Победить анаконду

27 Апрель 2018 727

Есть ли у России друзья? Должны ли мы бороться за расположение со стороны бывших братских республик СССР? Что мы можем противопоставить фабрике цветных революций, разрушающей страну за страной? Не окажемся ли мы скоро в «осаждённой крепости»? На вопросы корреспондента «Крымской правды» отвечает политолог, доцент кафедры экономической и социальной географии и территориального управления Таврической академии КФУ имени В. И. Вернадского Сергей КИСЕЛЁВ.

- «Кольца анаконды» - красивый и зловещий образ американской геополитики. Посмотрев на карту, мы можем убедиться, что создание поясов напряжённости - не выдумка конспирологов. Насколько опасны эти кольца для нас, и что мы можем противопоставить такой стратегии?
- Для начала следует сказать, что «стратегия анаконды» была предложена одним из американских генералов-северян в годы Гражданской
войны в США. Суть её заключалась в сухопутной и морской блокаде территории, подконтрольной южанам, с целью добиться стратегического истощения сил конфедератов. Следует подчеркнуть, что в ходе войны большинства побед на поле боя добились южане, однако «стратегия анаконды» в конечном итоге привела к полному исчерпанию ресурсов Юга в его противостоянии экономически развитому Северу и к капитуляции армии Конфедерации южных штатов.

Сто лет назад Россия ответила на давление империалистических государств социалистической революцией.

Со времён Большой игры - стратегического противостояния XIX столетия между Российской и Британской империями на пространстве от Балкан до Жёлтого моря -
англосаксонская геополитика стремилась создать вдоль границ крупнейшего континентального государства цепь очагов и конфликтов, которые должны были обескровить Россию, подорвать её военное могущество и разорить экономически. Складывается впечатление, что Запад не сделал выводов из истории и вновь возвращается к своей традиционной стратегии. Сто лет назад Россия ответила на давление империалистических государств социалистической революцией, которая вынудила капитализм для своего самосохранения пойти на невиданные социальные реформы. Чем сегодня ответит Россия, пока ещё рано говорить, но один из способов, позволяющих разорвать ей удушающие «кольца анаконды», был предложен ещё в годы Первой мировой войны.

На самостоятельное существование у постсоветских республик шанс есть, а вот их шансы на самостоятельное развитие без экономической интеграции с Россией - весьма сомнительны.

В 1915 году политико-географ В. П. Семёнов-Тян-Шанский в своей статье «О могущественном территориальном владении применительно к России» указал основные направления экспансии русского государства, которые позволят ему занять лидирующее положение в мире. Это движение в сторону черноморских проливов и Восточное Средиземноморье, через Иран к Персидскому заливу и в акваторию Индийского океана, а также на Дальний Восток. Думаю, что любой, кто следит за внешней политикой нашего государства, может сделать самостоятельный вывод о том, насколько она сегодня соответствует этим рекомендациям. Как бы там ни было, но специалистами давно уже отмечено, что англо-американская геополитика имеет субширотный характер и выстраивается по оси Запад-Восток, поэтому «прорыв» России, восставшей, как Феникс из пепла, после событий «Крымской весны», на юго-запад, юг и юго-восток разрывает тело «геополитической гадины» и отдаёт стратегическое преимущество в наши руки.

«Прорыв» России на юго-запад, юг и юго-восток разрывает тело «геополитической гадины» и отдаёт стратегическое преимущество в наши руки.

- О «мягкой силе». В прежние времена мы часто говорили и писали о «невнятности», «неэффективности» и «непоследовательности» российской политики на постсоветском пространстве. Сегодня нас предупреждают армянские публицисты: «Потеряете сначала Армению, потом Белоруссию и Казахстан».
С другой стороны, ряд российских публицистов отвечает, что «Россия никого уговаривать не будет», и если не наученные примером Украины элиты других постсоветских квази-государств решат, что им, элитам, выгоднее пойти украинским путём в объятия «цивилизованного Запада», то надо дать им эту возможность, а потом, после разрушения их государственности, когда переболеют русофобией и запросят о помощи, разговаривать уже не на равных, как сейчас. Позиция циничная, но не лишённая геополитической логики. Но подходит ли нам такой «неоколониальный» вариант отношений с соседями?
- Увы, но и в наши одни для российской политики на постсоветском пространстве также применимы вышеперечисленные характеристики. Возможно, что они сохранятся и в обозримой перспективе, если в правящей элите государства не произойдёт очищение от той её части, которую принято называть «либерально-демократической» и «прозападной». Если же говорить честно, то никакая она не «либеральная» и уж тем более не «демократическая», а, по сути, представлена в своём большинстве банальными «агентами влияния».
Президент в своём Послании к Федеральному Собранию наметил основные задачи прорывного развития России, что неминуемо должно привести к созданию её нового привлекательного образа и для жителей постсоветских государств в том числе. Мне уже приходилось говорить, что решение этих масштабных задач потребует новых кадров управленцев и хозяйственников, так как с теми кадрами, которые сегодня формируют российскую элиту, никаких революционных «прорывов» в предыдущие 20 лет не произошло, и вряд ли они произойдут в будущем.
Российская «мягкая сила» не в умозрительных «стратегиях» и не в умопомрачительных финансах на их реализацию, сочиняемых и распределяемых госчиновниками, а в новом образе страны, опирающемся на её экономику и военно-политическую мощь.
- Есть ли вообще шанс у постсоветских республик на самостоятельное развитие - не в качестве лимитрофов? Каково их будущее в многополярном мире?

Крымчане наглядно продемонстрировали такие свойства нашего народа, как терпение и верность, а также веру в конечную победу справедливости.

- На самостоятельное существование у постсоветских республик шанс есть, а вот их шансы на самостоятельное развитие без тесной дружбы и экономической интеграции с Россией – весьма сомнительны. За редким исключением, постсоветские государства сегодня представляют собой либо зону демографической катастрофы, либо регионы экономической деградации, деиндустриализации и перманентного политического кризиса. В будущем многополярном мире значительная часть из этих государств исчезнет или сократится в своём территориальном объёме.
- Возвращение Крыма открыло новую страницу в российской истории. Есть ли нам что сказать здоровым или, как ещё недавно называли нас, «пророссийским» силам на территории бывшего СССР? Чем мы можем их обнадёжить?

Российская «мягкая сила» не в умозрительных «стратегиях», а в новом образе страны, опирающемся на её экономику и военно-политическую мощь.

- Ещё в начале 1990-х годов мы говорили о том, что Российская Федерация без Крыма проживёт, а вот Россия - вряд ли; что как только российское государство укрепится, то оно немедленно вернёт Крым в свой состав. Что и произошло! Воссоединение Крыма с Россией показало всему миру, что она, пройдя через тяжелейшие испытания, изменившись внутренне и внешне, сохранила свою привлекательность для миллионов людей, которые пережили день Воссоединения как самый счастливый в своей жизни. Кроме того, крымчане наглядно продемонстрировали такие свойства нашего народа, как терпение и верность, а также веру в конечную победу справедливости. Естественно, что такой справедливости наши земляки желают не только для себя, и с каждым месяцем, с каждым днём растёт вера в то, что она распространится на всю историческую Россию, которая куда шире, чем территория Российской Федерации!

Николай ФИЛИППОВ.