Всё пальмовое станет явным

6 Декабрь 2018 176
Молочные заводы засекречены, как военные объекты.
Молочные заводы засекречены, как военные объекты. Константина МИХАЛЬЧЕВСКОГО.

В нынешнем году на развитие крымского животноводства государству пришлось выделить 716,2 миллиона рублей. Колоссальная сумма, но без бюджетных дотаций, самостоятельно, отрасль не выживет: нынешние цены на молоко не способствуют притоку частных инвестиций. Казалось бы, как это возможно? Молоко, наравне с хлебом, всегда лидировало по уровню спроса: лишь немногие потребители обходятся совсем без «молочки». По мнению специалистов, главная причина низких цен в том, что некоторые производители не брезгуют использовать заменители молочного жира. В первую очередь - пальмовое масло.

«Плавающие» показатели

- Использование пальмового масла настолько удешевляет производственный процесс, что добросовестные предприятия, работающие только с молоком, попросту не выдерживают конкуренции, - констатирует экономист Максим Олексенко. - В итоге всё больше российских предприятий переходит на использование дешёвых ингредиентов, что неумолимо снижает спрос на натуральное молоко. Только за последний год цена сырья в России упала на 7,4%. В южных регионах этот показатель несколько ниже - 0,2%. Но для Крыма это объясняется тем, что стоимость сырого молока и была достаточно невысокой - опускаться, по сути, уже некуда.
С этим и связан упадок молочного животноводства в республике. Вывести отрасль из кризиса не удаётся многие годы. Только обильные вливания государственных дотаций дают некоторый результат. Например, в этом году Крым стал одним из лидирующих регионов по среднесуточному надою молока.
- Средний надой на одну корову за сутки в сельхозорганизациях республики составил 21 килограмм. В хозяйствах всех категорий согласно данным Крымстата за период с января по октябрь 2018 года по сравнению с соответствующим периодом прошлого производство молока увеличилось на 2,6%, - рассказывает министр сельского хозяйства РК Андрей Рюмшин.
Увеличилось и поголовье - за нынешний год на 20%. Но сколько голов стало в итоге, сказать трудно. Например, по данным управления Федеральной службы государственной статистики по РК и Севастополю, в крымских хозяйствах насчитывается около 130,1 тысячи голов КРС, из них коров - 62,3 тысячи. В то же время Минсельхоз публикует данные о поголовье в 111,7 тысячи. На фоне такой статистической чехарды, надо думать, прирост в 20% также посчитали очень приблизительно.

Былые высоты

Итак, с учётом увеличения надоев и поголовья с начала года Крым получил 11,3 тысячи тонн молока. По данным Крымстата, это на 10% больше прошлогоднего индекса, что, несомненно, вызывает радость крымских властей. Однако для лучшего понимания величины достигнутых успехов сравним их с показателями советского периода. Возьмём, к примеру, конец 1950-х годов. Согласно данным, опубликованным в справочнике Центрального статистического управления при Совете министров СССР, в ту пору в Крымской области насчитывалось около 360 тысяч голов КРС. Из них 164 тысячи - дойные коровы. Колхозы Евпаторийского, Красногвардейского и Джанкойского районов получали минимум по две тысячи литров молока в год с каждой фуражной коровы, а совхозам Симферопольского района удалось довести этот показатель до четырёх тысяч и более. В итоге общие надои молока в области составляли примерно 346 тысяч тонн в год. Это в 32 раза больше, чем сейчас. Как видите, современному животноводству есть к чему стремиться.
Конечно, не последнюю роль в продуктивности отрасли играло наличие обширной кормовой базы. Только представьте, при Советском Союзе 25,4% обрабатываемых земель составляли выгоны и пастбища. И это не считая объё­мов заготавливаемого фуража, сена и силоса. Сейчас посевы кормовых культур в общей структуре пашен сведены к минимуму. Зато целые поля стоят бесхозными. Фермеры просят правительство выделить им дополнительные участки в пользование, но власти не дают, ссылаясь на некие бюрократические препоны. А земля на обширных пустырях тем временем постепенно скудеет.

