Заметки провинциального политика

3 Декабрь 2006 1969

МЫ ВЕРНЕМСЯ К ТЕБЕ, РОДИНА!

 

Здесь можно скачать книгу в формате PDF

Здесь можно скачать книгу в формате FB2


Об авторе

Михаил Алексеевич Бахарев родился 28 января 1947 года в Симферопопе. Он любит повторять: «Я — коренной крымчанин, симферополец, кроме меня в первом роддоме Симферополя родились еще мой сын и мой внук». Любимый тост: «За Перекопом для нас земли нет!»

До того, как стать главным редактором самой популярной и ти­ражной на полуострове газеты «Крымская правда», а именно в этом качестве он приобрел широкую известность у крымчан, Михаил Ба­харев учился в школе, университе­те (историк), на стационаре Выс­шей партийной школы (политолог, журналист), служил в армии, ра­ботал радиомонтажником на во­енном заводе в Рязани (родине его отца — инвалида Великой Отече­ственной, который умер, когда Михаилу было всего полгода), регули­ровщиком на ПО «Фотон» в Симферополе, тренером по пулевой стрель­бе, заведовал сектором печати, радио и телевидения в Крымском обко­ме партии.

В журналистике Бахарев прошел путь от корреспондента районной газеты до главного редактора «главной» газеты Крыма. В 1994—98 годах был депутатом, членом Президиума Верховного Совета Крыма.

Сегодня Михаил Алексеевич работает заместителем Председателя Верховного Совета Автономной Республики Крым. Кроме того, он яв­ляется первым заместителем председателя Русской общины Крыма. Газету «Крымская правда» теперь возглавляет его сын Константин Ми­хайлович, тоже депутат Верховного Совета АРК. Внук Дмитрий учится во втором классе.

 

Моему лучшему другу — жене Валентине Васильевне БАХАРЕВОЙ посвящается

 

ОТ АВТОРА

Много лет подряд жена мне регулярно говорила: «Напиши книгу». Она даже название для нее придумала. Потом постепен­но перестала, очевидно, смирилась с моим упрямством. (Думаю, выход книги станет для моей супруги приятным сюрпризом, тем более с таким посвящением).

Писать же мне категорически не хотелось, даже в качестве провинциального политика. В этой связи вспоминались известные строки Давида Самойлова:

Вот и все — смежили очи гении,

И когда померкли небеса. Словно в опустевшем помещении Стали слышны наши голоса.

Тянем, тянем слово залежалое,

Говорим и вяло и темно. Как нас чествуют, да как нас жалуют. Нету их — и все разрешено.

Что бы ни говорили, а мемуары — самый неискренний вид литературы: автор всегда пытается «смотреться красиво». Выгля­деть неискренним или даже подозреваться в этом я боялся боль­ше всего. Короче, мысль о книге была решительно отброшена.

Прошло время. В преддверии юбилея и вероятного ухода из редакции газеты «Крымская правда», в которой проработал боль­ше 20 лет, неожиданно возникла идея издания того, что написал за эти годы. Все написанное издать было нереально, а выбранные мною статьи, в основном на политические темы, как-то сами собой выстроились в «Заметки провинциального политика».

При этом не пришлось лукавить, врать, кокетничать с читателем, казаться лучше, чем я есть, и вообще отпала необходимость писать о себе. Есть у этой книги еще один плюс — она опровергает утверждение о том, что газета, как бабочка-однодневка, обречена на короткую жизнь (имеется в виду газетный номер). И это для меня особенно приятно, потому что «Крымской правде» я очень многим обязан, любовь и благодарность ей в своем сердце сохра­ню навсегда.

НАМ НЕ ПО ПУТИ, ПАНОВЕ!

Украинский парламент, скомпрометировавший себя в глазах насе­ления бездеятельностью, руганью и пустозвонством, принял позавчера решение, которое подталкивает республику к хаосу и межнациональ­ной конфронтации. Под давлением националистически настроенных студентов, добровольно организовавших в центре Киева «голодомор», и других национал-экстремистов Верховный Совет Украины постановил не подписывать Союзный договор до принятия новой Конституции рес­публики. Осталось удовлетворить еще несколько требований толпы, чтобы регулярно раздающееся на площади Октябрьской революции по адресу парламента дружное «Ганьба!» сменилось не менее дружным «Слава героям!»

Но толпа, подогретая националистическими амбициями, не есть мно­гонациональный народ Украины, мнение которого никто не спросил. И уж, конечно, это решение вызовет резко негативную реакцию абсолют­ного большинства населения Крыма, который 36 лет назад был подарен Украине в честь 300-летия ее воссоединения с Россией. Тогда, не спро­сив согласия, оторвали от России, сейчас — от Советского Союза. Дума­ется, если и были у кого до сих пор какие-то иллюзии относительно восстановления государственности Крыма в составе Украины, успеш­ной реализации Государственной программы возвращения крымских татар, то теперь и они исчезли.

Судьба Крыма в наших руках, уважаемые земляки. Только мы своим волеизъявлением можем и должны ее решить раз и навсегда. Поэтому областному Совету народных депутатов, очевидно, следует, не дожидаясь закона о референдуме, принять соответствующее реше­ние о его проведении. Журналисты «Крымской правды», самой массо­вой газеты области, готовы оказать в этом деле посильную помощь.

26 октября начнется вторая областная отчетно-выборная партийная конференция Крыма. В проекте резолюции конференции «О нацио­нальной политике Крымской областной партийной организации», опуб­ликованной «Крымской правдой» 3 октября с. г., в частности, говорит­ся: «Коммунисты Крыма будут твердо и последовательно добиваться изменения статуса Крыма с целью повышения политической и эконо­мической самостоятельности региона, гарантирующей всем народам равные права для национального развития и самовыражения».

Хочется надеяться, что 150-тысячная организация членов КПСС спло­тит ради достижения этой высокой цели все население области, внесет в свои действия соответствующие коррективы в связи с изменившейся обстановкой в республике и добьется справедливого решения пробле­мы восстановления государственности Крыма.

Михаил БАХАРЕВ.

18 октября 1990 года

 

Актуально!

ЗАХОТЯТ ЛИ КРЫМЧАНЕ ЖИТЬ
ПОД ЖОВТО-БЛАКИТНЫМ ФЛАГОМ?

Председатель Верховного Совета Украины Л. Н. Кравчук недавно завершил заокеанское турне. Дело политиков оценить его эффектив­ность. Одно ясно: ни США, ни Канада пока не торопятся признать скороиспеченную независимость украинского государства. Более того, как отмечалось в комментарии радио «Свобода», Кравчуку там недвус­мысленно намекнули, что в цивилизованном мире принято вначале сове­товаться с народом, спрашивать его мнение, а потом уж издавать зако­ны. Украинский парламент поступил как раз наоборот — в августе принял Акт о независимости, а на 1 декабря назначил совет с народом — референдум. Невольно напрашивается аналогия с не очень далеким прошлым: сначала расстреляли, потом реабилитировали.

Все это можно было бы отнести к издержкам становления государ­ственности, отсутствию демократических традиций, парламентской куль­туры и пр., если бы в действиях руководства республики не просмат­ривалось намеренное игнорирование общественного мнения. А оно хорошо известно: на референдуме 17 марта большинство населения Украины проголосовало за Советский Союз. Крымчане это сделали дважды — еще и на референдуме 20 января. А теперь вспомним события годичной давности. Тогда украинский парламент под давлени­ем национал-экстремистов принял решение не подписывать Союзный договор до принятия новой Конституции республики. Не очень удобно себя цитировать, но тем не менее приведу абзац из статьи: «Нам не по пути, Панове!», опубликованной в «Крымской правде» 18 октября 1990 года:

«Но толпа, подогретая националистическими амбициями, не есть мно­гонациональный народ Украины, мнение которого никто не спросил. И уж, конечно, это решение вызовет резко негативную реакцию абсолют­ного большинства населения Крыма, который 36 лет назад был подарен Украине в честь 300-петия ее воссоединения с Россией. Тогда, не спро­сив согласия, оторвали от России, сейчас — от Советского Союза. Дума­ется, если и были у кого до сих пор какие-то иллюзии относительно восстановления государственности Крыма в составе Украины, успеш­ной реализации Государственной программы возвращения крымских татар, то теперь и они исчезли».

Сегодня приходится признать, что последний вывод был сделан мною поспешно — не исчезли тогда иллюзии, и еще год понадобился крым­чанам, чтобы понять: их просто-напросто дурачат.

В течение этого года под давлением националистически настроен­ных кругов, жаждущих украинской «самостоятельности», парламент сдавал одну позицию за другой. Вот лишь некоторые «этапы большого пути»: вначале откладывается до осени участие Украины в подписании Союзного договора, а затем принимается Акт о независимости; над зданием Верховного Совета поднят жовто-блакитный флаг; создано украинское Министерство обороны; принято решение о введении ук­раинских денег; объявлено о взятии под юрисдикцию Украины погра­ничных и внутренних войск, создание национальной гвардии...

Одновременно в республике, особенно в западных областях и в Киеве, идет нагнетание антирусских, антимосковских настроений, в на­стоящий националистический шабаш вылился киевский митинг интел­лигенции, названный красивым древнерусским словом «вече». Кандидат в президенты В. Чорновил заявил, что не согласен с передачей ракет с ядерными боеголовками в Россию. Только что утвержденный министр обороны Украины выразил недовольство тем, что Минобороны Союза не согласовало с ним назначение командующего Черноморским фло­том (кстати, флот этот исторически является российским, а сейчас бази­руется на территории пяти республик). Очевидно, вместе с ядерным оружием очень хочется иметь и подводную лодку в степях Украины.

Можно было бы продолжать еще, но и так, наверное, уже всем ясно: нынешнее руководство Украины фактически вывело республику из состава Союза и с этого пути сходить не намерено. Если, конечно, народ не остановит, на что, впрочем, надежд мало, поскольку к мнению людей, как мы уже убедились, оно прислушиваться не собирается.

А что ж Верховный Совет Крыма? Целую неделю заседали наши парламентарии, дотошно выясняя, кто где был, что делал и говорил 19-21 августа. Между тем время идет, близится 1 декабря. Из столицы независимой Украины раздаются грозные окрики парламентариев- демократов: прихлопнуть автономию, проучить крымских «сепаратис­тов». Крыжановский, назначенный послом в Москву, поучает Травкина и Попова: занимайтесь своими делами, не лезьте в Крым, мы с ним сами разберемся.

И разберутся, даже можно себе представить как. И спрашивать не будут, хотят ли крымчане жить под жовто-блакитным флагом.

Каждый день редакционная почта приносит письма читателей — речь в них в основном о будущем Крыма. Мнения высказываются раз­ные, но большинство сходится в одном: чтобы ситуация не зашла в тупик, чтобы Крым не стал Карабахом, а его народ заложником нечис­той политической игры, срочно необходим новый референдум.

Только волеизъявление народа сможет положить конец всевозмож­ным политическим интригам и спекуляциям, а Верховный Совет Крымс­кой республики, опираясь на результаты референдума, тогда примет наконец решение, которого уже целый год ждут от него крымчане.

Михаил БАХАРЕВ.

5 октября 1991 года

 

Актуально!

УСЛЫШАТ ЛИ ОНИ НАС?

Недавно в средствах массовой информации промелькнуло сенса­ционное сообщение: начальник управления прокуратуры Союза В. Илю­хин возбудил уголовное дело против... Президента страны. Первой реак­цией было — ну спятил человек, не иначе. Но прочитав затем в «Правде» интервью с ним, пришел к выводу, что, по большому счету, государ­ственный советник юстиции прав. Прав на все сто. И в нормальной цивилизованной стране делу был бы дан ход, ибо ни одно нарушение закона, кто бы его ни совершил, не может в правовом государстве оставаться без последствий. Но это в правовом. А у нас... Ну скажите, кто, где и когда объявлял о том, что Советского Союза больше не существует? Не было этого. Есть Конституция СССР, союзные законы, в том числе — закон, предусматривающий порядок выхода республик из Союза. Почему же в таком случае республики действуют не в соответствии с законом, а объявляют о своем суверенитете, которым они и так обладают согласно той же Конституции СССР?

Ответ прост. Действовать прямо в соответствии своим намерениям нынешним правителям в многочисленных столицах одной шестой части суши мешает собственный народ, большинство которого на референ­думе 17 марта высказалось за Советский Союз. Голос его парламен­ты, президенты и председатели, опьяненные властью, не хотят слушать. Потому и изобретают всевозможные акты и декларации, вешая людям лапшу на уши: вот изберем еще одного президента, отделимся от всех и вся, отгородимся границами и таможнями, вооружимся до зубов, напе­чатаем новые бумажки — купоны, талоны, гривны, карбованцы и т. п. — и сразу же заживем хорошо. Не заживем! Плохо будет всем. Наши технологии и товары никому на Западе не нужны. А то, что нужно и под что можно получить кредиты и помощь да и самим развиваться — природ­ные богатства и прежде всего энергоносители — в необходимых коли­чествах есть только в России.

Правда, события последних дней вселяют определенный оптимизм: руководители пяти республик в Ново-Огареве заявили о намерении заключить Союзный договор. А Украина? Отсутствие ее представите­лей объяснили предвыборной президентской кампанией. Вот так все заняты! Хотелось бы верить, но что-то не верится. Скорее, дело в другом. Руководство республики сознательно тянет время до 1 декабря, до референдума. Цель обозначена: не менее 85% народа должно проголосовать за независимость Украины. Тут же вовсю стараются не только руховцы и прочие националисты, но даже эмиссары из... Кана­ды (кстати, очень интересно, как бы повели себя канадские власти, если бы представители нашей страны приехали туда агитировать за отделе­ние провинции Квебек?).

Что-то не видно было в Ново-Огареве и делегации Верховного Совета Крыма. Говорят, автономии туда не пустили. А вы просились, стучались, требовали? Говорили: «Товарищи! Граждане! Господа! Позвольте и нам участвовать в разработке и подписании Союзного договора. У нас не такая ситуация, как в других республиках. Мы обещали это народу Кры­ма, выразившему свою волю на референдуме 20 января»? Вы апеллиро­вали Верховному Совету СССР, Комитету Конституционного надзора, общественному мнению, наконец? Вы обратились в прессу, к своим изби­рателям крымчанам?

А ведь как все было красиво. «Вы за воссоздание Крымской АССР как субъекта Союза ССР, участника Союзного договора?» Да! Да! Да! Что же в итоге? Фига в кармане.

И возникает законный вопрос: зачем нам нужна эта автономия? Какой от нее прок? Может быть, мы стали лучше жить или у нас приба­вилось прав? Так нет же. Смена вывесок — вот и все перемены. Обла­стной Совет стал Верховным, облисполком — Совмином, областные конторы теперь называются республиканскими. Правда, число чиновни­ков возросло — появился аппарат Верховного Совета, который занял апартаменты бывшего рескома партии. Раньше в этом здании проводи­лись пленумы, теперь — сессии, на которых депутаты пустопорожней говорильней, транслируемой в эфир, только отвлекают людей от рабо­ты. Голос избирателей они по примеру своих киевских коллег не слы­шат и слышать не хотят. Со всех сторон им говорят: «Реализуйте волю народа, выраженную на референдуме 20 января». Они в ответ: «Ситуа­ция изменилась». Им: «Большинство крымчан хочет жить в Союзе, даже если в нем останется одна Россия». Они: «Украина перекроет воду и свет». Им: «Проводите новый референдум». Они: «Проявляйте спо­койствие и выдержку». Им: «Сколько можно проводить трусливо-ос­торожную политику с оглядкой на дядьку из Киева?» Они: «Не до­пустим обострения обстановки».

Голодовка депутата Ю. А. Мешкова и его товарищей, воля 65-ти депутатов заставили Президиум Верховного Совета КАССР назначить внеочередную сессию, на которой намечено принять Закон о референ­думе. Но нет никакой гарантии, что будет принято решение о проведении референдума. А ведь элементарная логика подсказывает; если изме­нилась ситуация и результаты предыдущего референдума кого-то не убеждают, проводите новый, дайте народу реализовать свое законное право на самоопределение. Неужели для этого нужны голодовки, за­бастовки, акции гражданского неповиновения?

Завтра внеочередная сессия Верховного Совета Крыма начнет свою работу.

Услышат ли они нас?

Михаил БАХАРЕВ.

21 ноября 1991 года

 

Наболело!

ТОСКА ПО РОДИНЕ!

Именно так переводится на русский язык красивое иностранное слово «ностальгия». Говорят, это чувство особенно свойственно русско­му человеку, его характеру, что, наверное, справедливо — история знает тому немало примеров: Бунин, Шаляпин, Рахманинов, представители современного русского зарубежья.

Но, оказывается, заболеть ностальгией можно, не покидая родных пределов. Сужу об этом на основе собственных переживаний, бесед с друзьями и близкими, большой редакционной почты. Что это — оче­редной русский феномен? Еще одно проявление загадочного русского характера? Попробуем разобраться.

Еще несколько лет назад мы не очень задумывались над тем, в какой республике живем. Нашей Родиной был Советский Союз — великий и могучий. Без всяких кавычек. Мы были его гражданами и гордились этим. Помню, сколько раз ловил себя на мысли: как хорошо, что я родился в СССР, а не в какой-нибудь Швеции или Лихтенштейне. Не буду утверждать, что так думали все, но, убежден, большинство из тех, кого сейчас принято называть «русскоязычным населением», испытыва­ли подобные чувства, как, впрочем, и многие, говорящие на других языках. В последние годы мы сделали все, чтобы развенчать «откры­тие» философов эпохи застоя: «в период строительства социализма в СССР родилась новая общность людей — советский народ». Может быть, все это надуманно и ненаучно. Но ведь что-то все же было! И общность, и народ. И дружба, и светлые чувства, и вера, и надежда. Потому-то и войну выстояли, и страну возродили из руин и пепла. Все вместе. И достижения были, что бы сейчас ни говорили. Мощный промышленный и оборонный потенциал, наука, культура, спорт, нако­нец. Вспомним хотя бы счастливые слезы наших чемпионов, когда на флагштоках поднимался наш Государственный флаг под звуки нашего Гимна. Все это было. За что уважали нас и мы уважали себя. Пони­маю уязвимость своей позиции. Кто-то может сказать: тоска по за­стою, по империи. Неправда! Это тоска по Родине. Мы жили одной семьей, в одном доме. Пусть построен он был по ошибочному проекту и в нем не всегда и не всем было тепло и уютно. Что ж, дом надо перестраивать. Как поступают в такой ситуации мудрые хозяева? Вы­бирают получше проект, запасаются стройматериалами и сообща на­чинают трудную работу. Но не латают дыры в одиночку, не крушат фундамент и стены, держа при этом руками падающую на их голову крышу и осыпая друг друга обвинениями или, что еще страшнее, пуля­ми.

К сожалению, мы поступаем как неразумные хозяева. Не только дом рушим, но и добрые отношения, кровные связи. Режем по живому. Причем творит это все не народ, а обличенные властью политики и состоящие у них в услужении. В ход идет все — ложь, шантаж, подкуп, фальсификация истории. Недавно с удивлением узнал, что согласно новой истории Украины, написанной руховскими историками, украинцы и русские не являются кровными родственниками. Первые — европей­ский народ, вторые — смесь мордвинов с ханты-манси и еще кем-то.

Кто же в таком случае я, например, к какому народу принадлежу, если корни мои на Тамбовщине и Рязанщине, Херсонщине и Белорус­сии, где в течение веков немыслимым узором переплелись судьбы Бахаревых, Васильевых, Острецовых, Короедов, Ковалюничей и многих других, неизвестных мне, к сожалению, корней? А ведь таких, как я, миллионы! Как быть моему сыну, генеалогическое древо которого еще шире? И почему в угоду рвущимся к власти политикам я, мои родственники и друзья должны жить в разных странах, когда все мы хотим жить в одной? Вопросы, вопросы... Они мучают днем и ночью, лишая сна и покоя.

Завтра на Всеукраинском референдуме, по крайней мере, на один из них придется нам дать ответ. И хотя голосование будет тайным, свой выбор не скрываю: я зачеркну слова «Да, подтверждаю». Проголосо­вав тем самым против независимости Украины и подтвердив выбор, сделанный моими предками, которые потом и кровью создавали Киев­скую Русь, государство Российское, Советский Союз.

Михаил БАХАРЕВ.

30 ноября 1991 года

 

 ПОЧЕМ НЫНЧЕ НАЖИВКА?

Лет десять назад, а может быть, и больше, в пору повального увлечения кроссвордами, взяли мы с коллегами по работе в редакционной библио­теке подшивку «Огонька» за 1950 год. 52 номера, 52 кроссворда и, главное, ответы есть. Но, помню, одно слово так и не смогли угадать, хотя знали первую и последнюю буквы — «М» и «А». А зашифровано оно было так: «наживка для ловли трески». Посмотрели в ответ: оказалось — «мойва». В те годы, когда буквально в каждом номере рекламировались крабы, икра, балык из осетровых, мойва, рыба «плебейского» происхож­дения, могла быть только наживкой для ловли более «благородных» по­род, но никак не промысловой.

К сожалению, перемены происходят (по крайней мере, на нашей одной шестой части суши) не только к лучшему. И вот бывшая наживка — «Золушка» стала принцессой стола, прекрасной и доступной. В конце января ее продавали по 35 купонов за килограмм, потом, правда, пере­шли на «деревянные», но все равно для очень многих людей бывшая наживка для рыбы оказалась не по зубам.

Можно, конечно, обвинить рыбодобывающие предприятия в кол­лективном эгоизме, элементарной бессовестности. И это будет пра­вильно. В условиях монополизации производства по-другому и быть не может. Выловил я в океане рыбу без всякой конкуренции, за какую цену возьмут (а куда денутся?), за такую и продам. Да и не только рыбу. Ну, скажите, Христа ради, есть ли в нашем языке «печатные» слова, чтобы охарактеризовать действия тех, кто назначил цену в 10 купонов за пачку сигарет «Золотой пляж»? Эту мерзость и курить-то можно только в наказание за серьезные прегрешения. А 13 купонов за кило сыра?!

Монополизму чуждо понятие «совесть» — это внеэкомическая ка­тегория. И даже элементарная логика, согласно которой, чем выше цены, тем выше должна быть зарплата, являющаяся составной частью цены, что в свою очередь с новой силой закручивает спираль инфляции, здесь бессильна. Но только ли виноват производитель?

Я не смотрю передачи крымского и украинского телевидения. Прин­ципиально. По причине их низкого профессионального уровня. Как правило, в этих программах либо самодеятельное творчество, либо говорильня за столом, в ходе которой косноязычные интервьюируе­мые и не менее косноязычные ведущие пытаются объяснить телезри­телям, как «космические корабли бороздят Большой театр». Но вот на днях, переключая каналы, случайно «попал» на передачу крымской сту­дии и был приятно удивлен. Один из участников передачи (другие не представляли интереса) — председатель Союза предпринимателей Крыма А. Дудко — в нескольких словах с помощью составленных им таблиц очень популярно объяснил пагубную суть экономической поли­тики, которую проводит правительство (Украины или Крыма — не имеет значения — наши ведь «танцуют» под киевскую дудку).

Так вот, анализ показывает, что если бы даже предприятия, органи­зации, хозяйства, предприниматели, т. е. все участники производства, после 1 января текущего года не повысили бы заработную плату ни на один процент, цены на все продукты и товары неминуемо возросли бы в разы. Что мы сейчас и наблюдаем, и ощущаем на своей шкуре.

Почему? Да потому, что пакет законов и нормативных актов, приня­тый парламентом Украины, фактически установил такой режим в эко­номике, согласно которому производителю стало выгодно производить поменьше, зато ценой побольше. Отчисления в бюджет возросли мно­гократно. Раньше на соцстрах отчисляли 37% от фонда зарплаты, те­перь — 61 (кстати, в России по-прежнему отчисляют 37), плюс 19% — на Чернобыль, плюс 28 — налог на добавленную стоимость. Всего надо отдать больше, чем заработал. Ну кто в таких условиях будет произво­дить?!

Вот и получается, что попались мы все на аппетитную наживку под названием «рыночная экономика», поверили, что, пойдя путем либерали­зации цен, очень быстро попадем в светлое будущее. Может быть, и пути другого нет, но не строем же по нему идти, не семимильными шагами и, наверное, не всем сразу. Однако поводыри нас не спраши­вают, они чувствуют себя уверенно, издают все новые законы и застав­ляют нас их безропотно выполнять.

Надо заметить, число этих поводырей, то бишь, государственных чиновников, растет не по дням, а по часам. На всех уровнях. И, как уверяют остряки, скоро сравняется с числом тараканов. Уже не только своих помещений, но зданий бывших партократов не хватает (те, кстати, и здания строили, и зарплату получали за счет партбюджета, а эти — из казны, то есть за наш с вами счет). Рыночный галоп их не пугает. Президент и парламент показали, что нужно делать: свои и без того немалые оклады скромно умножили на круглые цифры — 10, 15... Пример оказался заразительным.

Конечно, нехорошо считать деньги в чужом кармане, но это при условии, что они заработаны. В данном же случае действовали по прин­ципу: «своя рука — владыка», используя хорошо известный с недалеких времен политэкономии социализма метод ковыряния пальцем в носу при одновременном созерцании потолка. Так и налогов никаких не хватит. А ведь еще надо армию (и немалую) содержать, национальную гвардию, пограничников, таможню... И на подводные лодки должно оставаться. При всем при этом бюджет правительство «верстает» де­фицитный. Помилуйте, за счет чего?

Не чего, а кого. За счет народа, непосильного налогового бремени на производителей материальных благ. Тогда возникает законный воп­рос: чем же этот режим лучше сталинского, тоталитарного, авторитар­ного, развитого социализма?..

И здесь уже в который раз приходится говорить о беспомощности парламента и правительства Крыма. Уже и Союза нет (к сожалению, надо сказать - вместе нам было бы, конечно же, легче), акты 1954 года стали бессмысленны, вопрос об их законности поднят в Российском парламенте. Чего же вы ждете? «Вказивок» из Киева? Зачем нам всем этот эксперимент над собой? Ведь сколько мы ни говорим, что являемся суверенной республикой, нас таковой никто не считает и ничем от дру­гих областей, кроме вывесок, Крым не отличается. Подтверждение тому заявление Л. М. Кравчука о готовности поселить на крымских черноземах немцев Поволжья. Нас спросили? Может, вначале все же проблему крымских татар решим?

В минувший понедельник инициативная группа начала сбор подпи­сей в поддержку проведения референдума за провозглашение под­линной независимости Крыма, выхода его из состава Украины. Нет сомнения в том, что нужное количество подписей будет собрано, как нет сомнений в итогах будущего референдума. Но зачем же ждать, теряя время? Не проще ли принять решение о проведении референдума на сессии Верховного Совета Крыма? Неужели чувство реальности со­всем покинуло народных избранников?

Михаил БАХАРЕВ.

5 февраля 1992 года

 

НУЖЕН ЛИ НАМ РЕФЕРЕНДУМ?

Прочитал в «Крымской правде» за 5 февраля статью журналиста М. Бахарева «Почем нынче наживка». Хотел бы поспорить с автором на страницах газеты.

С большей частью ваших рассуждений я согласен (беспредел в ценах, низкое качество программ УТ, число «поводырей» в экономике, приближающееся к количеству тараканов, налоговое непосильное бремя на производителей материальных благ, беспомощность парламента и правительства Крыма), но, к сожалению, главная ваша мысль: «нет со­мнения, что нужное количество подписей (за проведение референду­ма) будет собрано, как нет сомнения в итогах будущего референдума» — мне кажется не только спорной, но и явно ошибочной.

Неужели вы считаете, что на референдум можно положиться, как на мнение крымчан? Разве для вас секрет, что большинство (если не все) выборов и референдумов проводится среди людей, четко не пред­ставляющих, за кого и за что они голосуют. Примеров — миллион (избрание Президентом Грузии Гамсахурдиа, выборы всех без исклю­чения Советов народных депутатов в Крыму...).

Значит, тот референдум, за который так ратуют митингующие акти­висты, голодающие депутаты и политизированные люмпены, нужен не для совета с крымчанами, а для достижения еще большей власти теми, кто к ней рвется.

Будучи крымским аборигеном в нескольких поколениях, я все-таки считаю, что главное для крымчан, не под чьим флагом будут их Верхов­ный Совет и правительство, не место, куда нужно посылать отчетность (или вовсе ее не посылать), а жизненный уровень людей (здесь я рис­кую получить уже давно наигранное возражение — «тебе что важнее, колбаса или независимость?» Но здесь же, в скобках, уместно заметить, что такие вопросы задают только те люди, у которых достаточно и колбасы и многого другого).

Неужели вы рассчитываете, что с помощью референдума Крым, став независимым государством в составе СНГ, сможет на данном пла­чевном этапе своего существования (угробленная экология, доведенное «до ручки» народное хозяйство, покупные вода, электроэнергия, топливо и др.) еще больше увеличивать затраты на содержание новых институтов «самостийности и незалежности» (армию, таможню, министерства, посольства и т. д., и т. п.)

Что изменится (естественно, кроме атрибутов власти: гимна, герба, флага и др.), если нашему Верховному Совету и правительству дать свободу действий? По-моему, ничего. Потому что никто не мешал в течение существования автономии Крыма заниматься нашим властям серьезными проблемами экономики и улучшения жизни народа. И что осталось от этого времени в памяти; доведенная до неприличия болтовня в Советах, купонные игры в социальную защиту и ультрапатриотиче­ские речи, с одной стороны, «обиженных русских», с другой, не менее «обиженных украинцев».

Конечно, вы можете сказать, что если Крым станет независимым государством, то у него будет совсем другое правительство. А кто мешает всем нам, кто искренно желает добра своему полуострову, уже с сегодняшнего дня не тратить силы на разжигание противостояния Руха и РДК, без всякого референдума начать серьезную общественно-поли­тическую работу по:

—    переизбранию Советов на всех уровнях с введением элементов муниципального самоуправления и снижению численности депутатов в 7-8 раз;

—    назначению на конкурсно-контрактной основе всех руководите­лей исполнительных органов власти с обязательной их административ­но-материальной заинтересованностью и ответственностью за резуль­таты;

—    разработке конкретной государственной программы привлече­ния крупных инвестиций для перепрофилирования Крыма и создания современного, по мировым масштабам, лечебно-туристического комп­лекса с возможностью получать валютную отдачу в ближайшие годы для улучшения жизненного уровня крымчан, платежеспособного бюд­жета для приобретения необходимых ресурсов (вода, эл. энергия, топ­ливо и др.);

—    коренному решению экономических, социальных и национальных проблем на базе широкого внедрения всех форм собственности (в том числе и частной собственности на землю и капитальные сооружения), заселения пустующих степных районов фермерами из числа ранее депортированных из этих мест народов с предоставлением им льготно­го кредита для приобретения фермерского инвентаря, малой механиза­ции, строительных материалов.

По-моему, большинство здравомыслящих людей давно поняли, что только саморегулирующаяся рыночная экономика может изменить к лучшему нашу сегодня такую тяжелую и бессмысленную жизнь.

Так неужели для этого нужны такие острые политические спектак­ли, как желаемый вами референдум?

Разве можно быть уверенным, что сегодняшняя активность в сборе подписей и завтрашний референдум не приведут к еще большему расслоению людей, большей конфронтации и, как результат, к еще большему обнищанию тех слоев населения, которым и сейчас очень не сладко?!

Стоит ли для этого тратить ваш талант журналиста, подыгрывая тене­вой «элите», неспособной использовать имеющуюся власть для блага людей, но рвущуюся к еще более высоким креслам, пренебрегая исто­рическим опытом Югославии, Карабаха, Северной Ирландии и многих других?

Неужели во имя доморощенной политической идеи можно пренеб­речь главным, что еще у нас пока есть, — спокойствием, дружбой людей разных национальностей, надеждой на лучшее будущее?

А. ИОФФЕ, заслуженный энергетик Украины, депутат Симферопольского городского Совета.

Процитированное выше письмо, как нетрудно заметить, состоит из двух частей — конкретных предложений по политическому и эконо­мическому реформированию Крымской республики (против которых лично у меня нет никаких возражений) и поставленных в острой, эмоци­ональной форме вопросов. Причем вопросов, имеющих, по мнению автора письма, риторический характер, и не требующих ответов, кро­ме тех, которые заключены в самих вопросах. Так ли это? Давайте разберемся по порядку.

Итак, «можно ли положиться на референдум», нужен ли этот «ост­рый политический спектакль», если «люди не представляют, за что голосуют»?

Безусловно, демократия как форма государства, основанная на при­знании народа источником власти, его права участвовать в решении государственных дел в сочетании с широким кругом гражданских прав и свобод, не является совершенством. Но лучшего, к сожалению (или к счастью?), человечество за всю свою историю просто не придумало. То же можно сказать и о голосовании — одном из атрибутов демокра­тии.

Референдум — выше закона, выше Конституции и поэтому на его результаты не только можно и необходимо «положиться». В стра­нах развитой демократии так и поступают. В Швейцарии, например (где недавно побывала делегация Верховного Совета Крыма и, хоте­лось бы верить, привезла не только впечатления от достопримеча­тельностей), практически ни один закон не принимается без рефе- рендума.

Да, наша демократия пока в «детских штанишках», и это ее беда, но не вина. Значит, надо сообща помочь ей сменить одежду, скроив ее по апробированному мировым опытом образцу. Ведь учиться на своих ошибках — это, извините, удел дураков.

Да, о значительной части наших людей не скажешь, что они «поли­тически грамотны». И это опять же не их вина. Значит, надо их просве­щать — говорить правду. Ведь в «острые политические спектакли» ре- с|эерендум или любое другое политическое действо превращают имен­но власть имущие — те, кто не хочет перемен, предпочитая референду- мам кулуарные игры.

Да, проведение референдумов требует средств. Но важный рефе- рендум — это еще один шаг на пути совершенствования демократии, политического просвещения народа, приобщения его к управлению го­сударством. Значит, надо не бояться, а смелее идти по этому пути. Ведь бесконтрольная со стороны народа и антинародная по своей сути политика, проводимая Верховными Советами Украины и Крыма, обхо­дится нам значительно дороже.

Да, референдум может вызвать обострение политической обстанов­ки. Но обострит ее не народ, осуществляющий свое право на волеизъ­явление, а местная номенклатурная элита, вошедшая в сговор с украин­скими националистами — одни бояться потерять Крым, другие — власть. Значит, надо бояться не абстрактного обострения, а конкретных акций политиканов, а именно с помощью референдума определить, как за­метил однажды М. С. Горбачев, «кто есть ху...»

И потом, положа руку на сердце, Адольф Абрамович, неужели не надоело ходить в обманутых?

Я, как и вы, коренной крымчанин, родился и вырос в Симферополе, поэтому проблемы Крыма знаю не понаслышке и больше не хочу чувствовать себя заложником в грязной политической игре, которую ведут нечистоплотные и вконец изолгавшиеся политики.

На референдумах 20 января и 17 марта минувшего года крымчане решительно высказались за Союз и Крым в его составе, но не в соста­ве Украины. 1 декабря 36% избирателей полуострова поддержали независимость Украины, о Крыме на этом референдуме вопрос вооб­ще не стоял. Как же в таком случае назвать тех, кто в интервью прессе утверждает, что крымчане со всей определенностью прого­лосовали за Крым в составе «незалежной» Украины? Лжецами, цини­ками?..

А как назвать тех парламентариев, которые не только, как говорит­ся, пальцем не пошевелили для реализации воли крымчан, высказанной на референдуме, но и вообще что-либо менять в нашей жизни не желают (позавчера, например, на открывшейся сессии Верховного Со­вета Крыма большинство депутатов, зная о том, что идет сбор подписей в поддержку референдума, и, тем не менее не захотели даже обсу­дить этот вопрос)? Трусами, марионетками?..

Так неужели этим людям и дальше доверим свою судьбу?

Нет, «элита, не способная использовать имеющуюся власть и рвуща­яся к еще более высоким государственным креслам», как раз не хочет референдума, она боится, что он выбьет почву из-под ее ног, лишит власти. Референдума хотят те, кому надоело быть одураченными, кто не желает жить под жовто-блакитным флагом и всерьез опасается петлюровского трезубца, кому, собственно, и терять-то нечего.

Нет, я «не рассчитываю, что независимый Крым сможет увеличить затраты на содержание новых институтов «самостийности и незалеж­ности». Более того, они ему просто не нужны. Став независимым, Крым добровольно отдаст ряд функций (внешнеэкономическую, обо­ронную, например) тому, кому он посчитает нужным, и создаст на своей территории свободную экономическую зону, открытую в равной сте­пени для всех народов СНГ.

Нет, ничего не изменится, «если нашим Верховному Совету и прави­тельству дать свободу действий». Они уже показали свою беспомощ­ность. Свободу надо дать народу, а он уж сам ею распорядится. Чем отличается независимый Крым от Крыма «в составе Украины»? В пер­вом случае он сам решает, чем ему быть и с кем ему быть, во втором — дядя в Киеве или отпускает поводок, или затягивает.

Нет, нельзя во имя любой «политической идеи пренебречь спокой­ствием, дружбой людей разных национальностей, надеждой на луч­шее будущее». И именно независимый Крым сможет гарантировать эти ценности. До сих пор возникающие периодически обострения ситуа­ции на полуострове всегда инспирировались извне; проблема крым­ских татар. Закон «О языках УССР», вопрос о разделе Черноморского флота и др. Нас же пока никто ни о чем не спрашивал, а если и спрашивал (референдум), то ответ пропускал мимо ушей.

И последнее. Часто высказывается такое мнение: не проще ли и не лучше ли вернуть Крым в Россию? И так поставить вопрос на референ­думе.

Может быть, и лучше, но не проще. В сложившейся ситуации Россия и Украина «полюбовно» вопрос о Крыме не решат. И даже отмена актов 1954 года автоматически не восстановит статус-кво: тогда была область в составе РСФСР, теперь республика — в составе Украины. Но, как уже говорилось выше, став независимым и создавая на своей тер­ритории свободную экономическую зону, Крым сможет ряд функций передать тому государству, которому он пожелает. Скорее всего, этим государством будет Россия.

М. БАХАРЕВ.

22 февраля 1992 года

АДМИРАЛ И. В. КАСАТОНОВ: «ФЛОТ,
СЕВАСТОПОЛЬ, КРЫМ - НЕРАЗДЕЛИМЫ»

Командующий Черноморским флотом отвечает на вопросы коррес­пондента «Крымской правды»:

—   Игорь Владимирович, в последнее время о Черноморском флоте говорят и пишут довольно часто, но не всегда правдиво. Совсем не анализируется тот факт, что Черноморский флот, Крым и Севастополь сегодня представляют собой единое целое...

—   Эта своеобразная триада сложилась исторически. Освоение Россией Крыма обусловило рождение флота. С созданием и разви­тием флота появился и стал расти Севастополь. С течением времени город становился все более флотским, а флот стал неотъемлемой частью города. И это не отвлеченные понятия, а переплетение судеб тысяч людей. Знаю это по себе. В Севастополе в общей сложности прожил более 30 лет. Здесь вырос, стал курсантом, затем — офице­ром. В Севастополе родились мои дети.

Проблемы города — наши проблемы. И наоборот. Не хватает воды в Севастополе — всем плохо. Не дает правительство Украины горсовету денег — сказывается на жизни и гражданских, и военных. Пытаются поделить флот — накаляется обстановка во всем Крыму. И это не случайно. За два с лишним века своего существования флот буквально сросся с Крымом. Он базируется практически по всему побережью, начиная от поселка Черноморского, кончая Керчью. Многие части и авиация флота дислоцируются в глубине полуострова. Поэтому сегод­ня действительно надо сказать: флот, Севастополь, Крым — нераздели­мы. И все последние события, несмотря на их негативный характер, делают это единение еще более прочным.

—   Очевидно, имеются в виду политические события. Как вы во­обще относитесь к политизации нашей жизни, вовлечению в полити­ку людей в погонах? Вот вы, например, военный человек, стали одной из самых заметных фигур в странах содружества.

—   Я убежден, политизация — временное явление. Это несвойственно армии, флоту, у которых своя задача. Они должны дожидаться полити­ческих решений и выполнять их. Что касается личного участия военнослу­жащих в политической жизни, то, как полноправные граждане, они имеют на это право. Главное — не допустить участия Вооруженных сил во внутриполитических конфликтах, не позволить экстремистам различного толка спровоцировать их.

—    К подобного рода провокациям относится и визит в Севасто­поль поезда «дружбы» с Украины!

