Первый в Севастополе

5 Май 2021 914

«Первым на танке ворвался в Севастополь», - эти строки Афанасий Барабаш, гвардии полковник командир 22-го гвардейского отдельного Мелитопольского танкового полка, написал в мае 1944-го в наградном листе на 21-летнего гвардии лейтенанта Ивана Ревкова. Высшая награда страны - медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза. В том танковом экипаже, «десятке» - Б-10 (по фамилии комполка. - Ред.), появились в марте 1945-го (дата указа о награждении) сразу два Героя Советского Союза - командир танка Иван Ревков и гвардии старший сержант механик-водитель Николай Водолазкин. Орденами за подвиг были награждены гвардии старшие сержанты заряжающий Алексей Ханов и радист-пулемётчик Николай Минин. К сожалению, узнать о судьбе последних не удалось - не нашли мы и их наградные листы, документы на портале «Память народа», созданном по данным Центрального военного архива Министерства обороны страны, но коллега Борис Гельман, в семидесятых писавший об офицере, упоминал, что заряжающего наградили орденом Ленина, а радиста - Красного Знамени.

Иван Ревков. Фото с портала
«Память народа».

Николай Водолазкин. Фото с портала
«Память народа».

Их, танкистов из того экипажа Т-34 с бортовым номером Б-10, увы, уже давно нет на этой земле. Алексей Ханин и Николай Минин, как вспоминал командир Иван Ревков, были лет на десять-двадцать постарше его, рождённого 27 сентября 1922-го, да и Николай Водолазкин постарше был - родился 25 июля 1921-го. Он ушёл раньше командира - 7 января 1981-го - в Рыбинске Ярославской области, там, на Аллее Славы высечено на памятнике Героям Советского Союза его имя. И на мемориальной плите на Сапун-горе, в Севастополе, оно есть. Любимая Анна Петровна вспоминала, что, когда они с мужем приезжали в город-герой, их «принимали, как родных, говорили - это наш лучший герой». Желанным героем в Севастополе был и Иван Ревков, его фамилия тоже высечена на мемориальной плите на Сапун-горе. А вот сохранилась ли могила офицера во Львове… Он, как рассказывает сын героя Игорь Иванович, жил там, преподавал во Львовском высшем военно-политическом училище, ушёл из жизни 7 апреля 1992-го, на памятнике уже тогда побоялись написать Герой Советского Союза.
А для нашего Крыма они - настоящие герои. Экипаж танка весь апрель 1944-го прошёл с боями от Сивашского плацдарма к Севастополю. Правда, командиром танка и взвода тогда был иной офицер: в беседе с нашим коллегой сорок лет назад Иван Ревков рассказывал, что комбат, представляя его экипажу, говорил «командира танка вчера убило. Всё рвался в Севастополь, он сражался там в 1942-м». По документам военного архива мы смогли уточнить, что был это Виктор Леонов, гвардии лейтенант. Погиб 14 апреля 1944-го и, как указано в похоронке, что получила его жена Ульяна Фоминична, похоронен на «северо-восточной окраине Симферополя - от моста 50 метров около шоссе (памятник)». Но, горюя о погибшем товарище, экипаж принял нового командира: слаженная подобралась команда, трудовая-боевая. Николай Водолазкин до войны был трактористом, Николай Минин трудился на танковом заводе, Алексей Ханин был кавалером ордена Трудового Красного Знамени, а Иван Ревков, за две недели до начала войны окончивший Орловское бронетанковое училище имени Михаила Фрунзе, принял первый бой в июле 1941-го. Их было очень много, боёв у этих танкистов, Псковщина и Москва, Сталинград и Миус-фронт, Белоруссия и Прибалтика… Без сомнения за каждый они достойны наград и благодарности, и нашему полуострову, Севастополю повезло, что были у них такие бесстрашные и славные освободители. Сегодня пожелтевшие от времени наградные листы весны 1944-го читаются легко - ты просто не можешь до конца осознать, что стоит за этими строками представления к награде. Сколько мужества, силы и веры в Победу несли в себе эти герои, в общем-то, в большинстве молодые ребята, приносящие мир Советской Родине, нашему полуострову. «Танковый взвод товарища Ревкова, - читаем в наградном листе за 16 мая 1944-го, - во взаи-
