Сергей Головецкий: Для работы нужна внутренняя мотивация

8 Февраль 2020 269

С Сергеем Головецким мы познакомились на втором кинофестивале «КрымДок», где он возглавлял жюри. Нельзя было упустить возможность узнать из первых уст, что же происходит в документальном кино, интерес к которому растёт во всём мире.

- Сергей Анатольевич, у документального кино нет проката. Авторы сами участвуют в его продвижении к зрителям через фестивали, другого пути пока нет?

- Вы правы: другого пути, увы, нет. От его создателей это, увы, не зависит.

- Почему же не зависит?

- Потому что документальное кино пытаются превратить в коммерческое, а оно таковым, в отличие от игрового, быть не может. Государственные студии сменили частные, «семейные лавочки». И реализуют они свой сугубо семейный интерес. Это одна из проблем российского документального кино. Другая - замкнутость в фестивальном гетто. Мы не выходим в широкий мир. Не может не озаботить странный подход Министерства культуры: режиссёрам дают государственные деньги, мы делаем кино, а в итоге от нас требуют не фильм предоставить, а только чеки - сколько на что потрачено. Я считаю, что производственный цикл может считаться законченным, только когда фильм попал в публичное поле.

- Где-то есть такое?

- Например, у наших аргентинских коллег - дают гранты кинематографистам и считают их «отработанными», когда фильм прошёл по телевидению. А наши государственные телеканалы не обязывают показывать фильмы, созданные на государственные деньги. Мы тихо вымираем от отсутствия связи с жизнью. Фестивали - это не связь с жизнью, а всего лишь инструмент популяризации. Один федеральный эфир по охвату в сотни раз эффективнее всех фестивалей и социальных сетей вместе взятых. У нас есть 10-20 документалистов, которые представляют кино в стране и за рубежом, а документального кино, которое представляет жизнь страны, в должном объёме нет.

- Вы входите в это небольшое число. К тому же вы снимали для «Первого канала», ваши фильмы идут на канале «Культура». Расскажите о них. Ведь даже название и всего несколько слов о содержании могут многое сказать не только о фильме, но и об авторе.

- Среди фильмов, которые вышли в годы моей работы на «Первом канале» в паре с тележурналистом Павлом Шереметом, который трагически погиб в 2016 году в Киеве, - «Чеченский дневник», «Михаил Горбачёв. Политический роман», «Последний год империи», «Последняя высота генерала Лебедя», «Грузия - утомлённая свободой», «Своя-чужая земля». Среди них есть номинанты премии ТЭФИ, имеющие более десятка международных призов. Но этот опыт принёс мне мало творческой радости, скорее я получил психическую травму.

- Пугаете…

- Сам испугался, когда решил посмотреть, что же сделал. Поставил кассету, и выдержал секунд сорок. После чего все 30 кассет сбросил в мусоропровод.

- Что же вы там нашли, с чем не смогли смириться?

- Правильнее было спросить: чего не нашёл. А не нашёл того, что имеет отношение к кино. Почему у нас конфликт с телевизионщиками? Потому что они выражаются на одном языке, а кинодокументалисты - на другом. Мне неинтересно делать фильмы по заказу «Первого канала», потому что там нужен пафос. Там можно получить даже приличные деньги, но там не будет меня: им нужен не автор, а формат. И у творческого человека нет мотивации там работать. Рос­кошь быть собой я нашёл на канале «Культура». И там есть аудитория, которая понимает, что есть не только язык информационный, но и образный.

- Как в художественных фильмах?

- Имеете в виду игровое кино? Но оно может и не быть художественным, зачастую так и происходит. Оно может быть чисто информационным, где нет образа.

- Какой же критерий художественности?

- Что положено в основу - факт или образ? Есть факт, в котором и образ просвечивает. А есть факт, который остаётся фактом. Вот и всё. Многие путают задачи документального кино с задачей Википедии.
А они разные. Настоящие документальные фильмы наполнены образами, и через них воздействуют на умы и чувства. В них сочетается беспристрастность и эмоциональность.

- Что сняли для канала «Культура»?

