«Слава Богу, русская поэзия проснулась»

21 Март 2023 949
Эдуард Бояков.
Эдуард Бояков.

«Мы возвращаемся к поэ­зии». Режиссёр Эдуард Бояков о том, как спецоперация на Украине, всколыхнув основы нашего бытия, заставила нас слушать поэтов.

Вчера отмечали Всемирный день поэзии. Иосиф Бродский говорил в Нобелевской лекции, что «литература и, в частности, поэзия, будучи высшей формой словесности, представляет собою, грубо говоря, нашу видовую цель».

Я никогда не соглашусь с определением, что поэзия - лишь часть нашей жизни, даже важная. И о ней можно говорить, как о пользе мёда или занятий филателией.

Поэзия - не одна из практик нашей жизни, а её суть. Общество неполноценно без фигуры большого поэта, будь то хоть Твардовский, хоть Бродский, хоть поэты Сереб­ряного века.

Как бы радикально это ни звучало, я уверен, что об эпохах судят по поэтам. В русской истории это точно так, начиная со времени Пушкина, памятник которому недаром стоит на одной из главных площадей столицы.

Хотя бывают времена, когда поэтическое слово не звучит. И тогда Бродский эмигрирует, Борис Рыжий погибает, и становится ясным неблагополучие времён, не предъявивших нам очевидных поэтов.

Невероятным поэтически богатым временем в этом смысле были оттепельные 60-е, когда общество разговаривало через поэзию, а чтение стихов собирало стадионы. Тогда была явлена и большая военная поэзия - Гудзенко, Слуцкий, и «новая» поэзия молодых - Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина.

И в XX, и в XIX русских веках не было десятилетия, когда бы ни появлялась фигура поэ­та, занимающего умы людей и воспринимаемого ими почти пророком.

Только 80-е и 90-е годы XX века в этом смысле были «глухими». Бродский был, но не в России.

Но сейчас поэзия неожиданно снова зазвучала. На СВО. Спецоперация на Украине, всколыхнув основы нашего бытия, заставила нас слушать поэтов. В таких событиях - и похоже, что это закономерность - мы возвращаемся к поэзии. А поэты возвращают себе свою настоящую поэтическую легитимность.

Достаточно послушать и почитать Анну Долгарёву, Анну Ревякину, Дмитрия Мельникова, Марию Ватутину. Не могу не радоваться этому, в том числе и как человек, издававший антологии их стихов и ставивший по ним спектакли.

У донбасских поэтов есть биографии. И перед нами очевидные личности.

Кто-то из них очень острый человек со сложным характером, кто-то невероятный экстраверт, открытый и пуб­лицистичный, кто-то аутично погружён в своё личное творчество, но все они очень интересные люди. И можно только сказать: слава Богу, поэзия проснулась.

И она, с одной стороны, утешение для человека. Но есть в ней и более высокий смысл. Поэзия всё-таки эсхатологический жанр - это наш разговор с Богом, репетиция Страшного суда.

Ты словно входишь в пространство, где невозможно соврать, сфальшивить.

И нет ничего позорнее и смешнее поэтической неискренности или выяснения отношений не с Богом, а с политикой или политиком.

Во времена возвращающихся стихов я рискнул снять фильм «Русский крест» по одноимённой поэме Николая Мельникова. В нём от начала до конца звучит стихотворное слово.

О стихах Мельникова снобы склонны говорить в понижающей манере - деревенская, народная, незатейливая, ситцевая поэзия.

Отдавая себе в этом отчёт, я - тоже сноб - настаиваю, что это очень важная линия русской поэзии - линия Твардовского и Некрасова.

Николай Мельников родился в точке пересечения трёх границ, в деревне, где поют петухи трёх государств - России, Украины и Беларуси.

И смог объединить в своих стихах украинский, русский и белорусский музыкальный поэтический строй. Конечно, через русский язык, русский поэтический слог.

Именно язык поэзии Мельникова - народный, простой, нарративный - позволяет создавать и сохранять драматургию рассказываемой им истории. Поэма «Русский крест» - замечательное произведение, а её простота на самом деле очень сложная. Как простота супрематистов. Или русской иконы. Это простота, в которой нет ничего лишнего и всё подчинено задаче быть услышанным человеком. Любым.

Строй и размер его поэмы, его повествовательный хорей создают органический поэтический текст, музыкальность, напевность, мелодичность и простоту.

Надеюсь, что зритель фильма быстро поймёт, что речь в нём не о спившемся деревенском мужике, а «обо мне». Вполне городском человеке, вдруг прозревшем и понявшем, что ты профукиваешь свою жизнь, теряя связь с землёй, страной, своими детьми.

Эта поэма о покаянии и наша попытка говорить с обществом стихами.

Эдуард БОЯКОВ, режиссёр, продюсер, автор фильма «Русский крест».

Источник: rg.ru