Ольга Курлаева: Нас не хотят прощать, а мы не собираемся просить прощения

21 Февраль 2018 559
Ольга Курлаева.
Ольга Курлаева.

Западная истерия против работающих за рубежом российских журналистов не теряет, а только набирает обороты. Вот и предновогодняя история с выдворением из Латвии корреспондента телеканала «Россия 24» Ольги Курлаевой прогремела почти вместе с боем курантов. К слову, таких вот выдворений и запретов на въезд у российской журналистки уже целый багаж. Почему за рубежом так боятся российских журналистов? Какого подвоха от них ждут? Могут ли их материалы на что-то повлиять, или точка невозврата пройдена? На эти и многие другие вопросы крымчан журналист ответила во время недавно прошедшей встречи международного медиа-клуба «Формат А-3».

- Ольга, зачем поехали в Латвию?

- Муж поехал в отпуск, я тоже. В Латвии планировала поработать: хотелось понять, почему угнетается русскоязычное население, почему закрываются русскоязычные школы - ведь сейчас получить среднее образование без латышского языка невозможно. Почему идти на компромисс в Латвии не хотят, хотя многие голосуют за два языка, а в Риге 60% населения - русскоязычные. Так вот сначала выдворили мужа, признав в Латвии «персоной нон-грата», затем - меня.

- А мужа-то за что?

- За фильм «НАТО у ворот» (репортаж корреспондентов телеканала «ТВ Центр», продюсером которого выступил Анатолий Курлаев. - Ред.). Сказать что-то плохое про бойцов НАТО - значит нанести прямое оскорбление стране, несмотря на то, что латыши и литовцы, живущие рядом с базами НАТО, очень негативно к ним относятся. После того как мужа выдворили - мирно, через сутки выдворили меня. С тем же постановлением об угрозе национальной безопасности, не дав воспользоваться вылетом.

- Вы почти сутки вели прямой эфир о своей депортации. Как это было?

- Меня посадили в инфильтрационный лагерь - спецлагерь для беженцев. Я сидела в закрытом типе: смотрела, как арабские нелегалы могут позволить себе ходить и что-то покупать, а у меня - двухъярусная кровать и отсутствие туалетной бумаги.
Я не знала, как я буду добираться до границы - мне не давали связаться с родными. Позже мне сказали, что меня привезут к границе ночью на спецавтобусе. Там есть пеший пункт - 320 км от границы до Пскова. Ночью меня встретили российские пограничники. В Латвии мне аннулировали визу, хотя не имели права её трогать, не они её выдавали. Но, видимо, очень боятся российских журналистов. Но я благодарна латышским властям: они дали мне возможность снять хороший фильм, основанный на реальных событиях.

- Реакция международного сообщества была хоть какая-то? Или вежливо проигнорировали?

- Несмотря на то, что были праздники и все отдыхали, МИД отреагировал, ОБСЕ отреагировало, Ассоциация международных журналистов России. Были заявления о неправомерном выдворении.

- Вы снимаете фильмы о политике, ваш муж, многие другие журналисты. А есть ли смысл? Ведь по ту сторону вас или не слышат, или игнорируют, хотя все всё понимают.

- Мне интересно разобраться в политическом процессе. Это скользкая тема, но чтобы не сколь­зить, надо разбираться.
Я снимаю фильмы в тех странах, где нагнетаются русофобские настроения. Чаще всего это младоевропейцы - страны, которые были союзными республиками, а теперь признали источником всех бед «российский режим», как они его называют. Естественно, ситуация обострилась после 2014 года: нас не хотят прощать, а мы не собираемся просить прощения.

- Вот в этих странах, сколько слушаешь журналистов, политиков на ток-шоу - комплекс обиды: они все за что-то обижены на Советский Союз. А вам удалось понять - за что? Какие претензии?

- Безусловно, это «оккупация». А дальше - декоммунизация. Всё плохое - это от того, что у нас был Советский Союз. Люди могут получить условный, но срок, за флаг с советской символикой.

- Так, а страдали от чего во времена СССР?

- Зависимы были. Сейчас они зависят от другого государства. Думающие люди подчёркивают, что ушли от СССР, чтобы обрести независимость, но нашли более сильного союзника - страны НАТО. А Советским Союзом они оправдывают все беды. На национальной теме очень легко затеять вражду. Соседнее государство - нам пример. У нас тоже такое было в России, наверное, некоторые помнят: «Хватит кормить Кавказ, давайте отделим его». На этой теме начинались митинги и протесты: но вовремя остановились.

- Вы сказали, что в Латвии 60% - русскоязычные, но не русские. То есть этих людей уже не назовёшь «соотечественниками»?

- Они себя считают русскими, но не россиянами. Не надо путать: они живут в другом государстве. В Латвии существует такое понятие как  «негражданин»: негра. У них на паспорте написано: «чужой». Это те люди, которые родились во время «оккупации СССР». Они должны доказывать свою принадлежность к титульной нации путём натурализации, то есть рядом тестов: помимо чтения на старолатышском, это и признание СССР оккупантом. Кроме того, недавно вышел закон, который приравнивает солдат СС к ветеранам ВОВ. Они считают нормальным заявлять, что в Саласпилсе у детей всего лишь брали кровь и признать его детским воспитательно-трудовым лагерем. Наша женщина-ветеран ходит на монумент памяти и пытается как-то донести, что было на самом деле. Но факельные шествия, ветераны СС - всё это цветёт. В то же время 9 мая - это большой и очень серьёзный праздник, но власти его сильно осуждают. Вплоть до того, что «опять нажрутся ветераны и будут жрать воблу вместе с газетой» - это цитата тамошнего политика.

- Но с ними за рубежом ведётся какая-то работа на государственном уровне?

- Русскоязычная диаспора держится друг за друга. Наша страна поддерживает: есть и Российский дом, и тому подобное. Но это сложно, потому что это уже страна Евросоюза. Не нравится - уезжайте. Вот представителю Литвы, который снимал фильм про мою депортацию, придётся уезжать: его затравили после того, как он ветеранов поздравил с 9 мая.
А малолетки, которые растут, у них есть «Слава Украине!», хотя они даже не знают, где она находится и какая у неё столица.

- В общем, выпалывание культурного слоя дало свои плачевные плоды. Только на Великой Отечественной войне, пожалуй, ещё что-то держится.

- У них выгнан весь пласт, который мог донести, что было на самом деле в прошлом. Так происходит в Польше. Как мне сказал экс-премьер-министр Польши, поляки не дружат с немцами и украинцами, но они дружат против общего врага - России. Отнять победу у русских невозможно, потому что в каждой семье есть тот, кто был на войне.
А там делается так, чтобы новое поколение не знало русского языка, не знало, что такое война. Дети 15-17 лет там - совершенно другие.
У них совсем другая история. Но помните, сколько у нас учебников истории было переписано? Здесь то же самое.

- То есть, от «братского народа» остались только воспоминания?

- Для меня братский народ - это сербы. Они разделяют нашу культуру, религию, пытаются нам как-то помочь. Какие бы санкции против них ни вводили, они пытаются сотрудничать. Болгары - тоже, хотя у них остались обиды на то, что мы в 90-х не смогли их как-то поддержать. Но они тоже пытаются наладить с нами отношения.

- У вас целый багаж историй, по которым можно, как по Маяковскому, учить молодёжь, что такое хорошо и что такое плохо. Одно «но»: молодёжь не смотрит телевизор. А в интернете - такой поток информации, что со временем, по-моему, перестаёшь её усваивать в принципе. Как быть?

- Мы этот пост упустили - молодёжь. Что сейчас делать, чтобы их вернуть, я не знаю.
У нас сейчас даже нет пионерии. Помню, как мне позвонила моя дочь, сетевой тролль, собиралась идти на революцию, пока ей не задали простой вопрос: зачем? Организаторы - понятно, а ты? Была истерика. Не пошла. Сейчас говорит спасибо за эту историю. Ещё пример: она никогда не ходила на российские фильмы: у них это считалось зашкваром (в молодёжном сленге - синоним словам «бред», «идиотизм». - Ред.). И тут она мне звонит: мам, сходи на «Движение вверх!», - я плакала. Она не только фильм посмотрела, но и почитала историю. Может, сейчас и началась волна патриотизма? Может, на таких живых человеческих примерах пора воспитывать - показывать не политиков, а простых людей и их достижения? Сейчас это делается: маленькие люди в большой стране - это важнейшая тема.


Фото Станислава МАЗУРА.

Наталия НАЗАРУК.