- В цикле «Острова» вышли фильмы-портреты: «Александр Кайдановский, Рустам Ибрагимбеков. Камерная пьеса для двух городов», «Василь Быков. Реквием», «Олег Борисов. Дневник артиста», «Александр Медведкин, Марлен Хуциев. Монтажный период», «Сказки венского леса» по мемуарам кинематографиста Бориса Добродеева, «Евгений Нестеренко. Неделя в России», «Константин Худяков, Олег Чухонцев.
Я из тёмной провинции странник…». Цикл «Больше чем любовь»: «Любовь и смерть Стефана Цвейга», «Прочерк» и «Олег и Лиза» (про Олега Даля и его жену). Картину «Мастер и Марианна» про поэта Владимира Соколова и его жену Марианну.

- В игровом кино не пробовали себя?

- Было дело. Снял короткометражку для детей «После дож­дя», которая получила диплом польского кинофестиваля в Щецине. И завершил полнометражный фильм коллег на «Беларусьфильме» «Подводные странники», который получил специальный приз на международном фестивале во Франции. А ещё поставил на Белорусском телевидении свою театральную новеллу «Ущу ращ про развод». Но моя стезя кинодокументалиста оказалась гораздо успешнее. Фильм «Андрей Битов. Писатель в полуписьменном мире» - документальный, но отмечен призом как лучший короткометражный на фестивале «Россия» в Екатеринбурге и стал лучшим документальным фильмом в Гатчине на фестивале «Кино и литература».

- Теперь думаю, всем понятно, почему именно вас пригласили возглавить жюри на самом молодом в России кинофестивале «КрымДок». После того как все призы розданы, можно говорить о впечатлениях без обиняков, не так ли? И тогда мы узнаем, чем отличается этот фестиваль от других.

- Должен заметить, что представленные на крымском кинофестивале ленты выражают ситуацию, сложившуюся в отечественном документальном кино. У документального кино мировоззренческие задачи. Оно смыслы формулирует, и эти смыслы должны быть значительными. Стратегическими. Когда говорят о целом - о человеке, о стране и о мире. Но большое мышление я увидел у людей, которые работали в советском кинематографе, воспитаны тем пространством.
А молодые ограничиваются тем, чтобы найти героя, выстроить материал и оперативно «ободрать шкурку» - эффектно предъявив свой продукт получить приз. Нынче не воспитывается умение выражать глобальное пространство и не даётся профессиональное образование.

- Фильм «Санитар» у нас остался незамеченным, а в Гатчине на фестивале «Литература и кино» он получил приз. Что вы о нём скажете?

- Герой фильма - писатель Артемий Ульянов, работающий санитаром в морге, человек неординарный и глубокий.
А на экране устраивается шоу, и герой вызывает у меня сочувствие, но не интерес. Это одна из тенденций современного документального кино: автор находит интересного героя, но не способен его профессионально осмыслить и представить в адекватном, выгодном, интересном виде. То есть раскрыть его зрителю. И в этом фильме режиссёр воспользовался героем как экзотикой, и в результате «потопил» его. Фильм без замысла. В нём не сохранено то сакральное пространство, о котором говорит герой. Автор оказался не на уровне героя.
Я ведь оценку ставлю не за героя. Это всё равно что - ноги стройные, а ботинки не со вкусом подобраны. Поэтому сильных картин, по большому счёту, немного.

Досье

Режиссёр, сценарист, драматург, художник ­Сергей Анатольевич Головецкий по первому образованию - архитектор. После окончания мастерской документального кино ВГИКа работал на независимых и государственных студиях Москвы и Минска. Его документальные ленты отмечены призами на отечественных и международных кинофестивалях. Фильм «Тайна 22 июня» получил приз Романа Кармена на фестивале «Волоколамский рубеж». «Крест у дороги» - диплом в Португалии, «Медосмотр» - приз на фестивале в Екатеринбурге и Гран-при в Польше и Минске. Фильм «Полёт чемпиона» про неоднократного рекордсмена мира по прыжкам в длину Игоря Тер-Ованесяна получил на последнем фестивале «Россия» в Екатеринбурге приз за лучший короткометражный фильм. Сергей Головецкий живёт и работает в Москве. Участник международных конкурсов карикатуристов. Доцент Иркутского филиала ВГИКа.

Людмила ОБУХОВСКАЯ.