Дубки. Страшная страница

18 Январь 2020 304
Мемориал в Дубках на месте массовых расстрелов в годы войны.
Мемориал в Дубках на месте массовых расстрелов в годы войны.

Наступивший год - юбилейный для страны: 75 лет со Дня Великой Победы, у нашего Симферополя в этом году тоже есть юбилейная дата, связанная с личной, городской историей Великой Отечественной. Грустная дата: полвека назад земельные работы на втором километре шоссе Симферополь-Николаевка вскрыли ещё одну жуткую военную страницу - тысячи казнённых фашистами в урочище Дубки. В том же году о страшной находке рассказали отечественным и иностранным журналистам, общественности. О той пресс-конференции, о личных впечатлениях от увиденного в Дубках рассказывал нам, увы, ушедший из жизни коллега Николай Бондаренко, фотокорреспондент газеты.

Для Николая Николаевича, прошедшего войну, заслужившего медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды, много раз видевшего смерть, терявшего боевых друзей, увиденное в Дубках стало, как он сам признавался, шоком. «Невозможно привыкнуть к войне, а уж когда её жертвами становятся ни в чём не повинные дети, женщины, старики - это за гранью. В конце 1970-го зал Дома культуры железнодорожников был переполнен - проходила уникальная в историческом смысле пресс-конференция для зарубежных и отечественных журналистов, юристов, общественности. Им рассказывали о результатах расследования злодеяний фашистов в урочище Дубки (тогда - часть Симферопольского района, ныне - столицы республики, микрорайона улиц Героев Сталинграда - Маршала Жукова. - Ред.). Были представлены жуткие экспонаты: человеческие черепа, часто совсем крошечные, с пулевыми отверстиями в затылке, кисти рук, связанные ещё при жизни несчастных людей колючей проволокой, и многое другое, что заставляло содрогнуться».
В начале войны в урочище находился зенитный дивизион, прикрывавший Симферополь, когда его эвакуировали, остались рвы и окопы, которыми для своих злодеяний пользовались фашисты. А на гребне внешней гряды Крымских гор остались ещё и воронки от авиа­бомб, что сбрасывали осенью 1941-го гитлеровские самолёты - тоже идеальное для фашистов место казней. Уничтожали там узников концлагеря, что находился неподалёку, в бывшем птицеводческом совхозе «Красный».
- Пленных расстреливали методично, ежедневно, пригоняли сюда, ставили у ям и стреляли в затылок, - вспоминал услышанное на пресс-конференции наш фотокор. -
В зале тогда были два священника, они не задавали вопросов, молча слушали. Уже поздним вечером, когда я сдал в номер газеты серию фотоснимков с пресс-конференции, раздался телефонный звонок. «Я - епископ Антоний. У меня к вам просьба. Завтра служители нашей епархии выезжают в Дубки, где отслужим панихиду по убиенным. Нам нужны фотографии: хотим показать прихожанам злодейства, которые были совершены здесь. Вы согласны поехать с нами?». Откровенно говоря, продолжал коллега, я растерялся - никогда ранее не общался со служителями церкви. Разыскал редактора газеты Владимира Бобашинского. Он не только дал добро, но и заверил, что это непременно нужно сделать. И вот раннее утро. Автобус медленно продвигается по мокрому от ночного дождя шоссе, потом по скользкому, размытому просёлку. Машину повело юзом, потом и вовсе забуксовал наш транспорт. Епископ Антоний, сидевший впереди, что-то негромко сказал через плечо.
И сразу же человек 15 молодых священников выскочили из автобуса и с усердием стали выталкивать его из грязи. Удаль молодецкая взяла верх, мы выбрались из трясины. Подъехали к полю. И, думаю, волосы у многих, не только у меня, что называется, встали дыбом. На небольшом участке земли один к одному выложены рядами 3856 черепов! У всех пулевые отверстия в затылочной части. Столько наших людей казнено здесь, а родные их и не знали, где покоится прах.
 Долгие годы вообще никто не знал об этих местах, ведь при расстрелах фашисты тщательно перекрывали дорогу, а всех случайных свидетелей уничтожали здесь же.
- Жуткое состояние, - вспоминал Николай Бондаренко. - Картина Василия Верещагина «Апофеоз войны» поблекла перед этим зрелищем. Рядом, как на дровяном складе, штабелями были сложены берцовые кости. Они тянулись на десятки метров. За ними точно так же сложены кости рук. Многие перевязаны проволокой. Священники сникли. Шептали молитвы, крестились. Епископ Антоний поднял череп, осмотрел его скорбным взором и осенил крестным знамением. Панихида продолжалась больше часа. Молились, говорили вполголоса. Врачи и судмед­эксперты давали пояснения. Обстановка была тяжёлая. Уезжали из урочища Дубки в полном молчании. Уже в Симферополе епископ Антоний сказал мне, что фотографии они обязательно покажут прихожанам многих областей страны, чтобы люди знали об ужасах войны, помнили о павших. Такое никогда не должно повториться.
Часть останков из урочища Дубки позднее перезахоронили на Симферопольском кладбище «Абдал», остальные покоятся на месте расстрелов. В 1973-м «Крымская правда» опубликовала фоторепортаж Николая Бондаренко об открытии там мемориала.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.
Фото автора.