Ирина Муравьёва:Самая обаятельная и привлекательная

7 Октябрь 2019 104

Слова эти относятся не только к героине любимого многими поколениями фильма «Самая обаятельная и привлекательная», но и к народной артистке Российской Федерации, сыгравшей в нём одну из самых ярких своих ролей. Крымчане знают Ирину Муравьёву и по театральным ролям.

- При Советской власти мы часто приезжали к вам на гастроли, - вспоминала Ирина Вадимовна в Симферополе перед спектаклем Малого театра «На всякого мудреца довольно простоты». - Крым для меня навсегда - самое замечательное место на свете. И такие прекрасные люди!
Своего мнения актриса не поменяла, объяснилась в любви к Крыму и крымчанам на сцене Евпаторийского театра во время творческого вечера на кинофестивале детского и семейного кино «Солнечный остров». Актриса была в ударе, с удовольствием, откровенно и с юмором отвечала на вопросы, демонстрировала свои вокальные способности.
Встречу начала песней.
С первых аккордов зал дружно подхватил: «Позвони мне, позвони…». Актриса поблагодарила за поддержку: «Значит, мой выбор был правильным - вы сразу поняли, кто вышел на сцену.
А то вдруг бы не узнали».
Это, конечно, лёгкое женское кокетство. Не узнать актрису невозможно: годы не отняли красоты. Об обаянии и привлекательности и говорить не приходится - всё при ней.
Кстати, мало кто знает, что в фильме «Карнавал», где впервые прозвучал этот хит, его исполняла Жанна Рождественская, а не актриса. И она просветила зрителей:
- Я никогда не скрывала, что только талантливо открывала рот в кадре. Вообще-то наши голоса с Жанной очень схожи по тембру. Но её - гораздо мощнее.
- Вы так вжились в роль провинциальной покорительницы столицы, что зрители принимали вас за такую же.
- Нет, трудностей Нины Соломатиной у меня не было. Родилась в центре Москвы, в очень хорошей семье - мама, папа, старшая сестра. Я мечтала стать учительницей, но вдруг открыла для себя театр, который в 60-х годах был великий, с прекрасными московскими актёрами, с потрясающими режиссёрами. В школе нас водили в Центральный детский театр. Мне там не нравилось: ребята из рогаток стреляли, с балконов бросали что-нибудь. А места доставались почему-то всегда плохие, с них мало что было видно. Когда подросла, полюбила Вахтанговский театр. И решила поступать в театральное училище. В первый год меня ни в одно не приняли. Со второй попытки попала в студию при Центральном детском театре. Было такое ощущение, что меня там ждали с распростёртыми объятьями. Но я была очень расстроена, потому что это не высшее учебное заведение, а всего лишь среднее специальное. После окончания я в ЦДТ и осталась.
- В нелюбимом?
- Он мне очень даже понравился, поскольку пришли прекрасные роли. Первая - мальчика Шуры Тычинкина в пьесе Михалкова «Сомбреро». Потрясающая водевильная весёлая роль и потрясающая пьеса! Потом мне пришлось сыграть ещё одного мальчика. Но это была какая-то ошибка: я ж не готовилась играть мальчика, да и не была на мальчишку похожа. Потом это дело исправили, и за семь лет я сыграла много замечательных ролей. Любка Шевцова в «Молодой гвардии», Ворона в «Снежной королеве», Виола и Себастьян в «Двенадцатой ночи», Бонка в «Сказке о четырёх близнецах». Играла почти каждый день. Это была настоящая школа актёрского мастерства. Но я понимала всегда, что Детский театр - это не предел мечтаний. Время уходит: сегодня ты мальчик, завтра - девушка, послезавтра - старшая сестра, потом мама и тут уже недалеко и до бабушки досидеть. А играть-то хотелось исключительно главные роли.
- И вы задумали побег?
- А что оставалось делать? Не ставить же крест на карьере смолоду. Выбрала Театр Моссовета. Пришла к Юрию Завадскому, которого про себя называла «последним из могикан» как мэтра старой русской театральной школы, и стала последней артисткой, принятой им на работу. Через несколько лет его не стало, а я проработала в этом театре семнадцать лет.
- В эти годы началась и кинокарьера?
