей Сойченков, Михаил Малышев, Михаил Попов, Степан Рубанов, Дмитрий Манжосов, Иван Любимов, Николай Мусатов, Виктор Панкратов, Владимир Железных, Александр Ульченко, Пётр Козаченко, Николай Челноков, Нельсон Степанян.

Старый Крым

Партизан Алексей Вахтин и передвижная группа Отдельной Приморской армии Георгия Преображенского, в которую входили подразделения под командованием Иосифа Волынских, Петра Козикова, Андрея Сойченкова, Сергея Тохтамыша, Ивана Курапова, через несколько часов освободили и Старый Крым.
- Фашисты оккупировали город в ноябре 1941-го, но он не покорился, - рассказывает Нина Павлова. - Многие ушли в партизаны, создали подпольные группы. Город помнит павших Толю, Юру и Митю Стояновых, Владимира Курасова, Виля Ливанского, Максима Попченко, Григория Погузара, Михаила Кустенко, Лёву Русака, Семёна Сагайдака. Тех, кто лишь несколько часов не дожил до освобождения. 12 апреля фашисты казнили 584 жителя улиц Полины Осипенко, Сулу-Даре, Северной. Больше, чем за все дни оккупации, когда уничтожили 313 старокрымцев. Моя сестра с двумя детьми жила на Северной. Их расстреляли через окно дома, осколки на полу, женщина и малыши на кровати, обнявшиеся, пронизанные автоматной очередью, - страшная картина. В соседнем доме на пороге - старик, заколотый штыком. В занесённой руке зажат тапок, хотел ударить врага.

Евпатория

Второй салют - в 21 час, 12 залпов из 124 орудий, - в честь Евпатории.
Город фашисты оккупировали 31 октября 1941-го. 5 января 1942-го несколько часов свободы жителям смогли подарить менее тысячи наших десантников, высадившиеся в порту. Но враг смог подтянуть сухопутные силы, а нашему подкреплению помешал шторм. Освободить город не удалось, часть десанта погибла, часть во главе с Александром Галушкиным стала бойцами подполья, погибнув в мае. Евпатория помнит их, помнит подпольщиков и партизан Ивана Гнеденко, Василия Шумильного, Никиту Хроленко, Прасковью Морозову. Всех, кто погиб за 895 дней оккупации, более 12 тысяч жителей, казнённых на Красной горке. Теперь здесь - мемориал, где сегодня зажгут свечи, появятся фотографии и таблички с именами безвинно погибших.
- Тех казнённых фашистам, видимо, было мало, - рассказывала нашей газете Людмила Павленко. - К 11 апреля основные силы враг оттянул к Севастополю, но 13-го ворвался отряд карателей. Людей согнали на площадь у собора, со стороны улицы Революции стояли орудия. И вдруг раздались громкие звуки набата. Мужчина, взобравшись на колокольню, раскачивал язык колокола. Немцы открыли стрельбу. Однако чудо: пули не задевали смельчака. Фашисты засуетились, поняв, что на звуки уже спешат наши войска. Завязался бой, наша победа. Кто ударил в набат, - неизвестно. Но те, кто стоял рядом под дулом орудий, их родные запомнили героя.
И благодарны ему, и спасителям из 2-й Гвардейской армии.
Евпаторию освободили подвижные отряды 2-й Гвардейской армии Льва Пузанова, Гарифула Сайфуллина, Кантемира Цаликова, Георгия Колесникова, Ивана Мозгунова, Павла Перепёлкина, Александра Тихонова и лётчики Павла Кузнецова.

Симферополь

В 22 часа 75 лет назад 20 залпов салюта из 224 орудий разорвали московское небо в честь освобождения Симферополя. Город выжил в оккупации 895 дней, с ночи на 1 ноября 1941-го. Сражался в подполье, где одному из самых младших патриотов Лёне Боронаеву было 12 лет, в партизанских отрядах. Оплакивал казнённых в концлагере «Красный», рвах у Феодосийского шоссе, в Курцовской и Петровской балках, Сергеевке, на Красной горке,  свалке стекольного завода, Картофельном городке...
- Для меня 13 апреля - двойной праздник, - рассказывает Павел Петренко. - День освобождения и день рождения. Из четвертушек газеты «Красный Крым», что приносил сосед-подпольщик, мы узнавали: освобождение идёт. Накануне над городом клубился дым - фашисты уничтожали узников концлагеря «Красный». Город минировался, чтобы похоронить под обломками и оставшихся жителей и освободителей.
К счастью, группы Анатолия Косухина, Василия Бабия, Анатолия Сосунова смогли отключить рубильник в подвале почтамта (сейчас сквер имени Дыбенко). Помню бои на восточной окраине города, в районе улицы Воровского, за вокзал, где, попав под перестрелку, погиб мой друг Лёшка. Освободители 51-й армии врывались в наш город и среди них, в 26-й мотострелковой бригаде, - мой отец. Город освободили к 17 часам. Папе удалось вырваться к нам. Это был лучший подарок. Отец погиб за Севастополь. А я, приходя к могиле Неизвестного солдата в Симферополе, вспоминаю его рассказ о друзьях, погибших 13 апреля «где-то в городе, в разведке»: 20-летнем Николае Шрамко из Ставрополья и 21-летнем Николае Лунюшине из-под Рязани. Быть может, умиравший воин, подобранный после боя в районе Петровских скал сторожем кладбища
А. Якушевым, и есть один из них.
Тот солдат был без документов, имя сказать не смог. Сторож кладбища «Петровская балка» написал на табличке над его могилой: «Неизвестный воин. 13 апреля 1944 года». Через 30 лет останки воина-освободителя перенесли в парк имени Гагарина, где теперь горит Вечный огонь. Вечная память и благодарность всем известным и неизвестным солдатам, подарившим Крыму весну 1944-го. Весну освобождения, врывавшуюся на полуостров алыми стягами и красными звёздами на броне танков и пилотках воинов. Впереди будет ещё много боёв до главной Победы, но крымчане, пережившие оккупацию, готовящиеся вернуться из эвакуации, сражавшиеся на всех фронтах, уже знали - их полуостров свободен.
Симферополь освободили части Петра Архипова, Михаила Хромченко, Владимира Потапенко, Алексея Родионова, Петра Кошевого, Фёдора Бобракова, Владимира Разуваева, Ивана Васильева, Антона Храповицого, Александра Свидерского, Анатолия Орешкина, Стефана Кальниченко, Николая Павлова, Александра Карягина, Евгения Савицкого, Андрея Недилько, Павла Ярёменко, Анатолия Сироткина, Ивана Мациевского, Вячеслава Баженова, Петра Бесценного, Александра Сычёва. Партизаны Фёдора Федоренко, Фёдора Горбия и Якова Саковича.

 


Фото автора.

Наталья ПУПКОВА.