Письма в "Крымскую правду"

4 Апрель 2018 429

Любовь бывает и на войне

Была в газете хорошая рубрика «Поколение победителей», в которой читатели рассказывали о своих родных, воевавших в Великую Отечественную. Хорошо бы её вернуть, чтобы в канун светлых дней освобождения Крыма и Великой Победы люди, особенно молодёжь, могли вспомнить героев. Мы с внуками Артёмом и Олей хотим рассказать о любви, рождённой на фронте, между нашими родителями, дедушкой и бабушкой, прадедушкой и прабабушкой.
Началась она банально: Виктор - молодой капитан, разведчик, Виктория - выпускница ускоренных курсов радистов. Парня с добрым взглядом голубых глаз и ранней сединой на висках девушка увидела в штабной землянке. С её стороны - любовь с первого взгляда, вообще первая. С его - наверное, вначале симпатия. Понимал офицер, что дома на Орловщине осталась жена Люба, маленькие дочь и сын, что с Победой, если, конечно, выживет, он вернётся только к ним. А эта девушка… О ней хотелось заботиться, подарить хоть мгновение счастья среди всех этих отступлений-наступлений, бомбёжек. Виктор знал, что дома её никто не ждёт - родные погибли в оккупации, две самых близких подруги по школе и радиокурсам, попав в окружение, пропали без вести. Он не получал писем из дома, потому что семья была в оккупации, но изредка писали друзья - короткие фронтовые заметки: «Живы, воюем, встретимся в Берлине». Ей не писал никто. И как-то, когда в очередной раз пришла полевая почта, он заметил взгляд Виктории, полный боли и отчаяния. Через несколько дней пришло письмо и ей. Короткие фронтовые заметки: «Воюем, дойдём до Берлина», строчки Некрасова о русских женщинах и подпись «тёзка-капитан». Виктория ответила, Виктор снова написал.
Она, когда была возможность, провожала его, уводящего бойцов в разведку, и шептала: «Только вернитесь! Вернись, любимый». А он почти с каждого задания приносил «подарок»: шишку, веточку, однажды - огромную жёлтую кувшинку. Потом она впервые увидела, как плачут мужчины: стоял, прислонившись к берёзке, смотрел в облака, а по впалым щекам бежали слёзы. Кто-то из бойцов сказал, что капитан получил-таки весточку из дома - фашисты расстреляли его жену за связь с партизанами, пятилетнего сына и трёхлетнюю дочь соседи успели спрятать. Виктория так и не смогла сказать «тёзке-капитану», что у неё будет ребёнок. Они почти перестали общаться - словно в случившемся была их вина, будто это они, поддавшись вдруг нахлынувшим чувствам, притянули беду.
Через две недели Виктор не вернулся с задания. Спустя несколько дней, когда в расположение буквально приполз с важными донесениями тяжелораненый солдат из его группы, она узнала подробности. Нарвались на засаду, отстреливались до последнего, но фашисты подтягивали новые силы, пятеро героев ничего не смогли. Капитан, отправляя бойца с донесением, просил передать ей одно слово: «Люблю».
Прошло время, её отправили в тыл. Прощаясь, командир батальона, друживший с её Виктором, желал здоровья будущему малышу, обещал расписаться за них на рейхстаге. И отдал блокнот, в обложке которого был снимок: улыбающаяся женщина и двое ребятишек. На листе адрес: Орловская область, Клинцы… Виктория поняла без слов: это был адрес её любимого, его семьи.
Сына она назвала Александром. Едва вышла из больницы, отправила письмо в Орловскую область. Нет ответа. Новое письмо - опять тишина. Потом подсказали, что Клинцы теперь в Брянской области. Писать не стала: поехала. В детдоме на неё, худую, в застиранной гимнастёрке с малышом на руках, смотрели с сожалением. А она добилась, чтобы отдали Катю и Ваню. Его детей. Малыши потянулись к «тёте с фронта», приняли братика. Семья уехала в Сибирь, где для Виктории с её неоконченным педагогическим нашлась работа в детсаду. Жизнь стала налаживаться. Саша пошёл в садик, Катя и Ваня - в школу. На одном из уроков, посвящённых теме «Моя семья», они с гордостью рассказывали, что их папа и две мамы - герои: разведчик, партизанка и радистка.
Прошли годы. Как-то Виктория решила показать детям море. «Простите, с вами рядом свободно?» - обратилась она к совершенно седому однорукому мужчине на забитом евпаторийском пляже. Он поднялся: «Свободно». Они встретились взглядами и разом вскрикнули. Виктор и Виктория. Уже потом в парке на лавочке, когда он единственной рукой обнимал ещё не до конца осознающих происшедшее детей, а она прижималась к его плечу, бывший капитан рассказал свою историю. Тяжелораненный, контуженный попал в плен, прострелянную руку фашисты отпилили, испытывая какой-то новый метод. Едва оправившись - бежал, попал к партизанам, прошёл долгую проверку своими, воевал вновь уже лейтенантом - водителем в штабе. После войны пытался искать и радистку, и детей: но в родном городе Виктория так и не появилась, а детей, как ему сказали, усыновили. Приехал к другу в Крым, устроился шофёром, получил угол в общежитии, семью так больше и не создал.
Они расписались через несколько месяцев. Любовь, рождённая на фронте, - на всю жизнь.