Засекреченное производство

На фоне кризиса молочного животноводства особенно интересно выглядит другая статистика - объёмов переработки. Несмотря на скромное количество получаемого молока, пищевая промышленность в Крыму развивается. По данным Крымстата, в этом году выросло производство переработанного молока - на 874,4 тонны, сливочного масла - на 63,7 тонны (на 3,5%), сыров и творога - на 259,6 тонны (на 40,3%), кисломолочных продуктов - на 722 тонны (на 11,1%). Откуда такая фантастическая динамика при том, что производство сырого молока увеличилось всего на 10%? Ответ напрашивается сам собой - вместо качественного сырья в сливочное масло, творог и сметану производители кладут дешёвый растительный жир.
Желая вывести недобросовестных производителей на чистую воду, мы обратились в Минсельхоз с просьбой предоставить следующую информацию: осуществляется ли в Крыму контроль ввоза пальмового масла и какие предприятия закупают его в целях дальнейшего использования на производстве? В итоге получили следующий ответ за подписью заместителя министра сельского хозяйства РК Маргариты Екимовой:
«Законодательство не запрещает использование растительных масел в молочной продукции, но это обязательно должно быть указано на упаковке. В противном случае продукт будет признан фальсифицированным. В последние годы фальсификация становится нормой для производителей и серьёзной проблемой как для потребителя, так и для контролирующих органов. Однако крымские производители не используют пальмовое масло. Их продукция изготавливается из цельного молока с коротким сроком реализации».
Как видите, сведения, предоставленные министерством, явно противоречат нашим подсчётам. Поэтому мы продублировали те же вопросы в адрес другого ведомства, обладающего контрольно-надзорными функциями по предотвращению оборота фальсификата - Управление Россельхознадзора по РК и Севастополю. Однако там нас ответом и вовсе не удостоили.
В целом все попытки рассказать крымчанам правду о том, чем их на самом деле кормят производители «молочки», наталкиваются на ожесточённое сопротивление. Молочные заводы сейчас охраняются, словно военные объекты, - на них нельзя попасть, например, по редакционному заданию с целью осмотра производственной линии и технического процесса. Есть что скрывать?
В прошлом году федеральный Россельхознадзор выступил с инициативой ввести контроль над перемещением пальмового масла, чтобы было легче отследить попытки фальсикации. Если бы такой норматив был принят, надзорные органы получали бы полную информацию о том, сколько молока и пальмового масла поступает на заводы. Сравнение с количеством итогового продукта позволит делать выводы о наличии или отсутствии фальсификации. А сейчас законодательство фактически не даёт возможности проконтролировать изготовителей на этапе производства. Можно только сделать экспертизу уже готового продукта и определить его реальный состав. Но это ничего не даёт: государственные контролёры конфискуют одну партию суррогата, а сотни других тем временем продолжают раскупаться.

Важно

Обращаемся ко всем крымчанам с просьбой помочь нам в разоблачении производителей молочного фальсификата. Если у вас есть информация о том, что на каком-либо предприятии вместо натурального молока используется пальмовое масло, сообщите нам об этом по телефону: +79787297886. Анонимность гарантируем.

Почему мы против "пальмы"?

Условия транспортировки и хранения пальмового масла недопустимы. Зачастую его перевозят в цистернах из-под битумов и гудронов вместо стерильных резервуаров из нержавеющей стали. Для поставщика это способ сэкономить, а для потребителей - верный путь к онкологии. Нормативно-правовая база стран Таможенного союза не позволяет идентифицировать пальмовое и другие тропические масла по признакам пищевого и технического применения. Получается, что сырьё, пригодное только для косметологии и фармацевтики, активно добавляют в продукты питания.
Действующие в России технические регламенты предъявляют довольно мягкие требования к показателю «перекисное число» для пальмового масла. А жир с высоким уровнем окислительной порчи при употреб­лении в пищу может способствовать развитию самых различных заболеваний, включая недуги сердечно-сосудистой системы и рак.

Елена ЮМАНОВА.