—    Безусловно. Ну скажите, что делать в Севастополе боевикам, так называемой Украинской национальной самообороны? Молебен прибыли служить? Зачем тогда священнослужителям сопровождение в виде сотен молодчиков в унис|эорме, выкрикивающих «Мы вам уст­роим Карабах»? Как бы отнеслись, к примеру, во Львове, если бы я прибыл туда во главе батальона морской пехоты Северного флота проводить молебен? Богослужение — ширма для этой чистейшей воды провокации. Севастопольцам во всей своей «красе» явился лик национализма.

—    В одном из интервью вы сообщили, что более 90 процентов призывников приняли присягу СНГ, флот сохраняет боеспособность, выполняет поставленные задачи. В то же время известно о сложно­сти снабжения флота горючим, без которого корабли вынуждены стоять на приколе. Изменилось ли положение к лучшему!

—    Сложности в снабжении топливом были и пока остаются, но перемены к лучшему есть. Начали поступать из Украины и России мазут и авиакеросин, причем из России в два раза больше. Начинаем плавать. Очень трудно с автобензином, который особенно нужен для обслуживания наших строек. Тем не менее, как-то выкручиваемся. По крайней мере рассчитываем выполнить свою строительную программу и сдать в этом году около 600 квартир.

—    Некоторые органы информации преподнесли как сенсацию сообщение о том, что Черноморский флот продает за границу старые корабли. «Крымская правда» достаточно подробно расска­зала своим читателям об этом. Но спекуляции не прекратились. Вас обвиняют в проведении невыгодных сделок, в ущербе, нанесенном якобы Украине. В украинском парламенте уже комиссию какую-то создали. Что вы можете сказать по этому поводу!

—    Скажу кратко: люди, которые утверждают это, неправы. Подоб­ные сделки проводились всегда, будут проводиться и впредь. Мы счи­таем, что осуществляем их на взаимовыгодной основе. Лицам, компе­тентным и наделенным соответствующими полномочиями, готовы это доказать, представив необходимые документы. Что касается интере­сов Украины, мы относимся к ним с уважением, пониманием, готовы учитывать право страны иметь с этого тоже проценты.

— Игорь Владимирович, если вы не возражаете, вернемся к тому, с чего мы начали беседу. Вы сказали, что флот и Крым неразделимы. Но Черноморский флот принадлежит СНГ, а Крым — Украине. Не кажется ли вам, что и крымчане, и народы государств — членов Содружества выиграли, если бы Крым также входил бы в СНГ в качестве полноправного члена?

—    Согласен. Само предназначение Крыма, который раньше на­зывали Всесоюзной здравницей, обязывает к этому. Надо, чтобы он и остался открытым для всех людей СНГ, не был бы для них частью иностранного государства. Как это важно, видно на таком примере. На днях получил письмо от большой группы женщин — жен офице­ров Тихоокеанского флота. Они просят сделать все для того, чтобы Черноморский флот остался составной частью Военно-Морского флота Содружества. И движут ими не какие-то стратегические идеи, а элементарный житейский практицизм. Вместе с мужьями и детьми они испытали все тяготы службы в суровых краях Край­него Севера и Дальнего Востока, и у них должна остаться надежда, что кому-то может повезти продолжить службу на Черноморском флоте.

—    Как в таком случае вы относитесь к проведению референду­ма о независимости Крыма!

—    Я считаю, что этот вопрос — политический, но военнослужащие примут участие в референдуме как обыкновенные граждане. А флот, я еще раз хотел бы подчеркнуть, вне политики.

—    Над вашим столом весит портрет Петра I, справа от вас — Андреевский флаг. Символы Российского флота. А как вы относи­тесь к Военно-Морскому флагу, который, очевидно, скоро уступит место на кораблях Андреевскому!

—    Военно-Морской флаг ни в чем не виновен и незапятнан. Он просто принадлежит теперь уже не существующему Союзу ССР. С болью в сердце расставаться с ним. Андреевский флаг — это рус­ский флаг. Я был на Соловках, где Петр I его освятил. Мне даже место это показывали. Недавно мы перезахоронили останки четырех великих русских адмиралов — Лазарева, Истомина, Корнилова и Нахимова. Их гробы были покрыты Андреевским флагом. Это наша святыня.

—    Товарищ адмирал, вы за последнее время немало дали интер­вью различным органам информации. Скажите честно: журналисты вам не надоели!

—    Ну и вопрос. Нет, не надоели. Я с удовольствием общаюсь с журналистами, потому что через вас проверяю свою позицию. Правда, времени на такие встречи не всегда хватает.

—     Что бы вы хотели пожелать читателям «Крымской правды»?

—    Во-первых, хочу сказать, что «Крымская правда» — одна из лю­бимых мною газет. Считаю, что она всесторонне освещает жизнь и проблемы Крыма, последовательно защищает интересы крымчан. Как говорится, так держать! Читателям вашей газеты, как и всем крымча­нам, хочу пожелать твердости духа, уверенности в собственных силах. У нас с вами одна судьба, одна жизнь, и прожить мы ее должны достойно.

Беседу вел М. БАХАРЕВ.

12 марта 1992 года

 

«ДЕЛО О 15 МИЛЛИАРДАХ»

Как пытаются расправиться с «Крымской правдой» ее политические оппоненты

За 5 лет существования «Крымской правды», как независимой газе­ты, у нас не раз и не два возникали, как бы это помягче сказать, натяну­тые отношения с властью — и киевской, и крымской. Что в общем-то и понятно: газета не на словах, а на деле доказала свою оппозиционность, защищая простого человека, отстаивая его интересы перед безжалост­ной государственной машиной. Но травли, подобной той, что разверну­лась в последние дни — спланированной, наглой и бесстыдной — никогда раньше не было. Видимо, в это беспредельное время, когда правят бал криминал и его неприкрытые интересы, можно все.

В минувшую субботу газеты «Крымские известия» (учредитель — Верховный Совет Крыма) и «Крымское время» (учредители — Корпо­рация «Империя» и объединение «Втормет») одновременно выступили с «разоблачительными» публикациями в адрес «Крымской правды», которая, дескать, получила полтора года назад (!) из бюджета 15,3 миллиарда карбованцев и не хочет их возвращать. А надо бы. По­скольку, цитирую «Крымские известия»: «Только вернув в бюджет 15,3 миллиарда, «Крымская правда» не на словах поможет учителям и вра­чам получить зарплату».

На газетные страницы выплеснулось то, что уже длительное время в виде сплетен, наветов, доносов бродило в коридорах власти. Что ж, очевидно, настала пора рассказать всю правду об этом «деле». И пусть судьями будут наши читатели.

15 марта 1993 года тогдашний премьер-министр Украины Леонид Кучма подписал постановление, согласно которому редакциям газет, учредителями которых являются в том числе журналистские коллекти­вы (учредителями «Крымской правды» является именно ее журналист­ский коллектив) из бюджета выделялись средства в качестве компен­саций потерь от подписки. Аналогичное постановление в мае того же года принял и Верховный Совет Крыма.

Здесь необходимо пояснение. Газета проводит подписную кампа­нию в течение нескольких месяцев. Деньги, уплаченные подписчиками. накапливаются в объединении «Крымпочта», а когда они, наконец-то, поступают на банковский счет редакции газеты, то в значительной сте­пени обесцениваются из-за инфляции и роста цен на бумагу, полигра- фические услуги, доставку и т. п. Вот поэтому и было принято правиль­ное решение компенсировать газетам, а по сути их подписчикам потери от экономических неурядиц в стране, в которых рядовые люди совер­шенно неповинны.

В соответствии с этими нормативными актами «Крымская правда» в 1993 году получила от правительства денежную компенсацию. Прав­да, не в полном объеме и один раз, хотя подписка проводится дважды в год, но тем не менее это позволило газете сохранить достаточно высокий тираж при доступной цене на подписку.

В то время «Крымская правда» критиковала и Верховный Совет во главе с Н. В. Багровым, и правительство Б. И. Самсонова, но к чести названных руководителей следует заметить, что им и в голову не при­шло использовать деньги, выделяемые для поддержки газеты как сред­ство давления на нее.

В 1994 году компенсацию уже выплачивало правительство Е. Ф. Сабурова (в скобках заметим: тоже неоднократно подвергав­шееся критике на страницах «Крымской правды»).

Совершенно естественно, что в 1995 году с аналогичной просьбой редакция обратилась к премьер-министру правительства Крыма А. Р. Франчуку, тем более, что ухудшилась экономическая ситуация на газетном рынке: резко возросли цены на бумагу и полиграфические расходы. По нашим подсчетам компенсация должна была составить 17,8 миллиардов карбованцев, но в Министерстве финансов Крыма ее скорректировали до 15,3 миллиарда. И распоряжением премьер-ми­нистра деньги были выделены из резервного фонда правительства. Но не сразу, а четырьмя «порциями». Чтобы свести концы с концами, редакция была вынуждена взять кредит в банке и на всю сумму приоб­рести газетную бумагу. Поступающие от правительства деньги шли на погашение этого кредита.

Вот и вся правда. Голая, чистая, но не вся история.

Казалось бы, все сделано правильно, справедливо. В трудной ситуа­ции правительство в полном соответствии с законом помогло газете, выделив деньги из резервного фонда (к сведению главного редактора «Крымских известий» г-на Лоевского: из этого фонда учителям и вра­чам заработная плата не выплачивалась и не выплачивается), подписчики же получили возможность по доступной цене читать любимую газету. Всем хорошо? Оказывается, нет. Как говорил Аркадий Райкин, у нас кое-кто чувствует себя плохо, если другим хорошо.

Нашлись «друзья» и у «Крымской правды» и ее читателей. Депутат С. А. Ковальский обратился в прокуратуру Крыма и Генпрокуратуру Украины с запросом о законности выделения средств. Причем Коваль­ский утверждает, что сделал это не по своей инициативе, а по решению фракции «Республиканская партия Крыма». Руководитель фракции С. П. Цеков говорит: «Нет, Ковальский сам написал».

Как бы там ни было, но запрос лег на хорошо подготовленную почву. Из Киева оказали давление на тогдашнего прокурора Крыма

В.  М. Купцова, и он принес протест на распоряжение: дескать, пре­мьер-министр превысил свои полномочия. Вот если бы такое решение приняло правительство, тогда другое дело.

А теперь внимание! Пусть простят меня читатели, но этот документ я процитирую полностью.

Постановление

Правительства

Автономной Республики Крым

от 19 марта 1996 г. N° 80

г. Симферополь

«О протесте прокурора Автономной Республики Крым на распоря­жение премьер-министра правительства Автономной Республики Крым от 26.04.1995 г. N° 184-Р «О выделении средств».

Распоряжением премьер-министра правительства Автономной Рес­публики Крым от 26.04.95 г. N° 1894-Р «О выделении средств» редак­ции газеты «Крымская правда» из резервного фонда правительства выделено 15,3 млрд. крб. на покрытие убытков в связи с ростом сто­имости полиграфических услуг и газетной бумаги. Прокурор Авто­номной Республики Крым вынес протест на это распоряжение, считая, что премьер-министр превысил свои полномочия, разрешив покрытие убытков коммерческого предприятия из государственных бюджетных средств.

Издавая распоряжение, премьер-министр руководствовался поста­новлением Кабинета министров Украины от 15.03.93 г. N° 194 «О госу­дарственной поддержке творческих союзов, прессы и книгоиздатель­ского дела», а также постановлением Верховного Совета Крыма от 21.05.93 г. N° 310-1 «О неотложных мерах по поддержке средств массовой информации в Республике Крым».

При этом учитывалось, что «Крымская правда» одна из старейших газет на полуострове и пользуется большой популярностью у населе­ния, имеет наибольшую подписку (1-е полугодие 1995 г. - 101 тыс. экз.).

Выделенные правительством средства позволили редакции сохра­нить объявленную при подписке стоимость газеты и, следовательно, использованы в интересах граждан.

Правовым управлением дана юридическая оценка изданного распо­ряжения.

Конкретные цели расходования средств из резервного фонда дол­жны определяться в Положении об указанном фонде. Последнее не разработано до настоящего времени. Вместе с тем, отмена указанного распоряжения не повлечет за собой безусловный возврат выделенных средств.

На основании вышеизложенного, а также учитывая, что Указом прези­дента Украины от 24.02.96 г. «О государственной поддержке периоди­ческих изданий в 1996 году» рекомендовано правительству Автоном­ной Республики Крым оказать в 1996 году поддержку периодическим изданиям. Правительство Автономной Республики Крым постановляет:

Протест прокурора Автономной Республики Крым от 26.02.96 г. на распоряжение премьер-министра Автономной Республики Крым от 26.04.95 г. N° 1 84-Р «О выделении средств» — принять к сведе­нию. Распоряжение премьер-министра Автономной Республики Крым от 26.04.95 г. № 184-Р «О выделении средств» — оставить в силе. Министру финансов в 10-дневный срок разработать Положение о резервном фонде правительства Автономной Республики Крым.

Л. ДЕМИДЕНКО, премьер-министр Автономной Республики Крым;

О. ГАВРИН, управляющий делами Правительства АРК.

4 декабря 1996 года

Итак, правительство своим постановлением подтвердило обоснован­ность выделения и расходования средств (кстати, правильность расходо­вания средств подтвердила и прокурорская проверка), вроде расстав­лены все точки над I, справедливость восторжествовала.

Да. Но это если руководствоваться здравым смыслом, нормами элементарной порядочности. К сожалению, многие народные из­бранники слишком буквально поняли выражение «политика — гряз­ное дело». И вот в прокуратуру, правительство снова поступают зап­росы от депутатов: от г-на Заскоки, г-на Мордашова. И все на ту же тему.

22 октября правительство принимает постановление с очень интерес­ным названием «Об упорядочении нормативных актов правительства АРК», которым отменяет распоряжение А. Р. Франчука о выделении средств, но при этом не отменяет (!) процитированное выше постанов­ление. Оба документа подписал один и тот же человек — премьер- министр А. Ф. Демиденко.

Что за плюрализм в одной и той же голове. Что произошло за период с марта по октябрь, почему на правительство не повлияли про­тест прокурора, запрос Ковальского, а запрос Заскоки заставил принять совершенно нелогичное и несправедливое решение?

А произошло следующее. Верх в Верховном Совете взяла группа депутатов во главе с председателем колхоза «Дружба народов» В. А. Киселевым, объединившаяся под названием «Антикриминальная коалиция». (Красиво звучит, правда? Примерно так же, как «волки — вегетарианцы»).

Коалиция шла к власти постепенно, но стремительно, устраивая шум­ные пресс-концеренции и демонстрации в зале заседания. Воздух сотрясался от громких разоблачений, всевозможного «компромата». Потом все лопнуло, как мыльный пузырь, но необходимый фон был создан.

Одновременно власть «вербовала» депутатов, им сулили всякие блага, в том числе обещали решить «квартирный вопрос». Депутаты от «Крым­ской правды», то есть Т. И. Рябчикова и автор этих строк, выступили с соответствующим депутатским запросом, обнародовали в газете став­шие им известные факты, документы, фамилии депутатов, «клюнувших» на эту приманку. Выступили, и сразу же попали в разряд врагов.

Кто же любит правду, особенно когда ее говорят в глаза? Это подневольные «Крымские известия» могут писать, что счета Киев разблокировал благодаря спикеру, если бы не министр финансов, то это было бы сделано еще раньше; что, купив картошку по 40 коп. за килограмм у колхоза «Дружба народов» (В. А. Киселев там остался внештатным председателем), правительство совершило выгодную сделку; что нынешнее руководство успешно отстаивает в Киеве ин­тересы Крыма.

Мы такого не напишем, поскольку обещали нашим читателям гово­рить только правду. Поэтому и стали неугодными и именно поэтому вновь возник вопрос о пресловутых 15 миллиардах. Киселев сотовари­щи надавили на правительство в лице А. Ф. Демиденко, и сразу же появился плюрализм, выразившийся в принятии нелогичного и неспра­ведливого решения. Это все равно, что дать дотацию пенсионеру на хлеб, потом подтвердить правильность ее выделения, а затем, когда хлеб уже съеден, отменить первое решение.

Ну да ладно. Понять Аркадия Федоровича можно. Кому хочется без работы остаться. Василий Алексеевич мужик крутой. Кто не за­хотел у него под башмаком находиться, всех взял на заметку. Одному ревизию наслал, другого тюрьмой постращал, третьему телефон от­ключил, четвертого из кабинета выселил.

Или такой пассаж. Направил В. А. Киселев письмо начальнику Главного управления СБУ с просьбой... отключить телефон спецсвязи у главного редактора «Крымской правды». И невдомек Василию Алек­сеевичу, что телефон этот был установлен в редакции еще тогда, когда он не был даже председателем колхоза, что кабель специально прокла­дывали, что есть договор на обслуживание, в соответствии с которым деньги уплачены.

Много еще можно было бы рассказать про новую власть и ее «художества», но думаю, читателям и так уже все понятно.

В заключение немного информации: как говорилось в известном фильме, к размышлению.

В 1995 году «Крымская газета» (соучредитель — правительство Крыма) получила из бюджета в виде дотаций 21,8 миллиарда крб., а в 1996 году — 19,5 млрд. «Крымские известия» в прошлом году облег­чили бюджет на 38 миллиардов 385 миллионов, в этом — на 36,3 мил­лиарда.

«Крымская правда» у правительства больше денег не просит. Живем и выживаем сами. И будем жить. Назло «друзьям». Правда, для этого пришлось поднять цену на подписку, и стала она для многих крымчан недоступной. Но не наша в этом с вами вина, уважаемые читатели. Это наша беда. Общая наша беда, как и правители, которых мы выбираем. Неужели мы этого достойны?

М. БАХАРЕВ,

главный редактор газеты «Крымская правда»,

депутат Верховного Совета Крыма.

12 марта 1992 года

 

ЧТО НАМ ГОТОВИТ НАСТУПИВШИЙ ГОД?
СУДЯ ПО ВСЕМУ,
ХОРОШЕГО БУДЕТ МАЛО

Время года, как стихийное бедствие

Незадолго до Нового года мне пришлось принять участие в заседа­нии президиума Крымского республиканского совета ветеранов. Сре­ди прозвучавших пожеланий газете было и такое: печатайте о хоро­ших явлениях в нашей с вами жизни. Пожелание было принято к све­дению.

Планируя предновогодний выпуск газеты, мы пересмотрели всю редакционную почту, но ничего «хорошего и светлого» в ней не нашли, кроме благодарностей отдельным людям и должностным лицам. Ну в самом деле, у кого поднимется рука писать оду сегодняшнему времени, когда в квартире холодно, завод или учреждение, в штате которого числишься, стоит, зарплату и пенсию не платят, цены неуклонно растут? А государственные мужи, облеченные властью, нас уверяют, что имен­но к этому мы сами стремились, и что впереди нас ждет неизбежное процветание.

Извините, не верю! Не верю и не могу понять, почему приход очередного времени года всегда застает нас врасплох и неминуемо оборачивается стихийным бедствием? Ранняя весна — вымерзли сады, поздняя — не успели посеять; жаркое лето — засуха, нехватка воды, холодное, дождливое — урожай потеряли; осень сухая — не взошли озимые, холодная — вымерзли. А зима — это всегда снег на голову и всегда не ко времени.

Я опять же никак не могу понять: почему, если на улице 1 1 градусов мороза, в квартире должно быть 11 градусов тепла? Ма­ленькое давление газа? А о чем вы думали 9 предыдущих меся­цев? Увеличьте. Не можете? Уйдите. Пусть придут те, кто смо­жет. Ведь раньше этих проблем не было, а если были, то реша­лись.

Злая ирония судьбы, или Шоу долбоносиков

Вообще предновогодье и Новый год приносят не только приятные сюрпризы. Убежден, всего того, о чем я сказал выше, удалось бы избе­жать, если бы в последние дни злополучного 1991 года «беловежские зубры» не пропили бы Советский Союз. Или если бы Никите Сергее­вичу после новогоднего «бодуна» не пришла в его умную голову мысль подарить Украине Крым вместе со всеми крымчанами.

Впрочем, история не имеет сослагательного наклонения и, как сказал один из «беловежских зубров» (не к ночи будет упомянуто его имя); «маемо те, що маемо».

А «маемо» мы, кроме всех прочих «прелестей», телевизионный канал под типичным русским названием «Интер». Судя по письмам читателей, опросам крымчан, именно создание этого канала стало глав­ным плохим событием ушедшего года, затмившим все остальные не­взгоды, переполнившим чашу терпения униженных и оскорбленных людей. «Мерзость» и «гадость» — не самые резкие определения, которые дали крымчане новому детищу политиков и телевизионщиков Украины, охарактеризовав и их самих соответствующими словами, производными от вышеупомянутых.

В дни новогодних праздников «Интер» сделал все, чтобы любовь людей к руководителям украинского государства стала еще крепче. То, что творилось в эти дни на телеканале, иначе как издевательством над законопослушными гражданами не назовешь. Включение, вык­лючения, неоправданные с точки зрения здравого смысла, переста­новка российских программ при ужасном качестве изображения. И все ради чего? Чтобы отдалить нас от России, сделать ее в наших глазах «чужой» страной. Чтобы вместо добротных программ ОРТ, мы смотрели интеровский суррогат. Чего только одно «Шоу довгоносикiв» стоит. Посмотришь — и хочется чем-то тяжелым запустить в телеви­зор.

Думаю, еще крепче «полюбили» крымчане и спикера нашего пар­ламента, когда вместо героев «Иронии судьбы» увидели его сидящим в своем служебном кабинете, и услышали нечто невразумительное о скором благополучии.

Вместо улицы имени 60-летия Октября улица Степана Бандеры?

Итак, что же готовит нам наступивший год? Попытаюсь высказать некоторые предположения.

Убежден: Украина, действуя под диктовку Запада (вспомним хотя бы «ось» Вашингтон — Тель-Авив — Киев), будет все дальше отдаляться от России, переходя в стан ее потенциальных противников. Два аргу­мента свидетельствуют в пользу такого вывода. Первый: Запад вбра­сывает на Украину многомиллиардную долларовую «помощь» (Госпо­ди, чем отдавать-то будем?). Второй: в руководстве Украины верх взяли галицийские националисты, руховцы, оуновцы и прочие Чорнови­лы, хмары и головатые зайцы, которые ненавидят все русское, россий­ское и ориентированы строго на Запад.

Неизбежное вследствие этого ухудшение отношений с Россией приведет к тому, что границы из «прозрачных» станут непроницае­мыми, российские телепередачи исчезнут даже на «Интере», уси­лится насильственная украинизация Крыма, будет отменено москов­ское время.

Я хотел бы ошибиться в своих прогнозах, но факты нашей жизни свидетельствуют о возможности именно такого развития событий.

Ведь то, что происходило на телевизионном экране в новогоднюю ночь, не ошибка и не брак в работе, а злой умысел. Нас намеренно хотят лишить боя московских курантов. (Спасибо «Черноморке» — бла­годаря ей мы по НТВ все равно встретили Новый год вместе с Моск­вой).

Убежден, пройдет пару месяцев, и вновь лжеученые, выполняя заказ руководства, начнут убеждать нас со страниц государственных органов информации, с телеэкранов, что мы должны жить по одному времени не с Москвой, а с Парижем и Мадридом. Конечно, неудоб­но будет, придется смещать на час вперед график начала работы, как это уже было. Зато «по науке» и в соответствии с политической линией.

А теперь скажите, уважаемые читатели, вы видели в Крыму мест­ных руховцев, оуновцев и прочих украинских националистов? А они уже есть. И имеют свои организации, исправно финансируемые. Даже церковь их уже есть у нас — незаконная, богопротивная, по официальным канонам Православия. Зато «немоскальская». И место ей выбрали — в бывшем военном училище.

Если так дальше дело пойдет, то и улицы у нас скоро переименуют «явочным порядком», как это случилось в Новогодье в Симферополе: на улице имени 60-летия октября появилась надпись — «вул. С. Банде- ри».

Но все же одна хорошая примета появилась в праздничные дни благодаря некоторым частным телерадиокомпаниям («Черноморская», «ЖИСА» и другие): крымчане смотрели в полном объеме передачи РТР, ОРТ, НТВ и других российских компаний.

Кстати, во многих регионах Украины, где ОРТ отключили раньше, благодаря частным телерадиокомпаниям, спутниковому и кабельному телевидению уже давно забыли, что такое УТ-1, 2,3... и, конечно же, «Интер».

М. БАХАРЕВ.

4 января 1997 года

 

ВЛАСТЬ И «КРЫМСКИЙ ВОПРОС»

Открытое письмо Президенту Украины Л. Д. Кучме

Уважаемый Леонид Данилович!

Ваше письмо, адресованное Крымскому парламенту, заставило нас также обратиться к Вам с письмом. Публикуя его, мы рассчитываем на понимание, поскольку как руководители республиканской обществен­но-политической независимой газеты «Крымская правда» считаем себя причастными к Вашей политической судьбе и несем вместе с Вами ответственность перед нашими избирателями.

В 1994 году мы сделали все для того, чтобы сформировать обще­ственное мнение крымчан в Вашу пользу (достаточно вспомнить публи­кацию в газете накануне второго тура голосования по выборам прези­дента «Поможем братскому народу Украины освободиться от Кравчу­ка»). Вы победили, и мы были искренне этому рады.

Мы полагали, что самая популярная в Крыму газета станет прочным связующим звеном между президентом и его избирателями в автоном­ной республике. Однако, когда через два года после выборов попыта­лись взять у вас интервью, то непреодолимой преградой между нами оказалась Ваша администрация. Чиновники сочли некорректными под­готовленные газетой вопросы президенту. Но ведь в них речь шла о выполнении Вами предвыборных обещаний.

И вот теперь это Ваше письмо Верховному Совету АРК, которое вызвало у депутатов полное недоумение. Уверены: такую же реак­цию оно вызовет у большинства крымчан.

Складывается впечатление, что работники Вашего аппарата, готовив­шие его, никогда не были в Крыму, незнакомы с его проблемами.

В письме парламент республики обвиняется в деструктивной дея­тельности, ведущей к дестабилизации социально-экономической и политической обстановки...

Мы не можем согласиться с такой оценкой. Как раз наоборот: Верховный Совет Крыма делает все для стабилизации обстановки на полуострове, а в Киеве делают все для урезания прав автономии и лишения ее собственности. При этом для решения самого «крымского вопроса» не делается вобще ничего.

Возможно, в руководстве Украины господствует мнение, что такого вопроса не существует вовсе. Категорически с этим не согласны и хотим в своем письме к Вам, Леонид Данилович, обосновать свою точку зрения.

Проблема Крыма, безусловно, существует. Как для Украины, так и для России, самих крымчан (к какой бы национальности они ни относи­лись) и даже в более широком, геополитическом плане. Тому есть немало объективных причин — факторов, обострившихся или возник­ших в результате распада Советского Союза.

С нашей точки зрения, любой политик, собирающийся хотя бы только осмыслить проблему Крыма, должен прежде всего понять, что пока большинство его населения составляют русские и русскоязычные (в том числе и украинцы), Россия никогда не будет для них заграницей. И Крым в целом будет всегда тяготеть к ней. Это объективно, а значит, не зависит от воли политиков и не может быть изменено никаким волевым решением или законодательным актом. Этот фактор просто необходи­мо учитывать как главный. В Крыму пересекаются стратегические интересы Украины, Рос­сии и Турции. Крым и, прежде всего, Севастополь — база Черноморского фло­та, которую Россия не хочет, не может и, убеждены, не должна поте­рять, поскольку это в конечном итоге и в интересах Украины. Крым в течение многих десятилетий милитаризировался, являясь не только базой для Черноморского флота, но и местом дислокации частей и соединений всех родов войск, включая ракетные и космиче­ские. В результате демилитаризации бесхозными остались десятки военных городков, а безработными десятки тысяч офицеров — трудо­способных мужчин и членов их семей. Причем, с течением времени эта проблема только усугубляется. За годы советской власти в Крыму создан мощный военно-про­мышленный комплекс, для конверсии которого требуются огромные финансовые ресурсы. Достаточно назвать такие крупные предприятия, как «Залив», «Фиолент», «Море», «Муссон», «Парус», «Фотон», «Гидро­прибор» и многие другие. Сегодня они, практически все, «на боку». Богатство Крыма и в то же время его беда — курортный комплекс. Бывшая «всесоюзная здравница» может относительно благополучно су­ществовать только при условии массового приезда сюда отдыхающих — 5-7 и более миллионов человек в год. А для этого, в свою очередь, необходимы политическая стабильность, благоприятные социально-эко­номические условия. Сельское хозяйство Крыма (особенно виноградарство, садовод­ство и овощеводство вместе с многочисленными холодильниками и консервными заводами) ориентировано на северные районы России и Сибирь. Сегодня из-за таможенных барьеров хозяйства затоварены собственной продукцией. Между тем рынок — и российский, и укра­инский — успешно завоевывается производителями сельхозпродукции из дальнего зарубежья.

8.  И, наконец, фактор — один из самых мощных по силе воздей­ствия, обостряющий все вышеназванное и делающий ситуацию в Кры­му просто уникальной, — возвращцение и обустройство крымских та­тар.

Возможно, нами названы не все объективные причины существова­ния «крымской проблемы». Скорее всего, не все. Но и приведенных достаточно, чтобы понять — проблема настолько серьезна, что для ее решения должна быть выработана научно обоснованная и тщательно выверенная государственная политика.

А вот этого как раз и нет. За все годы существования Украины как независимого государства высшими органами государственной власти не выработано вообще никакой политики по отношению к Крыму, а действия властей, отдельных политических деятелей и должностных лиц порой напоминают поведение слона в посудной лавке.

Например, одним постановлением были отменены сразу 40 (сорок!) нормативно-правовых актов ВС Крыма. В их числе и несуществую­щие. Например, «Акт о провозглашении государственной самостоя­тельности Республики Крым» от 5 мая 1992 года, который прекратил свое действие с принятием Конституции Республики Крым, то есть на следующий день, 6 мая 1992 года. Были отменены также закон об образовании, до запятой согласованный с прежним составом ВР Укра­ины, постановление «О государственной поддержке средств массовой информации» и другие правильные и полезные акты, никоим образом не ущемляющие государственный суверенитет и территориальную целостность Украины.

А следом пришел черед и Конституции Республики Крым. Далее процесс пошел по нарастающей и в одном направлении — у автономии отнимались права и собственность. Причем делалось это в тот период, когда верх в ВС Крыма одержало большинство, продемонстрировав­шее свою лояльность Киеву. В глазах людей все это дискредитировало как центральную власть, так и местную. Не говоря уже о событиях, так сказать, сопутствующих — перекоммутация, а затем ликвидация транс­ляции передач ОРТ, как будто специально сделанные для озлобления людей, учреждение в Симферополе филиала УПЦ Киевского патриар­хата (в здании бывшего военного училища, где разместилась Нацио­нальная гвардия Украины), демонстрируя тем самым государственную поддержку раскольничьей церкви.

Итак, возникает естественный и вечный русский (точнее, славянский) вопрос: что делать?

Убеждены, многовариантность решения проблемы Крыма, суще­ствовавшая 4-5 лет назад, сегодня безвозвратно утеряна. Единственный путь — предоставление автономии максимальной экономической са­мостоятельности. Назвать это можно по-разному: «режим открытой экономики», «свободная экономическая зона», «оффшорная зона», «спе­циальная экономическая зона» и т. п. Но суть от этого не меняется — на полуострове должен быть отличный от всего государства в целом эко­номический климат, который был бы благоприятен как для иностран­ных, так и для собственных инвесторов.

Только при этом условии будут созданы реальные предпосылки для решения семи «составляющих» (названных нами выше) проблем Кры­ма, а восьмая будет предельно сглажена и уже не сможет обострять до политического кризиса ситуацию в республике.

Для реализации этого пути необходимы не только добрая воля облеченных властью политиков, но и четкое осознание следующей истины: от того, что люди в Крыму станут жить лучше, чем, скажем, в Житомирской или Луганской областях, экономическая и политическая ситуация на Украине в целом не ухудшится. Наоборот, прорыв в мир нормальной рыночной экономики может стать более быстрым и ме­нее болезненным. А с улучшением экономической ситуации неиз­бежно стабилизируется и политическая — это аксиома.

Какие, с нашей точки зрения, необходимо предпринять конкретные шаги в этом направлении?

Прежде всего, окончательно утвердить Конституцию Крыма поста­новлением Верховной Рады Украины. Конституция, откровенно говоря, убогая, состоящая из плохо стыкующихся между собой и здравым смыслом прав и полномочий. Но ее принятие дает возможность перей­ти к следующему, очень важному этапу — разграничению полномочий между органами государственной власти Украины и АРК.

Это можно сделать двумя путями: с помощью закона Украины или договора между ВР Украины и Кабинетом министров — с одной сто­роны, и ВС Крыма и Совмином — с другой, под патронажем президента, как гаранта Конституции Украины. Второй путь, на наш взгляд, лучше, поскольку в разработке договора активно участвуют обе стороны. Тем не менее важен конечный результат — АРК должна получить четко очерченные полномочия в сфере экономической деятельности — бан­ковской, финансовой, налоговой, таможенной и др.

Утвердить закон о Верховном Совете Крыма, принятый самим ВС Крыма. С нашей точки зрения, вообще нелогично и неумно лишать парламент права принимать законы, тем более касающиеся его соб­ственной деятельности.

Необходимо утвердить закон о Совете министров Крыма, принятый ВС АРК. В органах государственной власти Украины есть немало лю­дей, желающих издать такой закон о правительстве Крыма, который бы вывел его из подчинения ВС Крыма; парламент назначает председателя Совмина по согласованию с президентом, а глава правительства сам назначает министров и председателей комитетов.

Это категорически неверно! То, что возможно в президентской рес­публике, не подходит для парламентской автономии. Каким бы ни был парламент по качественному составу или по политической ориентации, но он демократический орган, работающий открыто и постоянно конт­ролирующий бюджет и работу исполнительной власти. Выведение пра­вительства, его министерств и ведомств из-под парламентской юрис­дикции — прямой путь к криминализации исполнительной власти.

Возможно, не все наши доводы Вам покажутся убедительными, вероятно, они не исчерпывающие. Допускаем это. Но мы выразили то, что думаем публике.

М. БАХАРЕВ, Верховного Совета Автономной Республики Крым, главный редактор газеты «Крымская правда»;

Т. РЯБЧИКОВА, Верховного Совета Автономной Республики Крым,

29 ноября 1997 г.

 

Донос

Прокурору Автономной

Республики Крым

г. Шубе Владимиру Васильевичу от группы жителей г. Симферополя

Заявление

Выступая 2 октября 1997 г. на пленарном заседании Верховного Совета Автономной Республики Крым, член президиума Верховного Совета Автономной Республики Крым, главный редактор газеты «Крымская правда» Бахарев Михаил Алексеевич кроме прочего заявил следую­щее, цитируем по стенограмме;

«(...) Нет такого украинского языка (...) Это не существует, это искусственно придуманный язык, язык черни (...) А то, что сегодня считают украинским языком — это язык искусственно придуманный Шевченко и другими авантюристами (...) Нет такого языка (...) Так запомните, нет такой нации — украинцы, это тоже я вам скажу, как и нет никакого будущего у обреченного украинского государства...»

Эти слова оскорбляют наши национальные чувства, они направлены на разжигание межнациональной вражды, что запрещено украинским законодательством.

Просим дать правовую оценку деятельности Бахарева М. А. и от­дельным публикациям газеты «Крымская правда».

Приложение: ксерокопия фрагментов официальной стенограммы пленарного заседания сессии Верховного Совета Автономной Рес­публики Крым; ксерокопия статьи из газеты «Крымская правда» № 88 от 20 мая 1997 г.

С уважением Пригула В., Бондаренко Ю., Семена Н., Кононенко Д., Стус В., Садовский В., Павлив С., Миткалик В., Савченко С.

(перевод с украинского)

 

Прокурору Автономной

Республики Крым

В. В. Шубе

Уважаемый Владимир Васильевич!

По поводу заявления Притулы, Семены и др. сообщаю следующее.

Этим панам не понравилось мое выступление в разделе «Разное» на пленарном заседании Верховного Совета Крыма 2 октября т. г., кото­рое, кстати, не должно было стенографироваться, и уж тем более сте­нограмма не должна была выдаваться на руки посторонним лицам.

Не испытывая ни капельки уважения к подписантам заявления в прокуратуру, тем не менее замечу, что высказывал свое личное мне­ние и при этом не ставил своей целью кого-либо оскорблять или обидеть.

Я действительно убежден, что у малороссов и великороссов «столько много общих черт в истории, традиции, вере, языке и культу­ре, не говоря уже об общем происхождении, что, с точки зрения стороннего и. беспристрастного наблюдателя, это — только две части одного великого русского народа» (профессор Нидерле «Обозрение современного славянства». Прага. 1909 г.). А раз так, то, следова­тельно, нет никакой отдельной украинской нации, а есть часть велико­русской, нет никакого отдельного украинского языка, а есть диалект великорусского. Те же, кто искусственно делал язык, на котором раз­говаривали эксплуатируемые и угнетенные классы (именно так в сло­варе С. Ожегова расшифровывается слово «чернь», и ничего оскор­бительного в этом нет), языком всего малороссийского народа, и явля­ются, с моей точки зрения, авантюристами. И это еще слишком мягко сказано.

И никто меня, историка по одному из трех высших образований, не убедит, что государство, в котором падает производство, не выплачива­ются вовремя зарплаты и пенсии, за черту бедности выведена большая часть населения и при этом не осуществляются радикальные реформы, имеет будущее.

Еще одним свидетельством моей правоты является тот факт, что пламенные сторонники этого государства Притула, Семена, Стус, Мит- калик и др. считают делом достойным написать донос на своего коллегу только за то, что он имеет отличную от них точку зрения.

М. БАХАРЕВ, главный редактор газеты «Крымская правда», депутат Верховного Совета Крыма.

Прем'ер-мiнiстровi Украïни Пустовойтенку В. П.

Шановний Валерiю Павловичу!

Хотiв би привернути Вашу увагу до факту постiйноï антиукраïнськоï, антидержавноï дiяльностï газети «Крымская правда».

Згiно отриманоï мною iнформацiï вже протягом кiлькох рокiв на сторiнках цiеï вilверто прокомунiстичноï, проросiйськоï газети обли- ваеться брудом все украïнське, публiкуються матерiали вiдверто антиукраïнського, антидержавного змiсту. Так, починаючи з березня цього року в газетi публiкуеться матерiал «Украинский сепаратизм» антиукраïнського гатунку, в якому грубо фапьсифiкуються iсторичнi поди ми- нулого. Понад те, дана публiкацiя мiстить приховану мотивацiю до роз- палення мiжнацiональноi ворожнечi мiж украïнцями та росiянами, що мешкають в Криму.

У зв'язку з вищевикладеним прошу Вас посприяти припиненню фiнансування газети «Крымская правда» за державнi кошти i, в рамках чин­ного законодавства, припиненню дiяльностi газети в цiлому. Адже на сьогоднiшнiй день маемо абсурдну ситуацiю: держава фiнансуе газету, яка виступае проти цiеï ж держави, державноï мови, символiки. Цьому треба покласти край.

Сподiваюся на Ваше розумiння та пiдтримку.

Прошу поiнформувати про результати.

«Интерфакс-Украина» Симферополь, 5 декабря

Прокурор Крыма Владимир Шуба направил члену президиума Верховного Совета автономии Михаилу Бахареву предписание об устранении им нарушений Конституции Украины, в котором потребо­вал от парламентария не допускать публичных высказываний, направ­ленных на разжигание межнациональной розни, оскорбление укра­инского языка и государственности. Как сообщили агентству «Ин- терфакс-Украина» в прокуратуре Крыма, предписание было пере­дано депутату во вторник. Причиной прокурорского предупрежде­ния стало выступление депутата на сессии Верховного Совета Кры­ма 2 октября, в котором Михаил Бахарев назвал украинский язык «искусственно придуманным Шевченко и прочими авантюристами языком черни». Он также утверждал, что «нет такой нации — укра­инцы, как и нет будущего у обреченного украинского государства». В предписании действия Михаила Бахарева названы «незаконны­ми», а также такими, которые унижают национальные чувства граж­дан Украины, могут способствовать развитию национальной розни в Крыму.

И это далеко не все документы. Тот же Мовчан написал и в другие инстанции, причем ту же чепуху: мол, прекратите с|эинансировать «за державнi кошти газету, яка виступае проти цiеï держави...»

