Тут торгуют, там выживают

19 Октябрь 2018 728
Дом культуры в Высоком. Точнее - то, что от него осталось.
Дом культуры в Высоком. Точнее - то, что от него осталось.

«Крымская правда» начинает серию публикаций о том, как живут крымчане в сёлах. Мы проедем по всем районам полуострова, побываем в больших посёлках и умирающих сёлах, в которых всего 10-20 жителей. Мы расскажем о том, как живут люди в XXI веке на полуострове, который когда-то кормил соседние регионы своими фруктами и овощами. Никаких чиновников и пышных фраз, всё как есть. Первый район на нашем пути - Бахчисарайский. Потрясающая природа, пещерные города, удивительная история. Когда-то мощнейший сельскохозяйственный район, в котором производился табак, выращивались фрукты, овощи, простирались до горизонта виноградники.

«У нас только туризм»

«Здесь ничего не было, ни одного дома, мы сами строить всё начали, не все выдержали. Было тяжело. У соседа жена в 50 лет умерла. Света, воды, газа - ничего не было». Так начинается мой разговор с Рустамом Исмаиловичем из посёлка Ходжа-Сала Бахчисарайского района. Это место трудно не заметить - небольшая деревушка раскинулась у подножия Мангупа. Тут всего одна улица Эвлия Челеби, названа она в честь известного путешественника XVII века. Посёлок живёт туризмом и торговлей. В хорошую погоду толпы приезжих ходят по улице, сидят в кафе, остаются на ночь в неприхотливых гостиницах. Ходжа-Сала - по-своему уникальное село, которое выживает только благодаря заезжим гостям.
- Эвлия Челеби писал, что Крым неповторим, он многое рассказал о Мангупе, что это особенное место. Нигде в Европе и Азии не видел он ничего подобного. Писал он, кстати, и о том, что несколько столетий тому назад на Мангупе было четыре квартала: христианский, иудейский, языческий и мусульманский. Все жили мирно, как и мы сейчас. Вот видите домик чуть дальше? Там батюшка живёт, я ему из Казани привёз икону Казанской Божьей Матери.
Рустам Исмаилович говорит тихо, спокойно. Его голосом можно заслушаться, от этого и кажется, что про Ходжа-Салу он рассказывает сказку. Жили-были тут люди, о них писали ещё во II-III веках нашей эры. В переписи 1520 года упоминается это село, а в 1842-м и вовсе сообщалось, что здесь расположено 49 дворов. И всего через сто лет Ходжа-Сала опустела. Исчезли люди, животные, дома.
- После депортации крымских татар в 1944 году тут ничего не осталось. Хорошо, что были живы старожилы, которые рассказали историю этого места. И мы начали восстанавливать всё. Поначалу сюда вернулись татары из Алма-Аты, Узбекистана. Построили 15 коробок все вместе, а потом кинули жребий, чтобы решить, кому какое жилище.
Рустам Исмаилович несколько раз повторяет - все жили дружно. Не было такого, чтобы татары выступали против христиан. Сейчас в Ходжа-Сале живут профессора, академики, приехали сюда многие с Украины, из России, но уже после того, как село возродилось. Сейчас здесь процветает торговля.
- А где работать? Предприятий нет, их и в Бахчисарае-то нет, одни госслужащие сидят. Купи-продай, базар, вот так у нас. Но это весь Крым так живёт. Одно плохо - многие туристы и не догадываются о том, что есть горная часть нашего полуострова. Они приезжают по Крымскому мосту, остаются в Керчи, Феодосии, Ялте, Алуште, Алупке. Купили пиво и вино, попили, назад поехали.
Мы спрашиваем нашего собеседника, откуда на въезде в посёлок появились зазывалы, не мешают ли. Рустам Исмаилович поясняет - это ай-петринские. Часть из них «спустилась с гор» и обосновалась в Ходжа-Сале. Но мой собеседник верит - время всё расставит по своим местам. 

