• Все обо всем
Сергей Шувайников: Объединившись, мы победили
Сергей Шувайников:  Объединившись, мы победили

Отмечая вторую годовщину «Крымской весны», мы вспоминаем события тех тревожных и счастливых дней 2014 года. К сожалению, не всегда все помнят, каким долгим и трудным был путь Крыма домой. О том, как четверть века назад начиналась борьба за возвращение полуострова в Россию и почему в середине 90-х победа обернулась поражением, рассказал корреспонденту «Крымской правды» один из ветеранов русского движения, депутат Госсовета Республики Крым, председатель региональной общественной организации Конгресс русских общин Крыма Сергей ШУВАЙНИКОВ.

- Главная цель русского движения - возвращение на Родину - достигнута. Нет ли у вас ощущения «конца истории»? За что теперь бороться после победы?
- Конечно, нет. Наша история только начинается. Новейшая история российского Крыма. Сразу после триумфа «Крымской весны» совместно с рядом других организаций мы провели митинг «За новую власть в новом Крыму - без коррупции». Потому что знали: пока остаются у власти прежние чиновники, Крым от старых болезней не избавится. К сожалению, наш прогноз подтвердился. Вы видите, какие усилия прилагает глава республики, но избавиться от коррупции в одночасье очень тяжело. Другие проблемы - засилье бюрократии во всех сферах и сложность адаптации к российским законам. Сегодня я - студент второго курса юридического факультета Российского государственного университета правосудия - пошёл учиться ради того, чтобы лучше разбираться в российских законах и оказывать практическую помощь людям. И ещё мне не нравится, что в российском Крыму стало меньше русского. Я с уважением отношусь к представителям других народов, их правам и требованиям, но, оказавшись в России после 23 лет украинской ассимиляции, мы как-то начали забывать о русских людях, которых в Крыму более миллиона. Да, мы все - россияне. Я - россиянин по паспорту и гражданству. Но по национальности я - русский человек. И именно русский народ был и остаётся прочным фундаментом всей нашей государственности. Особенно - в Крыму. Люди с русским менталитетом голосовали на референдумах в 1991 году и в 2014 году. Без русских людей «Крымская весна» никогда бы не состоялась! Об этом не надо забывать.
- Давайте теперь вернёмся назад - в те времена, когда о возвращении в Россию мы могли только мечтать. Согласны ли вы с утверждением, что подготовка к референдуму 16 марта 2014-го началась много лет назад - наверное, с самого момента распада СССР?
- Ну начнём с того, что сначала речь шла о том, чтобы сохранить СССР. Для нас понятия Советский Союз и Россия были синонимами. Мы очень хотели сохранения формы Союзного государства, в котором центральную объединяющую роль играет Россия. Мы за это голосовали на референдуме. Мало того, в 1991 году ещё действовало советское законодательство, и у нас, как автономной республики, было право при распаде Советского Союза самостоятельно выбрать, где мы хотим находиться. Нам такой возможности не предоставили. Поэтому крымчанам пришлось пройти долгий и тернистый путь борьбы.
Зачатки Русского движения появились ещё во времена СССР, когда были созданы Русское общество, Общество русской культуры Крыма. Уже позднее, в 1993 году, на базе РДК была создана Русская община Крыма, в Севастополе - Российская община Крыма, в 1995 году - Конгресс русских общин Крыма, по инициативе Дмитрия Рогозина, который возглавлял тогда Конгресс русских общин в России. Появилось много других русских организаций и организаций «пророссийского толка». Тогда, в начале 90-х, мнения разделились: одни выступали за самостоятельность Крымской республики, другие видели будущее в составе Украины, считая что это славянское государство, с которым мы тесно связаны исторически, а потому всё будет нормально… Ну и третий путь, который выбрали русские организации и созданная мной Русская партия Крыма, - возвращение в Россию. Об этом мы и заявили публично: путь для нас только один - восстановить историческую справедливость, поскольку акт 1954 года был принят с нарушениями действовавшего тогда законодательства, и вернуться на Родину, в Россию. Мы выступали именно за это. Встречались с представителями комиссии Пудовкина (Комиссия ВС РФ по статусу Севастополя. - Ред.) тогда ещё не Госдумы, а Верховного Совета России, летали в Москву…
- Верховный Совет РФ ведь ещё тогда признал хрущёвский подарок 1954 года незаконным?
