Встреча «Жуковского»

30 Сентябрь 2019 641
В 1959-м наша газета опубликовала снимки встречи рыбаков из Атлантики.
В 1959-м наша газета опубликовала снимки встречи рыбаков из Атлантики.

Год назад большой морозильный рыболовный траулер «Жуковский» отметил сразу два 60-летних юбилея. Личный, 28 августа, когда на нём поднят флаг СССР, и общественный, 16 октября, когда он, а также сейнер «Затвор» (капитан Н. Рачковский) и поисковый траулер «Грот» (капитан Г. Жураховский) отправились из Керчи в Атлантику. Последние годы БМРТ «Жуковский» - в Севастополе, стареет, ржавеет, пытались продать хотя бы на металл, но не получилось. А 60 лет назад, когда экспедиция с успехом возвращалась в Крым, её встречал и наш фотокорреспондент Николай Бондаренко.

Как наш фотокор собой траулер «швартовал»

К первой Южно-Атлантической научно-промысловой экспедиции крымские рыбаки из Керченской базы Гослова готовились несколько месяцев - без неё уже никак, ведь запасы Азово-Черноморского бассейна сократились, а потребность в рыбе только росла. Конечно, у тех, кто шёл на прорыв в Южную Атлантику  (а это не только мужчины, но и женщины), были и гордость, что первопроходцы, и страх - рыбацкая молва донесла весть, что в 1952-м экипажи судов из Калининграда погибли в подобной экспедиции, правда, в северной части океана. Четыре месяца без связи с родными, 9-балльный шторм во время перехода, истощившиеся запасы пресной воды, неимоверная зимняя жара, а корабли, особенно «Жуковский», не рассчитаны на южные широты. Но справились со всем, перевыполнили почти в два раза план, заполнили морозильные трюмы траулера рыбой - более чем 10 тысячами тонн, прежде всего сардины, тунца, скумбрии. Консервы на борту научились делать, рыбий жир, рыбную муку выпускать - были специальные цеха на «Жуковском». Доказали, что путь крымчанам в Атлантику открыт!
В октябре 1958-го, когда экспедиция уходила в океан, её провожала без преувеличения вся Керчь - долгие гудки заводов и небольших рыболовецких судов звучали над морем. А в феврале 1959-го они звучали уже радостно, встречая героев, и десятки осветительных ракет взмывали в небо. Наш фотокорреспондент Николай Бондаренко наблюдал это с борта траулера. Нет, в экспедицию, конечно, он с рыбаками не ходил - но всё же встретил героев чуть раньше, чем город. Николай Николаевич вспоминал, как тогдашний редактор газеты Владимир Клязника, получив сообщение, что экспедиция возвращается в Крым, срочно отправил его в Керчь. «Нас четверо отправилось туда: я, единственный из крымского издания, собкоры ТАСС Марк Туровский, «Правды» Григорий Остапенко и «Правды Украины» Дмитрий Герасимов». На рассвете пограничный катер доставил журналистов к траулеру, что находился на внешнем рейде. На борту их уже встречали капитан Сергей Ковтушенко, его помощники, да практически весь экипаж. «Показали нам столько необычного и диковинного, добытого в неведомых морях, - рассказывал коллега. - Рыбины за сотню килограммов, черепахи метровой величины, лангусты, креветки, кальмары… Глаза разбегаются. Фотоплёнка в аппарате кончается быстро. В кают-компании - беседа. На стол подают блюда из самых диковинных рыб и моллюсков!».
Траулер в это время медленно двигался в порт, где на причале уже ждали тысячи керчан. Выйдя на палубу и увидев это, Николай Бондаренко понял, что самые интересные, трогательные кадры будут на берегу, когда сойдут рыбаки. А он-то ещё на палубе, вперёд ведь не промчишься, не протолкаешься. Решение бывший фронтовой разведчик принял быстрое и, как на войне, рискованное. «Корабль швартуется. Между бортом и стенкой причала несколько метров. Решил спрыгнуть на берег (высота более 10 метров. - Ред.). Расчёт был простой, - говорил фотокорреспондент, - но он меня и подвёл. Ложусь животом на трап в надежде, что отвисну на руках, когда его будут опускать, а там до причала не более двух метров. Но трап ушёл от меня в сторону, и я навзничь стал падать между бортом и стенкой. Что-то обезьянье сработало во мне - в падении перевернулся на живот и, оттолкнувшись ногами от борта, полетел в толпу. Приземлился под смех наблюдавших со стороны. Руки разбиты, колени - тоже. Но главное - фотоаппарат цел. Не помню, как взобрался на осветительную мачту и снял встречу траулера. Через час все собрались в гостинице. Нужно торопиться домой - издания ждут материалы. А мне вдруг стало плохо. Марк Туровский сходил к дежурной, принёс градусник - 39! Григорий Остапенко нашёл бутылку водки:
«У тебя шок после случившегося. Выпей». С последним глотком стал приходить в себя. Через полчаса мы катили домой».
Утром следующего дня читатели увидели в «Крымской правде» снимки встречи героев-первопроходцев в Атлантику, а Николай Николаевич даже родным тогда сразу не рассказывал, какой ценой они сделаны. БМРТ «Жуковский» через два года перешёл в Севастополь, где создали управление океанического рыболовства, траулер совершил 28 промысловых рейсов, в 1966-м награждён орденом Трудового Красного Знамени. Тридцать лет назад судно стало учебно-тренажёрным, школой для начинающих моряков. Потом и вовсе забыто, хотя могло бы, наверное, стать и музеем.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.
Фото автора.