KP
  • Общество
Флот, амазонки и спасение Екатерины
Чем запомнился полуостров первой главной туристке
Флот, амазонки и спасение Екатерины
Екатерина Великая в Феодосии - так представил её Иван Айвазовский.

Президента Российской Федерации Владимира Путина, впервые после воссоединения Крыма с Россией посетившего наш полуостров 9 мая, многие уже окрестили первым главным туристом. Впрочем, была у Крыма и первая главная туристка - Екатерина Великая - императрица Российской Империи. Сегодня как раз исполняется 227 лет с момента чудесного спасения путешественницы под Бахчисараем.

«Пусть балагурят»

Самолётов в XVIII веке ещё не придумали, поезда из Санкт-Петербурга в Симферополь и Севастополь не запустили, так что на поездку в «полуденный Крымский край» Екатерина Великая потратила почти полгода. А пробыла на полуострове 12 дней. Императрица с сопровождающими, коих насчитывалось около 200 человек, в том числе и иностранные гости из Австрии и Франции, выехала в начале января 1787-го из Царского Села (ныне Пушкин) в кортеже из 14 карет, 124 саней с кибитками. Самым роскошным был, конечно, экипаж Екатерины Великой. Впрочем, экипажем и каретой его не называли - салон, где вместе с императрицей собиралась компания, старавшаяся, чтобы поездка не была скучной.
- Путь из Царского Села в Тавриду проходил через Великие Луки, Смоленск, Чернигов, Киев, где пришлось задержаться до апреля, пока не вскрылся Днепр, Кременчуг, Екатеринославль (Днепропетровск) и Херсон, - рассказывает историк Игорь ПАВЛЕНКО. - Примечательно, что тогда, как и сейчас, Европа была недовольна воссоединением России и Крыма, пугая всяческими трудностями и неудобствами. «Нет такого рода измышлений, которые не распускались бы по поводу моего путешествия в Тавриду», - говорила Екатерина и сравнивала себя с Петром Великим, а дела свои на юге с построением Петербурга. В шуточном журнале, выпускаемом в пути, писала, что местопребывание в южных областях «особенно вредно тем лицам, которые привыкли жить в горах, среди которых император Пётр I построил Петербург».
И вообще ответом на все те, да и нынешние злопыхательства Запада были слова императрицы, написанные управлявшему Тавридой Григорию Потёмкину: «На зависть Европы я весьма спокойно смотрю. Пусть балагурят, а мы дело делаем». Для Крыма уже тогда делалось немало, появлялись дома, дороги, флот. Да и жизнь входила в мирное русло, мудрой политикой императрица и её фаворит Потёмкин не сталкивали народы полуострова.

ДТП в Бахчисарае

«Предпослала страх и принесла мир» было написано на воротах крепости Ор-Капу (Перекоп), куда 18 мая въехала императрица со свитой. Вступать на землю, за которую Россия вела многолетние войны с Османской империей, Екатерина Великая не опасалась. Во-первых, верила в дела Потёмкина, а во-вторых, и сама немало сделала для местных крымских татар. Их религия объявлялась неприкосновенной, и даже часть доходов, собираемых с Крыма казной, должна была идти на содержание мечетей, медресе. Татарские крестьяне не подлежали крепостному праву и воинской повинности, а знати давались все права русских князей. Поразила императрица иностранцев и «опытом доверчивости», когда «с мыслями всегда возвышенными и смелыми пожелала, чтобы во время её пребывания в Крыму её охраняли и сопровождали татары» - в эскадроны вошли молодые парни лучших и знатнейших родов.
И ровно 227 лет назад они спасли для России Екатерину Великую. На крутом горном спуске по дороге в Бахчисарай коней императорской кареты понесло, экипаж вместе с Катарина Падаша, как называли её мусульмане, неминуемо бы перевернулся в пропасть, если бы крымские татары не бросились под колёса кареты и копыта коней.
Кстати, в Бахчисарае императрица останавливалась в Ханском дворце, рядом с которым до сих пор сохранилась Екатерининская миля - каменный столб, по предложению правителя Таврической области Василия Каховского обозначавший каждые десять вёрст «пути на пользу».

Первый морской

Нынешний верховный главнокомандующий России Владимир Путин 9 мая в Севастополе принимал парад, посвящённый 70-летию освобождения Крыма от фашистов, а 227 лет назад Екатерина Великая принимала в будущем городе-герое самый первый морской парад. Вначале любовались видом с балкона. Григорий Потёмкин устроил для императрицы и её свиты привал в небольшом дворце, построенном на площадке нынешней горы Маячная, где в 1820-м был сооружён нижний инкерманский маяк. Во время обеда князь приказал раздвинуть занавес, скрывавший балкон с видом на Ахтиарскую бухту. Молодой город и флот из 30 кораблей на рейде поразил зрителей. Через некоторое время под залпы пушечного салюта к кораблям по морю уже приближался корабль императрицы. На флагмане «Святая Екатерина» Потёмкин доложил Екатерине Великой: «Порт сей никогда не был обитаем, все построения сделаны руками матросов. Ими добыт камень, известь, черепица. Они же были и мастерами. Казне стоят все построения не более как двадцать тысяч рублей». Так красиво князь сообщил о том, что казна империи не понесла убытков. А потом на будущей главной площади города получил Григорий Потёмкин от императрицы пальмовую ветвь и титул Таврический.
Подивились императрица и её сопровождающие и первой в истории России «военной реконструкции» (корабль «Страшный» обстрелял «фальшивый городок», обустроенный на Северной стороне бухты), и красотам Байдарской долины, и огромным тысячелетним «стоячим камням» - менгирам - у деревни Скели (Родниковое). Возможно, именно с визита к менгирам зародилась легенда о путешествии Екатерины Великой на склоны Демерджи, якобы в честь поднявшейся туда императрицы Потёмкин повелел назвать одну из вершин головой (бюстом) Екатерины. А ещё считается, что село Чистенькое названо в честь бани, где парилась императрица, а станции Приятное свидание и Сирень - в честь тайного свидания Екатерины Великой и её любимого Григория Потёмкина и огромного букета белой сирени, подаренного князем.