Да не фининсирует, неуважаемый пан Мовчан, держава «Крымскую правду». Она финансирует возглавляемую вами (из Киева?!) и практи­чески не читаемую в Крыму «Кримську свiтлицю». И не выступает «Крымская правда» против державы, она выступает против вас и таких как вы. Но об этом чуть позже.

Или вот еще образчик современной украинской демократической мысли, запечатленный на бумаге и адресованный президенту, пре­мьер-министру, а также депутатам Мовчану (не только пишет письма, но и получает), Хмаре, Ярославе Стецько, Ярошинскому, Витовичу. Во компания! О чем же пишут? Да все о том же: доносят в Киев, что «Крымская правда», «Крымские известия», «Крымская газета» и «Крым­ское время» «целенаправленно проводят работу — антиукраинскую и даже антигосударственную — по формированию соответствующего общественного мнения». Естественно, считают авторы письма, указан­ные вражеские газеты финансировать ни в коем случае не следует. Поддержать же необходимо украинскую газету «Кримська свiтлиця» и крымскотатарскую «Голос Крыма».

А кто же авторы, спросите вы. О, это тоже интересная компания. Письмо подписали ялтинцы — руководители городских организаций: Украинской республиканской партии — Зуб, «Просвiти» — Сорока, Союза украинок — Кочерга, представитель конгресса украинских на­ционалистов Волошин, член меджлиса Меджидов и представитель Ук­раинской национальной ассамблеи Зиневич.

Уверен, ялтинцы даже не подозревают о существовании указанных организаций. Но на бумаге выглядит солидно.

После моего выступления на сессии Верховного Совета Крыма чис­ло подобных писем стало расти, как снежный ком. Последовали мно­гочисленные клеветнические выступления в прессе, на радио, телеви­дении, в украинском парламенте. «Крымская правда» не реагировала никак.

Два с лишним месяца я молчал, просто не хотел, чтобы мою полемику с оппонентами и доносчиками восприняли как начало выборной кампании. Но травля и клевета, направленные против меня и «Крымской правды», достигли такого накала, что мое терпение лопнуло. Крымчане, читатели нашей газеты, в конце концов, должны знать правду.

Хотя, честно говоря, особого желания вступать в спор с не уважае­мой мною публикой нет.

Ну скажите на милость, о какой серьезной полемике можно вести речь, если ты говоришь человеку: «Брат, мы с тобой одной крови, одного роду-племени», а он в ответ катит «телегу» прокурору, дескать, посмотрите, что подлец вытворяет?

Это раз. Во-вторых, подписанты — люди пришлые, то есть не крым­чане. Одни приехали сюда несколько лет назад, другие недавно, но единодушно считающие: це наша батькивщина.

Ну и, наконец, моральный облик некоторых из них, мягко говоря, подпорчен. Например, одного из авторов письма, прибывшего в Крым из Запорожской области, я, будучи в то время заведующим сектором печати, радио и телевидения обкома партии, устроил на работу в газету, потом помог стать редактором районной газеты, получить в Симферополе трехкомнатную квартиру. Другого, работавшего в «Крымской правде», уберег от уголовной статьи, когда он был пой­ман с поличным на спекуляции бюстгальтерами в своем же коллек­тиве.

Как же можно назвать человека, на добро ответившего доносом? То-то.

Положа руку на сердце, скажу: взяться за перо меня заставило письмо Василия Константиновича Хоменко из села Красностав Бе- резнянского района Черниговской области. Прочитав в «Голосе Ук­раины» очередную отповедь «великорусскому шовинисту» Бахаре­ву, он тоже решил со мной поспорить, на одиннадцати страницах ученической тетради убористым почерком изложил свои аргументы, а в конце написал: «Якщо я в чомусь помилився, то вибачайте. Всiх Вам благ, бо я бачу у Вас не ворога, а людину, яка добросовiсно помиляеться».

Спасибо, уважаемый Василий Константинович, за добрые пожела­ния, Вам искренне желаю того же. И хоть Вы очень резко и, с моей точки зрения, совершенно несправедливо высказываетесь в адрес рус­ских и России, я в Вас также не вижу врага. Убежден: Вы просто добросовестно заблуждающийся человек.

Постараюсь это доказать на одном примере. В письме Вы утверж­даете, что название «Русь» московиты украли у украинцев и стали называть себя русскими, хотя произошли от угро-финских племен. На другой странице Вы пишете, что у русских кровь наполовину татарская. Про украинскую кровь Вы ничего не сообщаете, надо полагать, она чисто арийская.

Ох, Василий Константинович, все это мы уже много раз проходили. Еще в 20-х годах выдающийся украинский, нет, все-таки наш общий, советский писатель Остап Вишня высмеивал подобные этнографиче­ские перлы украинских национал-сепаратистов. Послушать их, писал он, так первыми людьми на земле были не Адам и Ева, а Остап и Галя.

Есть много серьезных исследований, неопровержимо свидетельству­ющих об общем происхождении, единых корнях сегодняшних русских, украинцев и белорусов. Не думаю, Василий Константинович, что Вы со всеми ними знакомы. Но, если вдруг читали и даже они Вас не убеж­дают, прибегнем к арифметике. Это ведь совсем просто.

Давайте считать вместе. За точку отсчета возьмем, скажем, 988 год, когда киевский князь Владимир крестил Русь. С тех пор прошло, более тысячи лет — жизнь примерно сорока поколений (одно поколе­ние — 25 лет). Представим пирамиду из сорока этажей. На вершине, к примеру, я, а подо мною сорок этажей на каждом — предшествую­щее поколение. На сороковом — двое — отец и мать, на 39-м — уже четверо — два деда и две бабки, на 38-м — четыре прадеда и 4 прабабки, т. е. 8. И пошло-поехало: на 37-м — 16, на 36-м — 32, на 35-м —64...

А дальше, Василий Константинович, берите многоразрядный каль­кулятор. Если есть желание считать. Если нет, то можете поверить мне на слово; тысячу лет назад у меня было один триллион сто мил­лиардов предков, а точнее 1099511627776. Теперь надо сложить всех предков за сорок последних поколений. Получается 2199023255550. Уф! Но мы исходим из того, что все мужчины и женщины производи­ли потомство в 25 лет. Если же они делали это раньше, а так и было, то количество предков увеличивается совершенно астрономическим образом. Для справки: на Земле сейчас живет около 5 миллиардов человек, или в 400 раз меньше, чем у меня было предков только за одну тысячу лет.

Вот почему, пишет Виктор Суворов в своем романе «Выбор», еще римляне понимали: нет и не может быть цезаря, в котором не текла бы рабская кровь, но нет и не может быть ни одного раба, в котором не текла бы царская кровь. Все это можно выразить проще: все люди — братья.

Это если в целом обо всех людях на всей Земле. А если речь вести об относительно небольшом регионе в несколько сот тысяч квадратных километров, в котором и обитали восточные славяне? Ну не ходили же они свататься в Африку? Тогда получается, что совре­менные русские, украинцы и белорусы не просто братья — это один народ.

А если этот единый народ сегодня усиленно разъединяют, значит, это кому-то выгодно. Кому? Попробуем вычислить.

Я не состою в Компартии, не являюсь коммунистом по убеждениям, но утверждаю: классики марксизма не во всем были неправы. В час­тности, Карл Маркс был очень даже прав, когда говорил, что в основе всего лежит экономический интерес.

Чем руководствовались Ельцин и Кравчук, подписывая Беловежское соглашение? Думаете, интересами людей? Ошибаетесь. Своими соб­ственными, экономическими в том числе. Уверен, Кравчуку уже тогда мерещилась «маленька хатинка» в дальнем зарубежье.

А как приятно быть президентом не какой-нибудь там республики, а незалежной державы! Свои собственные армия, флот, погранвойска, таможня, милиция, национальная гвардия, разведка, контрразведка, бюро расследования, посольства и прочая, прочая. И всему ты Верховный главнокомандующий. Еще госдачи, яхты, самолеты, машины, спецваго- ны. За границей встречают салютом наций.

И депутатом парламента тоже хорошо быть. Нет над тобой началь­ников, народ избрал. Живешь в столице, заседаешь в Верховном Совете за хорошую зарплату, за границу по несколько раз в год в командиров­ки.

А уж как. хорошо быть министром, и говорить не буду — всем понятно. Вообще любым чиновником быть в незалежном государстве гораздо лучше, чем в какой-то составной части. И, заметьте, мест таких теплых в относительно небольшой стране очень даже немало. Но рань­ше всю эту чиновничью орду содержал 300-миллионный народ, а те­перь в каждой бывшей республике своя орда.

А ну как народам не понравится такой расклад и они сообразят, что, к примеру, разумнее будет в 180 странах по одному посольству на всех содержать, чем каждому по одному?

Вот для того, чтобы им это даже в голову не пришло, и трудятся денно и нощно лжеученые, лжеписатели и прочие лжедемократы. Еще вче­ра они прославляли в своих лжепроизведениях партию и светлое ком­мунистическое будущее, воплощали на театральной сцене идеи соци­алистического реализма, говорили о вечном и нерушимом братстве народов СССР. Сегодня они могут прославлять черта, доказывать все. что угодно, лишь бы остаться у кормушки. Ради этого они готовы наве­сить на уши нам с Вами, Василий Константинович, любой «демократи­ческой» лапши. Вот пример.

23-24 октября в Москве, в помещении общественного центра «Мир, прогресс, права человека» им. А. Д. Сахарова проходила конферен­ция «Украина и Россия: общества и государства».

С украинской стороны были председатель Всемирного конгресса украинцев Иван Драч, председатель Союза театральных деятелей Ук­раины Лесь Танюк, с российской — их единомышленники: советник Е. Гайдара — Ф. Шелов-Коведяев, главный научный сотрудник Инсти­тута Европы Д. Фурман и другие.

Основную задачу конференции сформулировал Иван Драч: «Цель нашего приезда — придание союзу российских и украинских демок­ратов второго дыхания».

Что же это за «второе дыхание»? А вот что:

1 . Формирование в России общественного мнения о не­обратимости независимости украинского государства, о маргиналь­ности и бесперспективности русского и пророссийского движения на Украине, о «быстрой и безболезненной» ассимиляции русско­язычных регионов Юга и Востока Украины, о бессмысленности надежд на «русский сепаратизм», панрусизм и славянофильство и т.д. «Цель, — заявил основной докладчик Д. Фурман, — сделать отличие русских и украинцев, российской и украинской наций и обществ необратимыми, борьба с идеей об этнической идентично­сти русских и украинцев».

Необходимо нейтрализовать через «демократов» негативную ре­акцию России на «окончательное решение Крымского вопроса», укра­инизацию Юга и Востока Украины, создание украинских национально­культурных автономий в России. Одна из стратегических задач — отделение Украинской Право­славной Церкви от Московского Патриархата путем давления на Мос­ковскую Патриархию через «демократов».

Так что, уважаемый Василий Константинович, готовьте уши на «вто­рое дыхание». И наши, и ваши «демократы» уже договорились, как нас с вами облапошить в очередной раз. Причем заметьте: «русский» Фурман почище Бандеры будет. А зарплату небось из российского бюджета получает.

С 1989 года борется «Крымская правда» с украинским национал- сепаратизмом, резко выступает против разного рода фурманов, драчей, танюков, Мовчанов и других. Естественно, они отвечают «взаимнос­тью». И это неудивительно. Удивительно то, с какой легкостью им удается манипулировать умами людей. Людей, ими же, их властью униженных и обездоленных. Неужели так стоек яд национализма и выздоровление наступит не скоро?

Кстати, Василий Константинович, Вы в какую церковь ходите?

Михаил БАХАРЕВ, главный редактор газеты «Крымская правда», депутат Верховного Совета Крыма.

13 декабря 1997 г.

 

С БАНДЕРОЙ И МАЗЕПОЙ РЯДОМ НЕ БУДЕМ... ДАЖЕ НА ОДНОМ ГЕКТАРЕ

Складывается впечатление: если бы не было «Крымской прав­ды», то «Крымской светлице» и писать было бы не о чем. Для непосвященных читателей «Крымской правды» поясним, что это «прогосударственная» «всеукраинская», издающаяся в Симферо­поле на деньги налогоплательщиков и в нарушение украинского закона «О печатных средствах массовой информации» газета, не указывающая свой тираж. Очевидно, по причине его ничтожности. Но тут стесняться нечего. Каково издание — такой и тираж.

Так вот, в редакции этой газеты очень внимательно читают «Крым­скую правду» и очень быстро откликаются на ее публикации. К при­меру, напечатала наша газета исторический очерк о Мазепе, в кото­ром воздала должное нынешнему «герою украинского народа». Не успела еще краска просохнуть на газетных страницах, как в «Крым­ской светлице» появился материал (объемом раза в три больше), автор которого из гетмана-мерзавца запросто слепил героя. А как же? Россию предал? Предал. Против «москалей» воевал? Воевал. Значит, герой! И удивляться тут особо нечему. Газета ведь — «про­государственная». А государство на своей национальной денежной единице поместила «лик Иуды», в червонец оценив его «подвиг».

Ну да черт с ним, с Мазепой. Давно это было. Не все знают, не все помнят. Но вот еще один «герой», совсем «свежий» — Степан Бандера. Казалось бы, более гнусную личность трудно найти среди подонков всех времен и народов. Фашист, палач, детоубийца. Еще свежи воспо­минания очевидцев, не поросли травой забвения могилы его жертв.

Ан нет! Висит портрет бандита, государственного преступника. И не на «Бандеровщине», а в центре Симферополя, на плацу дивизии Наци­ональной гвардии Украины.

Дважды писала об этом «Крымская правда», обращая внимание ко­мандира дивизии генерал-майора В. Шевченко на недопустимость вос­питания солдат на подобном примере. Не отозвался Виктор Федорович, к сожалению. То ли имеет другую точку зрения и стесняется ее выска­зать, то ли соответствующую «вказивку» от начальства получил.

Но тут инициативу проявила «Крымская светлица». Попеняв «Крым­ской правде» на то, что, дескать, порочит светлое имя и морочит голову генералу, газета от его имени предложила главному редактору «Крым­ской правды» и корреспонденту В. Рябчикову (автору публикаций о Мазепе и Бандере)... принести свои портреты для установки на том же злополучном плацу. Вот так: не больше не меньше. При этом ехидно спросила: «Или слабо?»

Нет, неуважаемая газета, не слабо. Портреты принести дело нехит­рое. Вот только рядом с Бандерой, Мазепой, Петлюрой, Грушевским и прочими вашими «героями» мы никогда не будем. И не только на одном плацу. Даже на одном гектаре.

Совесть и воспитание не позволяют.

М. БАХАРЕВ.

16 декабря 1998 года

 

ЦОС УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ, ИЛИ ГЕНЕРАЛ МОСКАЛЬ СЕРДИТСЯ

«В связи с публикацией в газете «Крымская правда» за 13 марта 1999 года открытого письма находящегося в межгосударственном ро­зыске бывшего спикера крымского парламента Евгения Супрунюка ЦОС ГУ МВД Украины в Крыму уполномочен заявить:

Тот факт, что газета «Крымская правда» поддерживала и поддержи­вает Е. Супрунюка ни у кого не вызывает сомнений. Накануне выборов в Верховную Раду Украины о кандидате в депутаты Евгении Супрунюке в данной газете в период с января по март 1998 года опубликован целый ряд материалов в его поддержку.

Не лишним вспомнить и высказывание главного редактора газеты «Крымская правда» Михаила Бахарева, приведенное в предвыборной книге Супрунюка «Тридцать лет жизни в Крыму в тридцати вопросах «с подвохом»: «Он, как хороший полководец, думает не о том, как выиг­рать отдельный бой, а битву в целом. Его мысли не о будущих выборах, а о будущих поколениях. Евгений Супрунюк мыслит стратегически и, как депутат Верховной Рады Украины, сумеет объединить прогрессив­ные силы, чтобы построить равноправные отношения Автономии и Цен­тра».

Публикацию открытого письма Главное управление МВД Украины в Крыму расценивает как явный и грязный шантаж со стороны Супру­нюка с целью уйти от ответственности за совершенные им ранее пре­ступления. Если письмо адресовано матери Евгения Супрунюка, то он прекрасно знает ее адрес, и то, что мать осталась без средств к суще­ствованию, — на совести ее «блудного сына». Сказки о том, что на встречи к высшим должностным лицам он ходил с диктофоном, — только для наивных читателей «Крымской правды». Супрунюк пре­красно знает, что ни с какой записывающей аппаратурой на охраняе­мые объекты не пропускают.

По самым скромным подсчетам и тем материалам, которые имеют­ся в уголовных делах, Супрунюк задолжал более 500 000 долларов США. Его робкие обещания их возвратить очень неубедительны. На­прашивается вопрос о судьбе этой суммы, — ведь мать, по его же собственным утверждениям, «осталась без копейки». Если по долгам Супрунюка будет рассчитываться «Крымская правда», это будет весьма благородно с ее стороны.

Газете не удастся посеять сомнения в неотвратимости суда над Е. Супрунюком. Суд обязательно состоится. Вопрос заключается лишь в том, сколько еще преступлений Супрунюка будет раскрыто и доказано следствием. На сегодняшний доказана его вина в организа­ции убийства гражданина Козлова и избиения бывшего председателя Верховного Совета Крыма Сергея Цекова, фарса самопохищения, а также многочисленных мошенничествах, получении взяток за поступ­ление на Симферопольский факультет Харьковского института внут­ренних дел и совершении целого ряда других преступлений. В отно­шении Супрунюка избрана мера пресечения арест, он объявлен в межгосударственный розыск. На 17 марта назначено начало судеб­ного процесса над братом Супрунюка С. Кущенко, обвиняемом в убий­стве гражданина Козлова. То, что Супрунюк скрылся от следствия, только доказывает его причастность к данному преступлению и усу­губляет вину последнего.

Обвинение в адрес правоохранительных органов со стороны неко­торых средств массовой информации и должностных лиц Автономной Республики Крым в непринятии своевременных мер к задержанию Супрунюка равносильно обвинению Верховной Рады Украины в бег­стве Лазаренко. По действующему в Украине уголовно-процессуаль­ному кодексу сначала собираются доказательства преступной дея­тельности, возбуждается уголовное дело, а затем ставится вопрос о задержании и аресте, а не наоборот.

Заявление Супрунюка о том, что ему предлагали физически устра­нить Леонида Грача, — не что иное, как плод его больного воображе­ния. А вот организация убийства Козлова — доказанный факт.

Главное управление МВД Украины в Крыму не дает Евгению Супру- нюку никаких других гарантий, кроме той, что при установлении его местонахождения он будет немедленно арестован и передан следствию и правосудию».

Текст заявления ЦОС оставлен нами в нетронутом виде, то есть со всеми грамматическими и стилистическими ошибками. Не в них дело (хотя вызывает удивление, что люди, не слишком обремененные непос­редственной борьбой с преступностью, выпускающие к тому же соб­ственную газету (!), не удосужились хотя бы корректору этой газеты текст показать перед его обнародованием). Дело в содержании заявле­ния, тоне, в котором оно написано.

В отличие от прокуратуры республики, которая соответствующим ее функциям образом оперативно отреагировала на публикацию, не предъ­явив при этом никаких претензий редакции (что естественно, поскольку газета действовала в строгом соответствии с законодательством), люди в милицейской форме позволили себе то, что позволять не имели пра­во. Приведенное выше заявление нельзя расценить иначе, как покуше­ние на свободу слова, гласность, право на получение информации, то есть на конституционно закрепленные права человека. Вместо того, чтобы конкретно ответить на поставленные в публикации вопросы, ми­лиция принялась отчитывать и поучать газету и ее главного редактора, искажая и передергивая при этом факты.

Да, поддерживала "Крымская правда" во время выборной кампании полковника Супрунюка, как, впрочем, и многих других работников пра­воохранительных органов. Но почему в милицейском главке убежде­ны, что она и сегодня его поддерживает? Из чего это следует?

И при чем здесь высказывания главного редактора, которые "не лишним вспомнить". Не писал я этих "высказываний" и о подобной книге в первый раз слышу.

Милиция как угодно может расценивать письмо Супрунюка, но при этом обязана, по закону, отреагировать на факты, изложенные в нем, и доказать, являются ли они "грязным шантажом" или соответствующими действительности. А вот расценивать публикацию как шантаж ей никто не давал права. За это можно и перед судом предстать.

Умиление вызывает пассаж о "наивных читателях" "Крымской прав­ды", которые, дескать, могут поверить в возможность появления Супру­нюка с записывающей аппаратурой на охраняемых объектах.

Уважаемые "цосовцы", то, что вы написали на сей счет в своем заявле­нии — сказки для наивных милиционеров. Проходил, встречался, в том числе в неформальной обстановке, и никто его не досматривал. Поверь­те; имею основания это утверждать. И диктофон, как сейчас выясни­лось, всегда находился при нем, а микрофон был выведен в лацкан пид­жака. И почему вы решили, что речь идет о "высших должностных лицах" страны? В письме Супрунюка говорится об одном из руководителей государства. Кого при этом имел в виду экс-спикер, знает только он один. Вполне возможно, кого-то из бывших руководителей.

Невольно вспоминается анекдот. Выходит Жуков от Сталина после долгого трудного разговора и в сердцах бросает: "Вот ж... с усами, нет покоя ни днем, ни ночью!" Услышавший эту фразу Берия тут же докла­дывает вождю. Тот возвращает Жукова: "Кого вы имели в виду, товарищ Жуков?" — "Гитлера, конечно, товарищ Сталин". — "А вы кого, товарищ Берия?"

Ну это так, к слову. Продолжим. Милиция уже установила, что Суп­рунюк задолжал более 500 000 долларов США. "Напрашивается воп­рос о судьбе этой суммы" — говорится в заявлении. Стоп! Это у нас и у наших читателей может напрашиваться подобный вопрос. А у вас должен быть или, по крайней мере, вырисовываться ответ на него. И, спрашивается (в который раз!), при чем здесь "Крымская правда"? Го­раздо "благороднее" и логичнее, если "по долгам Супрунюка" рассчи­тается Главное управление МВД Украины в Крыму, чьим сотрудником и являлся полковник Супрунюк.

Теперь насчет неотвратимости суда, сомнения в чем якобы пытается посеять газета. Да рады бы проникнуться уверенностью, но не получа­ется. Может быть, состоялся суд и понесли справедливое наказание убийцы Э. Меметова, В. Синельника, А. Головизина, Д. Гольдича, А. Сафонцева, В. Кузина...? Так нет же. Откуда же взяться уверенности?

В заявлении сказано, что уже доказана вина бывшего полковника и бывшего спикера в совершении целого ряда преступлений. Люди с высшим юридическим образованием, а надо полагать, именно такие сочиняли указанный текст, должны знать: вину может доказать только суд, в том числе и то — является ли утверждение Супрунюка, приведен­ное в его письме, "плодом его больного воображения" или фактом, имевшим место.

И последнее. Главк МВД заявляет, что "не даст Евгению Супрунюку никаких других гарантий, кроме той, что при установлении его местона­хождения он будет немедленно арестован и передан следствию и пра­восудию". Ну и, как говорится, флаг вам в руки! И мы за это, почитайте внимательно публикацию. Так стоило ли огород городить, сочиняя столь несуразное послание?

Честно говоря, до последнего был уверен, что начальник ГУ МВД Г. Москаль не читал заявления. Поэтому после ознакомления с тек­стом, поступившим в редакцию по факсу, позвонил генералу. Сразу признаюсь — я ошибался.

Не буду пересказывать то, что услышал от Геннадия Геннадьевича. Скажу только следующее.

Во-первых. Сказанное им не повлияет на отношение газеты к мили­ции и ее руководству. Мы по-прежнему будем информировать наших читателей о всем том позитивном, что сделано в последнее время и делается в борьбе с преступностью в Крыму, равно как и о недостатках в работе правоохранительных органов.

Во-вторых. Памятуя о судьбе многих журналистов и периодических изданий в нашем "демократическом" государстве и учитывая характер состоявшегося разговора, я поставил о нем в известность председателя
Верховного Совета Крыма, а также написал заявление в прокуратуру республики, в котором, в частности, указал, что не совершал никаких преступлений, не храню наркотиков, боеприпасов, незарегистрирован­ного оружия, никого не грабил, не убивал, не насиловал, не брал и не давал взяток.

На всякий случай.

18 марта 1999 года

 

ВРЕМЯ НЕГОДЯЕВ

В Югославии от рук американских и натовских бандитов гибнут наши братья и сестры

Сексуально озабоченный американский президент-разбойник, кон­чив с Моникой Левински, начал вновь поднимать свой кривой «рейтинг». Теперь в Югославии. Побоку Устав ООН, международное право — что хочу, то и ворочу. Не нравятся Клинтону и его натовским подельникам порядки в этой стране.

Можно ли было себе представить подобное 10, а тем более 20 лет назад? Советский Союз, чьи танковые армии находились в соседних с Югославией странах, а флот — в Средиземном море, не позволил бы даже подумать об этом.

Сегодня американцам и натовцам все можно. Великой страны нет, а на ее развалинах правят бал американский доллар, американские товары, американский образ жизни, американские проходимцы — проповедники с «Евангелием» в руках (как будто у нас нет своих пасты­рей, своей Церкви, кстати, общей с сербами) да собственные «дерь- мократы», развалившие Державу и ограбившие ее народы.

Недавно «Интерфакс» сообщил, что только за последние годы граж­данами России за ее пределы было вывезено 300 миллиардов долла­ров, не считая сумм, потраченных на приобретение недвижимости за рубежом. Думается, «новые украинцы» недалеко отстали от россий­ской братвы. Вот где наше богатство! А мы просим Запад о помощи, вымаливаем жалкие миллиарды в виде кредитов у МВФ, танцуя при этом под ими заказанную музыку и веря, что они искренне хотят нам помочь.

А на самом деле помогаем им мы. Помогаем разрушать нашу эко­номику, долларизируя ее; помогаем разрушать наше единство, разой­дясь по национальным квартирам; помогаем разрушать нашу духов­ность, внедряя у себя их псевдокультуру, их ценности.

Неужели непонятно, что Югославия только начало? Или надо испы­тать на собственной шкуре «устрашающие удары», чтобы понять: для сохранения в мире этого «нового порядка» США и НАТО пойдут на все, не остановятся ни перед чем? Остановить агрессоров надо сегодня.

Югославия — тот рубеж, за которым начнется международный бандит­ский беспредел.

На протяжении столетий для русских мерилом их патриотизма, нрав­ственности было в том числе и отношение к сербам, которые неоднок­ратно подвергались жестокой агрессии. Там, на Балканах, отстаивая свободу сербов, греков, болгар в борьбе с османским игом, наши пред­ки защищали и интересы России. Неужели теперь смолчим?

Надо отдать должное Верховному Совету Украины, поднявшему свой голос в защиту Югославии. Нет сомнения, что решительные дей­ствия предпримут Россия и Белоруссия. Вопрос: хватит ли сил для обуз­дания агрессоров? В этом плане наиболее приемлемыми представля­ются меры, предложенные в заявлении Славянской партии Украины: разорвать отношения с НАТО, возобновить поставки вооружения Юго­славии, организовать отправку добровольческих формирований для ее защиты, выйти из режима эмбарго в отношении неугодных США стран (Ирак, Ливия и др.), разместить тактическое ядерное оружие в Бело­руссии, а возможно, и на территории других стран, оказать всемерную гуманитарную помощь населению Югославии.

Слово теперь за руководителями славянских государств.

Время пошло.

26 марта 1999 года

 

ЗА ЧТО МЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ 14 НОЯБРЯ?

Украина после президентских выборов

В 1992 году, когда Советский Союз уже перестал существовать, попалась мне на глаза прелюбопытная статья в газете Сибирского от­деления Академии наук России, уж не помню названия. Согласно дан­ным, приведенным в этой статье, самый высокий процент так называе­мого конечного продукта, то есть продукта, полностью произведенного на территории республики, среди республик СССР имела Российская Федерация — 69%. Самый низкий (19%) — Украина.

О чем это говорит? О том, что, развивая экономику огромной страны, ее руководство, очевидно, учитывало центробежные тенденции в республиках и с целью недопущения выхода из Союза превратило их, по сути, в регионы по производству полуфабрикатов. Что это означает на практике, хорошо видно из следующих примеров: у судостроительных предприятий Никола­ева более пятисот смежников (предприятий-поставщиков комплектующих изделий) находилось за пределами Украины, а в столице Киргизии был построен единственный в Советском Союзе завод по производству пресс- подборщиков для сельского хозяйства страны, куда комплектующие детали поставлялись из большинства республик, в том числе и с Украины.

Если бы эта информация в свое время стала достоянием обществен­ности, как и прогноз о возможных последствиях развала единого эконо­мического пространства, не говоря уже о других аспектах, народы СССР не позволили бы «беловежским зубрам» в угоду собственным амбициям и устремлениям национал-сепаратистов совершить их черное дело.

Но вместо разъяснения реального положения дел, подкрепленного научно обоснованным прогнозом, населению Украины в 1991 году, осо­бенно во второй его половине, с высоких трибун, телеэкранов и страниц газет усиленно внушали: независимость — единственный путь к процве­танию. Мол, мы столько производим чугуна, стали, угля, сахара и сала, что как только станем независимыми, огородимся границами, таможня­ми и все это добро поделим между собой, то так скакнем вперед, в плане благосостояния, что Францию обгоним. Скакнули, обогнали (и не только Францию)... по числу нищих, безработных, больных туберкуле­зом и т. п. Как сказал один из этих самых «беловежских зубров» Л. Кравчук (не к ночи будет помянут): маемо те, що маемо.

А «маемо» мы независимую Украину. Кстати, вы заметили, как любят наши чиновники, от самых мелких до особо крупных размеров, вкупе с национально озабоченной интеллигенцией бесконечно твер­дить: «независимая Украина», «наша независимая держава»?.. Можно ли услышать что-нибудь подобное от тех же французов и разных про­чих шведов? Даже в российской глубинке, в каком-нибудь Богом забы­том Мухосранске, на человека, связавшего воедино два слова — «неза­висимая» и «Россия», посмотрели бы как на ненормального.

Почему же у нас так любят это подчеркивать? Что за комплекс государственной неполноценности движет людьми? Независимая Ук­раина — от кого? Да от России-матушки, от кого же еще? Не от Франции же, в конце концов! В том-то и дело, что, создав все институты и атрибуты независимого государства, Украина по-прежнему зависима от «старшего брата», что бесит и лишает покоя национал-радикалов.

Зависимость эта, на мой взгляд, носит двоякий характер. Во-первых, экономическая. Речь даже не о нефти, газе и топливных элементах для атомных станций. Несмотря на все старания, не удалось до конца раз­рушить единое экономическое пространство, которое создавалось в течение многих веков. Во-вторых, ментальная. Мы все же — один народ, единая русская нация, искусственно разделенная и существую­щая сегодня на территории трех государств. Мы думаем и поступаем одинаково, совершаем одни и те же ошибки. Вот и «реформы» провели на Украине по «российскому образцу» и такую же грабительскую по отношению к собственному народу приватизацию. А президентские выборы осени 1999 года явились копией выборов президента России 1996 года. Даже с собственным генералом Лебедем — его роль сыграл генерал Марчук. Вот на этом мы остановимся подробнее.

В конце лета прошлого года, когда до выборов президента Украины оста­валось 14 месяцев, мы с коллегами, обсуждая возможный расклад сил, сошлись во мнении, что, скорее всего, в «финал» выйдут Л. Кучма и П. Симоненко и действуюкций президент победит с еще большим преимуществом, чем Б. Ельцин в 1996 году победил Г. Зюганова. На чем основывался подобный прогноз? Во- первых, на схожести процессов, происходящих в России и на Украине, о чем уже говорилось выше; во-вторых, общеизвестно, что на Украине, особенно на Западной, антикоммунистические настроения сильнее, чем в России.

Значит, наш прогноз оправдался? Не совсем. Мы ожидали, что Л. Кучма победит с большим отрывом. Но ему «помогла» его собствен­ная команда как в Киеве, так и на местах. Уж так устроен наш чиновник, уж так он любит свое начальство, что дело доходит до неприличия: он обязательно стремится, грубо говоря, поцеловать его в зад, даже если об этом никто не просит. А людям (и таких уже немало), выдавившим, по словам Антона Павловича Чехова, в себе по капле раба, подобное чинод- ральство просто противно. Лично знаю несколько человек, которые, не будучи приверженцами Петра Симоненко, тем не менее 14 ноября про­голосовали за него. В знак протеста против выборного чиновничьего произвола. Вспомните вакханалию, которая творилась на всех телевизи­онных каналах, когда действующего Президента прославляли, а его со­перников поливали грязью. Посмотрите и сегодня на наши заборы и стены домов. А фальшивые повестки в военкомат и к прокурору в случае победы Симоненко... На месте Леонида Кучмы я бы подобные проявления «любви» не оставил без последствий. Авторитет президента от этого не пострадал бы. Скорее, наоборот.

Теперь вернемся к результатам выборов и попытаемся их проанали­зировать.

Согласно данным Центризбиркома, общее количество избирателей на Украине 37 миллионов 680 тысяч 581 человек. Это все, то есть 100%. В голосовании приняли участие 28.231.774 избирателя, или 74,9% от внесенных в списки. Леонид Кучма получил 15.870.722 голоса, или 56,21% голосов избирателей, принявших участие в голосовании 14 но­ября. За Петра Симоненко проголосовало 10. 665.420 избирателей, или 37,11% граждан, пришедших на выборы.

Что ж, действующий президент победил достаточно убедительно. Однако означает ли это, как поспешили заявить в штабе Леонида Кучмы, что народ Украины 14 ноября сделал выбор в пользу курса проводи­мых им реформ? Давайте разберемся.

Кого избрали президентом Украины — всем ясно и понятно. А вот с вопросом «За что проголосовал народ Украины на выборах?» дело обстоит несколько сложнее. С моей точки зрения, проще определить, за что он не проголосовал. Однозначно, он не проголосовал за Компар­тию, за возврат к прошлому, к так называемому казарменному соци­ализму. И даже о Винницкой области, где за П. Симоненко проголосо­вало более 59% избирателей, пришедших на выборы, нельзя сказать, что коммунизм — выбор тамошних жителей, поскольку 59% опустив­ших бюллетени в урны составляют менее половины от числа граждан, имеющих право выбирать, ведь на выборы пришли далеко не все.

Но точно так же нельзя утверждать, что Украина в целом проголо­совала за проводимый в течение пяти лет «курс рыночных реформ». Да, Л. Кучма переизбран еще на один срок, но он не получил поддер­жки большинства населения, ибо 56,21% голосов избирателей, приняв­ших участие в голосовании, — это 42,1% от всех граждан, имеющих избирательное право. И только о семи областях Западной Украины, в которых при высокой явке избирателей за Л. Кучму их проголосовало
от 73 до 92 процентов, можно говорить как о регионах, где большинство населения не только поддержало действующего президента, но и про­водимый им курс. Все это хорошо видно из таблицы, которую мы перепечатываем из «Комсомольской правды».

Итак, мы проанализировали результаты президентских выборов. Теперь попытаемся сделать выводы:

Избрав президента в соответствии с законом, народ Украины в своем большинстве не поддержал его программу. Таким образом он сказал «нет» безработице и чиновничьему произволу, нищете и отсутствию социальных гарантий. Реформы под диктовку международных организаций во главе с США, курс на вхождение в Евросоюз и НАТО — не наш выбор. Многие из тех, кто проголосовал за Леонида Кучму, голосовали не за его программу, а против возврата к прошлому (хотя вряд ли он был бы на Украине сегодня возможен, да и программа Симоненко является социал-демократической по своей сути). Большая часть избирателей, отдавших свои голоса Петру Симо­ненко, голосовали не только за лидера Компартии (ну не десять же миллионов коммунистов у нас, в самом деле!), сколько за два ключе­вых пункта его программы: союз с Россией и Белоруссией, придание государственного статуса русскому языку, а также против курса ны­нешнего президента на Евросоюз и НАТО. Если на прошлых выборах победу Л. Кучме обеспечили избиратели Юга и Востока Украины, то на нынешних — Западной, региона в наиболь­шей степени политизированного, зараженного бациллой украинского на­ционализма, к тому же в экономическом отношении дотационного. Леониду Кучме и его команде для осуществления реформ в интересах всего народа Украины необходимо не только создать «пре­зидентское большинство» в Верховном Совете Украины, но и, что более важно, внести значительные коррективы в саму концепцию реформ.

Наверное, политологи, экономисты, социологи сделают более глубо­кие и всесторонние выводы по итогам прошедших выборов, возможно, они будут отличаться от приведенных выше, но главный вывод, думаю, никто не оспорит: в понимании, куда и как идти, в нашей стране нет единства. И выборы сами по себе здесь ничего не решают, они только усугубляют раскол в обществе. История учит: мудрость политического лидера как раз и заключается в том, что он должен найти согласие в обществе, учесть интересы всех его слоев и, опираясь на поддержку большинства населения, быстро и решительно провести преобразования.

Сумеет ли это сделать Леонид Кучма? Не знаю. Время покажет.

Михаил БАХАРЕВ.

 

Очередной день "Крымской правды".

Митрополит Лазарь в гостях у «Крымской правды»

Встреча с командующим Черноморским флотом России адмиралом В. П. Комоедовым на борту крейсера «Москва». В центре — посол России на Украине Ю. В. Дубинин.

С Леонидом Ивановичем Грачом.

С Геннадием Андреевичем Зюгановым.


С Михаилом Ивановичем Пуговкиным.

Встреча с Юрием Михайловичем Лужковым на приеме в честь Дня Москвы. Сентябрь 2002 года.

Со своим сватом — почетным консулом Грузии в Крыму Элгуджой Григорьевичем Кепуладзе.

Единственная моя награда — приз победителю международного журналистского конкурса «Вопреки» им. Ларисы Юдиной. Вручает в Доме журналистов Григорий Явлинский. Москва. Октябрь 2003 года.


Единственный случай в мировой практике: газета одного государства шефствует над военным кораблем другого. Мы с командиром БДК-67 Игорем Гавришем подписываем договор. Борт корабля. 6 декабря 1997 года. Севастополь.


Вместе с командой БДК-67. Сегодня большой десантный корабль Черноморского флота России носит имя «Ямал».

За шефство над кораблем — благодарность Верховного Главнокомандующего.


С Сергеем Цековым и Василием Киселевым на даче у В. Ф. Януковича. Июнь 2005 года.

Встреча В. Ф. Януковича в аэропорту Симферополя. 12 июня 2005 года.

Вновь избранный Президиум Верховного Совета Крыма.19 мая 2006 года.

Венок к Долгоруковскому обелиску. 9 сентября 2006 года.

Мой отец Алексей Кириллович Бахарев умер в 29 лет. Сегодня на 30 лет больше.

14 марта 1992 года. Моей бабушке Евдокии Петровне 90 лет. Справа - мама Меланья Петровна.

Этот снимок сделала моя жена. Лето 1977 года. Мне 30 лет. Косте — почти пять.

Побережье между Судаком и Новым Светом. Здесь почти 40 лет назад состоялся наш первый совместный отдых.

Исполнилась наша с женой давняя мечта - вместе в Париже.

Вся семья Бахаревых—Кепуладзе в сборе. Сентябрь 2005 года.

Сын Константин, внук Митя, невестка Нонна и жена Валентина Васильевна. Апрель 2006 года.

Самые близкие друзья: Игорь и Ирина Иванченко, Александр и Татьяна Филипповы. Август 2004 года.

Мы с сыном — депутаты Верховного Совета Крыма. Май 2006 года.

Самое дорогое, что у меня есть.


ПУТЕШЕСТВИЕ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
И ОБРАТНО НА АВТОМОБИЛЕ

В период празднования 200-летия Александра Сергеевича Пушкина мне довелось за рулем автомобиля в течение восьми дней проехать по двадцати областям Украины, Белоруссии и России. Маршрут: Симферополь — Киев — Чернигов — Гомель — Могилев — Витебск — Пушкинские Горы — Псков — Санкт-Петербург — Москва — Тула — Белгород — Харьков — Симферо­поль. Автомобиль — «Тойота RAV-4». Экипаж: я и жена — верный друг и надежный штурман. По одной ночевке мы сделали в Киеве, Витебске, Туле и Харькове, три — в Санкт-Петербурге.

Имея почти двадцатилетний опыт автопутешествий, в том числе и за рубежом, мы тем не менее испытывали определенные опасения. Что тревожило? Дороги, автоинспекции, границы, цены, криминогенная обста­новка... Думаю, читателям «Крымской правды» будет небезынтересно ознакомиться с некоторыми наблюдениями, сделанными, как говорится, из окна автомобиля.

Дороги

Как заметил классик, у России (а стало быть, у Белоруссии и Укра­ины) две вечные проблемы — дураки и дороги. Рискну предположить, что скоро мы будем ломать голову только над одной — что делать с дураками? Парадокс: живем все хуже, а дороги все лучше. Речь не идет об улицах городов, здесь все в полном соответствии с «пинией жизни»: колдобина на колдобине и колдобиной погоняет. А вот меж­дугородные магистрали действительно преображаются на глазах.

Десять лет назад мне пришлось ехать из Риги на Псков и Витебск. Пока дорога шла по территории Латвии и Эстонии, все было нормально, но когда въехали в Псковскую область, началось такое... Думали, оста­немся без зубов и колес. Нынче от Витебска до Пскова и далее на Питер можно мчаться с любой скоростью, не опасаясь за машину и собственное здоровье.

Прекрасный кусочек автобана построили в объезд Новомосковска с разветвлениями на Донецк и Днепропетровск. А о Московской коль­цевой автомобильной дороге (МКАД) не зря говорят только в восторженных тонах: Юрий Лужков поставил себе памятник при жизни. За полчаса по прекрасному автобану (пять рядов в одном направлении) мы обогнули пол-Москвы и с питерской дороги свернули на симферо­польскую.

Хуже всего покрытие Московской трассы в Курской области, ямы хоть и заделаны, но трясет. Тем не менее и здесь дорога стала лучше, чем несколько лет назад.

Честно признаюсь: мне неизвестны причины «дорожного бума» на постсоветском пространстве. Возможно, сказывается увеличение автопарка, а следовательно, и взимаемых налогов на содержание дорог. Вероятно, есть и другие причины. Так или иначе, но в 19-ти областях бывшего Советского Союза мы наблюдали интенсивные работы по ремонту, реконструкции и строительству новых дорог. Единственный регион, где не встретили на пути ни дорожной техники, ни дорожных рабочих, — Автономная Республика Крым. Наверное, не заметили?

«Не может быть все так гладко!» — заявит придирчивый читатель. И будет прав. Качество даже новых дорог во многих случаях далеко от совершенства. После путешествия в жаркую погоду машину приходит­ся оттирать от битумных пятен. Вдоль дорог мало мотелей, предприятий автосервиса.

Но все это настроения нам не испортило.

Бензин

С ним проблем нет. Ушли времена, когда с собой надо было возить канистры, — заправочных станций хватает, 95-го бензина тоже. Раз­брос цен на него на Украине — от 95 коп. до 1 гривны 15 коп. за литр (это было в самом начале июня, сейчас цены резко возросли). В Бело­руссии чуть-чуть дороже и качеством немного похуже. В России, не­смотря на повышение и большой разброс цен в регионах, 95-й бензин все же в среднем примерно на 10-15 процентов дешевле, чем на Укра­ине, и несравненно лучшего качества.

К сведению командированных: без напоминания чек вам нигде не дадут.

Автоинспекции

В Белоруссии, как и на Украине, есть ДАИ. Но расшифровывается по-другому: Дорожная автомобильная инспекция. В России придумали нечто трудно произносимое — ГИБДД (Государственная инспекция безо­пасности дорожного движения), на дорогах действует ее структурное подразделение — ДПС (Дорожно-патрульная служба).

Тут следует заметить, что проехать по нашим дорогам, не нарушая ПДД (Правила дорожного движения), невозможно. Количество ограни­чительных знаков, их расположение находятся в полном противоречии с логикой, здравым смыслом, а зачастую и с законами физики. Скла­дывается впечатление, что дорожники и автоинспекции состоят в заго­воре против водителей с целью опустошения их карманов.

Правда, в Белоруссии за нарушения платить мне не пришлось. Но­мер «Крымской правды» с портретом президента Лукашенко и тек­стом интервью, которое он дал нашей газете, на инспекторов действо­вал магически: улыбка, ладонь под козырек — проезжайте. Расстро- гавшись от проявлений такой любви к «Батьке», я подарил одному из «даишников» бутылку крымского коньяка, а себя в душе похвалил за предусмотрительность: в предкомандировочной суете не забыл зах­ватить «нужный» номер газеты.

В России подобные «штучки» не действовали, пришлось в обоих случаях платить штрафы, с выпиской квитанции и фиксацией в специ­альной книге.

Чтобы проехать по Украине, надо запастись червонцами. Купюры с изображением Мазепы особенно популярны среди инспекторов ДАI (ГАИ). Тебя сразу ставят перед выбором: или плати от 17 до 34 гривен, с выпиской квитанции и отметкой в водительском талоне, или гони «Мазепу» и — счастливого пути. Третьего не дано.

При этом «гаишники» всех трех братских республик предельно веж­ливы, улыбчивы и где-то даже обаятельны.

Границы

Это самая печальная часть моего повествования. Уж сколько лет прошло после распада СССР и образования независимых государств, но до сих пор, хоть убей, не могу понять: почему мы разделились-, отгородились друг от друга границами и таможнями, если, кроме не­удобств, мучений и убытков, это ничего не дает?

Нынешнее путешествие только укрепило меня в мысли, что все, происходящее с нами за последние годы, осуществляется по чьему-то злому умыслу, по сценарию, составленному нашими недругами. Все мы — пешки в большой игре, даже наши правители, надувающие щеки от сознания собственного державного величия, на самом деле — мари­онетки в могущественных руках. Вероятно, в тех руках, которые сегод­ня по собственному усмотрению перекраивают карту мира и сложив­шийся мировой порядок.

Ну скажите Бога ради, зачем одному народу (сегодня только последний кретин не понимает, что русские, украинцы и белорусы — один народ, одна нация) жить порознь, когда он хочет жить вместе? Ко всему прочему ведь это невыгодно и неудобно.

Вот несколько картинок, как говорится, с натуры.

Пограничный переход «Верхние Ярыловичи» между Украиной и Белоруссией. Позади — Чернигов, впереди — Гомель.

Украинская часть границы уже обустроена: мощные таможенные терминалы, современные помещения, оборудованные компьютерами и кондиционерами, для пограничников и таможенников. Первые прове­ряют паспорта, вторые — заставляют заполнить пространные таможен­ные декларации, производят досмотр. Перед этим надо оплатить стра­ховку. Зачем? Ведь мы покидаем Украину. Надо! Что ж, страхуем себя и автомобиль. 70 гривен.

На белорусской стороне на эту страховку ноль внимания, снова надо раскошеливаться. Здесь вовсю идет строительство. А пока приходится с выданным тебе «бегунком» обходить вагончики с номерами (их пять) и везде платить, только после этого таможенники проверяют заполнен­ную тобой декларацию и осуществляют досмотр.

На белорусской границе платить надо много и в долларах, поскольку «зайчиков» никто практически не имеет. Не буду перечислять все виды платежей, скажу только, что здесь мой бумажник «похудел» ровно на 45 долларов.

Границы между Белоруссией и Россией теоретически нет — все же союзное государство. На практике есть. Не видно пограничников, зато в изобилии милиционеры, есть и таможенники, и транспортники, и еще какие-то службы. У нас проверили документы, все квитанции, досмот­рели багаж. Платеж, правда, всего один — 60 рублей (примерно 2,5 доллара) за тот экологический вред, который нанесет российской при­роде наш автомобиль.

Впечатляет российско-украинский пограничный переход между Бел­городом и Харьковом. Тут все в особо крупных размерах: и терминалы, и конторы, и скопления грузовиков... Денег уже не брали, но в очереди пришлось постоять, пока поставили нужные (кому?) штампы и впустили на родину.

Таможенники суетятся, бегают, потеют, носят кипы бумаг. Кипит ра­бота. Собираются пошлины, сборы... Только ничего не производится, наоборот, продукция становится дороже, теряются время, деньги, здо­ровье. И вся эта громадина на народной шее, за наш с вами счет содержится!

Вот идет рейсовый автобус «Белгород — Харьков», а навстречу ему из Харькова в Белгород. Водители встречаются у кабинета N° 17 та­можни. Пропускаем их без очереди — так положено, ведь в душных салонах маются пассажиры. Все равно по двадцать минут минимум они здесь теряют.

Некогда единое экономическое, культурное, историческое, люд­ское, наконец, пространство разорвано, разрезано. По живому. На память приходит частушка эстрадных юмористов «Кроликов»:

Эх, Россия, Украина — Липа, куст смородины. Пограничник охраняет Родину от Родины.

Кому же это надо? Народ существует для государства или государ­ство должно служить народу? Вопросы, вопросы... Когда мы на них получим ответы?

Города

Мы проехали через десятки больших и малых городов. Описывать все — места в газете не хватит. Лишь несколько наблюдений.

Десять лет назад, впервые побывав в Витебске, влюбились в этот город — красивый, самобытный, ухоженный. Такой он и сейчас, что приятно уди­вило. Работают предприятия (хоть, говорят, и вполсилы), широкие про­спекты и тенистые улицы ночью прекрасно освещены, нет дурацкой рекламы, которой забиты «под завязку» наши города.

А вот Санкт-Петербург огорчил. Исторический центр в запустении, мемориальные здания, являющиеся неповторимым лицом и гордостью северной столицы, в жалком состоянии, город замусорен, плохо убира­ется. В этом Питер явно проигрывает Москве, преобразившейся в пос­ледние годы.

Что общего между тихими, провинциальными Черниговом и Полта­вой, индустриальными Гомелем и Тулой, по-столичному шумными Кие­вом и Харьковом и нашим Симферополем? Разбитые проезжие части улиц, проехать по которым, не угодив ни разу в колдобину или яму, просто невозможно. Какая-то непонятная закономерность на пост­советском пространстве: между городами дороги становятся все луч­ше, а в городах — все хуже.

В общем-то, несмотря на границы и таможни, собственные Консти­туции и валюты, нас по-прежнему многое объединяет. И говорим, и думаем мы в большинстве своем на одном языке, и живем похоже, и проблемы решаем одни и те же.

Мы не упустили случая навестить своих друзей в Киеве, Санкт-Пе­тербурге и Харькове. Вроде бы совсем недавно были молодыми, а уже о пенсии пора думать: кому пять, кому десять лет осталось. И умом их Бог не обидел, и образование получили, и работа имеется. А вот о благополучии только мечтать приходится. Не в почете, как и преж­де, у нас учителя, врачи, инженеры. До пенсии еще дожить надо, а как потом на нее прожить?

В гостинице «Витебск» я спросил у администратора, пока она на компьютере набирала наши паспортные данные, вовремя ли выплачи­вают зарплаты и пенсии.

—    Да, всегда в срок, — со вздохом ответила моя собеседница.

Причина вздоха выяснилась чуть позже, когда я поинтересовался, не дорого ли будет стоить ужин в гостиничном ресторане.

—   Честно вам признаюсь, не знаю. Хотя у меня зарплата побольше, чем пенсия у пенсионера, о которой вы спрашивали, но я даже в кафе зайти не могу себе позволить.

Средняя пенсия в Белоруссии примерно 10 долларов. Мы тоже недалеко убежали, но там хоть вовремя выплачивают. Кстати, если бы пенсию белорусским пенсионерам выплачивали в долларах, они бы жили оидутимо лучше. Официальный курс: за один доллар — 290 тысяч белорусских рублей. На любом углу его у вас купят по 390 тысяч (почувствуйте разницу!). Есть и третий курс, еще больший. Какой — из-за дефицита времени узнать не удалось. Да и менялы не располо­жены были вот так с ходу раскрывать все секреты «черного» рынка.

К слову сказать, ужин в ресторане стоил недорого: салаты, вторые блюда, минеральная вода — примерно 30 гривен. Недорого для коман­дированного, но на зарплату или пенсию даже здесь не разгуляешься.

И еще о ценах. В ресторане санкт-петербургской гостиницы «Пул­ковская» мы, ознакомившись с меню, точнее, с ценами в нем, быстрень­ко встали и ушли, не попрощавшись с официантом. В универсаме на­против за 290 рублей (примерно 48 гривен) набили едой и напитками два больших пластиковых пакета. Все продукты были российского производства и прекрасного качества. Нам хватило на два дня, благо с собой были кипятильник, чай, кофе. Вроде бы недорого. Это если сравнивать с ценами в ресторане. А если с зарплатой питерского учи­теля?

Села

Плохо сейчас живется крестьянину в Крыму, думаю, не намного лучше земледельцам Кубани и Ставрополья. Бедствуют в сравнении с ними сумчане и черниговцы. И уж совсем не находится слов для опи­сания положения крестьян в Белоруссии, средней полосе и на севере России.

Нынешнее состояние села — непреходящий позор власти. И про­шлой, и нынешней. На протяжении сотен километров по обеим сторо­нам дороги стоят кособокие деревянные избы, построенные не менее полувека назад. Одни забиты досками, заросли бурьяном, в других живут люди. Нет, существуют. Нельзя это назвать жизнью.

Я не преувеличиваю. Повторяю: на протяжении сотен километров, в том числе в Подмосковье и Подпетербуржье, возле Могилева и Витеб­ска, стоят разоренные, жалкие деревеньки, в которых существуют несча­стные люди. Вдоль магистралей. А что же тогда в глубинке? Как бы в насмешку между селами и городами возвышаются дворцы «новых рус­ских» — настоящих хозяев жизни. Впрочем, сегодня это примета любого города, любой области.

Как же надо презирать свой народ, как же надо не любить свою землю, чтобы довести их до такого состояния! И это не сегодня про­изошло и даже не вчера. Это власть, загнавшая крестьян в колхозы, лишившая вначале их всех прав, а потом чувства хозяина и собственного достоинства, сделала земледельцев рабами АгроГУЛАГа.

И сегодня в большинстве своем сохранились прежние названия: «Крас­ный Октябрь», имени Крупской, «Путь Ильича», «Путь к коммунизму» (?), «Рассвет» (какой рассвет, когда полный закат?!) и тому подобное, что неудивительно: «генералы» АгроГУЛАГа по-прежнему у власти. Это они с трибун парламентов кричат: «Не отдадим землю в частную соб­ственность! Это последнее, что у нас осталось!».

Верно. Как только крестьянин получит землю и будет ее собственни­ком — так вас и не станет. А пока он был и остается до сих пор бесправным быдлом на земле, которую обрабатывает.

На Украине, особенно ближе к югу, в придорожных селах хоть торгуют. Кто чем. Овощами, фруктами, пирожками, квасом, рыбой, вареными раками, прочей снедью, причем дешево. В Белоруссии и России в лучшем случае можно купить банку молока, ничего другого мы не видели. Автопутешественнику, собравшемуся проехать через Бело­руссию, надо запастись провиантом — на дорогах пусто. В России, как и на Украине, с этим нет проблем — поесть можно везде, вкусно и недорого.

Простите нас, Александр Сергеевич!

Не хотелось бы на грустной ноте завершать свои заметки. Поэтому поговорим о светлом — о Пушкине. В номере нашей газеты за 8 июня я уже рассказывал, как отмечали 200-летие великого Поэта в Пушкин­ских Горах, Санкт-Петербурге и Пушкине. К этому хочу добавить лишь несколько штрихов.

Еще один феномен, парадокс нашего сегодняшнего бытия: чем хуже мы живем, чем меньше средств выделяется на культуру, тем выше уровень культурной жизни, тем выше всплеск культурного мастерства, тем сильнее тяга к прекрасному. Это мы наблюдаем в Крыму, это происходит, очевидно, на всем пространстве бывшего Союза.

Десятки творческих коллективов, сотни исполнителей приняли уча­стие в пушкинских праздниках. С каким мастерством, с каким вдохно­вением они выступали! Надо было видеть светящиеся от счастья, одухот­воренные лица детей! И тех, кто выступал, и тех, кто слушал и смотрел.

И это еще одна примета времени и пушкинского праздника. Дети и молодежь. Они были главными участниками торжеств, что особенно радует. Значит, высокое и вечное для них по-прежнему притягательно, и мы можем надеяться, что и в будущем русская культура, присущая русскому народу высокая духовность будут для них предпочтительнее настойчиво навязываемого тупого «американского образа жизни».

Москвичи на празднике в Пушкиногорье мне рассказывали, что бла­годаря юбилею Александра Сергеевича столица избавилась от назой­ливой рекламы. Пусть ненадолго, но избавилась.

Вернувшись из поездки в родной город, первое, на что обратил внима­ние, — огромный рекламный щит. На нем подросток-дебил верхом на американском велосипеде обращается к своим сверстникам: «Я казав батькам, що пишов на музыку».

Ну что тут сказать? Простите нас, Александр Сергеевич!

Михаил БАХАРЕВ.

Украина—Белоруссия—Россия.

22 июня 1999 года

 

БОРЬБА НА УНИЧТОЖЕНИЕ

Россия накануне парламентских выборов

Недавно в программе «Куклы» на канале НТВ был показан очеред­ной сюжет на очень актуальную тему. Суть его вкратце такова: лидеры российской политической элиты в костюмах графьев и князьев XIX века обмениваются вызовами на дуэль и убивают друг друга, а наблю­дающий за этим со стороны и злорадно посмеивающийся то ли генерал, то ли фельдмаршал Зюганов тем временем спокойно идет на Москву, чтобы без боя взять власть. Картинка, что называется, с натуры. Пред­выборная борьба в России ведется действительно на уничтожение; на этом фоне прошедшие президентские выборы на Украине, не говоря уже о прошлогодних парламентских, выглядят детской ссорой в песоч­нице.

Есть такая партия? Нет!

Чтобы понять, что происходит в России на рубеже тысячелетий, надо внимательно посмотреть на ее политическую карту, то есть на расклад политических сил, который особенно хорошо виден сейчас, накануне выборов.

Центризбирком зарегистрировал почти три десятка избирательных блоков и объединений. Как говорится, на любой вкус. Но вот вопрос: есть ли среди них такая партия (блок, объединение), которая могла бы претендовать на большинство депутатских мандатов в Государственной Думе, а следовательно, на формирование правительства и реализацию с его помощью собственной партийной программы? Нет такой партии! А значит, и нет такой политической силы, которая отражала бы интере­сы большинства населения и могла бы взять на себя ответственность в переломный для страны период. А что есть?

А есть винегрет из партий, партеек, движений, объединений, боль­шинство из которых — «бабочки-однодневки», созданные только для выборов. То есть политическая жизнь в России (и на всем постсовет­ском пространстве) должным образом не структуризована, что и не­удивительно: прежний экономический уклад разрушен, а новый еще не создан. В стране слишком малочислен класс собственников, в заматочном состоянии так называемый средний класс. А ведь все это — социальная основа, опора, пользуясь общепринятой терминологией, и консерваторов, и либералов, и социал-демократов.

В странах с развитыми демократическими традициями и инсти­тутами политическая жизнь до скуки предсказуема. В США правят республиканцы или демократы, в Англии — консерваторы или лей­бористы, в Германии — христианские демократы в союзе с христи­анскими социалистами или социал-демократы в союзе со свобод­ными демократами и «зелеными»... Перечень можно продолжать. Жизнь, экономические интересы различных слоев населения (вспом­ним Маркса: «в основе всего лежит экономический интерес») по­требовали для их защиты создания соответствующих политических партий. На это ушли десятилетия. Но мы, как всегда, идем «другим путем», ждать нам некогда, и поэтому телегу ставим впереди лоша­ди. Вначале появляется лидер, как правило, бывший функционер КПСС, он создает партию, т. е. привлекает таких же функционеров, придумывает ей название, а потом они вместе ищут, на кого им опереться. Где, мол, наш электорат? А большинство электората или, проще говоря, людей, обладающих избирательным правом, заняты в это время решением одной проблемы — как выжить? Они уже никому и ни во что не верят, даже «родной коммунистической партии», электорат которой с течением времени сжимается, подоб­но шагреневой коже. И несмотря на неожиданно появившиеся пре­имущества, связанные с бескомпромиссной борьбой на уничтоже­ние между ее конкурентами, КПРФ тем не менее не получит боль­шинства в парламенте.

Левая, правая — где сторона?

На Западе давно уже поняли справедливость тютчевских строк: «Умом Россию не понять». Тут действительно «общий аршин» не под­ходит. Консерваторы или правые там — это те, кто за сохранение существующих порядков, а радикалы или левые — это соответственно те, которые за скорейшие перемены в обществе. У нас же левые — это коммунисты, ратующие за сохранение прежнего социально-эко­номического строя, а в роли правых выступают молодые реформаторы, которым не терпится привести нас в лагерь развитого капитализма.

Ну да ладно, примем эти правила игры и представим весь политиче­ский спектр в виде спектра цветового, то есть состоящего из всех цветов радуги — красного, оранжевого, желтого, зеленого, голубого, синего, фиолетового. Их, как известно, семь. Примерно столько же и избира­тельных объединений, претендующих на преодоление пятипроцентно­го барьера на выборах в Государственную Думу. Расставим их по линии спектра.

Слева, как мы договорились, — Компартия Российской Федерации. И цвет самый подходящий — красный. Первая тройка списка: Геннадий Зюганов, Геннадий Селезнев, Василий Стародубцев. Чуть правее — оранжевые — «Отечество — Вся Россия» (Евгений Примаков, Юрий Лужков, Владимир Яковлев). Ближе к центру — желтые — «Медведь» (Сергей Шойгу, Александр Карелин, Александр Гуров). В центре — зеленые — ЛДПР во главе с Владимиром Жириновским. А что — «центрее» не бывает: и левых костерят, и правых. Чуть правее центра — голубые — «Наш дом Россия». Да простят меня за такую окраску Виктор Черномырдин, Владимир Рыжков и Дмитрий Аяцков, но, видит Бог, ничего, кроме политики, я не имел в виду. Ближе к правому флангу — синие — «Яблоко» (Григорий Явлинский, Сергей Степашин, Владимир Лукин). И на самом правом краю — фиолетовые — «Союз правых сил» (Сергей Кириенко, Борис Немцов, Ирина Хакамада).

Следуя политической логике, самая острая и непримиримая борьба должна вестись между крайними силами спектра, а те, кто находится в центре, обязаны договариваться между собой, тем более, что их полити­ческие взгляды и программы очень близки. На практике все наоборот.

Левые и правые будто бы не замечают друг друга. Складывается впечатление, что участники политической гонки о коммунистах вообще забыли, да и лидеры КПРФ уклоняются от конфронтации, полемики, теледебатов. Зато на правом фланге идут нешуточные междоусобные бои. Лидеры СПС, НДР и особенно «Яблока» не жалеют хлестких эпи­тетов по адресу друг друга, доходит даже до оскорблений. Но настоя­щая борьба на политическое уничтожение развернулась чуть левее центра, где в смертельной схватке сошлись «Медведь» и «Отечество — Вся Россия».

Почему? Ведь им, казалось бы, сам Бог велел договориться. Чтобы ответить на этот вопрос, надо немного вернуться назад.

Олигархи-кукловоды и удельные князья

Правители бывают выдающиеся, хорошие, плохие и очень плохие. Вот Петр I и Екатерина II были Великими, значит, выдающимися, и ни у кого в этом нет сомнения. Хорошим правителем был император Александр II, плохим — Хрущев, хотя и при нем было хоть какое-то поступательное движение впе­ред (например, освоение Космоса). Следуя этой шкале, Ельцина, очевидно, придется признать очень плохим лидером, возможно, самым никудышным во всей Российской истории.

Ну в самом деле, что можно поставить ему в заслугу, что оставит он после себя в последнем году второго тысячелетия от Рождества Хрис­това? Растерзанную, поруганную Родину, нищий великий народ, воров­скую власть. Чем запомнится современникам? Пьяными выходками: от прыжков в реку до дирижирования немецким военным оркестром. Если бы только этим!

Ельцину удалось сделать то, что до него не удавалось никому. Пер­воначальное накопление капитала (вспомним еще раз Маркса) всегда было преступным. Грабили колонии, грабили во время многочисленных войн соседей, нещадно эксплуатировали собственный народ. Но этот процесс продолжался десятилетиями и столетиями.

Под руководством первого президента России в стране всего за не­сколько лет был создан олигархический капитал. Страна, по сути, молние­носно была разграблена, в результате дикой приватизации произошла не менее дикая дифференциация населения по получаемым доходам. Этот процесс продолжается.

Олигархия, то есть режим, при котором политическая власть в стране принадлежит узкой группе лиц, — самое страшное порож­дение ельцинской псевдодемократии. Да, в развитых странах не­мало очень богатых людей. Но они — не олигархи. Они не лезут напрямую в политику. Действуют через отлаженные механизмы партийно-парламентской демократии. А есть страны (Швеция, Норвегия, Финляндия и др.), где миллиардеров просто нет. К тому же большинство населения живет там так, как мы, вероятно, не бу­дем жить и в третьем тысячелетии. У нас же олигархи-кукловоды через своих ставленников в высших эшелонах власти напрямую руководят государством.

Я не случайно говорю «у нас», поскольку на Украине происходят те же процессы. На днях опубликован рейтинг десяти самых влия­тельных украинских политиков. На первом месте — президент. А на втором — его советник Александр Волков, говорят, очень богатый человек. После него — премьер, спикер парламента, руководитель администрации президента. В десятке еще один «олигарх» — Вик­тор Пинчук. Вам что-нибудь говорит эта фамилия? Нет? Тогда скажу: это новый муж дочери президента.

Но вернемся в Россию. Олигархи — это еще не вся чума на головы россиян. Не меньшее, если не большее зло — удельные князья, то есть губернаторы областей и президенты республик — субъектов Федерации. Они являются полновластными хозяевами на своих тер­риториях и зачастую, самодурствуя, просто плюют на Конституцию России.

Сегодня все они фактически разделились на два враждующих лаге­ря: «Отечество — Вся Россия» и «Медведь». Именно между этими двумя группировками идет главная борьба за власть. Кремлевская «Се­мья» (Т. Дьяченко, В. Юмашев, А. Волошин, Б. Березовский, А. Мамут, Р. Абрамович) вначале недооценила опасность, исходящую от лужков­ского «Отечества», и спохватилась лишь после того, как образовалось движение «Отечество — Вся Россия» и его возглавил Е. Примаков. Тут запахло не только полной потерей власти после ухода с политической арены Б. Ельцина, но и тюрьмой. Спешно начала создаваться альтерна­тивная политическая сила — «Единство» или «Медведь». Во главе по­ставили популярного в народе и «неполитизированного» Сергея Шойгу, а в команду «мобилизовали» максимально возможное число губерна­торов и глав республик, большинство из которых, кстати, давно фигури- руют в различных делах о коррупции (А. Руцкой, Е. Наздратенко, К. Илюмжинов, Л. Горбенко и др.).

Справедливости ради следует сказать, что и у Примакова с Лужко­вым компания тоже чистотой не отличается. М. Шаймиев, М. Рахимов, Р. Аушев, В. Яковлев лично у меня никакой симпатии не вызывают. И не только у меня. У Конституционного Суда и федеральных правоох­ранительных органов тоже.

А что ж молодые политики — умные, с ясными и честными глаза­ми, независимые и демократичные? Может быть, их время уже пришло, и они смогут взять судьбу России в свои руки?

Думаю, что нет. К сожалению. И время не пришло, и руки не совсем чистые. Жить в обществе и быть свободным от общества невозможно (опять цитирую классика, никуда не денешься). В этой связи вспоминается следующее. Минувшим летом мне довелось принимать участие в первом Всемирном конгрессе русской прес­сы. Три дня мы работали в Москве, а потом перелетели в Сочи, где совмещали заседания с отдыхом в самом фешенебельном курорт­ном комплексе «Русь» (раньше он назывался санаторий им. Ленина и принадлежал ЦК КПСС, а теперь его хозяин — нефтяная компания ЮКОС). Перед нами выступал президент компании (еще один оли­гарх), молодой обаятельный Михаил Ходорковский. Его, в частно­сти, спросили: кого компания будет поддерживать на парламент­ских выборах? Ходорковский откровенно ответил: мы финансиро- вали и будем финансировать «Яблоко» во главе с Григорием Явлин­ским.

В Россию можно только верить

Это, если следуя тому же Федору Тютчеву, умом вы ее понять не в состоянии.

Когда меня спрашивают, верю ли я в Россию, я отвечаю положитель­но, но при этом добавляю, что если речь идет о настоящем времени, то я поверю в то, что в России начнутся положительные перемены только тогда, когда Березовский будет сидеть в тюрьме. Упрощаю, конечно, но, думаю, всем понятно, что имеется в виду.

Десятилетия неимоверных потрясений, грязи и лжи нас не только испачкали, но и морально изувечили. Для того, чтобы люди поверили друг другу и все вместе поверили власти, необходимо очищение. Зло должно быть наказано, вор должен сидеть в тюрьме. За все «честно награбленное». Таков наш «менталитет», таковы народные чаяния, иду­щие из глубины веков в виде преданий, сказок, былин. Если этого не произойдет в рамках закона, Россию снова ждут великие потрясения.

Что касается завтрашних выборов в Государственную Думу, то рис­кну сделать свой прогноз.

Пятипроцентный барьер преодолеют: КПРФ — 22%, «Отечество — Вся Россия» — 12%, «Яблоко» — 10%, «Медведь» — 10%, «Союз правых сил» — 5%.

Учитывая результаты голосования в одномандатных округах, КПРФ проведет в Думу не менее 130 депутатов (примерно 30% от всего депу­татского корпуса), ОВР — около 100 депутатов, что позволит им сфор- мировать парламентское большинство и коалиционное правительство.

Если я ошибусь, думаю, читатели не будут на меня в обиде, просто это будет лишним подтверждением вечной справедливости тютчевских строк: «Умом Россию не понять...»

Михаил БАХАРЕВ.

18 декабря 1999 года

 

Приближается печальная дата — очередная годовщина со дня депортации крымских татар. История не знает сослагательного на­клонения, поэтому бесполезно рассуждать на тему: как сложилась бы жизнь в Крыму, не будь этой депортации, или как пошел бы процесс возвращения и обустройства крымских татар, если бы сохранился Советский Союз.

Тем не менее возвращаться в прошлое, пусть и не столько далекое, полезно! Хотя бы за тем, чтобы посмотреть на динамику различных процессов в обществе, извлечь уроки из собственного опыта.

Сегодня мы перепечатываем статью из нашей газеты почти одиннадцатилетней давности. Тогда процесс возвращения крым­ских татар на родину только начинался, шел оживленный диалог в обществе по этой проблеме. О том, что написанные тогда строки актуальны и сейчас, вы сможете убедиться, прочитав на 3-й странице сегодняшнего номера газеты статью «Жаркое лето 1989-го».

«ЖАРКОЕ ЛЕТО 1989 -го»

Этим петом жарко во многих регионах нашей страны. Жарко — не в метеорологическом смысле, а от резкого обострения межнациональ­ных отношений. Один из таких регионов — Узбекистан, где проживают крымские татары, выселенные сюда по приказу Сталина в мае 1944 года.

По решению бюро обкома партии в Узбекскую ССР с целью озна­комления на месте с проблемами крымскотатарского населения была направлена группа, которую возглавлял секретарь обкома партии Л. И. Грач. В ее составе были также заведующий сектором патриоти­ческого и интернационального воспитания идеологического отдела об­кома партии А. А. Форманчук, первый секретарь Белогорского райко­ма партии Н. П. Колисниченко, преподаватель учебно-производствен­ного комбината облжилкоммунуправления Я.М. Керимов, тележурна­листы В. А. Котенев, Н. Ю. Петровский и спецкор «Крымской правды», чьи заметки о пребывании в Узбекистане мы и предлагаем вашему вниманию.

«Дом продается»

Такие надписи на стенах, заборах, воротах нам встречались во мно­гих городах, селах, поселках, а в городе Янгиюле, что неподалеку от Ташкента, продавалась целая улица — имени Мусы Джалиля, поскольку на ней живут только крымские татары. Их выезд на историческую родину приобретает массовый характер, но совершенно стихийный, а потому влекущий за собой много трудностей и неудобств.

Что толкает людей с насиженных мест, как живется им на земле Узбекистана? Эти вопросы были для нас главными.

На встрече в ЦК Компартии Узбекистана секретарь ЦК М. X. Хал- мухамедов и заведующий идеологическим отделом Ш. С. Зиямов от­метили, что проблема крымскотатарского народа существует. В свое время униженный и незаконно репрессированный народ гостеприимно приняли на этой земле. Помогли обустроиться, решали многие про­блемы — языковые, бытовые, социальные, сейчас настало время ре­шить главное — вернуть народу доброе имя и родину.

Пока нет результатов последней переписи, нет, естественно, и точ­ных цифр. Примерно, считают в ЦК, в Узбекистане проживает 280—300 тысяч крымских татар, из них 160 тысяч в Ташкенте и Ташкентской области. В два города этой области — Янгиюль и Чиназ — мы направ­лялись на второй день нашей командировки.

Город Янгиюль и Янгиюльский район, пожалуй, типичны для республи­ки. В городе живут 58 тысяч человек, есть промышленные предприятия, в районе — 125 тысяч. 50% пашни занимает хлопок, еще два года назад он составлял 80 процентов, 25 тысяч человек в городе и районе не могут найти работу, то есть безработные.

Крымских татар проживает здесь около 12 тысяч — примерно 2 тысячи семей, лишь 100 человек стоят в очереди на улучшение жилищ­ных условий. 700 семей имеют автомашины. Среди крымских татар — 12 руководителей предприятий и организаций, заместитель председа­теля райисполкома и председатель РАНО, 8 членов горкома партии, 2 депутата областного Совета, безработных нет. Как, впрочем, и среди турок-месхетинцев, которых здесь проживает 11 570 человек.

Взаимоотношения с коренным населением хорошие, братские. И, тем не менее, как рассказал первый секретарь Янгиюльского горкома партии Ш. А. Дадабаев, большинство хочет уехать в Крым.

В горкоме мы познакомились с двумя руководителями из числа крымских татар — директором завода сельхозизделий М. И. Сафу и председателем райспорткомитета Э. Усеиновым.

Энвер, как говорится, уже сидит на чемоданах, в ближайшие дни переезжает в Крым, где надеется купить дом. Марлен Ибрагимович пока остается, но желание такое же.

—   Наш народ сейчас более спокоен и выдержан, чем, скажем, в 1987 году, — говорит он, — но все настроены на возвращение и восста­новление автономной республики. Сейчас, в основном, едут те, кто имеет средства, а рабочим надо их накопить, ведь квартиры у них государ­ственные.

По приглашению директора мы побывали на заводе, где встрети­лись с большой группой крымских татар — работников предприятия. Интересный получился разговор, спокойный и деловой.

—   Мы понимаем, что проблему нашего народа невозможно решить за месяц или даже за год, — сказал начальник производства завода

С. Алиев, — но ее надо начинать решать. У людей должна быть надежда.

Все, с кем мы беседовали, с теплотой говорили об узбекском народе, выражали удовлетворение бытовыми, социальными условия­ми, мы не услышали жалоб. Но большинство твердо высказалось за возвращение на историческую родину. Большинство, но не все. К примеру, Диляра Рустемова решения на этот счет не приняла. И это понятно — муж у нее узбек, здесь его родители. Кстати, и родители Диляры пока решили остаться.

Многим отважиться на переезд действительно трудно из-за отсут­ствия средств, особенно служащим, интеллигенции. Тем же, кто имеет свой дом, проще. Эдем Гафаров проработал на заводе 27 лет, двух детей вырастил. Однако решил продать дом и переезжать. Только простота эта кажущаяся, на самом деле и здесь сложностей немало. Рост числа желающих переехать резко увеличил количество продавае­мых в Узбекистане домов, а значит, привел к падению цен. В то же время резко возросли цены на дома, продаваемые в Крыму.

Например, X. Шерфетдинова, которая живет на уже упоминавшейся улице Мусы Джалиля, продала дом за 30 тысяч рублей, и на днях уезжает. А у ее соседки Н. Абдурамановой дом побольше, в прошлом году за него давали 40 тысяч, теперь же, когда решилась продать, и за 25 тысяч не может найти покупателя.

Образовавшаяся «вилка» в стоимости домов очень тревожит людей, особенно живущих в сельской местности. Об этом нам прямо говорили животноводы фермы N° 2 племсовхоза-техникума «Чиназ» Чиназского района.

—    Мы столько вложили сил и средств в строительство домов, а теперь оказываемся в положении, при котором вырученных денег не хватает на приобретение нового жилья.

Нас, естественно, интересовал вопрос: как сказывается возвраще­ние крымских татар на родину на экономике, и не получится ли так, что их массовый выезд повлечет за собой сбои в производстве?

Первый секретарь Чиназского райкома партии В. Г. Грищук ответил так:

— Мы к ним привыкли, работают они очень хорошо и в быту ведут себя скромно, например, среди крымских татар практически нет преступников. И, конечно, в некоторых коллективах из-за массового ухода квалифицированных работников могут возникнуть определен­ные сложности. Но особой проблемы здесь не вижу — у нас боль­шой резерв рабочей силы, а главное — люди должны иметь свою родину, жить там, где они хотят. Я вот не был 15 лет в своей родной деревне на Черниговщине, так ночами стала сниться. А, кроме того, я думаю, что сразу все не уедут, ведь вопрос по существу еще не решен, да и у каждого свои обстоятельства.

Действительно, при практически единодушном стремлении у каж­дого все-таки свои обстоятельства и планы. В Самарканде мы побы­вали в гостях у В. С. Капул, преподавателя торгового института. Вален­тина Сергеевна (так ее называют на русский манер) живет здесь с юных лет, привыкла, по ее признанию, по-узбекски говорит лучше, чем на родном языке. Работу свою очень любит. Но желание вернуться в Крым непреклонно. Однако не раньше, чем через три года, — надо заработать пенсию.

На приведенных выше примерах я попытался нарисовать картину, которая сложилась в результате многочисленных поездок и встреч. Из массы примеров и фактов я попытался выбрать наиболее харак­терные, хотя отдаю себе отчет в том, что учесть все нюансы этой сложнейшей проблемы, вероятно, невозможно. К возможным путям решения национального вопроса крымских татар мы вернемся ниже, в главе, где будет идти речь о встречах с инициативными группами. А сейчас я хочу рассказать о поездке в Фергану.

Боль и тревога Ферганы

На первый взгляд, в городе ничто не напоминает о происшедшей здесь совсем недавно трагедии. Несмотря на жару (на термометре плюс 40 в тени), многолюдны рынок и улицы, в нормальном ритме работают все предприятия, транспорт, многочисленные чайханы, шаш­лычные, другие предприятия общественного питания, магазины.

Но вот машина выезжает на шоссе, ведущее в Маргилан, и в глаза сразу бросаются обгорелые остовы домов. Между Маргиланом и

Ферганой нет границы, два города фактически слились. К Маргилану примыкает и поселок Комсомольский, где появились первые сожжен­ные дома, первые жертвы. 64 дома уничтожено, 14 человек из числа турок-месхетинцев погибли.

В доме на улице Механизаторов, 6, жила турецкая семья Умера Абдуляева. Сейчас здесь обгорелые развалины. Сохранился лишь сад и виноградная лоза толщиной в руку. Соседи поливают, чтобы урожай не пропал. Нам, родившимся и жившим в мирное время, подобное видеть наяву не доводилось, поэтому ходим по пепелищу буквально потрясенные.

Л. И. Грач находит среди развалин исписанный детским почерком листок бумаги — неотправленное письмо. Первый заместитель заве­дующего идеологическим отделом ЦК Компартии Узбекистана Ю. Н. Абдуллаев переводит с турецкого. Девочка-школьница за четыре дня до трагедии пишет письмо брату в армию. «Здравствуй, дорогой бра­тик! У нас все хорошо... Только очень жарко... В школе начались экзамены... Тебе передают привет...».

Где же эта девочка? Что случилось с семьей? Спрашиваем об этом соседку Фатиму Салихову, башкирку по национальности. Девочка, к счастью, жива, но горе не обошло семью Абдуляевых — сын Усман убит, остались сиротами двое маленьких детей.

На улице Совхозной тоже много сожженных домов, рядом обгоре­лые остовы автомобилей. Семья крымского татарина Рустама Курта- каева не пострадала, а вот дома соседей-турок Камаловых и узбеков Таджибаевых разграблены и сожжены.

Как все происходило? Из рассказов очевидцев, публикаций в местной прессе вырисовывается такая картина. Столкновения на межнациональ­ной почве начались в городе Кувасае. Из интервью, которое дала обла­стной газете «Коммуна» секретарь Ферганского обкома партии Т. А. Эгамбердиева, следует, что одной из причин этих событий «явилось проявление хулиганства в течение многих лет со стороны неработающих турок-месхетинцев, которые своими действиями вызывали массу недо­вольства со стороны узбеков, таджиков, русских, киргизов и представи­телей других национальностей».

Этим кто-то умело воспользовался. Людей начали натравливать друг на друга. В ход пошли угрозы, сфабрикованные фотоснимки, слухи о вырезанных турками детских садах, изнасилованных женщинах и т. п. Начали собираться толпы. Возбужденность, подогреваемая слухами, водкой, наркотиками, перерастала в озверелость, а толпа, вооружаясь, превращалась в банду, которая сметала все на своем пути.

Очевидцы рассказывают, что впереди шли совсем юные и по сути обманутые парни, многих из которых вовлекли угрозами и силой, убеждая при этом, чтобы они не боялись — мол, в них никто стрелять не будет. Сзади шли насильники, убийцы и мародеры — многие с уголовным прошлым.

Я не стану рассказывать леденящие душу подробности, об этом сказано уже достаточно, да и не в этом вижу свою задачу. Отмечу только, что каждый случай проявления насилия и зверства усугублял положение из-за страшной паники и беззащитности людей. В Марги- лане, например, в подвале горкома партии спрятали 400 турок, но сле­дом пришли с просьбой спрятать примерно 300 узбеков (пустили слух, что турки идут мстить), их разместили в том же здании, но на втором этаже. Так в одном здании и прятались.

Работники партийных, советских органов пытались остановить банди­тов, склонить их к переговорам, но подобные попытки не увенчались успехом. Города и поселки несколько дней были во власти толпы. Когда прибыли внутренние войска, счет жертвам уже шел на многие десятки.

В Маргилане мы встретились с офицерами и солдатами войск МВД. Вот, в частности, что сказал полковник В. М. Отрощенко:

—    Эти преступления нельзя связывать с узбекским народом. Банди­тизм не имеет национальности. Чувствуется чья-то направляющая рука. Даже сейчас чувствуется, уже после событий: угрозы, звонки по теле­фону, слухи — все идет в ход. Например, упорно распространяют слух, что следующие «на очереди» татары, затем евреи и русские. Только вчера, 19 июля, с жалобами на угрозы обратились 25 человек. Продол­жаются поджоги, вчера ночью из огнестрельного оружия ранен чело­век, русский по национальности.

—    Были случаи обстрела патрулей во время комендантского часа, — говорит подполковник В. С. Левчишин, — и за две недели, что мы здесь, девять раз вынуждены были применить оружие. Обстановка, прямо скажу, напряженная. Ее все время кто-то нагнетает.

Об этом всемогущем «кто-то» мы слышали очень много, но ни одного имени нам, к сожалению, не назвали. Сейчас в области рабо­тают 500 следователей, которые строго хранят молчание, арестовано, как считают в обкоме, примерно 70-80% участников бесчинств. Будем надеяться, что следствию удастся докопаться до истины и найти орга­низаторов.

А в том, что они есть, сомнений быть не может. Как рассказали нам в Ташкенте, вооруженные банды рвались через перевалы в Ташкент­скую область, и только огонь бронетранспортеров войск МВД остано­вил их. Оторопь берет от таких примеров, невольно напрашивается ана­логия с басмачеством. Ведь кто-то же действительно вооружал, фи- нансировал, налравлял, даже связь ло рации держали.

И последнее, что касается ферганских событий. О том, что в ре­зультате беспорядков пострадали (в материальном отношении) в том числе семьи крымских татар, наша газета уже писала. Как писала и о том, что среди них нет жертв. Зная о многочисленных спекуляциях на сей счет, мы еще раз попросили работников Ферганского обкома партии определенно ответить на эти вопросы. Заведующий идеологи­ческим отделом А. Ш. Шерматов твердо сказал, что среди крымских татар жертв нет.

Конечно, этим трудно успокоить людей, которые живут в нервозной обстановке, накаляемой слухами и угрозами, в постоянной тревоге за детей. Убежден: только гласный суд над всеми убийцами и всеми организаторами убийств, погромов, насилия сможет радикально изме­нить здесь обстановку к лучшему.

Как вернуться на родину

Этот вопрос для крымских татар самый главный. Не было ни одной встречи, ни одного даже самого короткого разговора, где бы его ни касались. Трижды мы встречались с представителями инициативных групп движения крымских татар за возвращение на родину — в Таш­кенте, Самарканде и Фергане.

Несколько слов о впечатлениях от этих встреч. Их ход, тональность, результаты превзошли ожидания. С одной стороны, мы сами с тече­нием времени меняемся, претерпевают изменения наши взгляды (я, к примеру, еще два года назад смотрел на эту проблему совсем иначе), с другой стороны, вопрос обострился до предела, откладывать его ре­шение дальше уже некуда, и это, естественно, ведет к более активному и конструктивному поиску, что и проявилось на этих встречах.

Еще есть один момент. Долгие годы у нас преследовали «инако­мыслящих», которых сразу же причисляли к экстремистам и «пособни­кам мирового империализма». В их число попали и многие активисты крымских татар, чему в немалой степени способствовали и средства массовой информации.

Поэтому некоторых из «инициативников», встречавшихся с нами, я заочно знал, понятно, не с самой хорошей стороны. Например, Ф. Аблямитова, врача из Ташкента, кандидата медицинских наук. Даже фотографию видел в «Литературной газете». Однако буквально со всем, что он сказал на встрече, нельзя было не согласиться. Это были взвешенные слова.

Запомнилось не менее мудрое выступление ветерана войны, члена КПСС с 1942 года И. Мустафаева из Самарканда и многих других. И невольно пришла мысль, что некоторым горячим молодым головам из числа крымских татар, живущих в Крыму, не грех поучиться этой муд­рости у своих старших товарищей, тем более, что вопросы они ставят не менее твердо и последовательно отстаивают свои взгляды.

А теперь о тех общих подходах к решению проблемы, которые были выработаны в результате встреч и бесед.

Во-первых, это признание необходимости политической реабилита­ции крымскотатарского народа. В самом деле, ведь этот акт не требует никаких затрат, и затяжка здесь никак не оправданна. Народ не хочет и не должен жить с клеймом предателя.

Во-вторых, всем крымским татарам гарантировать возможность воз­вращения в Крым. Для этого с участием представителей Украины, Узбе­кистана, Крыма, союзных органов разработать конкретную программу. Свой вклад в разработку и реализацию такой программы должен вне­сти и крымскотатарский народ, создав общественный орган при соот­ветствующих органах Советской власти.

В программе должно быть предусмотрено выделение средств, фондов на строительство жилья, создание социальной сферы, созда­ние рабочих мест в промышленности, сельском хозяйстве. Здесь мно­го серьезных проблем. Многие из прибывающих в область крымских татар не могут найти работу по специальности. Первый секретарь Белогорского райкома партии Н. П. Колисниченко привел пример, когда инженер-электрик вынужден работать кочегаром, поскольку там, где ему удалось купить дом, нет такой работы.

А вот что говорил директор Ташкентского агрегатного завода Р. М. Алимов. Пока в Крым переезжают в основном те, кто имеет средства. Однако крымскотатарский народ создал свой достаточно многочисленный рабочий класс, высококвалифицированный, с солид­ной партийной прослойкой. Надо подумать о том, как он сможет, вер­нувшись в Крым, применить свои профессиональные возможности.

Я покривил бы душой, если бы сказал, что на встречах по всем аспектам обсуждаемой проблемы мнение у всех было однозначным. Конечно, нет. Были и крайние точки зрения, и резкие высказывания, но в целом разговор шел в деловом, конструктивном ключе.

Подводя итоги встречи в Ташкенте, секретарь обкома партий Л. И. Грач подчеркнул, что в решении национального вопроса крымс­ких татар произошло немало позитивных перемен. При этом приводи­лись цифры: если два года назад в Крыму жило немногим более 10 тысяч крымских татар, то сейчас — более 45 тысяч. Выходит газета. организовывается труппа в театре имени Горького, произошел опреде­ленный позитивный поворот в сознании населения. Все это результат работы, проводимой партийными и советскими органами, хотя мы по­нимаем, что сегодня этого мало. Поэтому мы и приехали сюда, причем по инициативе обкома партии. Думаю, поездка была полезной для всех.

Сделан определенный шаг в осмыслении острой проблемы. Нужно сообща искать пути ее решения.

М. БАХАРЕВ, специальный корреспондент «Крымской правды».

Ташкент—Самарканд—Фергана—Симферополь, («Крымская правда», 28 июля 1989 г.)

16 мая 2000 года

 

ДЕСЯТЬ ДНЕЙ В АМЕРИКЕ
ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Более десяти лет назад, в сентябре 1989 года, мне в составе делегации от Симферополя довелось побывать в США. Семь дней мы были гостями породненной с нашим городом столицы штата Орегон Сейлема, на обратном пути совершили экскурсию по Нью- Йорку. Свои впечатления я тогда изложил в трех газетных публика­циях под общим названием «Воспоминание о будущем, или Семь дней в Америке».

И вот спустя десятилетие новая поездка в США. Повод на этот раз другой — II Всемирный конгресс русской прессы, который в самом конце апреля состоялся в Нью-Йорке. Делегаты этого представи­тельного журналистского форума совершили поездку в Вашингтон, где были приняты в Конгрессе Соединенных Штатов, посольстве Российской Федерации в США. Ну а затем довелось побывать в Лас-Вегасе и Лос-Анджелесе, куда пригласили проживающие там американские друзья и родственники.

Словом, впечатлений масса, и считаю своим долгом поделиться ими с читателями «Крымской правды», большинству из которых вряд ли приходилось бывать за океаном, а следовательно, небе- зьгнтересно будет ознакомиться с путевыми заметками.

«Что ж, ради нашей русской прессы
Нью-Йорк, конечно, стоит мессы».

Эти шутливые строки, написанные одним из делегатов, безусловно, отражали настроение всех участников конгресса: не случайно в дале­кий Нью-Йорк прибыло примерно столько же делегатов, сколько год назад на 1 конгресс в Москву — около 300 человек почти из полусотни стран мира.

Тогда, в июне прошлого года, в Сочи, куда после трех дней работы в Москве переехали, а точнее, перелетели, участники форума, было принято решение о создании Всемирной ассоциации русской прессы (ВАРП), ее председателем избрали генерального директора ИТАР-ТАСС Виталия Игнатенко. Позже это решение было скреплено подписями и печатями всех средств массовой информации, представители которых участвовали в работе конгресса. Таким образом, одним из учредителей ВАРП стала и редакция газеты «Крымская правда».

Всемирная ассоциация русской прессы — независимая междуна­родная неправительственная организация печатных и электронных средств массовой информации, агентств, издательств, редакций, теле- и радиопрограмм, а также иных производителей и распространителей всех видов массовой информации на русском языке. В мире живет более 250 миллионов человек, для которых русский язык является род­ным, поэтому одна из задач ВАРП — создание для них единого инфор­мационного пространства, кооперация русскоязычного журналистского сообщества для свободного и объективного освещения событий жизни соотечественников и всех носителей русского языка в России и за рубежом.

Задача, прямо скажем, не из легких, поскольку во многих странах, особенно новообразованных (в том числе и на Украине), приняты зако­ны, защищающие собственное информационное пространство, что, впрочем, не лишает членов Ассоциации оптимизма и решимости в пре­одолении любых трудностей, о чем и шел заинтересованный разговор на конгрессе.

Два пленарных заседания были проведены по темам: «Россия се­годня. Новый президент. Новые элиты. Новая страна» (в обсуждении принял участие президент СССР М. С. Горбачев) и «Русские общины. Роль в общественно-политической жизни зарубежья». Специальное заседание по теме «Русская Америка сегодня и завтра» было посвяще­но 90-летию газеты «Новое Русское Слово» — старейшей русской газеты мира, издающейся в Нью-Йорке. О ее авторитете и месте, занимаемом в системе американских СМИ, свидетельствует поздрав­ление с юбилеем от президента США Билла Клинтона. В чествовании газеты приняли участие Мстислав Ростропович, Эрнст Неизвестный, Михаил Шемякин.

Делегаты Конгресса русской прессы совершили поездку в Вашин­гтон. И не только для экскурсии. Нас принимали в Комитете по меж­дународным делам Сената — верхней палаты Конгресса США, где состоялся обмен мнениями по актуальным внешнеполитическим про­блемам. Вечером того же дня был прием в посольстве России в Вашин­гтоне. Перед участниками конгресса выступил министр иностранных дел РФ Игорь Иванов. Он также вручил государственные награды ра­ботникам ИТАР-ТАСС.

Можно было бы с чистой совестью сказать: Всемирный конгресс русской прессы прошел успешно и оправдал ожидания его участников. Если бы не одно обстоятельство, которое, уверен, не позволило испы­тать «чувство глубокого удовлетворения» ни участникам, ни организато­рам конгресса.

Одна из главных задач ВАРП, не особенно декларируемая, но очень четко обозначенная еще на I конгрессе, — это формирование в русской прессе (прежде всего за рубежом) положительного имиджа России. Не случайно главным инициатором и организатором Ассоциации высту­пило российское государственное информагентство ИТАР-ТАСС, одно из крупнейших в мире, генеральный директор которого В. Игнатенко в свое время был вице-премьером правительства РФ. Не случайны и высокое представительство, особенно на I конгрессе, и пристальное внимание со стороны МИДа России: министр И. Иванов выступал пе­ред участниками обоих конгрессов, а его личный представитель при­сутствовал на всех пленарных заседаниях.

Но если на I конгрессе с имиджем России все обстояло вообще-то благополучно (выступали в основном представители зарубежных СМИ, которые если и критиковали «Родину-мать», так за недостаточное вни­мание к соотечественникам за рубежом, за непринятие мер к странам, где нарушаются права русских и русскоязычных и т. п.), то на нынеш­нем картина в корне изменилась. Слово предоставлялось чаще всего представителям московских СМИ, которые с «демократических» по­зиций долбали «родное правительство», как говорится, в хвост и гриву. За Чечню, за «кагэбэшное прошлое» Путина и его непредсказуемость, за отсутствие настоящей демократии... При этом никто из выступав­ших не побоялся сразу же после окончания конгресса вернуться в не до конца «одемокраченную» Россию, отработав за океаном заокеанские же спонсорские средства, затраченные на их поездку.

В этой связи очень интересным и симптоматичным представляется выступление на конгрессе журналистки русской независимой газеты из Киргизии. В этой бывшей советской республике скоро президент­ские выборы. Стремясь во что бы то ни стало обеспечить победу ны­нешнему президенту А. Акаеву, правящий режим опорочил и упрятал за решетку его главного соперника. А помогли ему в этом... москов­ские СМИ — как печатные, так и электронные. — «Уважаемые мос­ковские журналисты!, — прямо-таки закликала с трибуны своих коллег выступающая. — Наш президент вас всегда хвалит, принимает, угоща­ет, ублажает, не жалеет на вас ни времени, ни средств. Но не верьте ему, не помогайте душить ростки демократии в нашей республике».

Что ж, деньги и в самом деле, наверное, не пахнут.

Следующий, III Всемирный конгресс русской прессы, пройдет летом будущего года в Киеве. Такое решение стало неожиданностью для многих делегатов, поскольку еще год назад разговор шел о Иерусали­ме, как месте третьей встречи членов Ассоциации.

Интересный момент. Делегаты от Украины, а их было приглашено 20 человек, вообще могли не попасть в Нью-Йорк. Каждый из нас, получив соответствующее приглашение, заранее направил его в кон­сульство США в Киеве с просьбой назначить дату для получения визы. Примерно через две-три недели мы получили ответы на свои обраще­ния. Кому назначили «свидание» в консульстве 4 мая, кому 10-го, мне, например, 15 мая. А конгресс проводился с 25 по 30 апреля. В общем, вчера придешь. Видимо, уважение, испытываемое работниками кон­сульства к гражданам Украины, просто не вписывается ни в какие вре­менные рамки. На резонный вопрос по телефону, какой же мне смысл приезжать за визой спустя две недели после окончания работы конг­ресса, вежливый голос по-русски объяснил, что это мои проблемы, а у них во всем железный порядок и соответствующая ему очередь.

Но, как говорится, нет таких крепостей, которых бы не могли взять большевики. Из Нью-Йорка в киевское консульство прислали новый вызов-приглашение, на этот раз общий для всех делегатов, добавив туда еще одну фамилию — народного депутата Украины Андрея Деркача. Этот аргумент, вероятно, оказался решающим, поскольку визы мы без всякой проволочки получили, а уже в Нью-Йорке в заключительный день работы конгресса Андрей Леонидович был избран вице-прези­дентом ВАРП и пригласил всех в Киев на III конгресс, выступив в каче­стве руководителя оргкомитета по его проведению.

В кулуарах оживленно обсуждали происшедшее, людям посвящен­ным (а журналисты в своем большинстве относятся именно к ним) о многом говорящее. Ведь дело не в том, что одним из руководителей Ассоциации и главой оргкомитета очередного ее конгресса стал 32- летний политик, никогда не работавший в прессе, и даже не в том, что он сын председателя Службы безопасности Украины и сам в прошлом кадровый офицер-контрразведчик, закончивший, кстати. Академию Министерства безопасности России (!) в 1993 году, хотя это и насторо­жило некоторых делегатов-эмигрантов, до сих пор испытывающих ал­лергию на некогда всемогущий КГБ. А дело в том, что народный депу­тат Украины Андрей Деркач три года работал консультантом прези­дента Украины по внешнеэкономическим вопросам, год — первым по­мощником премьер-министра Украины и сегодня является советником главы правительства на общественных началах. И это означает, что за ним стоит государство.

Можно предположить, что нынешнее руководство Украины, обес­покоенное критикой в адрес власти за «наезды» на редакции СМИ с помощью налоговых и правоохранительных органов, за нежелание придать русскому языку статус второго государственного, решило «подправить» имидж государства «внедрением» в высший орган Ас­социации своего полномочного представителя и успешным проведе­нием очередного конгресса русской прессы. Как бы там ни было, но, если при этом русской прессе (да и всей остальной) на Украине станет жить лучше, все затраченные усилия можно будет только при­ветствовать.

На этом я заканчиваю заметки о II Всемирном конгрессе русской прессы и в следующих публикациях мы с вами, уважаемые читатели, совершим путешествие по Нью-Йорку и другим не менее знаменитым городам Америки.

Михаил БАХАРЕВ.

«Нью-Йорк — город контрастов»

Этой крылатой фразой из кинофильма «Бриллиантовая рука» начи­нают свой рассказ о городе все русскоязычные экскурсоводы, как правило, эмигранты из СССР. И обязательно добавляют, что он самый американский из всех городов США и в то же время самый нетипич­ный для Америки город. Самый американский потому, что Нью-Йорк в сознании людей — олицетворение Америки, ее образа жизни. Он и в самом деле и лицо, и душа, и сердце, и мозг Соединенных Штатов. И таким был с самого своего рождения, почти четыреста лет назад. Именно здесь начинали новую жизнь миллионы и миллионы эмигрантов, став­ших впоследствии американскими гражданами. А не типичный потому, что ничего похожего на Нью-Йорк ни в США, ни за их пределами просто нет. Он и не американский город вовсе, вернее, не только американский. Он — «всехный». Не случайно Нью-Йорк еще называют «столицей мира». Здесь штаб-квартиры ООН и Международного ва­лютного фонда, крупнейших банков и транснациональных корпораций, самая большая в мире фондовая биржа. Центр международной торгов­ли и Международный финансовый центр.

Литератор Михаил Брашинский, много лет посвятивший изучению Нью-Йорка, считает, что он «в строгом смысле слова — не город. Он — космос, ибо тотален и самодостаточен. Расы, цвета, религии, акценты, внешности, стили, занятия, настроения и манеры — в нем есть все. Часто его называют «плавильный котел», но это не так. В этом котле никто и ничто не переплавляется. Здесь все существует само по себе. Так, наверное, выглядел Ноев ковчег. Так, возможно, выглядит ад».

Говорят, Нью-Йорк можно или любить, или ненавидеть, третьего не дано. Но для этого там нужно жить. Вероятно, сто тысяч бездомных и два с половиной миллиона, живущих за официальной чертой бедности, его ненавидят, большинство же, наверняка, любит. Туристам остается только восхищаться великим городом на Гудзоне. Поверьте, он этого стоит.

Нью-Йорк делится на пять районов: Манхэттен, Бруклин, Бронкс, Куинс и Стейтен-Айленд, из которых только Бронкс расположен на материке, остальные — на островах. Численность населения Большого Нью-Йорка (с пригородами) — 18 млн. человек.

В Нью-Йорке более 150 музеев, почти 400 галерей изобразитель­ного искусства, более 240 театров, 17 000 ресторанов и кафе, 1 543 парка, 65 мостов, 200 небоскребов, 3 500 церквей и синагог, более 12 тысяч такси.

Вообще-то, говоря о Нью-Йорке, мы чаще всего подразумеваем Манхэттен, самый маленький по площади район города, расположен­ный на одноименном острове, который своими очертаниями напомина­ет подошву ботинка и «носком» направлен на юг. Его длина 21,5 кило­метров, ширина от 1,3 до 3,7 километров и площадь 59 квадратных километров (сравните: площадь всего Нью-Йорка без пригородов 785 квадратных километров). Отсюда начинался город и здесь находится почти все, что мы о нем знаем, кроме разве что Брайтон-бич и аэропор­та имени Кеннеди.

Удивительные, непередаваемые ощущения испытываешь, стоя по­среди манхэттенских небоскребов: смотришь вперед и не видишь кон­ца улицы — она уходит за горизонт вместе с земной поверхностью, и дома в нескольких километрах от тебя кажутся ниже, чем они есть на самом деле, а неба становится больше.

Только в Нижнем Манхэттене, так называемом Даунтауне, улицы имеют названия, они сужаются и извиваются как бы по собственной прихоти. Это здесь находятся знаменитая Уолл-стрит с ее банками. Фондовая бир­жа, два 110-этажных небоскреба-близнеца Центра международной торговли; со смотровой площадки одного из них, расположенной на 107 этаже (лифт поднимает туда 40 человек за 1 минуту), открывается потря­сающий вид на «столицу мира» и отделенный от нее рекой Гудзон дру­гой город — Нью-Джерси. Здесь же Маленькая Италия, район хорошо нам знакомый по многим популярным фильмам («Крестный отец», напри­мер). А через дорогу — другая цивилизация: Чайна-таун, или Китай-город. География до смешного сузилась. Италию и Китай отделяют друг от друга не тысячи километров, а несколько метров асфальтового полот­на. И еще узнаваемое место — Нижний Ист-Сайд. Начало 30-х годов. Сухой закон. Гангстеры. Перестрелки. Синагоги. Вспомнили? Фильм «Однаждь! в Америке» снимался на натуре в кварталах Нижнего Ист- Сайда. Правда, с тех пор многое изменилось: еврейскую мафию по­теснила пуэрториканская, а из 500 синагог осталась только одна.

Большая часть Манхэттена (Мидтаун — Средний город и Аптаун — Верхний город) как мелом расчерчена на квадратики. С юга на север идут 12 проспектов (авеню), под прямым углом их пересекают 214 улиц (стрит). Собственные имена присвоены Йорк Авеню, Лексингтон Аве­ню, Парк Авеню и Мэдисон Авеню, а Шестая авеню имеет название Авеню Америк. Улицы имеют только номера. Знаменитая Пятая авеню делит Манхэттен на две части — Восточную и Западную (Ист и Вест), а самая старая улица Нью-Йорка — это Бродвей, пересекающая Манхэт­тен по диагонали. Таким образом, ориентироваться в многомиллионном городе совсем не сложно.

В конце 70-х Нью-Йорк умирал, останавливались предприятия, число безработных измерялось сотнями тысяч, город захлестнула преступ­ность, его покинули почти два миллиона человек, знаменитые небоск­ребы продавались за бесценок. Казалось, впереди — крах. Но больной выздоровел, окреп и помолодел.

Сегодня Нью-Йорк переживает расцвет. Это особенно заметно на протяжении последних шести пет, в течение которых мэром является Рудольф Джулиани. Его политика жесткого контроля, законности и правопорядка принесла свои плоды. Вдвое снизился уровень преступ­ности, в три с лишним раза — число убийств. Город теперь чист и безопасен, как никогда.

В это трудно поверить, но культура и искусство существуют в «сто­лице мира» без всякой поддержки со стороны государства. И не только существуют, но и живут полной жизнью, цветут, приносят плоды, диктуют моду. Как это удается? Очень просто: люди с достатком счи­тают для себя поддержку искусства делом чести и престижа, а государ­ство поощряет эту деятельность, частично освобождая спонсоров от уплаты налогов. Более того, становится выгодным вкладывать деньги в культуру — билеты в театры, концертные залы стоят дорого, а попасть в них непросто. Знаменитости всего мира слетаются сюда на гастро­ли. Наряду с политическим, экономическим, торговым, финансовым Нью-Йорк становится и культурным центром планеты. Так что вполне возможно, что скоро «столицей мира» мы его будем называть без кавычек.

С гордостью показывают теперь экскурсоводы всю в строительных лесах 42-ю улицу, в прошлом пользовавшуюся дурной славой «неприс­тойной мили», где хозяевами были торговцы наркотиками, порнодиле­ры, сутенеры и проститутки. Сегодняшнее лицо улицы — Дюймовочка и Короли-Львы Диснеевской империи.

Центральный парк, длиной 4 километра и шириной более 1 кило­метра, — одна из главных достопримечательностей города. 150 лет назад здесь были топкие болота, чахлый кустарник и обломки скал. Миллион вагонов земли и умелые руки превратили его в сказочный оазис, прекрасный лесной массив — любимое место отдыха ньюйорк­цев. На лужайках проходят концерты, бьют фонтаны, тысячи людей катаются на роликах, велосипедах, бегают трусцой, играют во всевоз­можные игры. Раньше здесь совершалось немало преступлений, сегод­ня совершенно безопасно, что мы и сами ощутили. Правда, в северную часть парка, граничащую с негритянским районом Гарлемом, гиды все же ходить не советуют, особенно вечером.

Нет, Нью-Йорк не избавился от всех своих проблем. Их масса, в том числе трудноразрешимых: город экологически небезопасен, свалки переполнены, безработица хоть и не велика, но в два раза выше сред­неамериканской, увеличилась пропасть между богатыми и бедными (те самые контрасты, нищета не бросается в глаза, но она не ликвиди­рована; конечно, нищета по американским меркам, а не по нашим), растет число бездомных, которые обживают метро и окраины. Белое население тревожит складывающаяся этническая ситуация: они сейчас в меньшинстве — 43,2% жителей; 25,2% — чернокожие афро-амери­канцы и 24,4% — выходцы из стран Карибского бассейна и Централь­ной Америки, остальные — китайцы, японцы и др. И отток белых из Нью-Йорка продолжается, они переселяются в пригороды, а в мега­полис из южных штатов тянутся «цветные». Город становится все более интернациональным, при этом каждая этническая группа стре­мится сохранить свою обособленность, хотя все они — американские граждане.

Вы будете смеяться, но раньше в Гарлеме жили евреи, а негры жили на Брайтон-бич. Куда делись гарлемские евреи, сказать трудно, а вот негров с Брайтона вытеснили в 70-х годах одесситы и другие эмигранты из СССР (не только евреи). Сегодня всех их, а это примерно полмилли­она, называют русскими. И правильно делают, поскольку говорят и дума­ют они исключительно на языке Пушкина и Гоголя, с удивительным уп­рямством игнорируя язык Твена и Драйзера. Дошло до того, что полицей­ских и агентов ФБР перед направлением на работу в «Русский Нью- Йорк» обучают на курсах русского языка.

Экскурсовод рассказал анекдот, хорошо иллюстрирующий здеш­нюю жизнь:

«Брайтон-бич. Возле дома беседуют два пожилых человека. Ря­дом останавливается автомобиль, и сидящий за рулем американец спрашивает, как проехать по такому-то адресу. В ответ — молчание. Думая, что его не услышали, он повторяет вопрос громче. Недоумен­ные взгляды и молчание. В сердцах чертыхнувшись, он уезжает. Один из беседующих обращается к другому: «Вот нам говорят, Соло­мон Маркович, что надо учить английский язык. Ну и что — помог ему его английский?».

В жизни Брайтон-бич выглядит лучше, чем по телевизору. Престиж­ный, ухоженный район, с прекрасными пляжами на Атлантическом побережье. Русские магазины, русские рестораны, русские газеты, вывески на русском языке. Даже песни поют в ресторанах те же, что в Симферополе или в Киеве. Нищих и безработных мы не видели. Складывается впечатление, что «наши» умеют устраиваться везде (за­бегая вперед, скажу, что и в Лас-Вегасе, и в Лос-Анджелесе видел русские кварталы, магазины и рестораны) и если в ближайшем буду­щем экономическая ситуация в республиках бывшего СССР не улуч­шится, то новые волны русской эмиграции помогут Америке улучшить ее этническую ситуацию в пользу белого населения.

Только вот вопрос: станет ли от этого лучше нам? Ведь уезжают не худшие.

«Самая зеленая столица мира»

Эта фраза опять же сказана экскурсоводом и относится к Вашинг­тону — столице Соединенных Штатов Америки. Не знаю, так ли на самом деле, кто и когда проводил подобный конкурс и подводил его итоги, но зеленый наряд Вашингтона действительно впечатляет, кажется, невозможно сосчитать все парки, скверы, аллеи, рощицы, лужайки — вымытые, подстриженные, ухоженные. Их общая площадь более трех тысяч гектаров.

Впечатляет и архитектура города, вобравшая все стили, направления и эпохи. Античные (ну прямо Древний Рим!) здания Конгресса и Вер­ховного суда соседствуют с построенными в стиле «железобетонного модерна» министерствами энергетики и сельского хозяйства, барокко Национальной галереи искусства отражается в стеклах суперсовре­менного Национального музея воздухоплавания и космонавтики, непо­далеку мрачноватый «средневековый дворец», в котором разместился Госдепартамент. Неразгаданная тайна американской столицы: подобная архитектурная эклектика не создает дисгармонии, напротив, она придает городу неповторимый, навсегда запоминающийся облик.

Вашингтон, возможно, один из немногих крупных городов мира, в котором нет фабрик, заводов, промзон. Это напрямую связано с его историей.

В 1791 году представители Севера и Юга, возглавляемые первым президентом США Джорджем Вашингтоном, договорились о создании единой столицы государства, для чего от двух граничащих между собой штатов — Мэриленд (Север) и Вирджиния (Юг) — было «отрезано» по равному участку земли в долине реки Потомак. Получилась террито­рия 10 на 10 миль, то есть 100 квадратных миль, на которой и стали возводить по проекту французского архитектора П. Ш. Ланфана сто­лицу. После смерти в 1799 году Дж. Вашингтона ей было присвоено его имя.

Естественно, за прошедшие два столетия город перерос первона­чальные границы, но в его исторической части нет предприятий, жилья и магазинов, по-прежнему действует запрет на строительство зданий выше здания Конгресса США, которое к тому же находится на Капитолий­ском холме. Интересная деталь. В главном зале Конгресса, где на стенах висят картины, запечатлевшие важнейшие события американ­ской истории, а по периметру стоят скульптурные изображения выдаю­щихся политиков и полководцев, можно бесплатно взять брошюру-путе­водитель, изданную на шести мировых языках, в том числе на русском. Горько становится, когда вспоминаешь, что в твоей стране этот язык является языком национального меньшинства.

В Вашингтоне более сотни музеев, крупнейшие расположены на так называемой «музейной миле» в центре города. Вход бесплатный. Содержатся они за счет специального фонда, названного именем анг­лийского миллионера Смитсона. Оказывается, жил в Лондоне такой чудак, который завещал свое богатство вашингтонским музеям с усло­вием, что пускать туда будут бесплатно.

Поражает количество огромных автобусов, привозящих сюда школь­ников со всей Америки, — приказ Министерства образования. Когда входишь в Музей воздухоплавания и космонавтики, понимаешь, почему оно так поступило. Посетителей встречает гигантская советская балли­стическая ракета СС-20, с красным флагом СССР и надписями на рус­ском языке, вытянувшаяся чуть ли не до потолка огромного зала, а рядом — американская стратегическая ракета «Минитмен», значительно уступа­ющая «нашей» и по размерам, и по возможностям (об этом сообщают тактико-технические данные на двух языках). Да, такими ракетами «несчастную» Америку не защитишь! В многочисленных залах — образцы авиационной и космической техники, созданные руками и умом рабочих и ученых США. Из музея школьники выходят американ­скими патриотами, готовыми «защищать родину» даже в далекой Юго­славии.

Что еще бросается в глаза в Вашингтоне, так это обилие негров и чиновников — «белых воротничков», в своем большинстве белых и по цвету кожи. Процент темнокожего населения в столице неумолимо растет: 30% — в конце 30-х годов и 70% — в конце 90-х, но среди управленцев они по-прежнему в меньшинстве.

Когда мы проезжали мимо очень большого здания Министерства сельского хозяйства, я спросил у экскурсовода, сколько сейчас там работает чиновников. Ударение на слове «сейчас» было не случайным: я просто знал, что в 1976 году там работало 15 тысяч человек. Оказа­лось, что сегодня эта цифра возросла до 25 тысяч. Но министерство не руководит сельским хозяйством страны. Чем же занимается чиновничья армия? Контролем за качеством продукции и обеспечением ее экспор­та, последовал ответ. Мораль: чтобы хорошо жить, надо себя любить и о себе, любимом, заботиться.

«Если есть рай на земле,
так это — Лас-Вегас»

Мне показалось, что слова эти родились в моей голове после потря­сения, которое я испытал от прогулки по ночному Лас-Вегасу сразу же после прилета. Но мой родственник Георгий, заканчивающий обучение в университете штата Невада, снисходительно усмехнувшись, пояснил: подобную мысль высказывает чуть ли не каждый второй, кто побывал в этом городе-сказке.

Наутро выяснилось, что рай создан в аду. Если принять во внимание здешние природно-климатические условия. Лас-Вегас построен в пус­тыне. Но не в такой, какую нам обычно рисует воображение, опирающе­еся на личный или кино- телевизионный опыт. Нет сыпучих песков, барханов, караванов верблюдов и оазисов. Кругом — спекшаяся крас- но-буро-коричневая земля и такого же цвета горы, опоясавшие по ок­ружности город. Марсианский пейзаж! Уже в начале мая тридцатипя­тиградусная жара, на небе — ни облачка. Летом температура часто за сорок.

И вот в таком, прямо скажем, не самом благодатном крае возник единственный в своем роде город — столица развлечений. Процесс создания Лас-Вегаса в нынешнем его облике хорошо запечатлен в ро­мане Марио Пьюзо «Крестный отец», блестяще экранизированном Фрэнсисом Копполой. После окончания Второй мировой войны «крес­тные отцы» мафии, дельцы теневой экономики начали энергично пере­качивать свои капиталы в небольшой городок пустынного штата Невада, где в небывалом темпе строились современные гостиничные комплек­сы с казино, ресторанами, магазинами. Этому в значительной степени способствовал установленный здесь льготный налоговый режим. Юри­дические лица Лас-Вегаса платят только федеральные налоги, от мес­тных они освобождены.

Поражает динамика роста города: в 1950 году здесь насчитывалось 25 тысяч жителей, в 1970 — 125, в 1980 — 360, сейчас численность населения перевалила за миллион и продолжает расти. Ежедневно сюда прибывает в среднем 100 тысяч туристов и столько же убывает. Город­ской аэропорт по интенсивности полетов — один из мировых лидеров: каждые 33 секунды он отправляет и принимает пассажирский лайнер.

Жизнь в Лас-Вегасе не замирает ни на минуту, но особенно бурлит вечером и ночью, когда спадает жара. Пройдемся по ночному городу, по его центральной улице — Лас-Вегас-бульвару (его здесь называют «Стрип»). Бульвар начинается прямо у аэропорта и примерно через 10 километров заканчивается в Даунтауне (Нижнем городе), где располо­жены деловые кварталы: офисы банков, компаний, мэрия, полиция... По обе стороны Стрипа — отели, «главные объекты» столицы развле­чений.

Отели в Лас-Вегасе разительно отличаются от своих собратьев в других городах мира, каждый, без преувеличения, — настоящий ше­девр архитектуры, состоящий из целого комплекса зданий. Посредине, как правило, находится «мини-небоскреб» в 25-40 этажей — гостиница с комфортабельными номерами, к нему примыкают здания, высотой в 3-4 этажа, где расположены рестораны, бары, магазины, гаражи, кон­цертные залы, зимние сады, аттракционы и многое, многое другое, всего не перечесть. И непременно бассейн с пляжем под пальмами, водными горками и водопадами. И, конечно же, казино.

Казино — суть Лас-Вегаса, ведь именно для удовлетворения страсти к игре сюда стремятся миллионы людей со всех концов планеты. Если отели не похожи друг на друга, то их казино — как близнецы. Соб­ственно, и попасть в отель можно только через казино: двери круглые сутки распахнуты, прохладой и музыкой игральных автоматов как бы заманивая внутрь.

Зайдем в казино отеля «Ривьера», одного из самых старых в городе. Залы переходят один в другой, тянутся по замысловатому периметру, и, кажется, конца им нет. В казино нет окон и часов, время для играющих будто бы остановилось. Сотни, если не тысячи, игральных автоматов издают то тихий шелест, то музыку и звон монет — выигрыш! Выиграть можно и несколько долларов, и миллион. Процесс игры очень простой — бросил в автомат монеты или купюру любого достоинства и нажимай кнопку или дергай рычаг (поэтому автоматы прозвали «однорукими бандитами») и жди, пока на крутящихся трех барабанах совпадут в нужных комбинациях различные картинки, вся необходимая информа­ция прямо перед глазами.

Тут же столы для игры в рулетку и в карты — «блэк-джек», «бакка­ра». Минимальные ставки от 10 до 100 и более долларов. При.мерно треть посетителей казино — японцы, за столами с максимальными ставками их большинство. Или живут слишком хорошо, или азартнее других. А, может быть, и то, и другое вместе взятое.

Казино — та же лотерея: счастливчики порой срывают и «джекпот», но основная масса играющих здесь оставляет деньги. В среднем доход одного казино в сутки составляет примерно миллион долларов, в городе их — десятки. Вот почему проживание и питание здесь значительно дешевле, чем, скажем, в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе или Чикаго — ставку хозяева делают на казино! И всегда в выигрыше.

У каждого отеля свое лицо, своя изюминка. Не только в архитектур­ном облике. Изюминка «Ривьеры» — эстрадно-цирковое шоу, высоко­профессиональное, прекрасно поставленное. В течение 90 минут в быстром темпе следуют песни, танцы, клоунада, цирковые номера. Среди участников шоу есть и бывшие наши соотечественники. Наташа, напри­мер, с Украины, была художественной гимнасткой, теперь танцует. В Лас-Вегасе уже почти десять лет. Есть собственный дом, машина, зара­батывает 1100 долларов в неделю.

К слову, «наших» здесь немало, есть даже русский магазин, в кото­ром можно купить московские газеты, черный хлеб, селедку, соленые огурцы, пельмени, вареники, российские консервы, сало и другие при­вычные для нас товары и продукты.

К отелю «Остров сокровищ» публика собирается ближе к вечеру посмотреть морской бой. На небольшом озере в «смертельной» схватке сходятся два парусника. Стрельба из ружей и пушек, дым, огонь, горят паруса и рушатся надстройки, падают в воду «мертвые» матросы... В итоге один из кораблей идет ко дну вместе с капитаном. Спустя сутки бой происходит снова. И так каждый вечер из года в год.

Рядом с «Островом сокровищ» — красавец «Мираж». Кстати, по­пасть из одного отеля в другой можно на трамвае, вагоны которого движутся на подвесных рельсах на уровне верхушек пальм. Между другими отелями есть тоже всевозможное оригинальное транспорт­ное сообщение, например, монорельсовый поезд. Все это бесплатно.

Вокруг «Миража», построенного в форме «мерседесовской» звезды, — искусственные скалы, с которых низвергаются водопады, внутри — тропические джунгли, а за стойкой портье находится огромный, во всю стену, аквариум с диковинными рыбами и четырьмя акулами. Но глав­ная «примочка» «Миража» — белые тигры и львы. Животных-альбино­сов можно увидеть бесплатно в прозрачном белоснежном вольере и ежевечерне на специальном шоу, куда билет стоит дорого. Удивляет количество этих редких животных: 16 львов и 36 тигров.

По другую сторону от «Миража» расположен один из «ветеранов» Лас-Вегаса отель «Дворец Цезаря». Миновав казино, попадаешь в квар­талы Древнего Рима. Улицы, дворцы, дома — все из той эпохи, а над головой — голубое небо с бегущими по нему облаками. Все, есте­ственно, под крышей.

