Губернаторская память

9 Февраль 2021 901
Григорий Потёмкин. Фото автора из открытых источников.
Григорий Потёмкин. Фото автора из открытых источников.

Демократически, по-народному, мы называем их главами региона, по властной табели о рангах они считаются губернаторами. Интересно, в наши дни многие ли из таких чиновников достойны, чтобы в их честь улицы называли? А вот раньше называли, у нас, в Симферополе, к примеру. Правда, позже, у нового времени, нашлись иные герои, всероссийско-всесоюзного масштаба, часто даже не бывавшие здесь, а наши местные, много сделавшие - забылись. «Крымская правда» попыталась вспомнить.

Первыми мы не были

Первые губернии в нашей стране появились 312 лет назад, 18 декабря (по старому стилю) 1708 года по указу Петра Первого: восемь, с губернскими  центрами в Санкт-Петербурге, Москве, Архангельске, Смоленске, Киеве, Казани, Азове и Тобольске. Со временем приграничные губернии и области (они изначально создавались только на отдалённых землях, национальных или казачьих) соединились в генерал-губернаторства или наместничества. Там уже был руководителем генерал-губернатор, контролировавший деятельность местных губернаторов, но не управлявший их землями - сегодня мы бы сказали «полномочный представитель президента в федеральном округе».
Территория нашего полуострова (а заодно и часть земель нынешних Запорожской и Херсонской областей Украи-ны) в Российской империи с 1783-го по 1917-й успела побывать и областью, и губернией, и частью генерал-губернаторств, и простыми уездами (районами по-современному) в иной губернии. За эти 133 года у неё было два своих правителя Таврической области, 23 своих губернатора Таврической губернии. А ещё уже в те времена два крымских региона были «стратегическими, имперского значения» - отдельные градоначальства, со своим военным губернатором - Севастопольское и Керчь-Еникальское (Еникале - крепость, в настоящее время на территории города).