- Совершенно верно. А Севастополь с 1948 года был городом союзного подчинения и вообще никогда УССР не передавался, следовательно, был аннексирован Украиной без всяких правовых оснований. Верховный Совет РФ ещё в мае 1992 года принял постановление, в котором указал на необходимость урегулирования вопроса принадлежности Крыма «путём межгосударственных переговоров России и Украины с участием Крыма и на основе волеизъявления его населения». А в июле 1993-го, выполняя поручение седьмого съезда народных депутатов РФ, поручил Комитету по конституционному законодательству подготовить проект закона Российской Федерации о федеральном статусе города Севастополя, признав его принадлежность России - правопреемнице СССР.
Каким может быть волеизъявление крымчан, всем было понятно - первый в СССР народный референдум прошёл в Крыму 20 января 1991 года, когда крымчане подавляющим большинством проголосовали за воссоздание Крымской АССР как субъекта СССР и участника Союзного договора. Но Советский Союз распался, и в результате Крым стал автономией в составе Украины. Результаты народного волеизъявления 20 января 1991 года были реализованы не полностью.
- Поэтому идея проведения следующего референдума - уже непосредственно о статусе Крыма - была так популярна?
- Популярна была идея возвращения в Россию в союзе братских народов. А референдум мог стать инструментом если не возвращения, то сближения с Родиной. Но требовалось правовое основание, чтобы результаты народного волеизъявления нельзя было бы проигнорировать. И мы последовательно этим занимались. Я был активным участником всех этих событий, поскольку в 1990 году был избран депутатом областного Совета, а после восстановления автономии стал депутатом Верховного Совета Республики Крым. Институт президентства должен был укрепить крымскую государственность. Был принят закон о президенте Крыма и закон о политических партиях, которые получили право выдвигать своих кандидатов. Основная работа велась пророссийскими партиями начала 90-х годов: Республиканской партией Крыма (РПК), созданной на базе РДК, и Русской партией, созданной на основе другой части РДК - настроенной более радикально. РПК (РДК) склонялась к идее независимого, самостоятельного Крыма в союзе с другими постсоветскими государствами, а Русская партия открыто выступала за возвращение Крыма в Россию. РПК поддерживали тогда многие московские политики либеральных взглядов - такие как Сергей Станкевич, а к Русской партии отношение было настороженным - опасались «русского национализма», хотя в нашей партии состояли представители многих национальностей. А русских в Крыму, которые не мыслили себя без России, в тот период было почти полтора миллиона. И собственно сами выборы президента тогда в очередной раз показали, что большинство крымчан - это сторонники России.
- Победа Юрия Мешкова на президентских выборах стала победой русского движения. Вы ведь его тоже поддержали?
- С РПК (РДК) мы расходились идеологически - в видении будущего и формулировке вопроса референдума. Они больше склонялись к самостоятельности Крыма, а я и мои сторонники выступали за возвращение в состав России. 20 февраля 1993 года во Дворце культуры профсоюзов прошла учредительная конференция Русской партии Крыма, в программных документах которой была записана главная цель - воссоздание Союзного государства и возвращение Крыма в состав России. Во многих регионах Крыма наши идеи в тот период были гораздо популярнее РПК (РДК).
- Это было уже перед президентскими выборами?
- Да. Кстати, первым на выборы президента Республики Крым был официально зарегистрирован кандидат от Русской партии Сергей Шувайников. Против меня тогда была развёрнута активная клеветническая кампания - меня обвиняли в «русском фашизме», хотя в Русской партии были люди разных национальностей; вызывали на беседы в СБУ, я объяснял, что не скрываю своих политических убеждений и выступаю за право крымчан на самоопределение исключительно мирным путём; мне и моей семье угрожали бандиты, приходилось даже выезжать за пределы Крыма… Моё вынужденное отсутствие сказалось на результатах избирательной кампании. РПК (РДК) создала неформальный блок «Россия» и провозгласила курс на сближение с Россией. По результатам первого тура Мешков получил около 40% голосов, а я - около 12%, занял третье место. Политсовет Русской партии принял решение поддержать кандидатуру Мешкова во втором туре, что было логично, поскольку Мешкова поддерживало большинство избирателей, мы оба, несмотря на разногласия, представляли пророссийские силы, а блок «Россия», по сути, пользовался нашими идеями. Но когда мы предложили уже президенту Юрию Мешкову сотрудничество, он отказался.