Семья САМОЙЛОВЫХ.
Симферопольский район.
P.S. Конечно, мы продолжаем рубрику «Поколение победителей» и ждём от вас письма с рассказами о родных, прошедших Великую Отечественную.

Для одних - боль,  для других - пиар

В письмах читатели «Крымской правды» поднимают вечные темы, живо реагируют на события в стране и мире. И на трагедию, происшедшую в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерово, где погибли 64 человека, в том числе 41 ребёнок, пришло много откликов. Крымчане скорбят вместе с сибиряками, вместе со всей страной. И недоумевают, почему из трагедии некоторые пытаются устроить шоу, попиариться, нажиться.

«Поистине права русская пословица: кому вой­на, а кому мать родная, - пишет Юлия Долгова из Кировского. - Ещё не закончились разборы завалов торгового центра, а у нас уже на следующий день после трагедии появились «собиратели помощи жертвам», ходят по автобусам с коробкой, фотографией сгоревшего здания и предлагают «скинуться». Но только вот сильно сомневаюсь, что хоть копейку они отправят в Кемерово – просто повод нашли нажиться. Официально деньги собирает Российский Красный Крест, они перечисляются на расчётный счёт Кемеровского отделения, его легко найти в интернете, а все эти уличные сборщики попросту наживаются на чужом горе».
Нажиться пытаются и те, кто собирает игрушки с мемориалов, устроенных в разных городах. «В интернете под постом о трагедии выложили видео, как две женщины, судя по одежде, явно не бедствующие, собирают игрушки, которые горожане принесли в память о погибших детках, - написал Владимир Осипов. - На замечания не реагируют. Кто-то в комментариях осудил факт, кто-то рассказал, что и сам был свидетелем подобного кощунства. Но нашлись и те, кто пытался оправдать: мол, «бедные старушки, довело их государство до нищеты, не может защитить, так пусть хоть так заработают (!), ведь всё равно эти игрушки потом на помойку (?) выбросят». Господа, что вы пишете, зачем оправдывать кощунство, да ещё приплетая при этом «бедность и государство». Уверен, что по-настоящему нуждающийся человек никогда не пойдёт на такое. И на «бедных старушек» особы с видео не похожи, наоборот - даже слишком уверенные в себе и собственной безнаказанности базарные торговки, решившие заработать.
И зачем приплетать власть, которая уже много лет старается бедность побороть, сколько социальных проектов, мер соцподдержки вводится. К чему клеветать на Родину и оправдывать подлость?».
Подобные комментарии в интернете, попытки с телеэкрана попиариться, утверждая, что «власти скрывают реальное количество погибших, а на самом деле их сотни», - либо злой умысел, либо просто глупость. «Поражают вбросы по поводу трагедии, - пишет Дарья Трофимова. - Сколько же всё-таки особей заинтересованы в эскалации ситуации. Читаю в группе «Чёрный список» под картинкой со свечой и надписью «скорбим» злобные комментарии (орфография и стилистика сохранены).«Это России кара за Крым, донбас, сирийских детей и других ни в чём не повинных»; «сколько можно соболезнования высказывать, кому они нужны? вы лучше бы выводы сделали и задумались что мы живем все в одной стране такая хе*ня произошла из за с*аных взяточников… гибнут люди, 400 человек из за того что ТЦ был не готов к чрезвычайным ситуациям? И это только неделя после выборов, что бы не произошло ещё за 6 лет, стадо баранов все так же будет переизбрание ВВП устраивать». Хочется спросить у таких комментаторов: откуда цифры? Вы лично эти сотни погибших считали или слухам всё же поверили, зачем передавать непроверенную информацию, нагнетать обстановку? Или вы агенты Запада, которым плевать на страну, в которой живёте. Какая «кара», за что? За Крым, который сам выбрал единство с Россией и буквально был спасён ею - вспомните, что творилось на майдане в Киеве, как жгли людей в Одессе, как ехали к нам вооружённые националисты на «поезде дружбы». Думаете, не случись «Крымская весна», всё было бы, как до осени 2013-го? Нет, крымчан бы просто уничтожили за инакомыслие. Или эти комментаторы из тех, кто в войну фашистов хлебом-солью встречали? К чему делать из России империю зла? Просто подло и гнусно расшатывать ситуацию, наживаясь на чужой беде».
Радует, что здравомыслящих патриотов у нас всё же больше. И что умеют наши люди сопереживать чужой боли, значит, у страны есть будущее.