Покровитель области

Таврической областью мы стали в Российской империи через 10 месяцев после известного Манифеста Екатерины Великой - по её же именному указу от 8 февраля (по старому стилю) 1784 года. Изначально Таврическая область была создана «на части территории бывшего Крымского ханства с центром в Карасубазаре» (но уже в июне решено, что главным городом будет будущий Симферополь). Он же стал центром Симферопольского уезда, а ещё появились Днепровский уезд с центром в Алёшках (в советское время - Цюрупинск), Евпаторийский (Евпатория), Левкопольский (Левкополь/Старый Крым), Мелитопольский (селение Токмак), Перекопский (Перекоп), Фанагорийский (Тмутараканский - приграничная часть Керченского и Таманского полуостровов). Входила наша область изначально в Екатеринославское и Таврическое генерал-губернаторство, во главе которого был Григорий Александрович Потёмкин, в 1787-м к его фамилии добавился почётный титул Таврический - убедил в своё время императрицу Екатерину II в необходимости присоединения Крыма, за который Россия неоднократно воевала с Османской империей (так называлась султанская Турция).
Благодаря светлейшему князю наш Симферополь стал губернским и появился именно там, где ныне находится: между третьей и второй грядами Крымских гор, на земле, выбранной в своё время полководцами и Александром Васильевичем Суворовым, и Василием Михайловичем Долгоруковым-Крымским, а ведь планировалось строить его на месте Левкополя (Старого Крыма). В Государственном архиве Республики Крым сохранился ордер генерал-губернатора правителю Таврической области Василию Васильевичу Каховскому от
28 июня 1784-го: «Перепоручаю я вам осмотреть и распорядить, откуда поблизости возить камень для строения у Акмечета, губернского города, черепицу старую рекомендую собирать во всех местах, где найдётся…». Сегодня о Григории Александровиче в Симферополе напоминает фигура сподвижника императрицы на монументе Екатерине Великой в Екатерининском (Городском) саду (Бульваре), бюст у здания бывшей администрации города на улице Горького (Дворянской), 15, строчка на мемориальной доске здания бывшего путевого дворца императрицы на улице Александра Невского (Розы Люксембург), 15.
И сквер имени Потёмкина, что находится неподалёку от Музыкального училища имени Петра Ильича Чайковского и Республиканской библиотеки имени Ивана Яковлевича Франко. С именной улицей в столице государственному деятелю повезло меньше, чем композитору и писателю: названные в их честь появились в ХХ веке (Чайковского - в 1938-м, Франко - в 1956-м), а его исчезла. В 1924-м Потёмкинскую переименовали в честь лейтенанта Петра Петровича Шмидта, руководителя в 1905-м восстания на крейсере «Очаков» в Севастополе (хоть некоторые и уверены, что улица названа в честь исследователя Севера Отто Юльевича Шмидта, но нет, всё же - в честь лейтенанта). Улица Потёмкинская в Симферополе просуществовала без малого два десятилетия - назвать её городская дума постановила в 1904-м, к 165-летию человека, так много сделавшего для города, Крыма и России. Самого генерал-губернатора к тому времени уже не было 113 лет - он умер неподалёку от города Яссы (ныне Румыния), где диктовал Турции (шла очередная русско-турецкая война) условия мирного договора.
Григорий, Гриц, родившийся 13 сентября (по старому стилю) 1739-го, был единственным мальчиком из шести детей отставного майора, ветерана битвы под Полтавой Александра Васильевича Потёмкина и Дарьи Васильевны Кондыревой из села Чижово на Смоленщине. Своенравный паренёк то страстно учился, то «безудержно ленился» - университет в Москве он так и не окончил, хотя на первом курсе получил золотую медаль, позже был отчислен за прогулы и  эпиграммы на преподавателей. Зато сам выучил старославянский, древнегреческий, латынь, немецкий и французский, был талантливым художником, музыкантом и отлично фехтовал. Григорий Потёмкин был среди воинов лейб-гвардии Конного полка, кто в 1762-м помог Екатерине II стать во главе Российской империи, в благодарность вскоре получил придворный чин камер-юнкера. В русско-турецкую войну 1768-1774-го уже генерал-майор командовал конницей, пожелав «для славы вашего Высочества кровь пролить». И первые ордена заслужил, их потом будет множество, российских и иностранных, фельдмаршальский жезл и наградные шпаги. Александр Суворов и Фёдор Фёдорович Ушаков считали его «великим человеком», а солдаты - «нашим батюшкой», благодаря за то, что, руководя Военной коллегией, запретил их наказывать без нужды. И с гордостью вспоминая, как в начале русско-турецкой войны 1787-1791-го он «не морщился под турецкими ядрами», будучи со своей армией на поле боя.
В первую свою русско-турецкую войну Григорий Потёмкин вместе с остальными патриотами державы сделал всё для заключения Кючук-Кайнарджийского мира, по которому Крымскому ханству даровалась независимость от Османской империи и протекторат империи Российской. И потом окончательно убедил Екатерину Великую в том, что она «обязана возвысить славу России. Сия слава проложит дорогу ещё к другой и большей славе, с Крымом достанется и господство в Чёрном море». После появления знаменитого Манифеста императрицы «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу» создал Черноморский флот, став его первым главноначальствующим. И мирное существование, единение мусульманского и христианского населения на полуострове обеспечил, понимая, что не нужно здесь никакого противостояния. После назначения Екатеринославским и Таврическим генерал-губернатором Григорий Александрович много времени уделял освоению территории области. На землях, что раньше пустовали, стало развиваться земледелие, у местных татар-овцеводов появились новые породы животных, в старинных Бахчисарае, Евпатории (Гезлёве) и Феодосии (Кафе) были сохранены старинные нацио-нальные дворцы и крепости. Появились на территории полуострова два абсолютно новых города - губернский Симферополь и морской Севастополь, как говаривал сам Светлейший князь - «третья столица России после Петербурга и Москвы».

В Государственном архиве Республики Крым хранится подписанное Григорием Потёмкиным послание Таври- ческому областному правлению о продлении императрицей Екатериной Великой полномочий правителя Таври- ческой области Василия Коховского (Каховского) и пожаловании тому чина статского советника.

Григория Потёмкина, сподвижника императрицы в Крымских делах, благотворителя полуострова, не стало 5 октября (по старому стилю) 1791-го, когда его очередная русско-турецкая война была практически завершена. Мирный договор, подготовленный полководцем, был подписан через три месяца, страна салютовала ему 101-м пушечным залпом, это были и залпы памяти Григория Александровича. Скорбя о нём, императрица не позволила на праздничном обеде произносить тосты. Она похоронила своего сподвижника в основанном им Херсоне, в двадцатых годах прошлого века склеп разграбили, часть останков утеряна. Как часто, увы, смена политических эпох разрушает память о созидателях прошлого. Но созданное ими продолжает жить - это лучшая им память и благодарность. А в Симферополе, в Государственном архиве, хранится автограф Екатеринославского и Таврического генерал-губернатора Григория Потёмкина. Одного из двух генерал-губернаторов, в чью честь когда-то назывались улицы нашего города. О втором, а также о просто губернаторах - главах Таври-ческой области и губернии, чьи имена тоже когда-то были в названиях улиц Симферополя, «Крымская правда» обязательно расскажет.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.