- Теперь трудный и неприятный вопрос для нас всех, который я не могу не задать. Как получилось, что, имея президента, поддержанного большинством избирателей, а затем получив большинство в парламенте, блок «Россия» и всенародно избранный президент Крыма не оправдали тех надежд, которые возлагали на них избиратели?
В чём главная причина?
- Сумев победить на выборах, Юрий Александрович оказался не готов к выполнению обязанностей президента - ни политически, ни идеологически, ни морально. В Москве ему не удалось добиться признания на высшем уровне. Не доверяя местным управленцам, он по совету представителей московских деловых кругов привёз в Крым правительство Евгения Сабурова - разношёрстную команду совершенно не знакомых с крымской действительностью специалистов-теоретиков. Сам президент в заседаниях Совета министров практически не участвовал и работой правительства не руководил. На политическом поле Крыма он оттолкнул от себя не только нас, но и своих соратников по блоку «Россия», что впоследствии привело к конфликту между президентом и парламентом. Тогда он попытался распустить парламент, заручившись поддержкой президента Украины Леонида Кучмы, которому письменно пожаловался на пророссийские настроения среди депутатов и нарушения Верховным Советом Крыма украинских законов. Кучма Мешкова не поддержал, переворот не удался, но кризис власти позволил Киеву в одностороннем порядке отменить Конституцию Крыма и ликвидировать все основы крымской государственности, в том числе саму должность президента Крыма.
- Потребовались годы, чтобы русские организации поняли необходимость объединиться?
- Да, к этому пониманию многие шли очень трудно и в конечном счёте не все пришли. А другого варианта просто не было. Либо маргинализироваться, либо объединяться и бороться. Инициатором объединения выступил молодой политик, предприниматель Сергей Аксёнов, который взял на себя ответственность - не только моральную и политическую, но и, что греха таить, материальную. Потому что помощи из России мы практически не получали.
В 2009 году мы познакомились с Аксёновым, долго беседовали, договорились отложить в сторону все существующие разногласия. С Сергеем Цековым у нас были давние политические расхождения по тактике и идеологии русского движения. Но ради объединения русских сил нужно было через всё это переступить. У меня тогда была организационная структура «Русский фронт Сергея Шувайникова», имеющая достаточно высокий рейтинг популярности по сравнению с другими организациями, согласно исследованиям киевских политологов. Но нужно было думать о пользе всего русского движения, а не личных амбициях. Мы в 2010 году с Сергеем Павловичем Цековым пожали друг другу руки. Он мне сказал: «Ты никогда не переходил на личные оскорбления, у нас с тобой только идеологические споры и несогласия были». Да, по идеологии - я жёсткий человек. Я - русский национал-патриот. Им и останусь.
А Сергей Аксёнов сумел объединить людей разных взглядов, но разделяющих общую цель, готовых за неё бороться.
- Но не все смогли поступиться амбициями?
- Некоторые ушли. Организации, для которых внешняя форма, эпатаж оказались важнее содержания. Их принято называть маргинальными. Другие в силу амбиций и неудовлетворённости стали критиками, они и сейчас критикуют Аксёнова и его команду. Но ведущие русские организации смогли объединиться ради общего дела. Объединившись, мы победили. В этом главная заслуга лидера «Русского единства» - Сергея Аксёнова. Но главным условием победы «Крымской весны» стало то, чего у нас не было в 90-е годы - поддержка Москвы. В конечном счёте все мы - крымчане различных национальностей - обязаны своим возвращением на Родину (а многие из нас - и жизнью) российскому президенту Владимиру Владимировичу Путину. Потому что именно он взял на себя историческую государственную ответственность за будущее Крыма и России.

Записал

Николай ФИЛИППОВ.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

18 Ноября

Удавалось ли вам решить свои проблемы, напрямую обращаясь к ответственным работникам?

  • Да, удавалось.

  • Чаще да, чем нет.

  • Чаще нет, чем да.

  • Не удавалось.

Предыдущий опрос

Как вы считаете, должна ли Государственная Дума и Совет Федерации официально отменить акты 1954 года о передаче Крыма в состав Украины?

77%

Да, должны.

15%

Нет. Достаточно результатов референдума.

8%

Хрущёв? Кто это?
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK