Все вдруг поняли, насколько уязвимы

31 Май 2020 420
Владимир Константинов.
Владимир Константинов.

Председатель Государственного Совета Республики Крым Владимир КОНСТАНТИНОВ ответил на вопросы журналистов - в неформальной обстановке и, как всегда, открыто, несмотря на принятые меры по противодействию коронавирусной инфекции. Беседа продолжалась около часа. Предлагаем читателям наиболее интересные, на наш взгляд, выдержки из неё.

Как изменится жизнь после пандемии коронавируса

Что же будет с экономикой и с нами

- Сегодня одни «болеют» чрезмерным оптимизмом, другие - чрезмерным пессимизмом, а истина, как всегда, где-то посередине. По моему убеждению, настоящую оценку происшедшему можно будет сделать примерно к осени. Сегодня руководители, владельцы бизнеса не обладают достаточной информацией. Не потому, что они плохие управленцы, а потому, что в системе образовалось много неизвестных факторов. Восстановится ли спрос на товары и услуги и в каких масштабах? Будет ли у России преимущество перед другими странами? На все эти вопросы сегодня нет ответа - пока самолёты снова не полетят, пока не восстановится железнодорожное и автомобильное сообщение, пока люди вновь не начнут свободно перемещаться между регионами. Мировую экономику ведь создали люди. И в конечном счёте, на них она и держится.
Опыт прошлых кризисов может быть применён лишь частично, потому что прош­лые кризисы были секторальные - в финансах, в строительстве. Они наносили удары по определённым отраслям экономики. А нынешний кризис - фронтальный. Наш мир уже никогда не будет прежним. Что-то из прошлого мы утратим навсегда и что-то новое приобретём. Любой кризис открывает новые возможности. Самое главное - как изменится менталитет людей. Все вдруг поняли, насколько мы уязвимы.

Между архаикой и рынком

- Люди смотрят телевизор, следят за ценами на газ и нефть, не интересуясь при этом, а сколько рабочих мест создано в родном селе, сколько предприятий в районе, не задаваясь вопросом, откуда вообще власть берёт деньги - в том числе на социальные программы. Бюджет формируется сверху, такая модель совершенно «не заточена» на человека, который что-то создаёт и, собственно говоря, и формирует экономику.
О человеке вообще редко вспоминают. А ведь даже тысячи открытых рабочих мест - это вторично. На первом месте - люди, которые придут работать. Вот если мы изменим это, тогда изменится всё. И очень быстро.

О тех, кто в «серой зоне»

- Официальный источник у нас один - центры занятости. Их статистика показывает, что безработица растёт, но рост не катастрофический и не критичный. Но есть фактор скрытой безработицы, который у нас не учитывается вовсе.
Я пытался бороться с этой «неучтёнкой» ещё в украинский период. И когда-то вывел более или менее обоснованную цифру в 200 тысяч. Это показатель «непрямой безработицы». Например, живёт человек в сельской местности, обеспечивает себя с приусадебного участка продуктами питания и перебивается нерегулярными случайными заработками. Число вообще не работавших по тем моим подсчётам сос­тавляло примерно 60 тысяч. Это много для того периода.
При этом наша ментальность сильно отличается от западной, там если остаёшься без работы, помощи ждать неоткуда. А у нас всё-таки социальное государство и люди другие. У нас принято помогать друг другу.

Не допустить банкротства

- Во-первых, упадёт сбыт, сильно пострадает наша курортная сфера. Сильно, но не фатально. Наша задача, задача власти состоит в том, чтобы максимально её сохранить. Любыми формами поддержки помочь избежать банкротства. Потому что процедура банк­ротства у нас сложная и может затянуться настолько, что предприятие на следующий сезон и даже через сезон будет неспособно принимать отдыхающих. Хорошая новость - в том, что я не думаю, что серьёзно упадёт популярность отдыха на море. Крымская природа, солнце, море - это, образно говоря, наши нефть и газ. Наши непреходящие богатства. Мы восстановимся. Безусловно восстановимся.
В этом у меня нет сомнений.
Иностранный туризм ещё долго будет заперт, люди боятся застрять в аэропортах.
А мы не были ориентированы на иностранцев, у нас свой кластер сформировался. У нас всё будет работать. Вот сфера общественного питания, возможно, не восстановится полностью, там придётся менять формы работы.

Поддержать сельхозпроизводителя

- Да, это тоже одна из наших проблем и ключевых задач власти. Мы должны бороться за сохранение всего, что удалось создать за эти 6 лет. Если мы это утратим, восстанавливать придётся долго. А главное, это ведь наш крымский производитель. То есть, это те крымчане, которые организовали «Крымскую весну». Мы не вправе их разочаровать! Здесь надо применять любые средства - дотации, субсидии, целевые программы - чтобы сохранить производственные цепочки.

Сезон 2020: за и против

- С одной стороны боязнь, перестраховка: крымчане, которые не связаны с бизнесом, в один голос твердят: «Не надо никого пускать, давайте посидим в изоляции». Те, кто связан, наоборот, обрывают телефоны: «Катастрофа! Гибнем». Вот два противоположных подхода.
Моё мнение: конечно, нам надо открываться. Промедление может привести к тому, что открываться будет уже некому. Но иллюзий, что к нам сразу поедут, как раньше, тоже нельзя испытывать. Все боятся попасть здесь в обсерватор. Вот ты приехал отдыхать, а кто-то заразился. И ты вместо отдыха без денег сидишь тут взаперти и ждёшь. Вот этот страх будет сильно мешать. Люди поедут, но поедут не все и не так много, как нам хотелось бы.

Не надеяться на дождь

- Да, потребуются большие деньги на замену всей системы нашего водоснабжения: она выработала свой ресурс и морально устарела. Но здесь нам нужно принять политическое решение. Нашим приоритетом долгие годы была социальная сфера - детские садики, школы. Но вода для Крыма не менее важна.
60-70% воды в Симферополе теряется из-за некачественных коммуникаций. Нужна программа действий, пусть даже рассчитанная на 10 лет. Но мы будем знать, что через 10 лет в столице не будет проблем с водой. Кроме того, у нас не решена окончательно проблема распределения воды внутри Крыма - между регионами полуострова. Нужно использовать современные технологии в сельском хозяйстве, которое тоже не может нормально развиваться в условиях нехватки воды.
А вот разговоры о том, что надо дождаться, пока Украина возобновит поставки воды по Северо-Крымскому каналу, меня приводят просто в бешенство.

Две причины не пить украинское

- Первая: там неонацистский режим, это аморально.
С людьми, которые там правят, у нас не должно быть ничего общего. Киевская власть настолько беспринципна, что убила своих же людей на майдане. Так что им стоит нам вместо воды поставлять какую-то отраву?
Вторая: Северо-Крымский канал непригоден для приёма воды. Посмотрите, в каком он состоянии. Миллиарды надо потратить, чтобы его модернизировать. Но вы же знаете украинскую «договороспособность», вспомните, как складывали цену на газ, и представьте, что будет с ценой на воду. Нет, днепровскую воду надо забыть как страшный сон, и заниматься своими проблемами, которых у нас полным-полно.

Об иностранных наблюдателях

- Помните наш романтизм 2014 года? Мы писали обращения и в ООН, и в ОБСЕ. Как радовались, как искренне встречали крымчане всех этих европейских депутатов! Да, как люди они вели себя доброжелательно и честно. Но политика в их странах делается совершенно по-другому. Бесполезно обращаться к тем, кто тебя не слышит и живёт в другой реальности. Пожалуйста, пусть приезжают. Мы их встретим, всё опять покажем. Нам скрывать нечего. Но у меня нет на них особых надежд, откровенно говоря.

Николай ФИЛИППОВ.