- К счастью. Работы было не так много, мне было грустно. Хотя роли были серьёзные, как, скажем, Грушенька в «Братьях Карамазовых». О кино я не помышляла, кстати. Потому что, когда в училище приходили с киностудии люди в поисках артистов, они не обращали на меня ни малейшего внимания, брали всегда других. И я решила, что кино в моей жизни не будет. Но всё равно буду счастливой артисткой, потому что есть театр. И вдруг меня пригласили на фильм «Иван и Коломбина». Коломбина - это грузовик. Я была не Иваном даже, а водителем грузовика. Какая-то странная любовная история. Какой-то бесславный совершенно фильм: прошёл и растворился в воздухе. Я не помню его содержания и ни разу не видела до конца. Потом были телевизионные спектакли, большие роли. И вдруг звонок с Мосфильма: Меньшов приглашает в картину «Москва слезам не верит». Сделали кинопробы Рязановой, Алентовой, мне. Нас не хотели утверждать, но Меньшов настоял на своём.
- Фильм после премьеры ругали на чём свет стоит. Вас это огорчило?
- Утешали толпы у кинотеат­ров. А потом фильм выдвинули на премию «Оскар» как лучший иностранный фильм года. И он получил заветный приз. «Доброжелатели» сочинили анекдот. «Телеграмма в Америку «Москва в слезах. Не верит». Это была последняя «шпилька». Потом актёрам и режиссёру дали Государственную премию. И мы поняли, что теперь на плаву. Мы с Верой Алентовой и Алексеем Баталовым объездили с картиной огромное количество стран во времена «железного занавеса», когда выезжать можно было только в Болгарию. Если бы не занятость в театрах, объездили бы, наверное, весь мир, потому что фильм все приглашали.
- Потом была встреча с Татьяной Лиозновой и блистательный «Карнавал»?
- Счастливый случай свёл с Татьяной Михайловной раньше: пригласила в картину «Мы, нижеподписавшиеся...». А к концу съёмок сказала, что есть сценарий, где надо петь, танцевать, кататься на роликах, и она хочет в главной роли меня видеть.
- Эти картины, что называется, у всех на слуху по сию пору. Но была в те времена ещё одна - «Невероятное пари, или Истинное происшествие, благополучно завершившееся сто лет назад» по рассказам Чехова. Она менее памятна?
- Вовсе нет! В картине Владимира Мотыля играю с незабвенным Михаилом Михайловичем Казаковым. Впервые спела в кино песню Булата Окуджавы на музыку Шварца. Потом-то я их много исполнила в фильмах, в сериалах. Очень люблю песни Булата Шалвовича, знаю их с детства. Дело в том, что мой папа работал с космонавтами, он был военным инженером, ездил на Балхаш, где, как потом стало известно, проводились испытания ракет, и он оттуда привёз магнитофонную запись, на бобинах, уже исторических. Это было в начале 60-х или в конце 50-х. И на них были песни Окуджавы - «Синий троллейбус», «Шарик улетел», самые-самые первые. Папа играл на гитаре и пел, тембр у них был похож с Булатом Шалвовичем. И Окуджава стал моим любимым поэтом. Находила в журналах его стихи, переписывала. В десятом классе сочинение на свободную тему написала о стихах Окуджавы. Учительница поставила мне пятёрку, а в рецензии написала: «Уважаю твоё мнение, но не согласна с ним». Надеюсь, она жива, и с годами мнение своё поменяла.
- Кино вышло на первый план и отодвинуло театр?
- Это никак невозможно, но наступил момент, когда поняла, что моя театральная жизнь немного забуксовала, время идёт, а желанных ролей нет, и совершила новый побег - в Малый театр. Задержалась в нём на четверть века. И уходить не собираюсь. Потому что играю роли, о которых мечтала ещё школьницей: героинь Чехова, Островского, Толстого. Недавно у нас вышел музыкальный спектакль «Всегда зовите Долли», сюжет известен по бродвейскому мюзиклу «Хэлло, Долли». Я играю Долли, молодёжь танцует, поёт. Все счастливые, беззаботные, как будто я снова в детском театре… Театральная жизнь, она такая - стареть не даёт.

Досье

Актриса театра и кино, народная артистка России Ирина Вадимовна Муравьёва родилась 8 февраля 1949 в Москве. Окончила студию при Центральном детском театре, затем ГИТИС. С 1973 года снимается в кино. Широкую популярность и Государственную премию СССР актрисе принесла одна из главных ролей в культовой картине «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова. Ещё одна звёздная роль - Нина Соломатина в картине «Карнавал». В 1982 году  была признана лучшей актрисой года по опросу журнала «Советский экран». В семидесятые- восьмидесятые годы играла центральные роли на сцене Московского театра имени Моссовета. C 1993 года служит в Малом театре.

Людмила ОБУХОВСКАЯ.