Братья из СПО

24 Декабрь 2019 1400
Николай Долетов, Евгений Семняков, Борис Хохлов (слева направо).
Николай Долетов, Евгений Семняков, Борис Хохлов (слева направо).

На её табличке в «Бессмертном полку» ко Дню Победы три портрета: Коля, Женя и Боря. Совсем мальчишки, едва 17 исполнилось на этих снимках. Друзья, одноклассники из 10-го класса школы №14 в Совнаркомовском переулке. Боевые братья - создатели Симферопольской подпольной комсомольско-молодёжной организации. Николай Долетов, Евгений Семняков, Борис Хохлов. Герои, что в оккупированном фашистами городе не давали покоя врагу. На счету ребят-подпольщиков - диверсии, что дорого обходились врагу, листовки, что вселяли в горожан веру в Победу. Жаль, мальчики так и не узнали о ней, и о том, что их любимый Крым освобождён, не узнали. Им не было и 20, когда отдали жизни за Родину.

- Из этих троих родной по крови мне только Евгений, мой дядя Женя, о котором знаю лишь по рассказам мамы и бабушки, - говорит Ирина Мордвинкина. - Но его друзья нам тоже родные. Они всем симферопольцам навсегда родные, ведь живём мы, благодаря тому, что они, их товарищи спасли город. Сами погибли, но спасли. И очень хочется, чтобы их, всю большую комсомольскую подпольную группу, не забывали.
Эти слова нашей читательнице даются с болью, ведь её дядя как раз один из тех, о ком в городе почти не помнят, не знают. В честь многих его товарищей хоть улицы названы, а его именем лишь обещают - уже 60 лет. Хотя изначально Женя Семняков, что в созданной им с товарищами СПО руководил диверсионной работой, стал первым из молодых подпольщиков, в чью честь в 1958-м переименовали улицу - Южную. Таблички повесить не успели, не стало руководителя партизанского движения полуострова, и улицу вновь переименовали,  в его честь. Маме Жени, Анне Семёновне, тогда пообещали, что в честь её сына назовут другую. Теперь годами обещают племяннице, предлагают назвать в каком-нибудь новом микрорайоне, а она недоумевает, почему нельзя переименовать, например, улицу Железнодорожную, что всё же поближе к центру, к тем местам, где парень совершал диверсии, защищая город.
«Кто выстоит в дни тяжёлых испытаний? Только люди сильные духом, люди твёрдых убеждений и устремлений», - так говорил Борис Хохлов, когда стало известно о нападении фашистов. И они выстояли, погибали, но не сдавались. Зоя Жильцова и Зоя Рухадзе, Люся Сероичковская и Вера Гейко, Юра Рожков и Володя Соколов, Сеня Кусакин и Толя Косухин, Володя и Лёня Боронаевы, Вася Бабий и Шамиль Семирханов, Владлен Ланский и Толя Басс, Лида Трофименко и Митя Скляров, Володя Цурюпа и Володя Енджияк, Костя Панусис и Витя Долетов, Вася Алтухов и Владлен Батаев, Боря Еригов и Эрик Стауэр, Петя Бражников и Ваня Нечипас… И ещё десятки комсомольцев, пионеров, что из маленьких, разрозненных групп соединились постепенно в мощную организацию. О её создании впервые задумались в декабре 1941-го, когда одноклассники, Коля Долетов и Женя Семняков, собрались у Бори Хохлова в пристройке во дворе на Пушкинской, 4. Николай по совету отца, партизанского разведчика Григория Яковлевича, устроился в радиомастерскую при немецкой комендатуре - благо был отличным радиомастером. Там-то, украдкой слушая сводки Совинформбюро, узнал о разгроме фашистов под Москвой. С какой радостью он шёпотом пересказывал эту весть надёжным парням из класса, с каким подъёмом они записывали эти слова на тетрадных листочках, решив, что как можно больше людей должны знать.
И появлялись рукописные листовки во дворах, на заборах. В толпе, что собиралась у репродуктора на углу ул. Карла Маркса и Пушкинской, где жили Николай и Борис, на доме на углу Севастопольской и Ново-Садовой (Козлова), где жил Евгений. На этом здании фашисты вывешивали свои приказы, а ребята ухитрялись крепить свои молодёжные листовки. Группа, созданная тремя мальчишками-патриотами, постепенно разрасталась за счёт одноклассников из 14-й школы - теперь на здании в Совнаркомовском переулке, 3, мемориальная доска в память о погибших комсомольцах. Удалось собрать радиоприёмник, через Колиного отца установить связь с партизанами. Передавали им разведданные, готовились к получению мин. Решено, что за диверсии отвечать Жене. Коля, по-прежнему, занимался информацией, а Боря стал мастером по документам - он прекрасно рисовал, мог скопировать любой почерк и печать. Скольким патриотам это спасло жизнь!
У ребят были большие планы, одна мечта - Победа. Но 6 мая 1942-го фашисты арестовали Николая - его отец погиб чуть раньше, выдали приспешники фашистов. Колю Долетова, его маму, Татьяну Петровну, маленькую сестрёнку Томочку, бабушку, дедушку, двоюродную сестру и племянниц фашисты расстреляли в противотанковом рву на Алуштинском шоссе. Друзей патриоты не выдали. Молодым подпольщикам из группы пришлось на время затаиться: связь с партизанским лесом потеряна. Впрочем, листовки всё равно появлялись. А в мае 1943-го по инициативе Бориса Хохлова и Анатолия Косухина создана объединённая молодёжная организация. И листовки получили название и подпись - «Вести с Родины», СПО - так предложил Боря. Слова - «Смерть немецким захватчикам», в начале, и «Кровь за кровь! Смерть за смерть!» - в конце, - тоже его идея. Листовки эти печатали: со шрифтами помог Ваня Нечипас, работавший в типографии, и его старший товарищ Николай Решетов. Позже, когда молодым подпольщикам вновь удалось установить связь с партизанами (за это погиб Семён Кусакин, ставший первым из секретарей организации), появился и печатный станок. Его передал редактор нашей газеты, что тогда называлась «Красный Крым», Евгений Степанов. Листовки стали выпускаться тысячными тиражами. Печатали в основном Женя и Толя Косухин, а Борис (автор большинства текстов) и Лида Трофименко возглавляли группы распространителей. Появилась у организации и клятва, составленная Борисом Хохловым, избранным комиссаром СПО, руководителем стал Анатолий Косухин, а Евгений Семняков возглавил, как давно планировалось, диверсионную группу. «Клянусь быть до последнего своего дыхания преданным великому делу освобождения моей Родины от немецко-фашистских захватчиков, отдать этому делу все свои силы, а если потребуется, и жизнь».
В начале 1944-го погибли Женя и Борис, мечтавшие после вой­ны связать жизнь с авиацией: один хотел конструировать самолёты, второй - испытывать. Бориса Хохлова арестовали 7 декабря 1943-го. Держали на Студенческой, 12, где чуть раньше пытали Сеню Кусакина, затем перевели в гестаповскую тюрьму на Луговой (бульвар Франко). Маме одного из создателей СПО, Софье Васильевне, удалось однажды там услышать обращённый к ней слабый голос сына, а потом остервенелый лай собак. В застенках на Луговой фашисты часто натравливали голодных псов на приговорённых к казне. После освобождения города на стене тюремной камеры нашли строчки: «В эту конуру был засажен Хохлов Борис. Навек, друзья мои, прощайте! Прости меня, родная мать! Родные, вы не забывайте, здесь мне придётся погибать». Евгений Семняков в конце 1943-го с товарищами смог уйти к партизанам, участвовал в боях с фашистскими карателями, что стремились уничтожить отряд и гражданский лагерь при нём.
В бою был тяжело ранен, больше ничего о патриоте неизвестно.
Николай Долетов, Евгений Семняков, Борис Хохлов - три друга, подпольщика, братья по СПО, герои, заплатившие жизнями за наш город. Они мечтали о многом, писали стихи, любили, стремились… И отдали всё ради того, чтобы жил Симферополь, спаслась Родина. Не забывайте, земляки!