«Офицерша» и первый храм

Благодаря Крыму и Екатерине Великой появилась в России и первая женщина-офицер, причём сразу в звании капитана. Так императрица назвала Елену Сарандову, возглавившую роту «амазонок», встречавшую гостей у деревни Кадыкой под Балаклавой.
- В Государственном архиве Республики Крым, - рассказывает Наталья ЕГОРОВА, начальник отдела использования информации документов и информационных технологий, - сохранились воспоминания Елены Сарандовой (по второму мужу - Шидянской), по словам которой создать роту повелел Потёмкин, много рассказывавший императрице о храбрости крымских греков и гречанок. Командиру Балаклавского полка Чапони предписывалось в марте-апреле 1787 года составить амазонскую роту в память о женщинах-воительницах из «благородных жён и дочерей балаклавских греков, в числе ста особ». «Как первый муж мой капитан Сарандов был в сказанном полку старшим офицером, то меня единодушно избрали командиром амазонской роты». Женщин обучили стрельбе, фехтованию, умению держаться в седле, одели в юбки малинового бархата, куртки зелёного бархата, белые тюрбаны и выдали по ружью «с тремя патронами пороху» для салюта. Правда, салютовать Екатерина не разрешила, зато сказала: «Поздравляю вас, амазонский капитан! Ваша рота исправна.
Я ею очень довольна!». А спустя пару дней прислала капитанше бриллиантовый перстень, а всем амазонкам по сто рублей серебром.
Примечательно, что прислала она их из Симферополя из дома Шидянских (возможно, будущей родни амазонского капитана), где остановилась немного передохнуть, выйдя из первого православного храма города - церкви Константина и Елены (улица Петропавловская/Октябрьская/, 8). Считается, что сначала императрица не собиралась посещать Симферополь, хотя верится с трудом - ведь он уже создавался как главный город полуострова. Здесь для императрицы Потёмкин повелел обустроить путевой дворец - ныне многократно перестроенное здание на улице Александра Невского (Розы Люксембург), 15, занимаемое железнодорожным техникумом. Многие симферопольцы верят, что шелковица, растущая в одном из дворов неподалёку, - потомок деревьев, посаженных Екатериной в придворцовом саду.

Вензель на горе

Карасубазар (Белогорск), Левкополь (Старый Крым), Кафа (Феодосия) - ещё три города, в которых в 1787 году побывала первая главная туристка державы. Увы, роскошный сад и дворец Потёмкина, устроенный в Карасубазаре у слияния рек Биюк-Карасу и Танас, не сохранился, да и в Левкополе от фонтана, в беседке у которого Екатерина II пила чай, мало что осталось. Но зато визит императрицы подарил новое название вершине Шуври на восточном склоне Караби-яйлы - холм горящей смолы, Катран-яккан-тепе. А всё потому, что в Карасубазаре Потёмкин сделал любимой ещё один сюрприз. Французский посол Луи де Сегюр, сопровождавший русскую императрицу, вспоминал, как вечером «все пригорки на 10 вёрст кругом вспыхнули тремя рядами разноцветных огней. Посреди этого горящего круга возвышалась конусообразная гора, на которой яркими чертами блистал вензель императрицы. Из вершины горы вспыхнул прекрасный фейерверк, завершённый взрывами 300 тысяч ракет». В Феодосии же на бывшем ханском монетном дворе, где по распоряжению Потёмкина уже год как чеканили медные гроши и пятикопеечные монеты, на память императрице и сопровождавшему её императору Австрии Иосифу изготовили две золотые медали «Путь на пользу».
Путь длиной в 12 дней по полуострову завершился. Награды и пожертвования розданы, всем «балагурам» доказано, что Россия - могущественная держава, сумевшая обустроить Тавриду и навсегда выйти к Чёрному морю. Нынешнее воссоединение Крыма с Россией стало достойной памятью и о Екатерине Великой, и о Григории Потёмкине, и обо всех, кто присоединял, защищал, обустраивал «крымскую жемчужину российской короны».
А всем нынешним злопыхателям российская императрица Екатерина Великая ответила ещё в 1783 году - «пусть балагурят, а мы дело делаем».

Наталья ПУПКОВА.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK