Ценность целостности

15 Апрель 2021 639
Информационная война жестока, как любая другая.
Информационная война жестока, как любая другая. Фото из открытых источников.

Когда-то очень давно учительница географии одной из ленинградских школ просто и весьма доходчиво сформулировала универсальный принцип оценки международных новостей: «Если это на пользу мировому пролетариату, значит новость хорошая. Если нет, то - нет». Сегодня, чтобы не заблудиться и не утонуть в намного более интенсивном и весьма мутном потоке информации и в ещё более мутном и зачастую дурно пахнущем потоке истерических интерпретаций событий и явлений, подобный универсальный способ ориентирования продолжает действовать. То, что на пользу нашей с вами стране, способствует укреплению её мощи, авторитета и обороноспособности - полезно и для нас с вами. В том числе - критика, если она сопровождается рациональными предложениями и призывами к исправлению критикуемых недостатков. А оголтелые обличения несправедливости самого государственного устройства, под каким бы флагом они ни делались - не более чем инструмент сетецентричной «гибридной войны». Независимо от того, осознанно или нет им кто-либо пользуется. Такова реальность, чем бы её ни пытались закрасить.

Простые приёмы личной информационной гигиены

Теперь несколько наглядных примеров. «Идеологии в нашей стране нет. И в ближайшее время вряд ли предвидится. Нынешняя власть боится её, как огня. Как нечистый дух боится ладана и святой воды. Хотя, может оно и к лучшему, учитывая кто и как в столице нашей Родины нынче работает со смыслами», - пишет один весьма продуктивный и по-своему яркий публицист. Похоже на рекламную акцию: «Идеологические услуги. Дорого». Затем, перескакивая от скопинского маньяка и устроившего жуткую аварию тик-токера к отказу от присвоения имени Ермака тобольскому аэропорту из-за прогнувшихся под крикливую группку националистов тамошних чиновников, доказывает что будущего у нас с вами просто нет: «Это происходит на всей территории России. И на всём бывшем пространстве СССР. Ярчайший пример здесь - Казахстан. Который наше безидеологическое, но жутко скрепное государство проигрывает туркам со скоростью света...».
Не менее яркий, но гораздо хуже образованный автор американского Forbes Мелик Кайлан описывает печальную судьбу постсоветских респуб­лик, напротив, очень даже «идеологично»: «Китайские компании в настоящее время владеют четвертью нефтедобычи в Казахстане и закупают более половины туркменского экспортного газа. Их интересы выходят далеко за рамки нефтегазового сектора. Китай стремится создавать комплексные торговые зоны, использовать землю сельскохозяйственного назначения и выводить в этот регион старые китайские предприятия. Китайский государственный «Эксимбанк» является крупнейшим кредитором для Таджикистана и Киргизии, поскольку ему принадлежит 49 и 36 процентов их государственного долга. В такой мрачной атмосфере незападного доминирования (выделено мной. - Авт.) единственную надежду на будущее подаёт Узбекистан, - пишет он. - Начиная с Турции и кончая Ираном и Пакистаном, если местное население получает шанс поговорить с гостем с Запада, оно начинает громко жаловаться на власть. В отличие от них, все те узбеки, которых я лично опрашивал
(в стране и за рубежом), говорят о своей стране без злобы и раздражения. Возможно, отчасти это объясняется историческим моментом. Только что прекратил своё существование режим с менталитетом «осаждённой крепости», и все теперь смотрят в будущее. Запад должен этим воспользоваться».
Не странно ли, что страдания «как бы патриота» столь созвучны тревогам и заботам заокеанского «как бы оппонента»? Нет, ничего странного в этом нет. Один убеждает граждан страны пребывания в полной безысходности их существования, второй убеждает сограждан и тех, о ком пишет в непререкаемом превосходстве Запада. Сидя в разных полушариях, они, объединённые всемирной информационной паутиной, делают одно дело.
Практику применения идеологических установок и «ценностей» демонстрируют выдержки из недавней дискуссии в вашингтонском Атлантическом совете («мозговом центре» НАТО), цитируемые «Голосом Америки». «Права человека являются жизненно важной частью внешней политики США. Мы должны разговаривать и с правительством, и с гражданским обществом в России, включая поддержку независимых СМИ», - считает заместитель директора Евразийского центра Атлантического совета Мелинда Хэринг, которая, как сообщает «Голос Америки», «неоднократно бывала и работала в Грузии, Азербайджане, на Украине и поэтому хорошо знакома с постсоветской проблематикой». «Демократические ценности - наш важнейший международный актив, фактор коллективной безопасности. Китай и Россия не имеют этого преимущества, потому что их политика не основана на ценностях, которые могут привлечь другие страны, за исключением, скажем, Северной Кореи. Китай не имеет реальных союзников, его поведение в течение последних десяти лет испугало многих. Продвигая наши ценности, мы делаем свою политику привлекательной для стран бывшего СССР. Поэтому вопрос ценностей - это больше чем напоминание о правах человека: это часть нашей силы», - уверяет экс-посол США в «незалежной» Джон Хербст. Бывший сотрудник Госдепартамента, ЦРУ и Национального совета по разведке, а ныне старший научный сотрудник Новой американской инициативы по взаимодействию Эмма Эшфорд без лишних словесных кружев подытоживает: «Если права человека - это рычаг, то мы должны его применять.
И если в обмен на снижение давления в области прав человека мы получаем что-то, что на самом деле нам нужно, то это и будет сухой остаток». Вот, зачем нужны «ценности», вот на что годится «идеология». И вот, как это работает.
«На фоне расширения форматов и инструментария межгосударственной конкуренции противоборство, в основном, развивается в формате «гибридных войн», предполагающих приоритетность воздействия на население страны-конкурента, на разрушение его доверия к власти, развитие сепаратистских и социально-анархистских настроений. Высшим достижением в гибридной войне является смута - то есть, дестабилизация внутренней ситуации в стране-конкуренте с разрушением базовых институциональных основ государственности, - объясняет политолог-американист, специалист по военно-политическим вопросам национальной безопасности России, профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев. - Так что риски ослабления геоэкономической и социальной связности, способные создать угрозу для целостности государств, вполне понятны. Президент России Владимир Путин неоднократно отмечал необходимость «сшивания» страны не только логистичес­ки и технологически, но и социально».
Да, во всех сферах жизни у нас немало проблем, которыми противник вполне логично пытается воспользоваться. Так было во времена Империи, так было во времена СССР. Меняются только способы, но не цели.
Не стоит, конечно, подозревать всех критиков российской действительности в тайной работе на врага, а стоит просто задаваться вопросом, что тот или иной критик в конечном счёте предлагает и насколько реалистичен его план исправления критикуемых недостатков. Без всяких классовых и расовых теорий.
Тогда даже в наше неспокойное время информационной истерии не так уж трудно разобраться, кто нам друг, кто враг, а кто просто бессмысленное инфантильное трепло.

Николай ФИЛИППОВ.