5 лет назад была война

21 Февраль 2019 1172
Крым помнит своих героев. Акция памяти 18 февраля 2015 года.
Крым помнит своих героев. Акция памяти 18 февраля 2015 года. Автора.

Мы основательно расслабились, привыкли к надёжно прикрытому мирному небу. А ведь ещё недавно всё это казалось почти несбыточной мечтой. На оборотной стороне ведомственной медали Минобороны России «За возвращение Крыма» выгравированы даты «20.02.2014-18.03.2014». Есть глубокий смысл в том, что прототипом медали послужил советский образец 1944 года, а первыми награждёнными стали бойцы крымского «Беркута», сдерживавшие врага на дальних рубежах до прихода «вежливых людей». Всё начиналось именно в эти февральские дни 2014 года, которые теперь кажутся такими далёкими.

О чём мы не вправе забыть

До определённого момента протесты против майданного беспредела в Крыму носили исключительно мирный характер: активисты «Стоп-майдана» предлагали поддержать Декларацию единства крымчан, КРО «Таврический союз» настаивал на возвращении к принятию закона о разграничении полномочий между Киевом и Симферополем. А в Киеве при попустительстве центральной власти уже шли уличные бои.
20 февраля война пришла в Крым. В Симферополь возвратились бойцы «Беркута» - избитые, израненные, но не побеждённые. Стали известны имена погибших 18 февраля от рук неонацистских боевиков: старший лейтенант Дмитрий Власенко, старший лейтенант Виталий Гончаров и старший прапорщик батальона МОН ВВ Андрей Федюкин. Всекрымское движение «Стоп-майдан» организовало в Симферополе траурную акцию. Люди до позднего вечера несли цветы к портретам на площади Ленина, зажигали свечи. Это были наши первые потери в той короткой, но страшной войне. Были и другие, о которых узнали позже.
Вечером того же дня под Корсунь-Шевченковским автобусы с возвращавшимися из Киева крымскими общественниками, участвовавшими в митингах в защиту законности и правопорядка, попали в устроенную вооружёнными боевиками засаду. Несколько часов безоружных людей украинские нацисты унижали, обливали бензином, избивали арматурой и дубинками, нескольких застрелили. Как позднее вспоминал первый командир крымского народного ополчения, а теперь депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ Михаил Шеремет, именно благодаря пострадавшим тогда от рук неонацистских выродков, в крымском ополчении сформировалась «крымскотатарская» рота.
А в Киеве крысы побежали с тонущего корабля власти «регионалов». К началу переговоров с оппозицией под контролем западных кураторов из фракции правящей «Партии регионов» вышли 77 депутатов. 21 февраля 2014 года при содействии западных дипломатов был достигнут «компромисс», его результатом стало соглашение, которое подписали тогда ещё президент Украины Виктор Янукович и главы парламентских фракций майданной оппозиции Виталий Кличко (партия «УДАР»), Арсений Яценюк («ВО «Батькивщина»), Олег Тягнибок («ВО «Свобода»). От Европейского Союза соглашение засвидетельствовали федеральный министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, министр иностранных дел Республики Польша Радослав Сикорский и руководитель Департамента континентальной Европы Министерства иностранных дел Французской Республики Эрик Фурнье.
Стороны договорились о создании коалиционного правительства, конституционной реформе, президентских выборах, изменении состава ЦИК и избирательного законодательства под надзором просвещённых европейцев, отказе «от силовых мер» и введения режима ЧП, полной амнистии боевикам в обмен на сдачу оружия в течение 24 часов, освобождение захваченных зданий, улиц, скверов и площадей.
Представитель РФ омбудсмен Владимир Лукин от подписания этой бумаги отказался. «Тот факт, что В. П. Лукин не подписался в качестве свидетеля под этими договорённостями, как это сделали три европейских министра, не означает, что Россия не заинтересована в поиске компромиссов, которые позволят незамедлительно прекратить кровопролитие и вернуть ситуацию в правовое русло, - сообщил МИД РФ. - Напротив, мы будем готовы и далее оказывать украинцам содействие по их просьбам в нормализации обстановки». Однако «нормализация обстановки» не входила в планы ни оппозиционеров, ни их западных кураторов. Вскоре под Киевом запылала дача Виктора Медведчука. Спустя 24 часа после подписания так называемая «самооборона майдана» при отсутствии сопротивления «взяла под охрану» Администрацию президента, Верховную Раду и ряд других административных зданий. Протестов со стороны западных держав по этому поводу не последовало. Так начинался госпереворот.
22 февраля в Харькове Съездом депутатов всех уровней из юго-восточных областей и Автономной Республики Крым была принята резолюция, в которой в частности говорилось: «Центральные органы власти парализованы. На период до восстановления конституционного порядка законности и обес­печения нормальных условий работы народных депутатов без шантажа, угроз им и членам их семей мы, органы местного самоуправления всех уровней, Верховный Совет АР Крым и Севастопольский городской совет решили взять на себя ответственность за обеспечение конституционного порядка, законности прав граждан и их безопасности на своих территориях. До восстановления конституционного порядка и законности в стране, легитимизации работы центральных органов власти всю власть на местах берут на себя органы местного самоуправления. Областным, районным советам и Севастопольскому городскому совету, Верховному Совету АР Крым отозвать делегированные органам государственной исполнительной власти полномочия». Так начиналось сопротивление.
Крым готовился давать отпор бандеровскому десанту. Ветераны ВДВ прикидывали возможные маршруты киевских карателей, готовились обезвредить майданных боевиков, прежде чем они проведут кровавую акцию устрашения. Крымское казачество собиралось по зову своих атаманов. 23 февраля у здания крымского парламента полным ходом шла запись в Народное ополчение. В желающих недостатка не было. Михаил Шеремет распорядился не отказывать никому, но поручил несовершеннолетних и людей преклонного возраста записывать в «почётные ополченцы» и на передовую ни в коем случае не выставлять. А дело нашлось для каждого.
В то же самое время Рефат Чубаров на главной площади Симферополя, он же бывший директор Центрального государственного архива Октябрьской революции и социалистического строительства в Риге, ставший в 2013-м затем с благословения Мустафы Джемилева главой нелегального «меджлиса», давал крымским властям 10 дней на снос памятника Ленину.
После ультиматума коллаборационистов памятник вождю мирового пролетариата охраняли патрули молодых ополченцев, завёрнутых не в красные флаги, а в российские триколоры. Вот так и бронзовый Ильич, и День защитника Отечества обрели в дни Крымской весны своё второе значение.
Чего мы почти чудом избежали тогда, и как далеко от дымящихся обломков проекта Ukraina ушёл за 5 лет Крым, можно оценить лишь сейчас. Но мы ничего не забыли. И не забудем.

Николай ФИЛИППОВ.