«Жизни не стало»

Ходжа-Сала - популярное место у туристов. А вот про село Высокое знают немногие. Называлось оно раньше Керменчик (переводится как «маленькая крепость»). Посмотреть тут есть на что. Невероятной красоты горы, чистейшая вода в родниках, старинная крепость. В 1902 году здесь жили более 1600 человек. Сейчас, как говорят местные, около двухсот.
- Что делают люди? Да пьют. Работы-то нет, - рассказывает нам Сергей, житель посёлка Высокое. - Одни на дачах работают, строят дома тем, кто землю покупает, женщины многие на базе отдыха, а так, в основном, домработницы.
У нас были школа и садик, но всё развалили. Здание школы продали кому-то.
Сейчас Высокое - это яркий пример того, как социализм столкнулся с капитализмом. Об эксплуатации рабочего класса тут рассказывать не надо - на двух базах отдыха это можно увидеть.
- У нас в селе две базы открыли, одна так вообще недавно появилась, в прошлом году. Там банкеты устраивают, народ приезжает богатый, а нам-то что? - говорит Татьяна, жительница села. - Я там работала, да ноги зимой отморозила, спецодежду никакую не давали, многие из-за болячек ушли.
И десять лет народ работал неофициально, только недавно начали оформлять, и то после проверки. Работники по кустам прятались, им приказ такой дали, смешно было! Богатые свои люксы сдают, а дорогу нам не сделали, хотя обещали!
К богатым тут, и правда, классовая ненависть. И понять её можно. По словам бабы Тони, живущей в Высоком не один десяток лет, при СССР было хорошо. Всё было: школа, садик, магазины, клуб, мероприятия разные, два звена табачного колхоза, да ещё сады какие - урожай собирали всем селом.
- Я сама продавцом была, но мой магазин травой зарос давно, а нового нет, - говорит баба Тоня из-за своей калитки, опираясь на ветхий заборчик. - Баня была, все там мылись, жило село, а сейчас что? Мне вот родственники на машине еду привозят, сейчас как раз приедут, продуктов привезут. По-другому - никак.
И действительно, вскоре появляется лучшая машина для Высокого - «Нива». Спуск к домам постоянно размывают потоки воды с гор. Татьяна рассказывает, что у детей каждую зиму внеплановые каникулы. Как лёд появится на дороге, никто к ним в село не едет - живут в изоляции. Зато детвора вовсю катается на санках. Позапрошлой зимой мальчишки и девчонки месяц сидели дома - не могли доехать до школы. Кстати, на всё село десять детей. Молодёжь отсюда уезжает.
- Автобус в село заходит только в понедельник и среду в семь утра, назад уже не возвращается, - добавляет Татьяна. - Мы уже приноровились - такси вызываем. Из соседнего Куйбышево к нам таксисты ездят, берут 250 рублей, чтобы назад в Куйбышево и отвезти. Если четыре человека в машине, то выходит по 60 рублей примерно с каждого. А так нет транспорта, потому что дороги нет. Богатеи своих на джипах и микроавтобусах возят, а о нас не думает никто.
Сюда, и правда, ездят «богатеи». За час в селе мы увидели машины из разных регионов. Бывают тут и культурно-массовые мероприятия.
- Фестиваль у нас устраивали, - говорят Татьяна и баба Тоня, каждая добавляет свои воспоминания. - Мы им говорим, мы православные, а вы кто такие? Отвечают, мы это, солнца дети. Некоторые остались, в лесу живут. Как они там - леший их знает.
Но вскоре разговор снова возвращается к тем, кто тут снимает люксы. Сергей рассказывает, что как появилось озеро для платной рыбалки, в соседнем водоёме погибли рыба и раки. Раньше, по его словам, можно было голыми руками к пиву раков ловить, а потом всё исчезло. Косится он в сторону домов отдыха, но сделать ничего не может. Вздыхает и идёт вниз по селу по разбитой дороге, а в сумке у него предательски позвякивает стекло…
Мы побывали ещё в трёх сёлах. О них вы можете прочитать в следующем номере «Крымской правды». Вы узнаете, как живут молодые семьи в Синапном, почему москвичам дорого переезжать в Крым, и о чём разговаривают по вечерам на детских площадках в посёлке Научный.

Статистика

Бахчисарайский район занимает 6,1% от всей территории Крыма. Эта часть полуострова включает 3 посёлка городского типа (Куйбышево, Научный, Почтовое), 79 сёл и 2 посёлка. Население: 55,96% русские, 23,42% крымские татары, 12,80% украинцы. В сельской местности живут почти 63000 человек, из которых детей до двух лет - около 4000, мужчин и женщин от 50 лет и старше - около 24000. Средняя зарплата в сельском хозяйстве - около 17000 рублей. В Бахчисарайском районе работают: 31 аптека и 12 аптечных киосков, 4 больницы, 21 ФАП, 23 детских сада, 28 школ. На весь район - 1 стадион, 1 музей (5 подразделений) и 1 библиотека (44 подразделения), парков нет.

К бабе Тоне приехал «магазин на колёсах».

Валентина ВАСИЛЬЕВА.