В тему

Первую рукописную листовку на листках из школьных тетрадок Николай Долетов, Евгений Семняков и Борис Хохлов выпустили 13 декабря 1941-го, после того, как Коля сообщил друзьям услышанную по радио сводку Совинформбюро. В ней диктор Юрий Левитан говорил о «провале немецкого плана окружения и взятия Москвы. О поражении немецких войск на подступах к Москве». А 8 июля 1943-го появилась у молодых подпольщиков уже типографская листовка «Вести с Родины» - призыв к крымчанам листовки, а также номера «Красного Крыма», полученные у партизан,  удавалось распространять не только в Симферополе, но и в Зуе (Белогорск), Бахчисарае, не выполнять приказы фашистов о мобилизации, уходить в лес. «Помните, вы русские люди, а русские никогда не предавали своей Родины». Несколько десятков листовок общим тиражом в 15 тысяч экземпляров выпушено. И диверсии на счету молодых подпольщиков: лишь с мая по декабрь 1943-го - 16 крупных. К примеру, фашистская автобаза и склад бензина на улице Битакской (Киевской), пожар тогда фашисты не могли потушить очень долго.
Наши ребята-подпольщики, сами свершая немало для освобождения Родины, с восторгом пересказывали матерям крохотную книжечку о подвигах «Молодой гвардии» из Краснодона. Её передал им связной из леса. Борис Хохлов, Женя Семняков (Николая Долетова к тому времени уже не было в живых) говорили мамам: «Настоящие комсомольцы! Пытали их страшно. Все погибли, но Родине не изменили, друзей не предали. Мы тоже так будем бороться». Софья Васильевна и Анна Семёновна лишь утирали слёзы, понимая, что не в силах сдержать сынов, что так любят Отечество. И робко верили, что, как обещали ребята, «смогут подпольщики в случае опасности уйти к партизанам». Борис так и не успел, а Женя погиб уже в партизанском лесу.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.