Как сберечь питьевую воду и спасти сельское хозяйство?

24 Ноябрь 2018 1059
Анатолий Репецкий.
Анатолий Репецкий.

Больше четырёх лет мы живём без «большой воды» - Северо-Крымского канала. До засухи этого лета аграрии неплохо справлялись с отсутствием значительного количества влаги. Но пришло время срочно менять подход к орошению. Полуостров не может зависеть только от дождей. Что делать в этой ситуации, нам рассказал эксперт Анатолий Тимофеевич РЕПЕЦКИЙ, кандидат сельскохозяйственных наук, бывший главный агроном колхоза им. В. И. Ленина Раздольненского района, главный агроном района, фермер.

- Многие крымские аграрии считают закрытие Северо-Крымского канала чуть ли не катастрофой: с наших полей исчезли рис, гречиха, стало меньше картофеля, овощей. Как компенсировать теперь эти потери? И в каких направлениях наиболее выгодно двигаться нашим фермерам?

- Я с ними согласен, канал много дал в своё время для развития степного Крыма, и после его закрытия нашему земледелию нанесён огромный ущерб. Но не стоит посыпать голову пеплом, примем всё произошедшее как случившуюся реальность, в которой вряд ли что-нибудь изменится в ближайшее время. Давайте обратимся к истории: путь большого орошения был блистателен, но скоротечен, всего каких-то 50 лет. А крымское земледелие имеет вековую историю и довольно успешную. При этом исключительно на суходоле. К примеру, была такая пшеница, выведенная ещё до вой­ны крымским селекционером профессором Петром Богданом, называлась она Крымка местная и занимала почти все посевные площади, несмотря на невысокую урожайность - около 15-20 центнеров. Весь секрет заключался в том, что её зерно содержало  высокий процент клейковины, и мука из неё использовалась как добавка к менее качественным, т.е. это был сорт-улучшатель. Италия платила за такое зерно золотом, без неё они не могли изготавливать свои спагетти. А какой домашний хлеб выпекали наши крестьяне? Представляете, каждый день пасхальные куличи по форме и содержанию. Но ещё при Хрущёве её заменили другими, более урожайными сортами, гораздо худшего качества, вот они, в основном, и занимают главную нишу до сих пор. Но это в корне неправильно: именно в Крыму достаточно солнечного сияния для получения высококачественного зерна, солнца у нас больше, чем в любой другой житнице России, включая Кубань, мы же выращиваем фуражное зерно, из которого выпекаем весьма посредственный хлеб. Получение же высококачественного зерна возможно только на суходоле.

- Как в те времена, когда не было полива, решались вопросы возделывания овощей и картофеля, а также бахчи?

- Картофель тогда завозили к нам из Курской и Воронежской областей, даже из Тульской и меняли на пшеницу, именно на ту, высококачественную. После, когда нас перевели под юрисдикцию Украины, то уже оттуда.
Отдельно стоит поговорить о рисе. До его появления в Крыму на столе у крымчан самыми обыденными продуктами были камбала, кефаль, ставрида, окунь морской, хамса, не говоря уже о бычках и креветке. Причём постоянно и совсем недорого. Конечно, и наши химзаводы приложили руку к исчезновению рыбного изобилия, но пальма первенства всё же, кажется, у риса. И ещё одно, очень немаловажное обстоятельство: примерно лет через пятнадцать после начала рисосеяния наши врачебные комиссии обнаружили у призывников в армию некие нехорошие изменения внутренних органов, в первую очередь печени. И всё это у будущих солдат, проживающих в сёлах Красноперекопского и Раздольненского районов, расположенных в зоне выращивания риса. Никто из них непосредственно, по причине малолетства, участия в полевых работах на рисе не принимал. Они просто жили там, и всё. Вокруг этих сёл проводились обработки рисовых чеков гербицидами, непременно с применением авиации, по-другому сделать это было невозможно.

- Как же были дела со здоровьем у тех, кто готовил растворы ядохимикатов? Или просто работал на рисовых полях?

- Неизвестно, поскольку вскоре подоспела перестройка, и все проблемы просто заболтали. Во всех прочих хозяйствах массовых обработок посевов зерновых гербицидами не практиковали, так как уборку зерна проводили чаще всего в две фазы: скашивание на свал и подбор уже высохшей хлебной массы, вместе с нею высыхали и сорняки, не препятствуя обмолоту. Но главной причиной отказа от гербицидов на пшенице и ячменях было то, что солома этих культур шла в корм для животноводства, и наличие в ней сорняков значительно повышало её кормовую ценность. И ещё опасение, что ядохимикат попадёт в молоко, что вполне возможно. Или просто было жалко коров? Сейчас никого не жалко, поскольку почти все площади зерновых обрабатываются гербицидами. Раньше это было строго выборочно, заранее определяли степень засоренности поля, и работники станций защиты растений определяли целесообразность проведения таких работ. Санэпидемстанция следила за соблюдением защитных зон возле населённых пунктов и ферм. Сейчас же всё упрощено. Можно отметить, что сейчас поля намного чище, но только за счёт чего эта чистота?

- Фермерские хозяйства пытаются поправить своё положение за счёт малого орошения. Каковы у них перспективы в этом направлении?

- В памяти людей старшего поколения хранится блистательнейший взлёт наших знаменитых колхозов: «Дружбы народов» и «России» Красно­гвардейского района. Случился он благодаря малому орошению; каждый колхоз пробурил до сотни артезианских скважин и построил на этом мощную экономику. Вслед за ними их увлекательному примеру последовали многие другие хозяйства. Учёные кафедры мелиорации Крымского СХИ тотчас забили тревогу перед руководством области о вполне возможных отрицательных последствиях этого шага, полуостров может остаться без питьевой воды. К их увещеваниям никто не прислушался, и после так всё и произошло. Во многих сёлах в подземных скважинах исчезла питьевая вода, в других произошло её засоление, и их пришлось закрыть. А ведь до этого не только в центральной, но даже в северной части полуострова были самоизливающиеся родники. После этого был запрещён такой полив, тем более, что пришёл канал, который снял проблемы. Долгое время разрешение на открытие новой скважины даже для снабжения водой населённого пункта нельзя было получить нигде, кроме как в Совмине СССР. А сегодня в районной газете есть объявления: фирмы предлагают свои услуги по бурению скважин. В земных недрах что-то изменилось в лучшую сторону? Нам нужно представлять всю хрупкость и неустойчивость баланса подземных вод, по утверждению учёных, использовать их для выращивания сельхозкультур крайне нежелательно, в этом случае мы можем лишиться питьевой воды. Пока сейчас можно уверенно говорить о перспективе капельного орошения на овощных культурах, садах и виноградниках, но лишь там, где есть для этого возможности. Нужно перестраиваться на сугубо суходольные культуры и технологии по их выращиванию.

Валентина ВАСИЛЬЕВА.