Похожий «интерьер» и в «Венеции», что напротив «Цезаря». Так же под крышей с имитацией голубого неба раскинулись венециан­ские кварталы с каналами и плывущими по ним гондолами. В гондо­лах, как и положено, гондольеры и пассажиры. Площадь Святого Марка точь-в-точь повторяет одноименную площадь в Венеции, только в чуть меньшем масштабе. В домах и дворцах, на улицах — магазины, ре­стораны, кафе. И еще в «Венеции» есть музей восковых фигур мадам Тюссо, герои которого — знаменитые музыканты, актеры и спорт­смены.

По соседству с «Венецией» — «Париж». Здесь и Лувр, и Триум­фальная арка, парижские бульвары и, конечно, Эйфелева башня, правда, в два раза меньше оригинала. Но и с высоты 150 метров открывается незабываемый вид на ночной Лас-Вегас. Когда взлетаешь вверх в про­зрачной кабине лифта, кажется, что под тобой разливается лава извер­гающегося вулкана — так переливается огнями всегда празднующий один нескончаемый праздник этот удивительный город. Вечером на Эйфелеву башню очередь: люди стремятся увидеть с высоты знаме­нитое «шоу фонтанов», которое происходит каждые 15 минут у распо­ложенного напротив отеля «Беладжио». Под музыку великих итальян­ских композиторов тысячи струй, подсвеченных прожекторами из-под воды овального озера создают удивительный «танец», переплетаясь, извиваясь и выстреливая вверх в такт музыке.

Все отели на Стрипе просто поражают воображение. Небоскребы «Нью-Йорка» являются точной копией настоящих ньюйоркских небо­скребов, только, как и в случае с Эйфелевой башней, они вдвое меньше по размерам. Рядом — будто перекочевавшие из Диснейленда «игру­шечные» башни и дворцы «Эскалибра», напротив громада «МGМ» (пять тысяч номеров!), где настоящие львы, а под крышей создан огромный лесопарк. Здесь же с восточной роскошью возводится здание нового отеля-гиганта «Аладдин».

Кстати, отели в Лас-Вегасе строят очень быстро, в среднем за год. И еще быстрее разрушают отслужившие свой срок (20—30 лет). Их просто взрывают. Посмотреть на это зрелище, объявленное заранее, собираются десятки тысяч человек.

К сожалению, ограниченность газетной площади не позволяет расска­зать обо всех рукотворных чудесах Лас-Вегаса, да всех мы и не видели. В заключение хотелось бы сказать вот о чем. Во-первых, столица развле­чений отнюдь не выглядит «столицей порока». Да, азарт, страсть к игре — не самые лучшие человеческие качества. Но и запрет не выход (к слову, играть в казино разрешается только по достижении 21 года). Все обстав­лено очень благопристойно. Не встретишь ни пьяниц, ни наркоманов, ни проституток, ни нищих, ни срывающих с себя часы или кольцо, чтобы в последний раз «поставить на кон».

Во-вторых, если у вас, уважаемые читатели, сложилось впечатление, что Лас-Вегас — место праздного времяпрепровождения только для богатых, то это далеко не так. Безусловно, для богатых здесь рай вдвой­не. Их и встретят в аэропорту на лимузине, и отведут в номера, сто­имость которых по пять и более тысяч долларов в сутки, и стол для рулетки, и игральный автомат туда принесут. Есть апартаменты для принцев, шейхов, прочих миллиардеров.

Богатых в Америке 10%, из которых 2% очень богатые, около 20% живут за официальной чертой бедности, а примерно 70% насе­ления составляет так называемый средний класс. Отдых в Лас- Вегасе — мечта большинства американцев, и получается, что для 80% населения она вполне реальна. Мой друг Стефан, который живет в Штатах уже более 10 лет, рассказывал, что среди рабочих промышленных предприятий Чикаго, например, очень популярны пя­тидневные туры в Лас-Вегас стоимостью 400 долларов (перелет туда и обратно плюс проживание в отеле), приобретаемые за не­сколько месяцев. Для сравнения: стоимость только авиабилета по этому же маршруту, купленного за день-два до вылета, превышает 500 долларов. Что касается питания, то здесь можно очень хорошо пообедать в ресторане со «шведским столом» и за 8, и за 16 дол­ларов, причем во втором случае вам предложат большой ассорти­мент морепродуктов (мы с удивлением и умилением одновременно наблюдали, как один молодой китаец очень ловко расправился с тремя огромными блюдами крабов и омаров). К этому надо доба­вить деньги на проигрыш в казино, пусть еще 500 долларов. Итого, с тысячью долларов американец вполне может лететь в столицу развлечений. Для высокооплачиваемого рабочего или служащего — это недельная зарплата.

И последнее. Находясь в Лас-Вегасе, невозможно избавиться от одной мысли, которая буквально сверлит голову: ну почему в пустыне можно создать рай, а настоящий рай, каким, по сути, является Крым, все больше превращается в пустыню с дефицитом и денег, и хлеба, и тепла, и света? Что у нас руки, в самом деле, не оттуда растут? Наверное, причина все же в головах. Тех, кто нами правит.

«Столица долгих автоперемещений»

Так метко назвал Лос-Анджелес уже упоминавшийся мною в рас­сказе о Нью-Йорке журналист Михаил Брашинский. В точности харак­теристики убеждаешься уже с первых километров знакомства. Имен­но километрами и даже десятками километров здесь измеряются ули­цы, проспекты, бульвары (американцы, правда, это делают в милях). Город раскинулся на полосе побережья длиной почти 100 и шириной от 30 до 50 километров между горами и Тихим океаном. Длина Большого Лос-Анджелеса (с пригородами) еще больше. Нет такой точки, с ко­торой был бы виден весь мегаполис. Вероятно, это можно сделать только с самолета.

Лос-Анджелес — самый крупный город Калифорнии, а она в свою очередь — крупнейший штат США, где проживает свыше 36 миллионов человек. Неоспоримо ее первенство и по экономическому потенциа­лу. Здесь производят ракеты и самолеты, автомобили и тепловозы, корабли и высокоточное оружие, компьютеры и бытовую технику, — одним словом, все, чем славится и гордится Америка. Если бы Калифор­ния отделилась в самостоятельное государство, то по размерам валово­го продукта она уступала бы лишь остальным США, Японии, России, ФРГ, Франции, Великобритании и Китаю, а в расчете на душу населения не уступала бы никому.

По площади Большой Лос-Анджелес не имеет равных в мире (по­чти в десять раз больше Москвы при примерно таком же количестве жителей!). Одна из его главных особенностей — низкая плотность застройки, стремление здешних обитателей жить в коттеджах и виллах на громадных участках, не видя и не слыша соседей. Конечно, есть в городе и свой Даунтаун, то есть деловой центр с небоскребами, офи­сами и большими торговыми центрами, но своеобразие его заключа­ется именно в малоэтажности и безграничности, что связано с историей развития: постепенно поглощая пространство, он возникал в результате смыкания множества разраставшихся городков.

Пространность города предопределила всеобщую автомобилиза­цию населения. Без автомобиля человек в Лос-Анджелесе находится под домашним арестом. Но и с ним ему беда. Одна из самых острых проблем — экологическая. Город буквально укутан в пелену смога. Не спасают и суперсовременные магистрали с пяти-шестирядным движе­нием в одну сторону и транспортными развязками: в часы пик автомо­бильные пробки парализуют движение. Когда к концу дня, намотавшись до одурения по городу и надышавшись до головокружения выхлопных газов, мы собрались в неблизкий обратный путь (до Лас-Вегаса более 350 километров), наш друг, водитель и гид одновременно Стефан пред­ложил пару часов посидеть в мексиканском ресторане в Голливуде. «Быстрее будет» (!). Может, и не быстрее, но для здоровья полезнее, это точно, бана.

Честно поскольку невозможно, а вот увидеть своими глазами «фабрику грез» очень хоте­лось. Но Голливуд оказался совсем не таким, каким я его представлял — что-то вроде парка вокруг многочисленных киностудий. В реальности же это довольно большой по площади район Лос-Анджелеса (до 1903 года Голливуд был самостоятельным городом) с почти 40-тысячным населением, внешне мало чем отличающийся от других районов.

У Китайского театра, в котором проходят все самые значительные голливудские премьеры, в центре Голливудского бульвара толпятся туристы. Объект столь пристального внимания — бетонные плиты, на которых звезды кино оставили отпечатки своих ступней, ладоней и автографы. А тротуары по обеим сторонам многокилометрового буль­вара выложены мраморными плитами с фамилиями кинозвезд всех времен.

Хотя мы довольно долго колесили по Голливуду, увидели только две киностудии. «Парамаунт» была недемократично отделена от мира вну­шительными стенами и строгим пропускным режимом, «Юниверсал- студио», наоборот, все сделала для привлечения посетителей, устроив вокруг своих павильонов «мини-Лас-Вегас» — большой развлекатель­ный комплекс, состоящий из магазинов, ресторанов, кафе, кинозалов, аттракционов. Все это мигает, сверкает, поет. Вокруг — декорации известных кинофильмов. Очень красиво!

Но самое неизгладимое впечатление в Лос-Анджелесе производит район Беверли-хиллз, вероятно, одно из наиболее живописных, пре­стижных и дорогих мест проживания на Земле. Здесь живут только очень богатые и знаменитые одновременно. От Голливуд-бульвара берет свое начало многократно воспетый мировой литературой бульвар Сан- сет (его название — «бульвар заходящего солнца» — не случайно, он, подобно заходящему солнцу, ведет свой путь с востока на запад). На протяжении трех десятков километров он извивается по холмам, по­росшим пальмами и другой субтропической растительностью, и в кон­це резко «падает» вниз к Тихому океану у курортного поселка Мали­бу. Вдоль бульвара и по обе стороны в глубине его садов и парков разместились изумительные по красоте виллы, а порой и настоящие дворцы. Одни стоят обособленно, другие объединились в своеобраз­ные поселки со своей инфраструктурой и специальной полицейской охраной, которая бережет «звездный» покой от любопытных туристов. На последних работают предприимчивые мексиканцы, прямо у дороги продающие карты Беверли-хиплз с обозначениями домов знаменито­стей. «Вычислить» по ним, где живут, к примеру, Лео ди Каприо, Шэрон Стоун или Том Круз, труда не составляет, но зато «пообщаться» — проблема практически неразрешимая.

Лос-Анджелес — безусловный чемпион США по количеству не­смешанных этносов. По числу негров он — третий город страны, по числу испаноязычных жителей — третий в мире после Мехико и Мад­рида, 100 тысяч индейцев — первое место в стране, а сколько здесь китайцев и японцев — наверное, никто и сказать не сможет. В после­дние годы появились новые крупные этнические группы. Например, армянская община Лос-Анджелеса насчитывает 300 тысяч человек. Видели мы и русские кварталы с вывесками на родном языке. Одна особенно запомнилась: «Свежие продукты из Одессы». Это за 12 тысяч километров! По юмору мы, точно, чемпионы, что признают уже в большинстве стран мира, куда накатила «русская экспансия» после 1991 года. Поэтому свой рассказ заканчиваю, перефразировав извест­ную песню Владимира Высоцкого:

Проникновенье наше на планете Особенно заметно вдалеке: И даже в голливудском туалете Есть надписи на русском языке.

Честное слово!

«Так жить нельзя»

Документальный фильм известного режиссера Станислава Говору­хина с таким названием посвящен современной России. Убежден: эти слова можно отнести и к современной Америке. Кажется, парадокс!

Ведь 10 лет назад в своих заметках о поездке в США я убеждал читателей, что в будущем, возможно, и мы будем так жить (заметки, кстати, и назывались «Воспоминание о будущем, или Семь дней в Америке»). Сегодня приходится признать: я ошибался. Постараюсь объяснить.

Ежегодно различные международные организации составляют рей­тинги стран по уровню жизни в них. При этом учитываются различные факторы: продолжительность жизни, доступность образования, эколо­гическая безопасность, уровень потребления и т. п. В лидерах всегда одни и те же страны — Канада, Швейцария, Япония, Норвегия и еще несколько, они только периодически меняются местами. США тоже в этой компании, но не на первом месте. Если же провести «чемпионат мира» только по уровню потребления материальных благ, то окажется, что американцы лидируют с огромным отрывом, и в ближайшем буду­щем догнать их никто не сможет. Рискну предположить: и в отдален­ном тоже.

Кстати, в Америке это сразу бросается в глаза. Складывается впе­чатление, что американцы живут в соответствии с девизом: «Потреб­ляйте! Потребляйте! Потребляйте!». Они постоянно что-то покупают, все время жуют — на работе, дома, на улице, в метро... Только в Штатах можно увидеть в таком количестве безобразно толстых людей, не пол­ных, а именно толстых, таких габаритов, что в наших магазинах они просто не нашли бы для себя одежды. На 250 миллионов американцев — 300 миллионов автомобилей. Города залиты электричеством, просто фантастической рекламой. Страна в целом живет на широкую ногу и, как наркоман, привыкла к подобной жизни и не сможет от нее отка­заться, уменьшить «дозу» потребления.

Может ли себе позволить то же самое остальной мир? Судите сами: согласно недавно опубликованным подсчетам независимых ис­следователей из разных стран мира, если бы достигнутый в США уровень потребления был доступен для всего населения Земли, ресур­сов нашей планеты хватило бы на 40-50 лет. Вот почему так жить, как живут американцы, не будем не только мы, но даже и обитатели уютной и сытой Европы.

Это, кстати, хорошо видно на следующем примере. Автомобильный бензин в США стоит в два-три раза дешевле, чем в странах Европейско­го Сообщества, но тем не менее американское правительство очень резко отреагировало на повышение мировых цен на нефть и фактичес­ки заставило ОПЕК (организацию стран-экспортеров нефти) увеличить квоты на ее добычу и тем самым снизить цены. При этом свои нефтя­ные скважины США законсервировали и добычи практически не ведут. Не случайно почти весь мир они объявили зоной своих нацио­нальных интересов, во многих странах создали военные базы, содержат огромный авианесущий флот. Все экономически оправданно и обо­снованно. Жить так, как они, мы не сможем не только потому, что это разорительно и губительно для планеты, но и потому, что Америка этого никому не позволит. «Боливар не выдержит двоих», — сказал великий американец ОТенри и был прав.

Но и так жить, как мы сегодня живем, тоже нельзя. Бездумно или по злому умыслу долларизировали экономику на 1 /6 части суши, на которой некогда была великая страна, по доллару сверяем цены и всю свою жизнь, откладываем его «в чулок» и «на черный день», и на тор­жество. То есть кредитуем беспроцентно и бессрочно американское правительство, позволяя ему печатать «зелень» в невообразимом коли­честве. Столько наличных долларов, сколько накопили граждане быв­шего СССР, нет не только в США, но и в остальных странах мира. Если все их предъявить к оплате, можно вызвать паралич американской эко­номики.

Но это так, фантастическая теория, не больше. На практике же именно США сегодня определяют мировой порядок с учетом прежде всего своих собственных интересов. И, надо признать, у них это хорошо получается. Справедливости ради следует сказать, что американцам нет равных и в предприимчивости, умении делать деньги. Конкуренцию здесь могут составить только «новые русские». Но они чаще всего деньги делают «из воздуха», а американцы умеют с бешеной быстро­той «крутить» не только доллары, но даже и центы, которые в итоге превращаются в миллионные долларовые потоки. Вот пример.

В 30-40 километрах от Лас-Вегаса в горах находится очень крупный гидроузел Гувер Дэм, включающий в себя перегородившую каньон и реку Колорадо плотину высотой 213 метров, гидроэлектростанцию мощ­ностью почти два миллиона киловатт, насосные станции, очистные со­оружения и огромное искусственное водохранилище. 35% вырабатыва­емой электроэнергии обеспечивают «цветущую жизнь» Лас-Вегасу, 45% поступает в Калифорнию, остальная — в соседнюю Аризону. Гидроузел сам по себе, естественно, работает с большой прибылью, исчисляемой десятками миллионов (американцам бесполезно рассказывать о «веер­ных отключениях электроэнергии» или «неплатежах» за нее — все равно не поймут). Но уникальное сооружение превращено еще в один из самых посещаемых на Западе США туристских объектов.

Тысячи людей каждый день едут сюда на экскурсию. Очереди на нее они дожидаются в большом кинозале, где демонстрируется фильм о строительстве в начале 30-х годов этой гидроэлектростанции. Затем следует спуск на лифте на 200 метров, осмотр машинных залов и турбин, снова подъем, проход на плотину, откуда открывается захваты­вающий вид (поджилки дрожат) на озеро и каньон. Экскурсии есть и за 10, и за 18 долларов, а за 25 вас покатают по рукотворному озеру на колесном пароходе. Здесь же кафе, магазины, крытые многоэтажные автостоянки. Как вы думаете, сколько все это дает в день хозяевам гидроузла? Миллион долларов! Как в крупном казино. И сравнимо с доходами, получаемыми от выработки электроэнергии.

Но и это не все. На входе в кафе стоит на подставке такая штука, не знаю даже, как назвать, не автомат, потому что без электричества, а такой прозрачный пластмассовый ящик с шестеренками внутри и ру­кояткой для вращения снаружи. В монетоприемник вкладываешь две монеты по 25 центов и одну достоинством в один цент. Крутишь руко­ятку, и через несколько секунд твой одноцентовик вылетает расплю­щенным в овал с надписью «Гувер Дэм». А полдоллара за «удоволь­ствие» и удовлетворение любопытства пошли хозяевам. Гениально! Еще немножко долларов в виде 25-центовиков (кстати, очень популяр­ная в США монета) добавились к ежедневному миллиону. Не помеша­ют. Как они еще не догадались к ручке подключить генератор, чтобы туристы и ток заодно вырабатывали! Такой же «прибор» мы видели и на Голливуд-бульваре, только монеты оттуда выскакивали с надписью «Голливуд».

Уже изрядно утомленный подробностями заокеанской жизни, чита­тель вправе спросить: ну и что из всего сказанного выше следует, что же нам делать, как жить, если так жить, как живут в Америке, нельзя и невозможно, а так, как мы сегодня живем, тоже нельзя, к тому же бесперспективно и стыдно? Я не оракул, не политик и не экономист и потому ни предсказаний, ни исчерпывающих советов дать не могу. Могу только высказать, конечно, не бесспорное, свое собственное мнение, основанное на некоторых знаниях и жизненном опыте.

Разрушив прежнюю экономическую систему, из всех возможных путей создания так называемой рыночной экономики мы выбрали (точ­нее сказать: выбирали за нас, нас не спросив) самый худший — путь «дикого капитализма», с его криминальным первоначальным накоплени­ем капитала, всеобщей коррупцией, нищетой и безработицей, придума­ли такие экономические «правила игры» и налоговую систему, при которых честно работать стало невыгодно: страна, имея лучшие в мире черноземы, завозит хлеб из гористой Турции, а сахар — из далекой Бразилии и, как нищий на паперти, ждет подаяния в виде очередного долларового кредита, отдавать который (с процентами!) придется на­шим потомкам. Можно сколько угодно с самых высоких трибун говорить о «европейском выборе» Украины, но при этом необходимо четко уяснить, что нас там никто не ждет. И не потому, что мы не сможем, а потому, что они не захотят. Можно благосклонно внимать и поддакивать американскому президенту, когда он говорит о своем желании видеть Россию и Украину сильными и процветающими. Только верить ему нельзя, поскольку в интересах его страны (К. Маркс говорил, что «в основе всего лежит экономический интерес», и это не идеология, это закон) — совершенно противоположное.

Мы только тогда начнем лучше жить, именно начнем, а не станем, когда поймем, что наш выбор не за горами и океанами, а здесь, на нашей земле, в наших головах и руках, когда, объединив усилия, вначале восстановим все, нами же разрушенное, а потом, используя лучший опыт, и американский в том числе, будем строить наш общий дом по собственному разумению и нами же составленному проекту. Ибо, кроме как друг другу, мы больше никому не нужны.

Господам политикам я бы посоветовал спуститься с Печерского хол­ма (в Киеве на нем находятся здания администрации президента. Вер­ховного Совета и Кабинета министров), пройти на Софиевскую пло­щадь и посмотреть, куда указывает своей булавой Богдан Хмельницкий.

Мудрый гетман указывает на Москву.

Михаил БАХАРЕВ.

27 мая, 3, 10, 17 июня 2000 года.

 

НЕ УМРЕТ ДО ТЕХ ПОР УКРАИНА,
ПОКА ЖИВЫ НА НЕЙ МОСКАЛИ

На Украине, особенно на ее Западе, с остервенением раскручивают очередной виток антирусской истерии. Повод — трагическая гибель композитора Игоря Билозира. 8 мая в одном из кафе в центре Львова возникла ссора: компания за соседним столиком пела песни на русском языке, Игорь с товарищами в ответ запели по-украински, вмешалась милиция. Казалось, все закончилось миром, но позже двое из той компании подкараулили Билозира и зверски избили. 12 дней врачи боролись за его жизнь, но тщетно.

Нелепую, трагическую смерть известного на Украине композитора националисты-русофобы использовали в своих целях при полном «бла­гословении» местной власти, которая в свою очередь подпила масла в огонь: Львовский горсовет наложил «мораторий» на исполнение в го­родском общепите русских песен. Ну не дикость ли? А огонь, судя по всему, разгорается нешуточный — погром в кафе, где произошла зло­получная ссора, многотысячные похороны с плакатами типа «Убей русского!» и русофобскими речами, марши национал-фашистов со свастикой под антирусскими лозунгами... Беспристрастная телекаме­ра фиксирует искаженные злобой и звериной ненавистью лица. Жутко становится.

И на весь этот средневековый шабаш с олимпийским спокойствием взирает центральная власть. Корреспондент ОРТ Наталья Кондратюк спра­ведливо заметила: «А может, ей, власти, это выгодно». Страна переживает многолетний экономический кризис, усугубившийся сегодня жесточайшим энергетическим. Повсеместные отключения электроэнергии, перебои в водоснабжении, рост цен на хлеб, сахар, мясо, бензин... Терпение людей на пределе. А ну как лопнет? Куда все выплеснется? А тут как раз и враг «нарисовался» — москали. Раньше они наше сало ели, а теперь и нашу песню убивают (одна газета так и озаглавила материал о событиях во Львове — («Как убивали украинскую песню»).

Откуда такая ненависть к русским, к их культуре? Может быть, она в крови у жителей Западной Украины? Ведь надо быть или сумасшед­шим, или законченным негодяем, чтобы переименовать улицу Лермон­това в улицу Джохара Дудаева, как это сделали во Львове, или назвать именем кровавого фашистского выродка Бандеры, как это сделали в очень многих городах и селах Западной Украины.

Кстати, портрет Бандеры до недавнего времени красовался на плацу дивизии Национальной гвардии (сейчас это дивизия внутренних войск), дислоцированной в Симферополе, и был убран только после выступле­ния «Крымской правды»...

Апрель 1998 года. По пути в Трускавец мы остановились ненадолго во Львове. На привокзальной площади к машине подбежали мальчиш­ки лет двенадцати:

—    Дядя, давайте помоем вам машину.

—    Так она же чистая.

—    Ну хоть стекла протрем. Недорого.

—   Вы так хорошо говорите по-русски, — удивился я. — Наверное, в русской школе учитесь.

—   Нет, в украинской. Но мы можем по-польски и по-венгерски говорить. А хотите — по-гуцульски.

—    А по телевизору какие программы смотрите?

—   Ой, у нас много всяких. Но больше любим русские и кабельное телевидение — там фильмы крутят.

Часом позже мы зашли пообедать в ресторан «Астория», что в цен­тре города. В полупустом зале тихо звучала музыка. Патрисия Каас пела блюз. Подав нам меню, официант тут же заговорил по-русски, а спустя минуту французскую певицу сменила Алла Пугачева.

В Трускавце, где здравницы были заполнены лишь на 40%, говорить и петь были готовы на любом языке, лишь бы вернуть те времена, когда отдыхающими были забиты не только санатории и гостиницы, но и частный сектор. С особой тоской местные жители вспоминали о «ха­латах» — приезжих из Средней Азии, которые предпочитали селиться в домах целыми семьями.

Значит, простые люди не являются носителями этой патологической русофобии. Тогда кто же? Может быть, интеллигенция?

Я с особой теплотой вспоминаю годы учебы на стационаре Высшей партийной школы при ЦК Компартии Украины в Киеве. И не только потому, что мудрые преподаватели отделения журналистики учили нас профессии на лучших образцах отечественной публицистики, заставляя все время думать и спорить. В достаточно зрелом возрасте (33 года) я получил возможность каждодневного общения с очень разными людь­ми из всех областей Украины, и это общение нас, безусловно, взаимно обогатило.

Среди самых близких друзей, а за годы учебы со многими подружился, как говорится, на всю оставшуюся жизнь, были ребята из Запад­ной Украины. Степан Демьянчук (к сожалению, ныне покойный) до по­ступления в ВПШ работал заведующим отделом культуры ивано-фран- ковской газеты «Прикарпатская правда», Женя Безкоровайный редакти­ровал тернопольскую областную молодежную газету. С первых дней знакомства я попросил их говорить со мной по-украински, поскольку прекрасно понимаю этот язык, на что они ответили категорическим отка­зом: мол, на своем языке мы и дома наговоримся, а здесь будем гово­рить на русском, чтобы не забыть совсем.

В ВПШ работал так называемый университет культуры, на заседания которого приглашали известных на Украине людей. Демьянчук был одним из его организаторов. Пошел он как-то приглашать в гости руко­водителя хора имени Веревки Анатолия Авдиевского. Тот проводил репетицию. Степан вошел в зал: хор пел, Авдиевский дирижировал. Песня была, естественно, на украинском языке. Но вот что-то руководи­телю не понравилось, он остановил исполнение, и далее пошел разго­вор Авдиевского с солистами хора... на русском языке. И так проис­ходило несколько раз. Вернулся Демьянчук совсем расстроенный: это же надо, в главном национальном хоре Украины между собой говорят по-русски! Но потом успокоился: пусть люди делают так, как они хотят, как им удобнее, хуже ведь они петь не стали.

Вот они, неотъемлемые качества интеллигентного человека — спо­собность и стремление понять другого, уважение к его мнению, толе­рантность. Ведь 8 мая во львовском кафе все могло закончиться иначе, если бы, услышав русскую песню, Игорь Билозир и его товарищи под­держали бы ее, а потом все вместе бы спели украинскую. Или наобо­рот, их соседи подтянули бы компании Билозира в расчете на взаим­ность. Уверен: не одна еще «пляшка» горилки была бы выпита в тот вечер за сдвинутыми столиками. К сожалению, интеллигентов в кафе не оказалось.

Выходит, и интеллигенция не является источником и носителем пе­щерного украинского национализма. Так кто же все-таки? Почему он так живуч, где его корни? Не претендуя на исчерпываемость ответа, остановлюсь лишь на нескольких аспектах проблемы.

Первый: исторический. К началу XX века украинского национализ­ма как такового не существовало, хотя сепаратизм имел место едва пи не со времен воссоединения Малороссии с Россией. Галичина (терри­тория современных Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областей), находившаяся в составе Австро-Венгерской империи, в то время была средоточием всего русского — языка, образования, культу­ры и с надеждой смотрела на далекую Россию.

Этого Австро-Венгрия и ее союзник кайзеровская Германия, кото­рые готовились к мировой войне, в том числе и лротив России, далее терпеть не могли. На службу взяли предателей — ученых и политиков. Первые придумали историю несуществующего государства Украина (к их числу относится и М. Грушевский, чей портрет ныне на 50-гривен- ной купюре), термины «украинская нация», «украинский язык» и т. п., вторые принялись все это осуществлять на практике, ведь свою экспан­сию Германия и Австро-Венгрия как раз и собирались направить на Малороссию, которой, по их замыслам, суждено было стать Украиной. На несогласных обрушились неслыханные по тем временам репрессии. Свыше 70 тысяч русских, не желающих служить Габсбургам и говорить на чужом для них языке, были уничтожены в австрийском концентраци­онном лагере Таллергоф. Таким образом, именно Западная Украина является родиной украинского национализма и за 100 лет там созданы определенные традиции и историческая преемственность.

Второй: экономический. Галичиной всегда кто-то владел, и она все­гда была окраиной этого государства, наименее развитой, где метро­полией притеснялась не только чернь, но и местная элита. Даже при Советской власти, когда экономике региона стали уделять самое серь­езное внимание и было создано много современных предприятий, на Западной Украине всегда существовал солидный избыток рабочей силы, т. е. безработица. Что уж говорить о дне нынешнем! Поэтому в сознании здешних жителей сложилось четкое убеждение, что во всех их бедах всегда виноват кто-то из-за пределов Галичины. В последние десятилетия виноваты всегда были москали.

Третий: социально-психологический. Замечательный английский писатель Уильям Голдинг утверждал, что в одном человеке всегда при­сутствует одновременно и хорошее и плохое, и светлое и темное, и самые лучшие человеческие качества, и звериные инстинкты, которые движут им, когда помутился рассудок. В зависимости от обстоятельств человек может быть и альтруистом, и мизантропом. Одним словом, очень многое в поведении личности зависит от общественной среды, в кото­рой она находится. Героев своего романа «Повелитель мух» — 14-лет­них английских мальчишек из хороших семей, воспитанных в лучших скаутских традициях — Голдинг помещает на необитаемый остров. Спустя некоторое время большинство из них под воздействием обсто­ятельств и личности выдвинувшегося из их среды «вождя» превращает­ся в злобное стадо фашистов, безжалостно преследующее «врага», найденного опять же в собственной среде.

Украинский национализм, чьей родиной является Западная Украина, полностью основан на лжи, он антинаучен и античеловечен по своей сути. У человека, который растет и воспитывается под воздействием лжи, притупляется «нравственный иммунитет». Он становится тем «че­ловеческим материалом», из которого политики «лепят» то, что им надо. При этом не имеет значения социальное положение «материала». Ко­нечно, многое зависит от образованности и воспитания человека, но и они, как и сознание в целом, являются продуктом общественным.

Четвертый: политический. Украинский национализм по своей при­роде — явление чисто политическое, хотя толчком к его возникновению и послужили экономические интересы Германии и Австро-Венгрии. Он создан политиками и до сих пор используется ими в своих грязных целях, что хорошо видно на примере современной Украины.

Перестройка вынесла на политическую поверхность жизни вся­кий мусор, в том числе и националистов, многие из которых до того времени «мотали срок» (Советская власть строго, но справедливо оценивала их «дияльнисть»). Все они пошли в политику и во власть, обличая и проклиная «империю зла» и «преступный режим», обещая золотые горы народу Украины в случае обретения им «незалежно­сти».

Рухнула «империя», Украина обрела «незалежность», вчерашние «зэки» и их единомышленники заняли кресла депутатов, послов, мини­стров, руководителей областей и городов. Можно теперь успокоить­ся? Куда там! Выборы, как и вся политическая жизнь, — процесс перманентный, т. е. нескончаемый. К примеру, чье выступление на похоронах Билозира было самым русофобским? Небезызвестного Степана Хмары, который вновь принимает участие в выборах в Верхов­ный Совет по освободившемуся округу. В 1998 году не прошел — надоел людям, не верят его обещаниям, а тут несчастный случай помо­гает: и обещать ничего не надо, клейми проклятых москалей и, гля­дишь, наберешь «очки».

Кстати, пора уже разобраться, что в устах националистов означает это слово — «москали». Но прежде хотелось сказать вот о чем. Русский национализм, в отличие от украинского, имеет солидную научную осно­ву и историчен по своей сути. Можно не разделять его принципов, не признавать вовсе, но от правды никуда не уйдешь. Так вот, историчность русского национализма заключается еще и в том, что он не видит раз­ницы между русскими, украинцами и белоруссами, справедливо пола­гая, что это один народ. И в этом его сила. Украинский же национализм считает украинцев самостоятельным, более древним народом, для чего прибегает к лжи, фальсифицируя и извращая историю. И в этом его обреченность, поскольку на лжи можно «ехать» достаточно долго, но не бесконечно.

А теперь, внимание! Москалями украинские националисты считают не только русских, белоруссов и прочих «инородцев». По их мнению, это те, кто живет за Збручем, т. е. не на Западной Украине (по реке Збруч до 1939 года проходила граница между СССР и Польшей, сей­час по ней граничат Тернопольская и Хмельницкая области). Сами же они — щирые (настоящие) и свидомые (сознательные) украинцы. Получается, москалями являются 80 процентов граждан Украины.

Возникает естественный вопрос: почему же страна на протяжении почти десяти лет живет фактически под диктовку ничтожного мень­шинства (далеко не все на Западной Украине разделяют взгляды на­ционалистов, в том же Львове — 120 тысяч русских и русскоязычных, правда, «свидомых» уже немало в Киеве)? Историкам и политологам по прошествии времени еще предстоит разобраться в этом феноме­не. Одной из возможных причин является чрезвычайная агрессивность меньшинства, объявляющего врагами Украины всех, не согласных с его взглядами, а также пассивность и трусость большинства, опасаю­щегося быть обвиненным в недостаточном патриотизме и просто фи­зической расправы. Вспомним: таким же путем в начале 30-х годов к власти в Германии шли фашисты. Аналогия тем более уместна, что и их идеология базировалась на лжи, человеконенавистничестве и фаль­сификации истории.

А разве не объединяет германских фашистов и украинских нацио­налистов (которых правильнее бы тоже назвать национал-фашистами) стремление заставить всех жить под их диктат, по ими намеченному плану? Это особенно наглядно проявляется в языковой политике. Для половины населения русский язык является родным, еще четверть гово­рит на суржике. Казалось бы, чего проще: объявите русский язык вто­рым государственным и пусть каждый говорит и думает так, как ему удобнее, как ему хочется. Нет, будете говорить на том языке, который мы считаем украинским.

При этом выдвигается лозунг: «Нацией станем тогда, когда почув­ствуем потребность друг в друге». Это я, к примеру, должен почувство­вать потребность в Степане Хмаре или Славе Стецько. Долго же вам ждать придется, Панове!

Но не все так плохо. Я лично смотрю в будущее с оптимизмом — ведь нас, москалей, большинство, и пока мы живы, Украина не умрет. Нам недосуг лгать, фальсифицировать историю, ходить на митинги. Нам надо дело делать, себя прокормить и о Западной Украине позаботиться — она ведь в целом регион дотационный, и ежегодно миллионы гривен, в том числе из бюджета Крыма, уходят туда, как в «черную дыру». Но нам для братьев не жалко, что бы там ни говорили националисты, а мы все же — один народ. Нам бы мудрости набраться, чтобы не позволить сладкоголосым проходимцам себя обманывать, нам бы власть избрать, достойную себя, которая бы служила большинству и действовала в его интересах. Вот задача!

Тогда и бояться будет нечего. А русофобам и национал-фашистам мы укажем то место, которое они заслуживают. А оно известно где — у параши.

Михаил БАХАРЕВ.

22 июня 2000 года

 

Заметки делегата Конгресса соотечественников

МЫ ВЕРНЕМСЯ К ТЕБЕ, РОДИНА!

Москва! Как много в этом звуке...

Делегатов Конгресса соотечественников поселили в гостиницу «Рос­сия». А куда же еще? Не самый комфортабельный отель, но зато название и место расположения — самые подходящие.

Из окна моего номера на 9-м этаже, вероятно, снимали знаменитый вид Москвы для плаката-календаря: как на ладони Кремль, собор Василия Блаженного, Москворецкий мост, прямо впереди громада храма Христа Спасителя. Я не закрываю шторы и поэтому, когда просыпаюсь среди ночи, вижу время, которое показывают часы на Спасской башне Кремля.

Москва красива сейчас как никогда — чистая, отреставрированная, какая-то праздничная. Это ощущение, наверное, возникает от ночного вос­приятия города. Кремль, здания в центре, представляющие собой архитек­турную и историческую ценность, мосты подсвечиваются все темное время суток (целая программа для этого была осуществлена мэрией). Зрелище — незабываемое.

А еще в Москве испытываешь полный душевный комфорт. Телеви­дение, радио, газеты, вывески, любая информация — на родном и понят­ном языке. Программу «Время» смотришь в полном объеме, а не в интеровской «интерпретации» (сейчас нас и ее лишили). В киоске покупаешь настоящие «Комсомолку» и «Аргументы и факты», у нас же они превращаются в трудно перевариваемый суррогат, разбавленный местной провинциальной «самодеятельностью».

И самое главное: здесь люди говорят на том языке, на котором думают. И президент, и глава правительства, и депутаты, и таксисты, и дворники... Трудно им представить, что есть рядом с ними страна, где все не так, где все поставлено с ног на голову. Не могут они понять, сколько ни объясняй, зачем, если большая часть населения Украины говорит и думает по-русски, насильно навязывать язык, на котором гово­рит меньшая часть, а еще меньшая думает. Конкретные же примеры «дикой» украинизации вашего собеседника вгоняют в состояние какого- то ступора. Ну в самом деле, как должен расценить нормальный чело­век такой, к примеру, факт: затрачиваются средства (и немалые), чтобы снять указатель с надписью «Верхняя Кутузовка», а вместо него поставить больший по размеру уже с двумя надписями: мелким шриф­том — та же «Верхняя Кутузовка», а над нею крупным — «Верхня Кутузовка»? Как идиотизм, возведенный в ранг государственной наци­ональной политики? Так и расценивают.

Стоит ли после этого удивляться появлению слухов о том, что россий­ский Ту-154 был сбит украинскими ракетчиками по причине «языкового конфликта»: дескать, приказы ракете отдавались на украинском языке, а она, русская по рождению, их не поняла. Глупо, конечно. А то, о чем говорилось выше, что — разумно?

Для чего был нужен Конгресс

В течение двух дней более 600 делегатов из 47 стран в Колонном зале Дома союзов, а также на заседаниях по секциям в Совете Феде­рации, Государственной Думе, МГУ имени М. В. Ломоносова, ИТАР- ТАСС и Росзарубежцентре обсуждали проблемы соотечественников.

Попытки провести подобный форум предпринимались и ранее, и хотя они не увенчались успехом, усилия сторонников объединения со­отечественников как в самой России, так и за ее пределами не пропали даром. Вот уже 6 лет действует Совет соотечественников при Государ­ственной Думе, который все эти годы подталкивал органы власти к конкретным шагам на консолидацию российских общин зарубежья. При «демократе» Ельцине это не удавалось. Но, к счастью, в России наступили новые времена. Пришла пора «собирать камни».

На этот раз проведением Конгресса соотечественников по поруче­нию президента занялось Правительство Российской Федерации, орг­комитет возглавил вице-премьер Виктор Христенко, он же открыл Кон­гресс и вел его заседания. О значимости события свидетельствует представительство российской политической элиты: председатель Гос­думы Г. Селезнев, мэр Москвы Ю. Лужков, министр иностранных дел И. Иванов, министр культуры М. Швыдкой, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, ректор МГУ В. Садовничий, председатели комитетов Госдумы Б. Пастухов и Д. Рогозин, председатель комитета Совета Федерации В. Густов, президент Российского Фонда культуры Н. Михалков, руководитель Росзарубежцентра В. Терешкова и многие другие известные политики и общественные деятели.

И конечно же, как сейчас модно говорить, знаковым событием яви­лось присутствие на Конгрессе и выступление президента Российской Федерации Владимира Путина.

Три очень важных момента, с моей точки зрения, было в его 15-минутной речи. Во-первых, президент отметил, что до настоящего момента Россия очень мало сделала для своих соотечественников, в этом плане у нее, по сути, не было четко выверенной и последователь­ной политики, но теперь все будет по-другому. Во-вторых, Владимир Путин со всей определенностью заявил, что «у всех наших соотече­ственников, где бы они ни проживали, должны быть равные права, и за это мы (под словом «мы» я имею в виду органы государственной власти России) будем последовательно бороться». И, наконец, в-треть- их, он сказал, что каждый русский человек, в том числе проживающий за пределами России, должен чувствовать свою принадлежность к еди­ному великому русскому народу и гордиться этим.

Кстати, среди делегатов Конгресса были не только русские. Пона­чалу, признаюсь, меня это неприятно поразило. Подумалось, ну никак не можем мы переболеть этим большевистским пролетарским интерна­ционализмом, вечно в первую очередь о ком-то заботимся, а потом о себе; Украина вот недавно провела съезд украинцев, хотя и нации такой в природе не существует, украинцы — это часть русского народа, гово­рящая на одном из диалектов русского языка.