Неуважение к пенсионерам

Очень надеюсь, что на письмо обратят внимание городские службы и отреагируют. 20 марта в 15 часов попыталась сесть в автобус маршрута №114 на остановке возле перекрёстка улиц Балаклавская и Русская в сторону микрорайона Пневматика. Нас было всего двое: девочка-школьница вошла первой, а когда я взялась за поручни, автобус медленно поехал. Людей в салоне было мало, поэтому водитель отлично видел меня, мы даже встретились с ним взглядом, но, видимо, мой пенсионный возраст не вдохновил его. Не остановился. Прыгать в автобус на ходу я не рискнула. Водитель, закрыв двери, просто уехал, а я осталась стоять под дождём.
Номер этого нового автобуса, который недавно пустили по маршруту Пневматика - Марьино, - О489МС31, водитель - довольно молодой мужчина. Я была просто поражена его отношением к пенсионерам. Раньше несколько раз писала благодарности в адрес водителей маршрутки №25. И вот теперь столкнулась с натуральным хамством водителя иного маршрута. Неужели пенсионеры стали в Симферополе гражданами второго сорта и заслужили такое жестокое, просто нечеловеческое отношение? Если мы не остановим это хамство сегодня, трудно сказать, что нас будет ждать завтра.
К сожалению, электронный почтовый ящик транспортного отдела горисполкома, куда написала в тот же день, оказался забит. Поэтому все мои письма, отправленные им, возвращались обратно. На звонки по номеру телефона 27-49-98 (транспортный отдел) в течение двух дней никто так и не ответил. Поэтому и обращаюсь в газету, может быть, хоть с вашей помощью они меня услышат.

Марина ЛИТВИНОВА.
Симферополь.

Только ради медали?

Выборы президента России остались позади, россияне, в том числе и крымчане, сделали выбор, теперь уже можно говорить, что правильный. Но публикации по выборам продолжаются, тема одной из них, опубликованной в «Крымской правде», поразила - о севастопольцах, оставшихся без памятных медалей.
Точнее не сама публикация, а ситуация, которую жители города-героя раздули из пустякового факта. Понятно, что обещали власти медали «В память о референдуме 16 марта 2014 года в городе-герое Севастополе», не всем выдали по каким-то причинам, обидно, конечно. Но зачем из этого шоу устраивать на радость врагам страны, уже активно высмеивающим эту «российскую промашку в аннексированном Крыму»?
Журналист цитирует жительницу Севастополя: «При мне на участке чуть не началась драка, медали закончились перед двумя женщинами. Осталась последняя, которую и не могли поделить. Женщины начали ругаться друг с другом, требовать, чтобы им тут же выдали медали. Жалобы поступали с нескольких десятков избирательных комиссий. Многие заявили, что не будут голосовать, если им не дадут нагрудные знаки». (!)
Господа севастопольцы, не стыдно? Вы что, на референдум в 2014-м и на выборы в 2018-м действительно ходили только из-за медалей, цена которым меньше сотни рублей? Мне почему-то наив­но казалось, что мы ходили на референдум и президента выбирали ради будущего, ради жизни. Как в Крымскую войну, как в Великую Отечественную ради жизни, Родины, мирного Крыма и Севастополя сражались наши прадеды, деды и отцы. Разве ради медали ходил в стан неприятеля Пётр Кошка или спасал людей и боевые катера Иван Голубец, и ещё тысячи героев двух оборон, освободителей города? Нет, они не думали ни о наградах, ни о славе, они думали о Родине, о тех, кто будет после. Только ради этого отдавали всё, даже жизни. И очень сложно себе представить, что за медаль подрались бы, например, героини Севастополя Людмила Павличенко и Мария Байда.
Честно, стыдно за жителей города-героя, забывших, где они живут, предающих подобными разговорами, мыслями и деяниями память героев Севастополя, живших и погибавших не ради медалей.

Сергей ГОРЯЧЕВ.
Симферополь.


Наталья ПУПКОВА.