Бессмертие доктора Геббельса

31 Январь 2019 3067
В непокорённом Ленинграде.
В непокорённом Ленинграде.

Сегодня, когда празднование 75-летия снятия блокады Ленинграда осталось уже позади, можно поговорить о неприятном. Наши деды и прадеды одержали победу в самой страшной битве прошлого столетия. Но война на этом не закончилась. Сменились только способы её ведения. Скоординированная атака идейных потомков доктора Геббельса и российской пятой колонны - очередное тому подтверждение.

О войне, которая никогда не закончится

Подготовка к этому дню началась с раскрутки «людьми с хорошими лицами» кощунственной комедии «Праздник», в основе сценария которой якобы лежат некие дневники, хранившиеся в созданном на деньги Фонда Сороса центре документации «Народный архив». Тут всё понятно и прозрачно: таким «независимым творцам» и Сенцов - коллега. А уже непосредственно к дате выстрелили заранее сделанные западными медиа заготовки.
В интервью русской службе BBC News псевдоисторик Марк Солонин заявил, что блокады Ленинграда вообще не было: «…либо на самом деле привозили меньше, либо каждый день неизвестно куда девались больше сотни тонн муки».
В хоре выступили «звёзды» вроде Юлии Латыниной (первооткрывательницы «оксида вакуума» и «стрелки осциллографа») и честно отработавшего предоставление британского убежища бойким пером изменника Виктора Резуна. Отметились практически все «неполживые» медиа, которые принято почему-то относить к «либеральным», а депутат Заксобрания Санкт-Петербурга от раритетного «Яблока» отработал тест на лояльность кормильцам требованием отменить военный парад.
Агентство Франс-Пресс (Agence France-Presse, AFP) отобрало спикеров, давших нужные, с точки зрения редакции, оценки. Правовед, криминолог и социолог, доктор юридических наук Яков Гилинский, защитник прав гомосексуалистов и сторонник декриминализации наркотиков, назвал парад «возмутительным карнавалом» и высказался «против милитаризации», историк Даниил Коцюбинский обвинил в жертвах «режим» и заявил, что празднование «аморально и оскорбляет память погибших». Так, одно из старейших информагентств, созданное в 1944 году на базе агентства Havas, известном в СССР по ответу И. В. Сталина на вопрос редактора газеты «Правда», продемонстрировало преемственность поколений западных политиков и журналистов. Кстати, о том, что на стороне Гитлера воевало на порядок больше французов, чем против, знают практически все, но не все помнят, что рейхстаг уже после смерти Гитлера отчаянно защищали бойцы французского батальона «Шарлемань». По воспоминаниям немцев, французы дрались до последнего, защищая Рейхс­канцелярию вместе с датчанами и норвежцами из дивизии СС «Нордланд». Только утром 2 мая 1945 года последние 30 бойцов «Шарлеманя» из 300 прибывших в Берлин покинули бункер Рейхсканцелярии.
Если французские и британские пропагандисты привычно прибегли к услугам местных коллаборационистов, то потомки «белокурых бестий» поступили просто и бесхитростно. Sueddeutsche Zeitung (ведущая газета Германии, основана 16 октября 1945 года в американской зоне оккупации, издаётся в Мюнхене) в лице своего автора Зильке Бигальке резко осудила празднование годовщины снятия блокады, посчитав, что благодаря военному параду трагедия «приобрела характер торжества». По мнению Бигальке, мы не имеем права в этот день демонстрировать «национальной гордости», а обязаны плакать и скорбеть.
«Не германским СМИ критиковать нас за то, как именно мы отмечаем 75-летие снятия блокады Ленинграда. Им бы помолчать. Пусть опишут ужасы блокады и бессчётных преступлений германского рейха против нашего народа. Такая критика и неуместна, и безнравственна. Совсем берега потеряли», - прокомментировал выступление Suddeutsche Zeitung глава комитета Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков.
Скоординированность атак в информационной битве за «дегероизацию» блокады не оставляет сомнений в том, что это была заранее спланированная боевая операция войны, которая не закончилась ни в 1945-м, ни в 1991-м.
По традиции старых добрых голливудских боевиков «Добро всегда должно в итоге победить Зло, поставить его на колени, долго издеваться, а потом добить выстрелом в лицо». А мы не носим на лицах фальшивых западных «смайлов» и смотрим на жизнь несколько иначе.
Мы не мстим око за око, мы не добиваем побеждённых. Мы не сожгли Париж в 1814-м, мы не стёрли Германию с карты мира в 1945-м. Поступив с ними так, как они считали правильным, мы сами превратились бы в них. Но мы поступаем иначе и остаёмся людьми. Вот за это они на нас обижаются, за это они нас ненавидят, за это они мечтают нам отомстить. И вой­на продолжается.
Поэтому я никогда не спешу протягивать руку ни аккуратному немцу, ни обаятельному французу, ни гордому поляку. Ты не виноват в том, что родился европейцем, приятель. Но сначала докажи, что ты - человек.

О лживом сообщении агентства Гавас

«Редактор «Правды» обратился к
т. Сталину с вопросом: как относится
т. Сталин к сообщению агентства Гавас о «речи Сталина», якобы произнесённой им «в Политбюро 19 августа», где проводилась якобы мысль о том, что «война должна продолжаться как можно дольше, чтобы истощить воюющие стороны».
Тов. Сталин прислал следующий ответ: «Это сообщение агентства Гавас, как и многие другие его сообщения, представляет враньё. Я, конечно, не могу знать, в каком именно кафешантане сфабриковано это враньё. Но как бы ни врали господа из агентства Гавас, они не могут отрицать того, что:
а) не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну;
б) после открытия военных действий Германия обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями, а Советский Союз открыто поддержал мирные предложения Германии, ибо он считал и продолжает считать, что скорейшее окончание войны коренным образом облегчило бы положение всех стран и народов;
в) правящие круги Англии и Франции грубо отклонили как мирные предложения Германии, так и попытки Советского Союза добиться скорейшего окончания войны.
Таковы факты. Что могут противопоставить этим фактам кафешантанные политики из агентства Гавас?» («Правда», 30 ноября 1939 года).
Судя по тому, что текст «речи Сталина», предоставленный женевскому корреспонденту Havas Анри Рюффену «заслуживающим доверия источником», корректировался и дополнялся новыми деталями в 1941 и 1942 годах, «источник» у Рюффена был всегда с собой. А геббельсовское министерство пропаганды III Рейха активно использовало материал французских коллег в своих целях. Как видим, после преобразования Havas в AFP (в 1944 году) изменилось не так уж и много.

Преемственность поколений

«Мы несколько озадачены тем, как нам объяснить мировой общественности эту драму в масштабах города. В этом деле большевики ушли от нас далеко вперёд - они раструбили на весь мир, что намерены защищать этот город до последнего солдата. То есть они готовы к любым последствиям. Мы издаём ещё одну листовку, которую сбросим с самолётов на Ленинград и в которой описываем жестокую судьбу этого города. Эту листовку мы публикуем также в зарубежной прессе, а также передаём по радио - и создаём себе хорошее алиби на все возможные случаи», - писал в своём дневнике Йозеф Геббельс 5 сентября 1942 года. Сравните с современной публикацией Suddeutsche Zeitung, которая упрекает нас в том, что гибель ленинградцев, не сдавших город врагу, мы считаем «как будто оправданной».

В оккупированном Париже.

Николай ФИЛИППОВ.