Но по ходу Конгресса мнение мое постепенно трансформировалось в пользу такого широкого представительства. Ведь делегаты форума, к какой бы национальности они ни относились, являются носителями рус­ского языка и русской культуры, выступают как патриоты России, отста­ивая за рубежом и ее интересы. В конце концов, великий русский ученый Владимир Иванович Даль, чей вклад в нашу культуру неоценим, по происхождению был чистокровным датчанином.

Запомнилось выступление Р. Исмаилова, главного режиссера Рус­ского драматического театра из Ашхабада. В нынешнем году театр впервые за последние несколько лет отправился на гастроли по Турк­мении. «У меня до сих пор перед глазами счастливые лица людей, истосковавшихся по русскому искусству, я никогда не забуду их апло­дисменты, возгласы: «Браво!», «Не уезжайте!», взволнованно говорил с трибуны Конгресса режиссер.

А вот что рассказал представитель Азербайджана, к сожалению, не записал его фамилию. Только за последние годы в Дагестане открыты 32 азербайджанские школы, в то время как число русских школ в Азербайджа­не неуклонно приближается к нулю. «Почему Российское правительство спокойно относится к подобным процессам?» — резонно спросил делегат.

В целом участниками Конгресса, образно говоря, была нарисована не очень оптимистичная картина положения наших соотечественников на постсоветском пространстве. По общему мнению, вновь созданные независимые государства укрепляют свой суверенитет за счет русских, причем антирусская политика проводится в широком «ассортименте». Как отметил Юрий Лужков, «от явного апартеида в Латвии и Эстонии до притеснения по языковому признаку на Украине».

Вот для того, чтобы руководство России, широкая общественность эту «картину» увидели, получили информацию, как говорится, из первых уст и предприняли соответствующие шаги для кардинального изменения положения русских за рубежом, и нужен был Конгресс. И свою роль на этом этапе, я уверен, он выполнил.

Что произойдет после Конгресса

Революций и катаклизмов не будет. Но Россия изменит свою поли­тику. Может быть, не так быстро, как нам бы хотелось, но изменит обязательно. Да она уже меняется. Одно заявление В. Путина о том, что за прошедшие 10 лет государство слишком мало сделало для сооте­чественников, дорогого стоит. Это сигнал, команда органам государ­ственной власти формировать совершенно другую политику. Контуры ее были обозначены в выступлениях делегатов и высоких российских должностных лиц: отношение к соотечественникам может служить основанием для пересмотра Россией своей политики по отношению к тому или иному государству. Иначе говоря: как вы относитесь к рус­ским, так мы будем относиться к вам.

Безвозвратно ушли в прошлое времена, когда нетрезвый руководи­тель великого государства мог ляпнуть «с бодуна»: «Утром проснулся и подумай, что ты сделал для Украины». Теперь задача ставится по-дру­гому: что ты сделал, а что еще не успел сделать для соотечественников на Украине, в Казахстане, Молдавии и т. д.

Сегодня все республики бывшего Советского Союза — должники России. Все! И все от нее зависят. Так стоит ли и дальше спокойно наблюдать, как притесняют русских, например, в Прибалтике и Казах­стане, и при этом терпеть на своей шее нахлебников, проводящих эту хамскую политику?!

В Заявлении, принятом делегатами, сказано, что необходимо созда­ние постоянно действующего Конгресса зарубежных соотечественни­ков России. Его создание, несомненно, будет способствовать формиро­ванию обоснованной, выверенной политики Российской Федерации как по отношению к своим соотечественникам, так и к странам, где они проживают.

В ближайшее время Государственная Дума примет новый закон о гражданстве, без которого невозможна реализация в полной мере принятого ранее закона о соотечественниках. В стадии разработки находится законопроект о русском народе — едином народе, волею обстоятельств оказавшемся разъединенным. С его принятием у России появится соответствующая законодательная база не только для более эффективной защиты своих соотечественников, но и для постановки вопроса о воссоединении единого русского народа. Дай-то Бог! По мнению Дмитрия Рогозина, Конгресс соотечественников положил на­чало процессу самоорганизации русского народа.

Предприняты уже и конкретные шаги, которые обнадеживают. Раз­рабатывается «Программа мер по поддержке Российской Федераци­ей соотечественников за рубежом на современном этапе», создан Го­сударственный фонд поддержки, действуют ранее созданные государ­ственно-общественные фонды «Россияне», «Москва — Крым», «Мос­ква — Севастополь»... О многогранной деятельности фонда «Москва — Крым», накопленном опыте работы на заседании Конгресса говорил, в частности, один из руководителей Русской общины Крыма Сергей Цеков.

Безусловно, Россия сегодня заинтересована в том, чтобы русские из зарубежья переезжали на Родину (и об этом говорилось на Конгрес­се). Ей нужны умные головы, умелые руки, преданные и любящие сердца. Но выгода эта сиюминутная. Правильнее будет, с любой точки зрения, сделать все для того, чтобы русским было выгодно быть везде — и в России, и за ее пределами, чтобы русские соотечественники ощу­щали себя частью великого народа и великой страны, получали от нее моральную и экономическую поддержку и, организованные как поли­тическая сила, отстаивали свои и ее интересы.

Андрей Платонов сказал: «Без меня народ — неполный». Вот так и Россия никогда не будет полной и великой без своих соотечественни­ков, о которых она, как мать о своих детях, должна волноваться и заботиться. А мы... Мы в долгу не останемся. Мы обязательно вер­немся к тебе. Родина! И вернемся не одни. Вместе с нами вернутся твои исконные земли, населенные не только русскими, но и людьми других национальностей, которые почтут за счастье воссоединиться с процветающей Великой Россией.

Михаил БАХАРЕВ, главный редактор «Крымской правды», делегат Конгресса соотечественников.

Москва — Симферополь.

27 октября 2001 года

А МОЖЕТ, «ЗАБЬЕМ КОЗЛА»?

В минувшую пятницу интервью телепрограмме «Подробности» давал министр образования и науки Василий Кремень. Как водится на телека­нале «Интер», корреспондент задавал вопросы на русском языке, а бравый чиновник отвечал по-украински.

Вообще-то подобная практика давно уже у людей ничего, кроме озлобления, не вызывает. Но одно дело, когда неуважение к телезрите­лям демонстрирует государственный деятель, пусть даже самого высоко­го уровня, не связанный с проблемами воспитания и образования (ну что с него взять, не научили человека хорошим манерам, спасибо за то, что хоть не обматерил), и совсем другое — когда так же поступает министр этого самого образования, которому доверили воспитывать наших детей. Чему же хорошему он их научит?

А вот чему. Со счастливой улыбкой человека, открывшего фило- софский камень, Василий Кремень сообщил, что отныне детишки в школе по три часа в неделю будут гонять в футбол, причем и мальчики, и девочки. Ну наконец-то! Дождались! Держитесь теперь Бразилия, Франция и разные прочие шведы. Это ж надо было до такого доду­маться!

Справедливости ради следует заметить, что додумался до столь гени­альной идеи пан Кремень не сам. Родилась она в голове у одного из лидеров Социал-демократической партии Украины (объединенной) Гри­гория Суркиса, а министр Кремень, как активный член этой партии, взялся претворять ее в жизнь.

Но почему футбол, а не, к примеру, шахматы? Ведь шахматы оли­гарху должны быть как-то ближе. К тому же они мышление развивают, а значит, куда полезней. А футбол... Ведь есть же поговорка: было у отца три сына, два умных, а третий — футболист (не в обиду футболи­стам будет сказано).

Тут вот какая штука. Социал-демократы, как и все другие партии, готовятся к выборам в органы власти. Футбол — их испытанное в вы­борных баталиях оружие. Не случайно Григорий Суркис является по­четным президентом и хозяином киевского «Динамо». Вот и решили эсдэки «заработать очки» с помощью школьников и сейчас, и в перс­пективе электорат вырастить.

Есть и у меня идея, которой хочу совершенно бесплатно поделиться с министрами, курирующими экономические отрасли и представляю­щими другие политические партии (их на Украине около 120 штук).

Пусть детишки гоняют мяч, пока они вырастут и приобретут право голоса, много воды утечет. Можно использовать более солидный потенциал. На Украине простаивает масса предприятий, разгром­ленных «реформами», рабочие которых вынуждены бездельничать. Заставить их играть в футбол — дело бесперспективное, да и где столько полей взять, А вот в домино сыграть — всегда пожалуйста. Надо только, чтобы нашлась политическая сила и ее представляю­щий умник-министр, которые бы бросили в массы лозунг: «Забьем козла!»

4 сентября 2001 года

 

ДВА ГРАЧА В ОДНОМ «ГНЕЗДЕ»,
или ГРИМАСЫ НАШЕЙ ДЕМОКРАТИИ

Есть такой анекдот. Приходит мужик в паспортный стол и говорит:

—    Я хочу поменять фамилию, имя и отчество.

—    Но почему?, — спрашивают у него. — В нашей практике ничего подобного не было.

—    Уж очень они у меня одиозные.

—    Как же вас зовут?

—    Никита Виссарионович Брежнев.

В детективной истории, происшедшей в Симферополе накануне вы­борной кампании в Верховный Совет Крыма, все было с точностью до наоборот.

Жил себе в нашем городе, на улице Куйбышева, 31, человек, которо­му от родителей достались «незнаменитая» фамилия Попета и доста­точно распространенные имя и отчество — Александр Иванович. И вот в конце января текущего года он меняет свои ФИО и получает в органах внутренних дел паспорт на имя... Грача Леонида Ивановича.

К подобному поступку можно было бы отнестись по-разному (на­пример, как к анекдоту), если бы этим все закончилось. Но детектив только начинался. Тут же в Главное управление юстиции Министерства юстиции Украины в Крыму приходит уведомление, в котором «ново­рожденный» Леонид Иванович Грач указан как первый секретарь Крым­ского республиканского комитета Коммунистической партии трудя­щихся. А 5 февраля лидер трудящихся коммунистов Крыма прибыл в окружную избирательную комиссию 25-го округа по выборам депута­тов Верховного Совета Крыма для регистрации в качестве кандидата в депутаты. Суть детектива в том, что ранее по этому округу уже заре­гистрировался лидер коммунистов Крыма Л. И. Грач.

Почувствовали разницу? Нет? Неудивительно. Она всего в одном слове. В первом случае «Коммунистическая партия Украины», во втором — «Ком­мунистическая партия трудящихся». Все остальное — под копирку. Как бедному избирателю, не искушенному в политических технологиях, разоб­раться в подобной головоломке? Очевидно, расчет был именно на это.

Далее детективная история продолжилась в помещении окружной комиссии. Во время подачи документов некто Валерий Чумаченко выр­вал из рук председателя окружкома Александра Гуцаленко паспорт Леонида Грача (№ 2), передал в окно своему «подельнику», который с ним благополучно скрылся. Чумаченко был задержан работниками милиции.

Вот, собственно, и вся история. Пока. Мы будем следить за развити­ем событий и обо всем сообщим читателям. Сейчас же хочется сказать следующее.

Еще задолго до выборов журналисты, ученые, представители обще­ственности предупреждали о том, что нынешняя избирательная кампа­ния будет грязной как никогда ранее. Да мы, в общем-то, и не сомне­вались в этом, поскольку грязь начала литься задолго до выборов. Вспом­ним, как накануне избрания Валерия Горбатова председателем Совета министров Крыма появилась листовка, в которой утверждалось, что его отчество не Миронович, а Мустафаевич, то есть намек на татарское происхождение (а если бы так и было, что бы это изменило в сформи­ровавшихся личности и имидже предсовмина?). Автора листовки никто не искал, хотя следовало бы, поскольку за всем этим просматривается попытка разжигания межнациональной розни. Или появление в Интер­нете задолго до выборов сайта «ГРАЧА НЕТ», периодически возникаю­щие оскорбительные надписи на городских заборах, заказные статьи в СМИ, направленные против представителей различных политических сил.

Однако предела в грязных выборных технологиях, по-видимому, не существует, и мы станем свидетелями еще не одной детективной ис­тории, как на региональном, так и на общегосударственном уровне. Потому что грязные выборы делаются на грязные деньги, а их в нашем государстве слишком много, вероятно, больше, чем тех, которые добы­ты честным трудом.

И последнее (и пусть эти слова члены Избиркома не сочтут агита­цией). Я не являюсь избирателем округа N° 25, как не состою и в Компартии Украины. Но если бы там жил и был сторонником, напри­мер, Руха (трудно представить, но все же), в день выборов пришел бы и проголосовал за Грача — того, который сегодня Председатель Верхов­ного Совета. Из принципа. Назло подлецам и проходимцам. Пусть знают, что, несмотря на все их старания, не все в этой жизни покупается и продается.

Михаил БАХАРЕВ, главный редактор «Крымской правды».

7 февраля 2002 года

 

126 КОМИТЕТ ПО ИНФОРМАЦИИ ВСЕ-ТАКИ
ЗАНЯЛСЯ ПОЛИТИКОЙ

Открытое письмо в «Крымскую правду» председателя Республиканского комитета по информации М. Рогожина

Уважаемые читатели «Крымской правды»!

В номере 140 от 02.08.2002 опубликована статья Дм. Куликова о результатах коллегии Республиканского комитета по информации. Я очень благодарен газете за то, что она не оставила незамеченными принципиальные вопросы, которые рассматривались на указанном фо­руме. К сожалению, ряд тезисов, изложенных в статье, мягко говоря, представляют читателю смысл проведенного мероприятия в перевер­нутом виде. Ни в коем случае не берусь судить корреспондента столь уважаемой газеты, а лишь хочу исправить свою недоработку. Дело в том, что мое выступление и доклады коллег не были рассчитаны на поверхностный стиль восприятия.

Чтобы это письмо не выглядело, как опровержение, хочу, прежде всего, согласиться с заголовком статьи: «Комитет по информации за­нялся политикой». Да, Реском по информации действительно всерьез занялся политикой, однако речь идет об информационной политике, а не о политиканстве. Мы взялись за то, чтобы сделать информационную политику Крыма понятной и четко определенной. Это значит, что ин­формационные программы правительства Крыма должны быть на­правлены на воспитание межнационального согласия, на предотвраще­ние религиозных конфликтов, формировать единый положительный образ Крыма, воспитывать нашу молодежь. А вот крымчанам предстоит ре­шить, должны ли мы тратить на это деньги в эпоху информационных войн и коммерциализации телевидения, радио и прессы.

На коллегии была предложена следующая модель: премьер иници­ирует, Реском с экспертами разрабатывают, депутаты утверждают кон­кретные информационные программы и точные бюджетные суммы на их реализацию. При таком положении дел никто не сможет использовать бюджетные деньги и информационное пространство Крыма для своих узкопартийных целей.

Об этом говорилось в докладе С. Куницына и в моем выступле­нии, но в интерпретации корреспондента прозвучало следующим образом: «...неужто наш Совмин решил диктовать СМИ о чем писать, а о чем не стоит?» Очень часто корреспонденты, не желая вникать в суть проблемы, используют изъезженные штампы и сте­реотипы. Так, по-видимому, произошло и в данном случае. К сожа­лению, уважаемый Дм. Куликов не дослушал (или не захотел ус­лышать) того, что как раз в основу информационной политики Кры­ма С. Куницын закладывает основной тезис: «не управлять инфор­мацией вообще, не управлять СМИ, а управлять информационными проектами, одобренными крымчанами и направленными на пользу Крыма».

Наличие таких проектов подразумевает возможность любого кор­респондента, в том числе и Дм. Куликова, принять участие в понравив­шейся ему или его читателям информационной программе прави­тельства. То есть он или его редакция могут заключить договор с Рескомитетом и на народные деньги подготовить целую серию хоро­ших и полезных всем материалов, например, о межнациональном со­гласии в Крыму. Думаю, что подготовка таких материалов не только заметно изменила бы общий пессимистичный настрой самого кор­респондента, но и его перестал бы раздражать факт конструктивного сотрудничества Республиканского комитета по информации с Госу­дарственным комитетом по информационной политике Украины. Мо­жет быть, он не стал бы рассуждать об информационных отношениях в Крыму в стиле «свои-чужие», «хозяин-холоп», и тогда бы не прозву­чала такая нецивилизованная фраза: «это, видно, для того, чтобы все остальные нации, народности, проживающие на полуострове, не дай Бог не забыли, кто в доме хозяин, то бишь, пан». Незаслуженные упреки и подстрекания не улучшают отношений даже в семье, а кор­респонденту солидной газеты тем более не пристало походить на известного персонажа мультфильма «Маугли», который все вере­щал: «А мы пойдем на север!»

Кстати, о том, «кто в доме хозяин». Для того чтобы нам с вами быть хозяевами в своем крымском доме, совершенно не обяза­тельно ссориться с киевским руководством, захлебываясь от соб­ственной гордости. Тем более глупо пугать крымчан страшилками о насильственной украинизации. Гораздо конструктивней форми­ровать собственное мнение, свою информационную политику, крымские информационные программы и реализовывать их пос­ледовательно, без политических истерик и разрушительных кон­фликтов.

Мне трудно понять досаду корреспондента на то, что киевское ру­ководство спокойно и по-деловому отнеслось к проявленной Крымом информационной самостоятельности. На то, что в Крыму появится еще одна газета, которая будет бороться за читателя, желающего знать о крымских проблемах, совершенствовать свое знание украинского язы­ка, который никогда не был враждебен русскому, так же как и укра­инцы никогда не были врагами россиянам.

Мне кажется натянутым и пафосное восклицание корреспондента: «...неужели у нас есть лишние деньги?». Конечно же, лишних денег не бывает. Но стоит ли с порога отвергать стремление, пусть ненавистного тебе «чиновника» сделать все, как говорят в народе, по уму: сначала разработать проект, потом обсудить его с крымчанами, потом разумно тратить народные деньги?

Наверное, правильно корреспонденту быть в постоянной оппози­ции к власти. Но вряд ли правильно вместо конструктивной критики старательно разжигать ненависть людей к собственноручно избран­ной власти.

Если мы хотим реально изменить нашу жизнь к лучшему, так беско­нечно продолжаться не может. Давайте критиковать конкретные недо­статки, добиваться участия крымчан в подготовке решений по ключевым вопросам, интересующим каждого из нас. Кстати, именно на это наце­лена инс|эормационная программа «Обратная связь», предложенная С. Куницыным. Так справедливо ли за это поливать премьера грязью, как это сделано в статье «А Баба Яга против», напечатанной, как ни странно, тоже в уважаемой «Крымской правде». Кому и зачем понадо­билось выуживать давно опровергнутые псевдосенсационные измыш­ления из так называемого «чемодана компроматов» времен «войны» между крымскими властями?

Жалко, что совсем незамеченным остался разгоревшийся в ходе коллегии профессиональный спор о проблемах проводного радио. О том, что необходимо сделать для того, чтобы радиоточки в домах крымчан вновь заговорили.

Надеюсь, что внимательный читатель найдет возможность срав­нить два взгляда на одно событие и, скорее всего, изменит свое отношение к финальной фразе Дм. Куликова: «Теперь, уважаемые сограждане, вам понятно, на что будут использоваться средства нало­гоплательщиков?».

С уважением, М. РОГОЖИН.

 

Политика — дело тонкое...

Уважаемый Михаил Валерьевич!

Ваше письмо я не могу оставить без комментария, поскольку являюсь профессионалом именно в этой сфере деятельности и хочу предосте­речь вас от опрометчивых шагов, которые вы, судя по всему, намерены предпринять.

То, чем собирается заняться под вашим руководством Рескомитет по информации, как раз и является чистой воды политиканством, но никак не политикой. По меткому выражению В. И. Ленина, политика «есть самое концентрированное выражение экономики». Сегодня в нашу жизнь прочно вошли рыночные отношения, а вы хотите вернуться в прошлое, сделав из комитета нечто похожее на министерство пропа­ганды. Впрочем, и в нашем не очень далеком прошлом все было не совсем так. Могу рассказать.

Нынешний Рескомитет по информации назывался областным управ­лением по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, сокра- кценно — облполиграфиздат. Под его опекой находились 19 районных, горрайонных и городских газет, 17 типографий. Управление занималось материально-техническим снабжением, кадрами, их подготовкой; обес­печением журналистов и полиграфистов транспортом, жильем, работали ревизорская группа и собственный редакционно-издательский отдел. На политику времени не оставалось.

Политикой в Крыму занимался только один орган — обком партии, причем не какой-то там собственной, местечковой, а той, что выработа­ла партия, ее руководящие органы. В обкоме был отдел пропаганды и агитации, а одним из его структурных подразделений — сектор печати, радио и телевидения. В течение двух лет мне пришлось заведовать этим сектором и курировать наряду со всеми средствами массовой инфор­мации облполиграфиздат. В сферу моих обязанностей входили под­бор, подготовка и расстановка кадров, заслушивание отчетов, проведе­ние аттестаций, регулярный анализ деятельности и многое другое, в том числе мне надлежало, как и другим партийным работникам, зорко следить за тем, чтобы подведомственные подразделения, не дай Бог, не занялись бы политикой.

Согласитесь, Михаил Валерьевич, логика в такой организации дела была железобетонная: политикой занимается политическая партия и ее комитеты на местах, все остальные работу работают. Причем партия содержала свой аппарат на партийные, а не на бюджетные деньги.

Так, по идее, должно быть и сейчас. Конечно, функции вашего коми­тета в условиях рыночной экономики изменились, и ниже я скажу, чем. с моей точки зрения, он должен заниматься. А вот функции политиче­ских партий остались прежними, главная из которых — завоевание и удержание государственной власти, что составляет, собственно, суть политики. Вот, например, С. В. Куницын как руководитель региональной организации Народно-демократической партии должен и может про­водить политику своей партии в жизнь в области идеологии, экономики, в информационной сфере и т. д. Но не на бюджетные деньги. Партий много, бюджета на всех не хватает.

Вы пишете: «Премьер инициирует. Реском с экспертами разра­батывают, депутаты утверждают конкретные информационные про­граммы и точные бюджетные суммы на их реализацию. При таком положении дел никто не сможет использовать бюджетные деньги и информационное пространство Крыма для своих узкопартийных це­лей». Маниловщина какая-то, ей Богу! Или вы считаете дураками читателей, или своих коллег по правительству? Именно на эти цели и будут использованы средства! Тот, кто будет распоряжаться бюд­жетными деньгами, будет работать на себя и свою партию. Ну не на дядю же!

Вы хотите крымчанам на их же деньги навесить лапши на уши: вот, дескать, какое у нас хорошее правительство, как оно хорошо работает, вот какой у нас мир и межнациональное согласие и т. п. Повторяю, это и есть политиканство! Деньги отдайте людям на хлеб насущный, а они в свою очередь дадут оценку и работе правительства, и состоянию межнациональных отношений... А не зависимые от правительства СМИ об этом расскажут. Вот как должно быть в демократическом граждан­ском обществе.

Теперь о вашем «конструктивном сотрудничестве» с Госкомитетом по информполитике Украины. Возможно, из него выйдет толк. Сотрудни­чество — это всегда хорошо, тем более что глава комитета И. С. Чиж является профессионалом высокого уровня. Но я все же сомневаюсь. Знаете, почему? Не уважают они ни вас, ни меня, ни других. Я пришел на расширенное заседание коллегии, которое проводилось в Совмине Крыма под руководством Чижа. И ушел спустя две минуты, когда ус­лышал, что говорят только на украинском языке. Вы считаете такое положение вещей нормальным, а я полагаю, что это хамство. Русский язык на Украине знают все, в Крыму он родной для подавляющего большинства, на нем не считают зазорным общаться президенты быв­ших советских республик. Но чиновнику на это наплевать. Так за что же его любить?

Ничего, кроме возмущения, не может вызвать и ваше желание за народные деньги выпустить еще одну газету на украинском языке.

Потому и страшна украинизация, что проводится она зачастую усилия­ми чиновников, говорящих и думающих по-русски. Из чисто конъюнк­турных соображений.

На что направлены ваши, с позволения сказать, реформы, хорошо видно из последних абзацев письма. Для чиновников любая критика — «поливание грязью». Почитайте внимательно материал в «Крымской правде». Нет там «поливания». Один государственный служащий обви­няет другого. Газета от этого обвинения дистанциируется, предлагая точку в споре поставить правоохранительным органам.

И в заключение я вам расскажу, чем, с моей точки зрения, должен заниматься Реском по информации.

Разработать комплексную перспективную программу развития полиграфической базы республики.

Ее основой должно стать издательство «Таврида». Необходимо ре­шить окончательно вопрос с его передачей в собственность АРК. «Тав­риде» нужна срочная помощь: реструктуризация долгов, финансовая ссуда, освобождение от ненужной собственности, в том числе Дома отдыха на Южнобережье, приобретение полноцветной печатной ма­шины.

Сокращение числа (или полная ликвидация, что лучше) нерента­бельных газет, выпускаемых за счет бюджетных средств, создание региональных независимых газет при поддержке Рескома. В качестве полиграфической базы использовать издательство «Таврида». Оказать помощь этим газетам в оснащении компьютерными комплексами, фак- смодемной связью. Создание в «Тавриде» государственного резерва газетной бума­ги в размере не менее 500 тонн. Совместно с Крымской дирекцией «Укрпочты» решить вопрос о применении льготного тарифа на доставку газет по подписке, что сде­лает их более доступными для населения и укрепит так любимое вами «информационное пространство Крыма». Добиться предусмотрения соответствующих средств в бюджете. Прекратить дотировать из бюджета любые СМИ, тем более по национальному признаку. Организовать учебу руководителей СМИ, научив их зарабатывать деньги и развиваться в условиях рыночной эко­номики. Решить при помощи бюджетных средств раз и навсегда пробле­му проводного радиовещания. Но отклик у людей это найдет только при условии, что радио будет говорить на русском языке.

Я написал только шесть пунктов, но и этого вам хватит на несколько лет напряженной работы. Было бы желание.

И, как говорится, «на посошок». За последние пять лет, если мне не изменяет память, вы уже пятый председатель Рескомитета по инфор­мации. Ходят слухи, что осенью депутаты опять будут «трясти» прави­тельство или всё его в отставку отправят. Поэтому я попрошу вас, Михаил Валерьевич, эти шесть пунктов (мои коллеги могут еще доба­вить) взять в рамочку и повесить в кабинете на видном месте в качестве программы действий для вас и возможных ваших преемников на этом посту.

 

ПОЧЕМУ ОНИ НЕНАВИДЯТ НАС

Для повторяющихся жизненных ситуаций французы придумали спе­циальный термин: «дежавю», говорят они в таких случаях, — уже было.

Вот так для меня и «Крымской правды» в нынешнем году повторилась ситуация пятилетней давности. Тогда после моего выступления в зале заседаний Верховного Совета Крыма группа, с позволения сказать, коллег-журналистов написала донос в прокуратуру: дескать, как он такой-сякой посмел произнести вслух то, что думает. К травле под­ключились нардепы Украины, общегосударственные СМИ, пошли пись­ма из-за пределов Крыма, мол, как же вы могли... Оказывается, и при демократии думать и говорить следует «строем» и «в ногу».

Прошло пять лет и... дежавю. Правда, с некоторыми особеннос­тями. На этот раз «группа товарищей» из числа национально озабо­ченных представителей руховских, бандеровских и всяких других организаций подала иски в суд. Больше десятка. Текст почти во всех один и тот же, как под копирку, суммы — тоже. На миллионы гри­вен. Очевидно, по принципу, обозначенному Иваном Чижом: чем меньше совести, тем больше сумма иска.

Как и пять лет назад, я отмалчивался до последнего, не желая вступать в полемику с не уважаемыми мною оппонентами. И сегодня с ними спорить не собираюсь. В 1997 году я ответил через газету жителю Черниговской области Василию Константиновичу Хоменко, сегодня от­вечаю Сергею Ковалю из Черновцов, приславшему мне две свои бро­шюры с пожеланием «набираться правдивой информации». (Кстати, статью пятилетней давности «Донос» мы сегодня полностью — бес­прецедентный случай — перепечатываем на 2-й странице. Прочитав ее, вы легко убедитесь, что написанное тогда, актуально и сегодня).

За что же ополчились на меня оппоненты? Опять же за выска­занные, на этот раз на бумаге, мысли. В заметках с Конгресса соотечественников в Москве «Мы вернемся к тебе. Родина!» («Крымская правда», 27 октября 2001 года) я вновь отметил, что украинцы — часть русского народа, а украинский язык — диалект русского. В ответ — волны ненависти. Ею пропитаны исковые заявления в суд, ею дышат все 39 страниц двух малюсеньких кни­жонок молодого, судя по всему, автора Сергея Коваля.

Не буду пересказывать содержание творений Сергея, дабы не мно­жить ненависть, изданную тысячным тиражом, тиражом в 50 раз боль­шим. Скажу только, что он пытается доказать: русский язык — варвар­ский, второсортный, а украинский — первородный и, конечно же, самый лучший.

Что ж, Сергей, это ваша точка зрения, вы имеете на нее право и сегодня, слава Богу, имеете возможность публично высказать.

У меня другое мнение. Я полностью согласен с руководителями Открытого филологического общества М. Драгуновым и А. Семено­вым из Судака, которые в своем письме в редакцию пишут:

«Из всех славянских языков только русский прошел реформу. Она завершилась в конце 18 века и была проведена блестящей плеядой русских литераторов (Ломоносов, Тредиаковский, Фонвизин, Сумаро­ков, Державин, Батюшков, старшие товарищи Пушкина — Вяземский, Жуковский и другие). Они очистили язык от древнеславянских и старо­церковных слов, изменили и обогатили средства и способы формооб­разования, склонения, спряжения, ввели другие новшества, направлен­ные к коренному, принципиально новому изменению качества языка. Языки, как форма общественного сознания, отличаются консервативно­стью. Даже незначительные изменения растягиваются на века. Поэто­му реформу русского языка, проведенную за относительно короткое историческое время, следует оценить как титаническую работу и твор­ческий подвиг русской литературной интеллигенции во имя создания совершенного по грамматическому строю, красивого по звучанию, с повышенными функциональными возможностями (передачей смыс­ловых и функциональных оттенков), простого, доходчивого для всех слоев населения языка, свободного от орфоэпических животных анало­гов типа звуков (д), (W), (г) и других в английском языке или картавых и носовых звуков — во французском.

По завершении реформы А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов и Н. В. Гоголь получили в свое творческое распоряжение совсем другой язык, чем тот, на котором Петр I и Екатерина II писали свои указы, а А. Н. Радищев — свое знаменитое «Путешествие из Петербурга в Москву».

Остальные славянские языки, наречия и диалекты, в том числе и украинский, в своем развитии остановились невдалеке от порога пеще­ры. Не вина, а беда наших славянских братьев в том, что у них не произошло объединения достаточно мощных творческих сил для ко­ренного преобразования языковых средств общения».

Скажите, Сергей, положа руку на сердце, я имею право на такую точку зрения? Тогда почему вы (и такие, как вы) меня за это ненавидите?

Я не принуждаю вас говорить и думать на моем языке, не приходил в ваш «монастырь» со своим «уставом». Это в мой дом пришли непро­шено, принесли не только свой «устав», но и свой язык, хоть и родствен­ный моему, но не родной для меня, и внедряют его в мою жизнь, жизнь моих близких, друзей, соотечественников. Это нас вопреки нашей воле окружают рекламой, различного рода информацией, делопроизвод­ством, телевидением и радиовещанием на чужом языке. Это наших чиновников ставят в такие рамки, а точнее, в такую позу, что они, себя не помня от усердия, стремятся украинизировать даже то, что и украиниза­ции не подлежит. И вы меня еще и ненавидите! Почему?

Я знаю почему, скажу об этом чуть позже. А пока хочу сообщить читателям еще одну важную деталь: практически одновременно с рухобандеровцами судебные иски «Крымской правде» предъявили и меджлисовцы. Примерно в таком же количестве, на 170 тысяч гривен каждый. И та же ненависть: и со страниц документов, и в публичных выступлениях лидеров.

За что обижаются? За то, что критикуем. Говорим им: «Зарегистри­руйтесь в соответствии с законом, не воруйте, не требуйте привилегий по национальному признаку, не раскачивайте лодку межнационального согласия...». Не нравится, в суд подают.

Так почему они ненавидят нас? И кто это — они, и кто — мы? Они — это национал-радикалы, несостоявшиеся политики, бизнесмены, ученые, писатели и поэты, специалисты различных сфер деятельности, для ко­торых радикальный, выходящий за рамки здравого смысла национа­лизм — единственная возможность самореализации. А мы — это все остальные, нормальные люди. Ненавидят же они нас потому, что на нашей стороне Правда.

Михаил БАХАРЕВ, главный редактор «Крымской правды».

4 декабря 2002 года

 

Язык мой — жизнь моя

О том, что значит для человека родной язык, начинаешь понимать только тогда, когда тебя пытаются его лишить. Хотя, надо признать, очень многие и сегодня недооценивают опасность медленной, но уве­ренной украинизации.

У них, как, впрочем, и у тех, кто эту украинизацию осуществляет — одни и те же аргументы. Например, такой: какая украинизация, если в Крыму только одна украинская газета, да и та с мизерным тира­жом, и в целом по Украине русских газет больше. Правильно, госпо­да хорошие! Газеты в своем большинстве работают в условиях рын­ка и выходят на том языке, на котором их хотят читать. А результаты украинизации очень хорошо видны на примере телевидения и радио: большинство людей хотело бы смотреть и слушать на русском, а их заставляют делать это на «державной мове».

Сужается и сфера использования русского языка, прежде всего в государственных учреждениях, сокращаются часы вания в школе, где он изучается как иностранный. В результате дети толком не знают ни русского, ни украинского. Получается парадоксальная ситуация: люди в большинстве своем говорят и ду­мают на русском языке, а их пытаются заставить хотя бы читать и писать на одном из его диалектов. И что обидно, под это пытаются подвести научную базу: дескать, русские и украинцы — это раз­ные народы, украинский язык — более древний, он возник еще в доисторические времена. Почитайте учебники по истории Украи­ны — сплошное вранье и на нем, что очень страшно, воспитывают детей.

Вот почему «лучом света в темном царстве» показалась нам книга Анатолия Железного «Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине», один экземпляр которой оказался в редакции. Удивитель­но честная, правдивая и убедительная в своей аргументации книга. Она о нас с вами, о нашей истории, нашем языке и об одном из его диалектов — русско-польском, каким по своей сути является украинский язык.

Мы решили, что эту книгу должны прочитать как можно больше людей. Как это сделать? «Крымская правда» получила согласие Ана­толия Ивановича Железного и полностью напечатает его книгу на сво­их страницах, начиная с сегодняшнего номера. В течение примерно трех с половиной месяцев по средам и субботам на третьей странице газеты будут публиковаться главы из книги.

Мы обращаемся к нашим подписчикам с просьбой: бережно отне­ситесь к этим публикациям, вырежьте, подшейте, сохраните, дайте почи­тать родным, близким, соседям. Очень важно, чтобы с содержанием книги ознакомились старшеклассники и студенты — те, которым наци­оналистически озабоченные чинодралы и трусливые преподаватели пытаются «запудрить мозги».

Вот такое получилось предисловие к «газетному изданию» книги Анатолия Железного, которая разойдется 50-тысячным тиражом. А теперь открывайте 3-ю страницу и начинайте читать ПРАВДУ.

Михаил БАХАРЕВ, главный редактор газеты «Крымская правда», председатель Крымского отделения Всеукраинского объединения граждан «Наследники Богдана Хмельницкого».

17 мая 2003 года

 

«НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА»

Так гласит одна из Христовых заповедей. Но ее нарушали во все века все страны и народы. Почему? Одной из причин, вероятно, явля­ется сохранившееся в наших генах идолопоклонничество — наследие далеких и диких предков. А другой — стремление власть имущих использовать это врожденное качество в своих целях.

Так поступали большевики, расставив по всей огромной стране тыся­чи и тысячи идолов — Владимиров Ильичей. Бронзовых и медных, мра­морных и гипсовых, гигантских и огромных, больших и чуть поменьше, среди которых — и настоящие произведения искусства, и творения бездарных ремесленников.

Мы трудно расстаемся со своим прошлым, жалеем о нем, как об утраченной молодости, понимая при этом, что «в одну и ту же воду нельзя вступить дважды». В большинстве своем (об этом свидетель­ствуют соцопросы) люди считают, что в советские времена жилось лучше, многое бы хотели забрать из той жизни в нынешнюю.

Многое. Но не все. Я лично, как и большинство бывшего советского народа, напрочь отказываюсь от прежней маразматической идеологии, ее идолов и не хочу быть идолопоклонником. Я чувствую себя свобод­ным человеком и эту свободу ни на что не променяю.

Но оказывается, без идеологии, идолопоклонничества нельзя пост­роить и капитализм. Во всяком случае на Украине. Искусственно со­зданная «незалежная держава», на территориях, исторически и геогра­фически ей ранее не принадлежавших, пытается теперь слепить из населения, на этих землях проживающего, единую нацию.

Получается, прямо скажем, плохо. Поэтому в помощь призваны идеология — фальсифицированная история какого-то, отдельного от русских, украинского народа и его «славного казацкого прошлого», а также новый идол — «великий Кобзарь», памятники которому по всей Украине ставятся с той же интенсивностью, как прежде сооружались Ильичу.

Но Ленин был великим человеком. Неоднозначной, противоречи­вой и даже зловещей в истории величиной. Но — ве-ли-чи-ной, по­влиявшей на ход исторического процесса. А был ли величиной «ве­ликий Кобзарь», молиться которому заставляют сегодня наших детей

И внуков лукавые политики и прислуживающие им учителя с малень­кой буквы?

Я знаю ответ на этот вопрос. Знал его еще много лет назад, когда прочитал воспоминания современников об этом человеке. Вы же, ува­жаемые читатели, узнаете, прочитав книгу киевского писателя Олеся Бузины «Вурдалак Тарас Шевченко» (Киев, «Прометей», 2000 г.), кото­рую, начиная с сегодняшнего номера, мы будем публиковать по средам и субботам в течение примерно полутора месяцев.

Олесь Бузина, талантливый писатель и историк, написал, по его соб­ственному определению, интеллектуальный триллер, который одно­временно является и серьезным историческим исследованием. Книга написана просто блестяще и читается на одном дыхании. Чтобы ее написать, автору понадобились не только знания и талант, но и челове­ческое мужество, поскольку правду, что бы ни говорили, у нас пока еще не любят. На собственном опыте Бузине пришлось в этом убе­диться.

По окончании публикации мы более подробно расскажем об авторе и напечатаем интервью с ним. А пока приступайте к увлекательному чтению.

Вновь, как и при публикации книги Анатолия Железного «Происхож­дение русско-украинского двуязычия», предлагаем родителям и учите­лям делать вырезки из газеты и ознакомить с этой книгой как можно большее число школьников и студентов.

Пусть растут свободными людьми.

 

ХОРОШО ЛИ МЫ ЖИВЕМ?

«Крымская правда», как правило, не вступает в полемику с другими средствами массовой информации, полагая, что читателю наши споры неинтересны. Тем более с государственными СМИ, которые и мнения своего зачастую не имеют, безропотно выполняя волю хозяина. Нет, не государства, а чиновников, состоящих на службе у государства.

Но у всякого правила бывают исключения. Особенно, если дело ка­сается наших читателей. Тут смолчать нельзя.

19 марта наша газета напечатала материал «Не позволим ценам пуститься в галоп», в котором, сославшись на начальника Госинспекции по контролю за ценами в АРК Наталью Смирнову, сообщила, что в Крыму самые дорогие на Украине продукты питания, из-за чего, осо­бенно в курортный сезон, жизнь людей становится невыносимой.

Казалось бы, это невозможно опровергнуть. Ан нет! Через пять дней (!) в программе ГТРК «Крым» «12 минут новостей» некий молодой человек пытался доказать, что все это не так, одновременно поучая «Крымскую правду»: дескать, нехорошо говорить неправду. Вот, мол, и Н. Смирно­ва утверждает, что она не давала интервью «Крымской правде».

Возможно, запамятовала Наталья Михайловна беседу с нашим кор­респондентом, возможно, он неправильно ее понял и что-то напутал, возможно в конце концов, что где-то цены на продукты выше, чем у нас, и людям живется еще труднее. Возможно. Но разве это повод для опровержения газетного выступления?

Нет, конечно. Просто привыкли наши правительственные чиновники в последнее время жить в комфортной обстановке всеобщего «одоб- рямса». Вот и на сессии Верховного Совета Сергею Куницыну разве что не аплодировали во время отчета.

А уж как любит наше правительство «12 минут новостей», и передать трудно. Все 12 минут облизывают. И так, и этак, и там, и тут. Удивитель­но, что не умаялись до сих пор. Правительство ведь агромадное, одних вице-премьеров семь душ. Каждый день во главе с премьером они мелькают на экране. Как номинанты на «Оскара» в номинации «Борьба за народное счастье».

