Партизанка и лётчик

7 Май 2020 1416
Илья Цыпалыгин и Александра Андреева.
Илья Цыпалыгин и Александра Андреева.

Для неё 9 мая было любимым праздником, двойным. День Победы и день рождения. 23 исполнилось Александре Андреевой, когда раздалась долгожданная весть. Победа! На пути к ней потеряла родных, мужа, крохотную доченьку, боевых друзей. Работала в госпитале, оказалась в партизанской бригаде в Крыму. Здесь служил и погиб любимый Илья, военный лётчик. Здесь после войны Александра Фёдоровна служила правде, председатель организации партизан и подпольщиков.

Родилась в деревне Трубачёво Смоленской области. Мама девочки, надломленная тяжким трудом, рано умерла, а отец старался, чтобы дочь постигала науки, - учил считать, писать. В школу ходила за полтора километра, училась на «отлично». Поступила в педучилище города Белый (много позже окончила и Симферопольский пединститут). Участвовала в художественной самодеятельности, учила ребят в сельской школе. Стала первым секретарём райкома комсомола.
И любовь встретила: Илья Цыпалыгин педучилище окончил раньше, потом - Ейскую военную школу лётчиков и лётнабов морской и сухопутной авиации имени Иосифа Сталина. Любимую привёз в Евпаторию, куда направили служить.
24-летний командир звена 6-го авиаполка ВВС Черноморского флота старший лейтенант Илья Михайлович Цыпалыгин погиб в Севастополе 20 мая 1942-го, до последнего тянул к аэродрому «раненую» крылатую машину. За неделю до гибели награждён орденом Красного Знамени. Спустя два месяца родилась дочь, но не было у мамы молока кормить малышку. Девочка не прожила и месяца. Это произошло на станции Елань под Сталинградом, где жила Александра Андреева, - в октябре 1941-го муж отправил её к Александре Семёновне, маме друга Фёдора Русяева, тот, к счастью, дожил до Победы.
В Елани работала в госпитале, ночами дежурила на крыше, сбрасывая бомбы-«зажигалки». Шли бои за Сталинград, раненых становилось всё больше. «Но выстоял наш народ, Красная Армия, смогли переломить ход войны», - вспоминала Александра Фёдоровна. После молодую коммунистку направили на курсы политработников. Декабрь 1943-го, поляна в Зуйском (Белогорском) районе, у деревни Ивановка. Партизанский аэродром. Григорий Рябошапка провожал группу к командиру Южного соединения Михаилу Македонскому и комиссару Мустафе Селимову. Александру Андрееву назначили замкомиссара по комсомолу 4-й партизанской бригады - самой большой, около 900 человек. 1-й (комиссар Бережной), 2-й
(командир Пётр Гвалия, комиссар Мемет Молочников, Алексей Климов), 4-й (Иван Урсол, Ислямов), 5-й (Николай Гордиенко, Куприев), 6-й (Николай Дементьев, Андрей Сермуль), 7-й (Матвей Гвоздёв, Алексей Палажченко), 8-й (Мамед Алиев, Абкадыр Аширов), 9-й (Михаил Парамонов, Мустафа Мамутов), 10-й (Андрей Казанцев, Сераджедин Менадзиев), 11-й (Игнат Чхаидзе) отряды. Численность гражданского лагеря достигала нескольких тысяч - к партизанам под защиту уходили жители окрестных сёл. Штаб бригады у деревушки Саблы (Партизанское), командир Христофор Чусси, комиссар Изет Хайрулаев, начштаба Евгений Таранович, особист Леонид Передерий. Одна из задач Александры Фёдоровны - передача сводок Совинформбюро отрядам. «Когда фашисты устраивали прочёс, отправляли им кораблики по речке. Клали сводку и приписывали: «Вы всё равно будете уничтожены, даже не старайтесь нас победить!». Пленные немцы говорили:
«А мы читали ваши кораб­лики».
В её памяти были фашистские прочёсы и Бешуйский бой 7 февраля 1944-го. И бой 8 марта, что приняла с отрядом Петра Гвалии, она сумела прорваться из окружения, он - нет. И 8 апреля, когда фашисты, чувствуя гибель, подтянули танки и артиллерию. В том бою погиб Евгений Таранович, она и Христофор Чусси - тяжело ранены. Александра Фёдоровна потеряла много крови, но выжила: друзья, наскоро перевязав, оставили у штаба, засыпав листвой. Ушли в бой, а девушка, сжав гранату, поклялась, что в плен не сдастся…. Потом госпиталь в Симферополе.
В бреду во время операции всё шептала: «Вам, фашисты, нас не победить!» До конца жизни помнила соседку по палате, Шуру из Сибири, что кричала перед смертью: «Мамочка, я так хочу с тобой увидеться…». И погибшего миномётчика Колю Артёмова, комсомольца. И раненого в голову полковника-артиллериста, которого заново учила говорить. И женщину-врача, что из-за войны тронулась рассудком. И месяцы в гипсе, и палаты в Алупкинском, Ливадийском дворцах, где долечивалась. Как она, награждённая медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды, кричала «Ура!» 9 мая 1945-го.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.