модействии с другими родами войск прорвав сильно укреплённую оборону противника на высоте 165.1, Английском кладбище, горе Зелёной, на максимальных скоростях обходным путём преодолевая на пути все препятствия - доты, дзоты и огневые точки, с тыла штурмом овладел высотой 127.7 и держал оборону до подхода наших частей». Подходу основных наших сил мешали превосходившие в численности танки, самоходные орудия и артиллерия фашистов, да и танковый взвод - три машины - гвардии лейтенанта понёс потери, осталась по сути одна боевая машина комвзвода. «Смелым броском заходит в тыл горы Зелёной и вступает в бой с 10 танками противника и овладевает горой Зелёная».
В этой четырёхчасовой схватке экипажа командиром (он же наводчик) «лично уничтожено 3 танка, 4 пушки, 6 огневых точек, станковых пулемётов и 150 солдат и офицеров противника».
А 9 мая 1944-го танковый экипаж с номером на броне Б-10 первым ворвался на окраину Севастополя, завязав бой с тремя немецкими танками. Один удалось подбить, два отступили в глубь города. Но и танк наших героев загорелся - отступать, тушить - некогда. На самой максимальной скорости танкисты промчались в город, сбивая пламя потоком воздуха. Очевидцы потом рассказывали то об «огненном факеле», то о «призрачном гонщике». В наградных листах сказано проще - «презирая опасность, смерть» в течение 5 минут двигаясь по улице Лабораторной (Лабораторное шоссе, улица Василия Ревякина), достиг цели. «При этом уничтожил: шестиствольный миномёт, четыре огневые точки, которые мешали продвижению нашей пехоты».
И первое красное знамя танкистов установлено экипажем на балконе трёхэтажки на улице Ленина.
Первый танк, ворвавшийся в Севастополь, был под боевым номером Б-10, Ивана Ревкова, Николая Водолазкина, Николая Минина и Алексея Ханина. Трёхдневные бои за город, в которых ими «уничтожено 4 танка, 6 пушек, шестиствольный миномёт, 12 огневых точек, 18 станковых пулемётов, 5 автомашин с грузами, 15 повозок, 180 солдат и офицеров противника, 3 дота, 5 дзотов». А 12 мая 1944-го поступил новый приказ - на Камышовую бухту. И вновь максимальная скорость - там скопились фашисты, всё ещё оказывавшие сопротивление, мечтавшие выбраться из Крыма, но не выдержала эта трёхтысячная группировка натиска танкистов, ведомых командирами гвардейского взвода, сдались. «250 солдат и офицеров противника было уничтожено, захвачено много техники». Севастополь праздновал Победу - за год до большой, общей, у него была своя радость. И залпы салюта, 24 из 324 орудий, что звучали в Москве в честь освобождения Севастополя, - заслуга и танкистов экипажа Т-34 с номером Б-10 на башне.

В тему

У Севастопольского железнодорожного вокзала на Зелёной (ещё одно название, более современное - Красная) горке, за которую сражался и экипаж офицера танкиста Ивана Ревкова, установлен памятник-танк Т-34, номер башни 137. Его установили в мае 1944-го над братской могилой (по архивным документам - 26 танкистов, погибших в конце апреля - начале мая, перезахоронения из разных мест) воинов 85-го отдельного гвардейского Севастопольского орденов Суворова и Кутузова танкового полка. Танк, ставший памятником, погиб на Корабельной стороне, четыре члена экипажа его тоже в той братской могиле - Василий Горбылёв, Алексей Лабынцев, Василий Лукьяненко, Иван Салохин (Солохин). Они тоже герои Севастополя, Крыма - освободители.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.