А счастья почему-то нет. Так, по крайней мере, «Крымская правда» пишет. Неправильно пишет — решили в Совмине. Не может быть, чтобы в Крыму было хуже, чем везде. Следует команда: «Опровергнуть!» И берется юный коллега доказать недоказуемое. В этой связи вспоми­нается великий Аркадий Райкин: «Воспитательница спрашивает: «Дети, будем папу, маму слушать?» Все хором: «Будем!» И эта соплистка: «Бу-у-дем!».

Бороться за народное счастье, конечно же, нужно. оппозиционными СМИ, а с проблемами, которых не перечесть. Но прежде всего нужно жить по средствам, рачительно расходуя бюджет­ные (т. е. народные) деньги: не покупать дорогостоящие иномарки; не делать евроремонты админзданий; не брать на работу в Совмин депутатов и не покупать им дорогие квартиры; не ездить встречать и провожать друг друга в аэропорт; не использовать служебный транс­порт в личных целях; сократить не менее трех вице-премьеров и не­сколько рескомов и министерств; не закладывать в нищий бюджет десятки миллионов на капитальное строительство; ликвидировать так называемые «маршрутные такси» и устранить их хозяев из властных структур; возродить государственный общественный транспорт...

А что касается цен... Помню, в прошлом году устроил своим род­ственникам из Рязани экскурсию в Евпаторию. Пляж был забит «под завязку», а многочисленные «шалманы» на набережной — пусты. Чуть позже мы поняли почему. За шесть порций мороженого, съеденных в грязной забегаловке под тентом, и бутылку «Кока-колы» я заплатил 50 гривен, еще 120 — за часовую прогулку на яхте. Город из этих денег не получил ничего, а родственники задумались, стоит ли им в следую­щем году ехать в Крым.

Так о чем вы, господа-товарищи?

Михаил БАХАРЕВ.

27 марта 2003 года

 

Разговор с главным редактором

СКОЛЬКО МОЖНО ВРАТЬ?!

Большинство населения — нацмены

Недавно довелось участвовать в V Всемирном конгрессе русской прессы, который на этот раз состоялся в Баку. Делегаты были приятно удивлены не только истинно восточным гостеприимством, но и прекрас­ной организацией журналистского форума, предельно насыщенной программой, высоким уровнем представительства, «обеспеченным» премьер-министром Азербайджана Ильхамом Алиевым и «первой леди» России Людмилой Путиной.

И все же главное — это общение с коллегами — редакторами русских газет, буквально со всех континентов. Конечно, более других интересовало положение собратьев по перу в регионах России (ну не с Германией же или экзотической Австралией сравнивать свое житье- бытье!). В первую очередь интересовали чисто газетные проблемы: падают или растут тиражи, почем рекламная площадь, каковы отношения с учредителями, государственными органами и т. п.

Оказалось, что, несмотря на отдельные нюансы, в целом у нас очень много общего, схожего в работе средств массовой информации, поло­жении журналистов, одни и те же тенденции. Вместе с тем выявилось и одно существенное различие. Оно касается не только журналистов, просто они, а также педагоги, деятели культуры чувствуют это острее других.

Россия — единственная, пожалуй, страна из числа бывших союзных республик, где ложь не возведена в ранг государственной политики, а ее граждане чувствуют себя комфортно в отношениях с государством, как дети с родной матерью. Да, бывают конфликты, ссоры, обиды, недовольство друг другом (а разве в семье их не бывает?), но в целом это отношения родных, заинтересованных друг в друге сторон. В Рос­сии не переписывают историю, не отказываются от своего прошлого, там нет языковых проблем: люди говорят, думают, учатся на родном языке.

Во многих других странах Содружества процесс становления нацио­нальной государственности протекает очень болезненно, на фоне насилия, осуществляемого государством по отношению, в первую оче­редь, к русскому и русскоязычному населению, его языку, культуре, традициям, образу жизни. На Украине такое насилие осуществляется в отношении большинства ее граждан.

Я родился и вырос в Симферополе, здесь работал, учился, женился, здесь, в том же родильном доме, появились на свет мои сын и внук. Здесь же, а также во многих других краях нашей некогда единой и необъятной Родины жили и живут мои предки и многочисленные род­ственники.

Теперь оказывается, что жили мы не так. Неправильно жили. В смысле не туда шли. И что особенно возмутительно — строем и с песней. Зря затеяли революцию, воевали не по правилам, одних умори­ли голодом, других депортировали, третьих преследовали как дисси­дентов. И во всем этом я виноват. И вообще наша древняя история была не такая, какой знаем ее мы и весь мир, а совсем другая.

Но и это не все. Оказывается, мы у себя дома, на своей родной земле — нацмены, то есть национальное меньшинство. То, что мы при этом составляем большинство населения, никакого значения не имеет. Нацмены! И баста! Хотя в паспорте графы «национальность» не суще­ствует. Как же ее тогда определить? Очевидно, по языку. Так меня теперь еще и родного языка хотят лишить.

Люди добрые, скажите, пожалуйста, есть ли будущее у страны, пре­зидент и премьер-министр которой думают и общаются с близкими людьми на родном языке, а прилюдно, тужась и заикаясь, говорят на одном из его диалектов? Глядя на высокое начальство, подобным обра­зом поступает большинство чиновников. Почему это происходит, с точ­ки зрения здравого смысла объяснить невозможно.

Так ложь становится повседневной практикой, а национальная поли­тика доводится до абсурда.

Почему они
тренируются на нас?

На конгрессе гостеприимные хозяева рассказывали нам, что в Азер­байджане 10 миллионов человек живут одной большой дружной семь­ей. Это прозвучало с трибуны. Официально. В кулуарах же говорили о другом. 3 миллиона азербайджанцев живут в странах СНГ, из них 2,5 миллиона в России, из них миллион — в Москве (!). Ежегодно они привозят на родину примерно 3 миллиарда долларов, что значительно превышает государственный бюджет Азербайджана.

Выходит, народ свой выбор сделал — он явно в пользу России и СНГ. Совпадает ли этот выбор с выбором правящей элиты? Отнюдь. Страна провозгласила курс на Турцию и США, в Азербайджане хозяй­ничают американские компании.

То же самое, как под копирку, происходит в Грузии, на этот же путь упорно толкает Украину агрессивное националистическое меньшин­ство. И небезуспешно. Если народ в большинстве своем (согласно опросам более 70%) сделал выбор в пользу России и Единого экономи­ческого пространства, то значительная часть правящей элиты упорно настаивает на «европейском выборе».

Президент Украины уже давно все понял. «Сколько можно нас дер­жать на пороге Европейского союза?» — с возмущением и обидой в голосе вопрошает он. Если бы на пороге, Леонид Данилович! Скорее, место нам определили у параши. Вот только об этом европейском нуж­нике некоторые наши министры мечтают как о земле обетованной.

Накануне подписания договора о Едином экономическом простран­стве выразили свое несогласие с линией президента и пригрозили отставкой министры экономики, юстиции и иностранных дел. Правда, в отставку так почему-то и не ушли. А зря. Может быть, им помочь надо? Зачем нам такие министры? Кому они служат? Не народу — это точно.

Первый вице-премьер Николай Азаров, пожурив министра эконо­мики Хорошковского, заметил: дескать, это он по молодости и неопыт­ности. Возможно. Только почему он тренируется на нас? Пусть попро­бует для начала на кошках. Впрочем, нет. Кошек тоже жалко.

К слову сказать, наши министры — это особая песня. Это такие гиганты мысли, такие личности, ни за что не догадаешься, чем они руководствуются, предпринимая те или иные шаги.

Вот, например, министр образования Кремень недавно заявил, что в ближайшем будущем будет полностью украинизировано образование на Донбассе и в Крыму. А Конституция с ее правом на образование на родном языке? А Европейская Хартия о языках? Может быть, он об этих документах не знает? Знает, конечно, но руководствуется одному ему известными конъюнктурными соображениями.

На практике же один к одному воспроизводится абсурдная ситуация с президентом и премьером. Дома, на переменках, после уроков дети разговаривают на русском, а на уроках и экзаменах заикаются на «дер­жавной мове». Для чего устроен весь этот театр абсурда, зачем детей с малолетства приучать ко лжи, двойной морали? Наверное, для того, чтобы легче вступать во взрослую жизнь.

Недавно министр-новатор заявил, что скоро Украина полностью пе­рейдет на европейские стандарты в образовании. Звучит красиво, а что на практике? Сегодня учителя унижены и обездолены, как никогда.

Школу практически покинули педагоги-мужчины. Состоятельные ро­дители переводят своих чад в частные школы, где их учат не на том языке и не по тем учебникам, что рекомендует министерство.

Кстати, об учебниках. Мой коллега-редактор из Киева рассказывал на конгрессе, что пришел в ужас, пролистав учебник истории, по кото­рому изучает этот предмет его тринадцатилетний сын. Во время школь­ных каникул папа повез ребенка в Москву и Петербург, где в течение месяца пытался нейтрализовать «плоды просвещения», используя в ка­честве наглядной агитации памятники нашей общей с Украиной исто­рии и культуры.

А что касается европейских стандартов... Общеизвестно, что со­ветская система образования была лучшей в мире. Так зачем от лучше­го отказываться? 12-балльная система оценок и 12-летний период обу­чения ума детям не прибавит, как не прибавит и поголовный охват фут­болом, о чем несколько лет назад объявил умник-министр. Пусть лучше в шахматы играют.

Но о Кремоне и его коллегах по Кабмину, судя по всему, скоро забудут. Недавно в правительстве появился новый министр-реформа­тор. Этот покруче будет, потому как с погонами. Я еще в армии понял: если начальник с погонами, он такое может придумать, что всякой штатской сволочи и в голову не придет. Наш старшина, например, заставлял нас мыть туалет в противогазах. Так у него еще лампасов не было.

Новый министр внутренних дел Белоконь начал свою деятельность, а вместе с ней и новый этап борьбы с преступностью, простым и одновременно гениальным ходом (ведь все гениальное просто): прика­зал ментам разговаривать исключительно на «державной мове», осо­бенно «при исполнении». Это только на первый взгляд кажется глупо­стью. А если подумать?..

Ведь как рассуждал генерал. Преступность интернациональна по сво­ей сути, для нее не существует границ и таможен. На каком языке разговаривают всякие там гопстопники, щипачи, домушники, медвежатни­ки и прочие злоумышленники, учитывая, что в подведомственных пану Кременю заведениях они не учились, а если и учились, то успевали разве что на двойки по старой пятибалльной системе? Правильно, ботают они по фене, мовы не знают, потому ни за что не догадаются о планах милиции по их поимке и разоблачению.

На первый взгляд, бредовой выглядит и вторая идея новоиспеченного министра — переименовать милицию в полицию. Но только на первый. Если же подумать... Что пишет о милиции всякая там оппозиционная желтая пресса, о чем с трибуны парламента говорят пустозвоны-депутэты? О том, что милиция, особенно ее руководство, погрязла в роско­ши и коррупции, «крышует» коммерческие структуры и криминальный бизнес — наркоторговлю, проституцию, «самопальную» водку, занима­ется поборами на дорогах и т. д., и т. п. Брешут, конечно, но все равно неприятно. А так, переименовал — и вместе с милицией все нехоро­шее осталось в прошлом. Полиция жизнь начинает с чистого листа. И во главе Белоконь на белом коне.

Ложь местного розлива

В заключение этих заметок не могу не сказать об одном факте лжи, так сказать, местного розлива.

Недавно Верховный Совет Крыма принял постановление о продаже санатория «Ай-Даниль» и строительстве на вырученные деньги украин­ской гимназии. Восемь лет назад я, как депутат ВС Крыма и председа­тель депутатской комиссии по контролю за собственностью, иницииро­вал принятие парламентом постановления, которым этот санаторий пе­редавался в собственность Верховного Совета. Этим мы его тогда спас­ли от безвозмездной передачи какому-нибудь ведомству и от последу­ющей приватизации за бесценок.

С нынешним крымским парламентом Киев считается меньше, поэто­му, очевидно, не было возможности сохранить санаторий. Не виню я руководство республики и в том, что продали здравницу по цене, как минимум, в десять раз меньше ее рыночной стоимости, хоть за эти деньги успели продать.

Но вот, чего не могу ни понять, ни простить, так это направления вырученных средств на строительство украинской гимназии. Из Киева или Львова этот жест выглядит красиво. Но если разобраться — попу­лизм чистейшей воды, замешанный на лжи и конъюнктурщине.

Строить надо было русскую гимназию, потому что нас сделали нац­меньшинством, значит, должны заботиться как о чукчах или эскимосах. А украинскую гимназию следует строить на средства госбюджета. Построят через некоторое время эту гимназию, несколько сот ребяти­шек будут учиться в ней в комфортных условиях, по 20 человек в классе. Это что решит проблему? А как быть остальным, ведь санаториев на всех не хватит. Что еще продадим, чтобы ублажить национально озабо­ченных?

Непонятно, чем руководствовались депутаты при голосовании. Веро­ятно, стадным чувством. Хотя имелось и другое мнение, депутаты Сер­гей Цеков, Олег Родивилов протестовали против подобного расходова­ния народных средств, но услышаны не были.

Может быть, народные избранники надеются, что их жест оценят по­томки? Напрасно. Пройдет совсем немного времени, а в историческом масштабе — миг, и все встанет на свои места. Исчезнут из памяти людской пьяницы-президенты, в угоду собственным амбициям разва­лившие великую страну, горе-реформаторы, недоумки-националисты. Общность же людей под названием Русский Мир будет существовать всегда. Будет ли это одно государство или объединение государств — не столь важно. В этом мире люди будут говорить и думать на том языке, на котором сами захотят, а все вместе они будут использовать и любить тот язык, который их объединяет и будет объединять всегда — русский язык, нравится это сегодня кому-то или нет.

Самолюбие же автора этих строк греет мысль о том, что через сколько-то лет, листая газетные подшивки, кто-нибудь из потомков ска­жет: «Оказывается, и в то смутное время были люди, которые знали правду и не боялись ее говорить».

Михаил БАХАРЕВ, главный редактор «Крымской правды».

4 октября 2003 года

 

Разговор с главным редактором

ПОЧЕМУ У НАС ВСЕ ЧЕРЕЗ
«ЭТО САМОЕ» ДЕЛАЕТСЯ?

Наши предки были мудрыми людьми. Прежде чем основать губерн­ский центр, они долго думали, прикинули немало вариантов. И вот выб­рали место (надо сказать, прекрасное!) в долине Салгира, там, где в него впадают несколько более мелких речушек.

Но мудрость основателей города не в силах была преодолеть толщу веков. Ну не могли они предугадать, что через 200 лет Симферополь начнет задыхаться, в буквальном смысле слова, от обилия испускающего вредные газы транспорта! Иначе бы основали город в чистом поле, а не в окруженной горами долине, где сегодня с севера на юг и с востока на запад можно проехать по считанным магистралям: проспект Кирова — улица Севастопольская; Ялтинское шоссе — улицы Киевская и Воровского.

Правда, одно поразительное по своей прозорливости решение отцы-основатели успели принять: запретили строить дома в долине Салгира — именно по долине в ночное время стекает с гор чистый прохладный воздух, обновляя городскую атмосферу. «Благодарные» потомки с революционной решимостью этот запрет преодолели, теперь задыхаются, но не каются, планируя в парках и долине очередные новостройки, в том числе на самом берегу Салгира — соборную мечеть.

А теперь давайте представим, что у нас появилась возможность по­советоваться с основателями города, теми, кто его проектировал и застраивал, по сегодняшним транспортным проблемам. Что бы они нам посоветовали? Думаю, даже не очень глубоко вникнув в суть проблем, они предложили бы простые, логичные, а главное, честные варианты решения. А именно:

—    Пробить максимально возможное количество сквозных магист­ралей. Например, ул. Караимская — Шмидта, далее — параллельно проспекту Победы и в обратном направлении — параллельно ул. Сева­стопольской.

—    Загрузить по возможности все улицы, убрав запрещающие знаки.

—   Срочно построить транспортные развязки (кольца) на пересече­нии улиц Козлова и Севастопольской, Маяковского и Желябова.

—   Ликвидировать так называемые маршрутные такси, организовав полноценное троллейбусное и автобусное сообщение.

—    Построить полноценную объездную дорогу и убрать таким обра­зом из города транзитный транспорт.

А теперь посмотрим, что делают наши «отцы» (лучше б мы сирота­ми были!). Все с точностью до наоборот. Не нравится руководству Совмина, что вокруг Дома Советов транспорт чадит в пробках. Прини­мается решение: «Совету министров совместно с Симферопольским горсоветом разработать мероприятия, направленные на решение транс­портных проблем крымской столицы».

И что это за мероприятия? Повесили запрещающие знаки и гаишни­ков возле них поставили, благо, что последних в избытке, а в «мертвый сезон» так и вовсе девать некуда.

Безусловно, чтобы построить транспортные развязки, пробить маги­страли, нужны средства. И немалые. А ликвидировать маршрутки нельзя, не наступив на горло своим собственным корыстным интересам — в этом бизнесе крутятся очень большие деньги, причем в тени от налого­обложения.

Но ведь по-другому проблему не решить. Неужели непонятно? Если, к примеру, запретить движение по проспекту Кирова и улице Севасто­польской, то транспорт скопится на параллельных улицах и будет впустую сжигать деньги и время, что в конечном итоге тоже деньги, в пробках, проклиная при этом инициаторов такого «решения транспортных проблем крымской столицы».

Что и наблюдалось в Симферополе в минувший понедельник. Да и проходили мы уже это. Вспомните так называемую «бестранспорт­ную зону» (в народе ее называли «безъядерной»), которая просуще­ствовала несколько месяцев лет 15 назад в центре Симферополя.

А деньги... Деньги найти можно. При желании, конечно. Например, транспортные развязки реально было бы построить уже в этом году. Но не строить украинскую гимназию. Вместо комфортных условий для нескольких сот школьников сделали бы благо для сотен тысяч симферо­польцев и гостей города.

Не покупайте для себя любимых, господа высокопоставленные чи­новники, «мерседесы» и иномарки за народные деньги, не делайте в своих офисах евроремонты, не обставляйте их импортной дорогой мебелью. Не придумывайте и не финансируйте никому не нужных праздников, вроде 50-летия передачи Крыма Украине. И это еще один источник средств.

А кто-нибудь знает, насколько эффективно расходуют заложенные в бюд­жет Крыма десятки миллионов на капитальное строительство? И что на эти деньги строят? Стадион? Мог бы, наверное, подождать. Как и гимназия. А сколько выброшено денег совершенно впустую и даже во вред людям на злополучной Тузле!

Впрочем, не будем больше давать советов, без толку все это, давайте лучше, уважаемые читатели, ответим на вопрос, вынесенный в заголовок: почему у нас все делается не в соответствии со здравым смыслом, а через «это самое»? Да потому, что власть действует не в интересах боль­шинства, а прежде всего блюдет свой собственный, «козырный» интерес. И если взглянуть на проблему с этой точки зрения, то все как раз получа­ется очень логично и складно.

Михаил БАХАРЕВ.

3 марта 2003 года.

 

Возвращаясь к напечатанному

«ЕСЛИ ЭТО НЕ КОРРУПЦИЯ,
ТОГДА ЧТО ЭТО?»

Под таким заголовком в номере нашей газеты за 14 мая был помещен отчет о пресс-конференции, которую провели руково­дители Русской общины Крыма и республиканской организации партии «Русский блок». На ней были преданы гласности доку­менты, свидетельствующие о получении родителями Сергея Ку­ницына земельных участков в Ялте.

После четырехдневной паузы, последовавшей после этого, прямо скажем, сенсационного разоблачения, председатель Совмина, наконец, решился на комментарий.

Крымский премьер отрицает свою причастность к получению чле­нами его семьи земельных участков на Южном берегу Крыма.

СИМФЕРОПОЛЬ, 18 МАЯ, КОНТЕКСТ-МЕДИА. По словам пред­седателя Совета министров АРК Сергея Куницына, он не знал о по­лучении членами его семьи земельных участков на Южном берегу Крыма. Об этом С. Куницын сообщил агентству «Контекст-медиа», комментируя заявление Русской общины Крыма о получении роди­телями крымского премьера коррупционным путем земельных уча­стков.

По словам С. Куницына, его родители получили участки на Южном берегу в 2002 году, в тот период, когда сам он находился в отставке. «Я даже не знал, что у моего отца или матери есть семь соток земли на Южном берегу Крыма, — заявил председатель Совмина. — А когда я переговорил с отцом, он был страшно расстроен, потому что он этот вопрос решал в то время, когда я был в отставке, и, кстати, без моего участия».

Крымский премьер также опроверг информацию о высокой сто­имости этих участков. «Мне отец сказал так: если Цеков с Бахаревым (руководители Русской общины Крыма — «Контекст-медиа») считают, что этот участок стоит 180 тысяч долларов, я готов им за эти деньги его продать», — заявил С. Куницын.

Как уже сообщало агентство, на пресс-конференции 13 мая члены Русской общины Крыма заявили, что усматривают признаки коррупции в получении членами семьи председателя Совета мини­стров АРК земельных участков на территории поселков Ореанда и Виноградное (Большая Ялта). По данным РОК, отец С. Куницына получил 0,07 га земли на территории поселка Ореанда, а его мать — 0,08 га в поселке Виноградное в районе ресторана «Горный ру­чей».

Не лгите, Сергей Владимирович!

Даже если представить себе, что родители Сергея Куницына дей­ствительно получили земельные участки в Ялте, «когда сам он находил­ся в отставке», и ничего об этом сыну не сказали (!?), возникают, как минимум, два очень интересных вопроса.

Первый. Есть ли еще примеры, когда муж и жена, проживающие за 200 километров от Ялты и имеющие в достатке жилой площади, полу­чили бы на ЮБК два (!) земельных участка, причем отстоящих друг от друга на несколько километров?

Второй. Почему папа и мама не сказали единственному сыну, что собираются строить два (!) дома в Ялте (не строить нельзя) или зара­ботать примерно полторы сотни тысяч долларов на их перепродаже?

Всего два вопроса. Но они превращают в абсурд комментарий гос­подина Куницына. Мы полагаем, что он, мягко выражаясь, говорит не­правду, хотя уличить его во лжи в этом случае не можем.

Но это не страшная ложь. Главный вопрос в другом — был ли он в момент решения «земельных» вопросов «при должности». Куницын утверждает: был в отставке. Лжет!

29 апреля 2002 года на заседании сессии Верховного Совета Крыма он был утвержден председателем Совмина и уже в этом качестве выступал 2 мая на партизанской маевке на Перевале.

А теперь посмотрим, когда получили родители документы на зем­лю.

Отцу, Куницыну В. В., решением Ливадийского поссовета участок был выделен 29 октября 2002 года, а земельный акт выдан 20 декабря 2002 года.

Матери, Куницыной Т. И., решением того же поссовета участок выделен 29 мая 2003 года, земельный акт выдан 9 июля 2003 года.

В заключение хотели бы обратиться к Сергею Владимировичу Ку­ницыну с просьбой передать своему папе, что покупать у него участок мы не будем. У мамы, впрочем, тоже. И бесплатно не возьмем. Поскольку средств на строительство коттеджей не имеем, а спекулировать крымской землей считаем делом безнравственным. Отдайте лучше тем, кто в этом остро нуждается, например, многодетным семь­ям. Только не меджлисовцам. Заодно поможете вашему сыну избе­жать обвинений в коррупции.

Михаил БАХАРЕВ, главный редактор «Крымской правды»; Сергей ЦЕКОВ, председатель Русской общины Крыма.

20 марта 2003 года

 

ЛУЧШЕ УЖ ДРУЖИТЬ С АТЕИСТАМИ

На традиционный рождественский прием в Симферопольской и Крымской епархии УПЦ Московского патриархата традиционно был накрыт стол на 60 персон, на который «Бог послал» в изобилии кушаний и напитков. А вот «явка» была не традиционной. На прием пришли премьер С. Куницын с супругой, вице-премьер В. Казарин, министр строительства и архитектуры В. Кравченко, председатель Комитета по делам религий В. Малиборский, мэр Алупки В. Андык и генеральный консул России в Симферополе А. Николаев. И все.

А где же остальные вице-премьеры? Где министры-капиталисты, председатели рескомитетов? Где генералы, от обилия погон и лампа­сов которых раньше рябило в глазах, где депутаты и мэры? Где, наконец, олигархи местного розлива, становившиеся прежде в очередь на целование руки митрополита, дабы отпустил он им грехи за непра­ведно нажитые капиталы? Нету их!

Нет, они, конечно, есть в натуре. Но уже как бы в другом измерении. Еще вчера они с рабским боголепием увешивали стены своих кабине­тов портретами Кучмы, уже запаслись ликами Януковича, а сегодня тайно, «по блату» выписывают из Киева портреты нового президента, которого совсем недавно презрительно называли «оранжевым Ющом».

В Бога эти людишки веруют так же, как и в президента. И в соответ­ствии с политической конъюнктурой готовы бежать в любую церковь — даже в богомерзкую и богопротивную, лишь бы «в струю» попасть. Кстати, рассказывают, на рождественском приеме в Киево-Печерской лавре у митрополита Владимира было тоже малолюдно, зато к попу- расстриге Филарету выстроилась очередь.

Но, как говорится, нет худа без добра. И для нашего владыки сей случай должен стать хорошим уроком. Конечно, и деньги на воссозда­ние храма Александра Невского нужны, и с властью надо дружить. Но так же, в полном соответствии с Евангелием, следует отличать агнцев от козлищ или, говоря словами Виктора Януковича, вычислить всех этих «козлов-предателей».

А чем водиться с чиновниками-идолопоклонниками и жуликами- бизнесменами, так уж, по мне, лучше дружить с атеистами. Не веря­щий в Бога Ю. Лужков построил храм Христа-Спасителя, атеист Л. Грач положил начало строительству Духовно-патриотического центра в Сим- ферополе... А ну как завтра новый президент изменит «религиозную ориентацию»? Будьте уверены: на следующий прием все эти козлы припрутся в полном составе. И все сожрут и выпьют.

Нет, лучше уж отдать голодным и убогим.

Михаил БАХАРЕВ.

14 января 2005

ПОЛИТИЧЕСКИЕ БАНКРОТЫ
ОБЪЕДИНИЛИСЬ С ПОЛИТИЧЕСКОЙ
ШАНТРАПОЙ

В декабре, когда уже было известно, что 26 декабря состоится тре­тий тур президентских выборов, в Верховном Совете Крыма по иници­ативе его председателя состоялась встреча представителей противо­стоящих политических сил. Мне довелось принимать в ней участие.

По одну сторону сидели люди, облеченные властью или внушитель­ным политическим обеспечением в виде многочисленных сторонников. По другую — непонятно кто. У каждого — масса красивых титулов, но за всем этим пшик, мыльный пузырь. Объединяло ющенковцев только наличие усов и оранжевых шарфов. Исключением был лишь Ильми Умеров, не имевший усов, но с солидной меджлисовской поддержкой.

Я тогда счел нужным заметить и Председателю Верховного Совета, и Председателю Совмина, что нет смысла о чем-либо договариваться с этими людьми, поскольку они никого не представляют, кроме самих себя. Но тем не менее представители оппозиции были выслушаны.

Правда, им это не помогло. На выборах крымчане в абсолютном большинстве проголосовали за Януковича. Что по логике вещей следо­вало бы после этого сделать ответственным за выборную кампанию Ющенко? Правильнее всего, конечно, было бы застрелиться. Но это крайности. По крайней мере, надо было поехать к шефу, посыпать голо­ву пеплом и сказать: «Прости, Виктор Андреевич, если сможешь, нас, подлецов. Мы так провели кампанию, что количество крымчан, кото­рые на дух не переносят тебя и твою команду, после выборов увеличи­лось. Мы даже с татарами ничего не смогли сделать. Большинство их наплевало на меджлис и проголосовало за Януковича. Не вели казнить, вели миловать».

Вместо этого политические банкроты заявляют о своей победе (!?), предъявляют претензии на должности, в том числе выборные, в органах государственной власти и, наконец, в минувшую субботу проводят так называемый «форум демократических сил Крыма». На него приглашают руководителей республики, организаций, политических партий. Пригла­шают, но выступить не дают, затопывают, засвистывают. Большинство мест в зале занимают молодые крымские татары, которые по команде из президиума начинают улюлюкать.

Чего же не захотели услышать собравшиеся, например, из уст Бори­са Дейча? «Наша демократия слишком молода, а мир и согласие в нашем общем крымском доме слишком хрупкие, чтобы с этим шутить ради амбиций отдельных политиков», — сказал Б. Дейч. Он также отметил, что представительная власть автономии не ставит под сомне­ние результаты прошедших выборов и уважает выбор украинского народа. «Всем нам необходимо быстро и решительно перевести энер­гию «майданов» и палаточных городков в русло повседневной, порой незаметной для всех созидательной работы». Говорил, но не был услы­шан.

Когда же выступал Василий Киселев, в зале стоял просто рев. Что же сказал первый вице-спикер Верховного Совета? А вот что: «Мы приветствуем начинания нового президента по реализации известной формулы «Вор должен сидеть в тюрьме». Но должен кое-кого огор­чить: не все, сидящие в этом зале, белые и пушистые. Многие прице­пились к оранжевому поезду на последней остановке, чтобы сохранить наворованное».

Ну кому такое понравится?

Сидящая в зале политическая шантрапа, привыкшая безнаказанно ху­лиганить на площадях, освистала и руководителя проющенковской депу­татской группы в Верховном Совете Крыма, начальника Главного управ­ления Нацбанка Украины в Крыму Анатолия Бурдюгова, который заявил о необходимости расширения полномочий автономии и придания рус­скому языку на территории полуострова статуса официального.

В конце так называемого форума было объявлено, что подобные мероприятия будут проходить ежеквартально. Вопрос: а кто теперь туда придет, кроме политических бомжей и площадных хулиганов?

Михаил БАХАРЕВ.

1 февраля 2005 года

 

ЖИВЕШЬ ТЫ, МАКАРУШКА, КАК ВО СНЕ...

Я не являюсь сторонником «оранжевой революции» и ее ярчайшего представителя в Крыму Анатолия Матвиенко, скорее, наоборот — их последовательный противник, поскольку убежден: они ведут Украину, а вместе с ней и Крым в тупик, в конце которого — разруха и граждан­ская война. Мы с единомышленниками (таких в Крыму абсолютное большинство, а на Украине, примерно, половина населения) не хотим быть в одной нации с «оранжевыми», так как говорим и думаем на разных языках, зачастую ходим в разные церкви, имеем разные идеа­лы и чтим разных героев: они — Мазепу, Шевченко, Петлюру, Бандеру, мы — Петра Великого, Богдана Хмельницкого, Пушкина, Суворова...

Но часто наши чувства и устремления совпадают, особенно когда дело касается обыденной жизни, повседневных хлопот, далеких от политики. Мне, например, очень импонируют слова крымского пре­мьера о необходимости сделать Симферополь красивым городом (как выразился Матвиенко, «лучшим в мире»), о его желании «закон­чить свои дни» в крымской столице. По-моему, он говорил это ис­кренне, по крайней мере, хочется в это верить.

Как коренному симферопольцу, мне все это близко и понятно. Я тоже очень люблю этот город, в котором появился на свет, где родились в одном со мной родильном доме мои сын и внук, считаю его «лучшим в мире» и тоже хотел бы здесь «закончить свои дни». Но на этом совпадения чувств и «мечт» заканчиваются и начинается «проза жиз­ни».

Скажите, Анатолий Сергеевич, а с кем вы все это собираетесь воп- лощать в жизнь? С руководством горисполкома, депутатами горсовета, которые предоставили вам программу под претенциозным названием «Сделай городу — сделай для себя!»? Вы обратили внимание на дву­смысленность слогана? В пору вашей бурной комсомольской молодо­сти выражались более определенно: «Раньше думай о Родине, а потом о себе!» Для большинства ваших соратников это были не просто слова, но и образ жизни.

Те же, кто сегодня набиваются к вам в партнеры, о себе уже давно подумали, начисто забыв о городе и горожанах. Это они превратили любимый мною и вами Симферополь в большой базар с раздолбан­ными дорогами, по которым бесконечными вереницами чадят сотни, если не тысячи, маршруток. Это они застроили магазинами, ресто­ранами, барами, казино парки, скверы и даже тротуары. Это при их молчаливом согласии, а возможно, и участии, была разграблена гор­дость города — его набережная.

Это они, наплевав на закон и прокуратуру, его охраняющую, не отме­няют своего решения о выделении земли под строительство много­этажки на бульваре Франко у теннисных кортов. Кстати, почему вы, господин председатель Совмина, играя там в теннис, не спросили у од­ного из своих партнеров: «Друг мой, как же ты так можешь? Ведь ты же депутат! Конечно, несколько миллионов долларов — хороший куш, но надо же и совесть иметь!»?

Или вы не заметили, что рядом с кортами уже вырыт котлован под 9-этажный дом, которому там совершенно не место? По многим при­чинам: нехватка территории, архитектурная несовместимость, пере­груженность коммуникаций... Прокуратура потребовала у горсовета отменить решение о землеотводе под строительство, но большинство депутатов во главе с секретарем горсовета отказались это сделать. То ли подкуплены, то ли по принципу круговой поруки, поскольку у самих «рыло в пуху». Вы об этом не знали?

Может быть, вы не знаете и о том, что практически в центре города на захламленной и раскуроченной набережной, словно в насмешку над горожанами, возводится элитный поселок из 10 коттеджей, каждый из которых стоимостью в сотни тысяч долларов, для руководства Симфе­рополя? Некоторые из чиновников при оформлении участков спрята­лись за чужими фамилиями, некоторые — за фамилиями близких род­ственников, но имена подлинных хозяев у всех на слуху. Только вы не знаете?

Учитывая вашу неосведомленность, господин премьер, сообщаю вам еще один адрес элитного чиновничьего строительства: улица име­ни газеты «Крымская правда» (вот несчастье!) и переулок Спартака. Коттеджи и заборы уже «вылезли» на футбольное поле фотоновского стадиона. Это тоже всё городские власти, которые в преддверии вы­боров вдруг решили о городе, вроде бы, позаботиться.

Самое интересное, что обо всех этих и других безобразиях «Крым­ская правда» писала много раз, ожидая соответствующей реакции ор­ганов государственной власти, правоохранительных структур. Тщетно! Всеобщая круговая порука!

К примеру (из любимого вами Симферополя перемещаемся на не менее любимый Южный берег Крыма), мы много раз писали о том, что на территории детского противотуберкулезного (!) санатория име­ни Дзержинского предприимчивыми дельцами построено шесть вызы­вающе роскошных коттеджей. Санаторий загибается — олигархи про­цветают. Так было при Кучме, так есть и при Ющенко. Как говорят в народе, фиг на фиг менять — только время терять.

А слабо с помощью закона и правоохранителей забрать у олигар­хов эти коттеджи и отдать больным детям? Это все равно будет сделано, рано или поздно, когда вернется действительно народная власть. Но хотелось бы пораньше. Может быть, вам подобный вариант кажется нереальным? Уверяю вас: отобрать «честно награбленное» и отдать тем, кого ограбили, не только реально, но и благородно. А вот верить в то, что козлы будут выращивать для кого-то капусту — маниловщина чистой воды.

И вообще, уважаемый Анатолий Сергеевич, когда я читаю и слышу о ваших прожектах, касающихся строительства автобана на Ялту, порта в Донузлаве, превращения Крыма в Лас-Вегас или ог­ромный гольф-клуб, всегда вспоминаю сцену из шолоховской «Поднятой целины».

Приходит председатель сельсовета Андрей Размётнов поздно вечером в дом к секретарю партячейки Макару Нагульнову. Тот не спит, «аглицкий» язык учит. На вопрос Размётнова, зачем «вражес­кий» язык ему «спонадобился», Нагульнов отвечает, что, дескать, как же мировую революцию делать, не зная языка буржуев? По­смотрел на него друг Андрюха и произнес сакраментальную фра­зу: «Живешь ты, Макарушка, как во сне».

Михаил БАХАРЕВ, главный редактор «Крымской правды».

10 сентября 2005 года

СПАСИТЕ АЙ-ПЕТРИ!

«Крымская правда» в течение последних лет неоднократно писала о безобразии, творящемся на Ай-Петри, призывала положить ему ко­нец. Тщетно! Уникальная часть Ялтинского горно-лесного заповедника гибнет под натиском варваров.

Гибнет на глазах у власти и, возможно, с ее молчаливого согласия. Кто только тут не бывал из начальства! Все бывшие крымские премье­ры возмущались увиденным, а кандидат в президенты Украины Виктор Ющенко даже принял участие в уборке территории плато. Повозму­щались, собрали несколько пакетов мусора и... забыли об увиденном.

Между тем проблема усугубляется. Рядом с хибарами шашлычни­ков и чебуречников уже построена стационарная гостиница, в которой есть и сауна, и ресторан, и номера класса «люкс», рядом строится еще одна, судя по железобетонному каркасу — на века. А ведь коммуни­каций никаких: ни водопровода, ни канализации, ни современной элек­троподстанции, ни нормальных дорог.

Над обрывом, с которого открывается фантастически красивый вид на Ялту, примостился туалет «типа сортир, обозначенный условными бук­вами «Мэ» и «Жо» («скворечник» над выгребной ямой, плата за вход — 1 грн.). Спрашиваю у собирателя денег: куда же «добро» девается?

—    Там внизу емкость огромная, — пояснил он, — все туда стекает, из гостиницы — тоже. Недавно 15 КамАЗов вывезли. Дорого очень, гривна за вход не покрывает затрат.

—   Постойте, а как же КамАЗы сюда проехали и куда все это вывезли?

—    Аллах его знает, как заехали, может быть, по проселочным доро­гам. А вывезли в какую-то балку...

__  ?!!

Приговор Ай-Петри, подписанный алчными дельцами, чиновниками и депутатами, уже приводится в исполнение недалекими, живущими только сегодняшним днем людьми.

Но вот что очень важно: если все коммуникации (вдруг случится такое) будут построены и проведены, хана уникальному горно-лесно­му заповеднику наступит еще быстрее — слишком хрупок здешний природный ландшафт, слишком подвержен антропогенному воздей­ствию, принимающему в данном случае действительно варварский ха­рактер.

Помню, 20 лет назад на собрании парторганизации идеологических отделов обкома партии обсуждался вопрос о возможности строитель­ства на Ай-Петри горнолыжного курорта и мощной ветроэлектростан­ции для обеспечения его энергией. Назначили экологическую экспер­тизу, которая вынесла вердикт: делать этого нельзя.

Сегодня можно все. Каждый день канатная дорога и автомобили поднимают на плато тысячи людей, которые в антисанитарных условиях здесь едят, пьют, мусорят, гадят, катаются на лошадях, ишаках и верблю­дах, играют в пейнтбол, посещают выставку орудий пыток, фотографи­руются на фоне несчастных животных и птиц — медведей, лисиц, орлов, беркутов, сов и т.п., совершенно незаконно изымаемых из при­родной среды и бесчеловечно эксплуатируемых (где же вы, господа прокуроры и милиционеры?!).

Рядом со смотровой площадкой у метеостанции еще один уродливый «городок» — десятки вагончиков, в которых живут те, кто зарабатывает деньги на Ай-Петри. И здесь — дым, мусор, грязь, шашлыки, верблюды, навоз и мухи.

Мой брат, приехавший из Рязани и не бывавший на Ай-Петри много лет, увидев этот восточный балаган, расстроился и сказал, что больше сюда никогда не поднимется.

—   Ты посмотри на этих орлов, — сказал он мне. — Какие у них глаза...

Виктор достал фотоаппарат и сделал снимок. Шустрый мальчонка, очевидно, сын хозяина птиц, тут же подбежал и потребовал «пятерку»...

Я впервые попал на Ай-Петри мальчишкой. Строений здесь было три: кафе, к нему примыкало здание небольшой турбазы, где мы остановились на ночлег, чтобы встретить восход солнца, а через дорогу — метеостанция.

Все потрясало воображение, но более всего меня, горожанина, до этого не бывавшего в горах и не видавшего первозданной природы, поразили растущие на яйле ромашки, почти в человеческий рост, и стада диких длинногривых лошадей-мустангов.

Года два назад возле смотровой площадки я повстречал местного лесничего и поинтересовался, есть ли сейчас на яйле мустанги.

—    Что вы! — отвечал он. — Последнего убили и съели году в девяностом.

Михаил БАХАРЕВ.

30 сентября 2005