• Все обо всем
Ах, эта свадьба...
Как на полуострове семьи создавались
Ах, эта свадьба...
Алим и Ольга Рудченко - полвека в любви и согласии.

Белое платье, строгий костюм, машины с лентами... осень в России - время свадеб. «Крымская правда» поинтересовалась, как раньше семьи создавались.

«Отцовские» и «отрезанные»

В нашей стране, чтобы создать официальную семью, надо дождаться 18 лет или 16, при очень уважительных причинах. Нас шокируют ранние браки Востока в 11-13 лет. Впрочем, каких-то девять веков назад «шок» был нормой для Руси. Известный историк XIX века Николай Костомаров отмечал, что «в XVI-XVII веках русские женились очень рано. Бывало, что жених имел от 12 до 13 лет». Правда, уже в 1714 году Пётр I запретил жениться до 20 лет, но касалось это только дворян, у крестьян по-прежнему были ранние браки.
- В 1775 году императрица Екатерина II ввела брачный «ценз» для всех сословий: мужчинам разрешалось жениться с 15 лет, а женщинам выходить замуж с 13, - рассказывает историк Игорь ПАВЛЕНКО. - Если священник венчал (а до Октябрьской революции это был единственный способ заключения официального брака) пару моложе, то сразу лишался сана, а браки считались недействительными. В 1830 году император Николай I повелел венчать невест только с 16 лет, а женихов - с 18.
Многие едва дожидались этого возраста, чтобы создать семью: в городах стимулом было продолжение рода, в деревнях - потребность в рабочих руках. Причём женатые парни в деревнях всегда оставались в домах отцов или строили жильё в одном дворе - их так и именовали: «отцовские». Часто под одной крышей жили представители трёх-четырёх поколений: отец, сын, внуки, правнуки, и главой семьи считался самый старший. А вот дочерей называли «отрезанными» - замуж они выходили в чужой дом, и влиять на них родители уже не могли. Кстати, обычай вносить молодую жену в дом возник в те времена: порог считался границей родов, через которую надлежало перенести «чужую» для превращения в свою.
- Моя бабушка Вера так себя в шутку и называла - «отрезанная», - рассказывает старожил Симферополя Нина Дмитриева. - Она была единственной дочкой в семье мастерового из села Булгак Евпаторийского уезда. Трое сыновей, женившись, остались с семьями в отчем доме - достроили «сыновью» половину. А бабушку, которой едва исполнилось 17 лет, взял в 1909 году замуж служащий банка из Симферополя - 28-летний Игнатий, увидевший девушку на городском базаре, куда она с отцом привезла гусей на продажу. Дедушка погиб в 1915-м, в Первую мировую, и молодая вдова осталась с четырьмя детьми погодками. Растила сама, так как отец, воспитанный в патриархальных традициях, не разрешил «отрезанной» вернуться в свой дом. Благо, бабушка была работящей, вырастила всех. Она рассказывала, как их с мужем венчали в Свято-Троицком соборе Симферополя: жених подарил ей красное шёлковое платье - тогда этот цвет, а не белый считался невестиным, а сам был в белом костюме. Гуляли свадьбу по-городскому - в доме жениха, что был на Фонтанной улице (ныне Сергеева-Ценского), и ресторане в Гранд-отеле (на месте нынешнего Музтеатра). Но отец бабушки настоял, чтобы одну старую русскую традицию соблюли: перед первой брачной ночью жене надлежало разуть супруга. В одном из сапог (на них, а не на модных городских туфлях тоже настоял прадед) лежал серебряный рубль, если он попадался в первом, то жизнь ожидалась долгая и счастливая. Бабушка грустила, что первый сапог оказался пустым - предвестник несчастливой судьбы семьи.

От венчания до загса

До 1917-го официальные семьи создавались после религиозных обрядов. У мусульман, к примеру, - никях: накануне торжества в дом к невесте, у которой должно быть два свидетеля, приходит жених с одним свидетелем и муллой. В отдельной комнате молодые становятся на колени, лицом друг к другу - жених спиной на запад, а невеста - на восток. Мулла лицом к Мекке соединяет большие пальцы рук жениха и невесты и трижды спрашивает девушку, добровольно ли она вступает в брак. Она отвечает только на третий раз, мулла читает молитву - никях. Пара становятся формально мужем и женой, но парень уезжает домой до свадьбы. Православных же венчали в церкви, занося имена жениха и невесты, возраст, вероисповедание, сословие, место жительства, данные поручителей (свидетелей) и дату в метрическую церковно-приходскую книгу - так ещё в 1722 году повелел Пётр I. На многонациональном полуострове книги велись православными, лютеранскими, греческими, римско-католическими, армяно-католическими церквями, синагогами. Часть хранится в Государственном архиве Республики Крым.
- Сведения о браке указывались и в так называемых «обыскных» книгах, - продолжает историк. - Записывали «обыски» - показания поручителей, что нет препятствий к браку. Но для некоторых, к примеру, живших в четвёртом невенчаном браке, обряды были под запретом, возникали проблемы и у людей разного вероисповедания. Как следствие - дети считались незаконнорождёнными: бесправными к началу XX века были около 25 миллионов ребятишек по стране.
Изменить ситуацию удалось после Октябрьской революции: в декабре 1917-го появился декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «О гражданском браке, детях и о ведении книг актов состояния». Гражданский брак (не в понимании сожительства, что сейчас, а в плане регистрации по новым правилам) объявлялся обязательным и единственно законным. Хотя церковный вначале не был под запретом - «частное дело брачующихся». Уже через несколько недель в земских и городских управах появились отделы (позднее бюро) записи актов гражданского состояния, которые в разное время подчинялись Наркомату юстиции, НКВД, МВД, местным Советам, Министерству юстиции.
В них собирающиеся пожениться должны подавать заявления, а данные о новой семье вносятся в книгу записей браков. Правда, законными позже признаны и религиозные браки, заключённые до 31 декабря 1917 года. Появлялись отделы загс не сразу. К примеру, в Крыму - в 1921-м, после окончательного установления советской власти. Поэтому в СССР в 1926-м вышел циркуляр, признававший законным религиозный брак, заключённый с 1917-го по 1924 год. После Великой Отечественной признали и браки, заключённые с 1926-го по 1944-й: по религиозным обрядам, в партизанских отрядах на оккупированной территории - если они не противоречили советским законам. Кстати, в годы войны загсы работали в оккупированном фашистами Крыму - бюро Симферополя, Феодосии, Евпатории, Ялты, Ялтинского, Биюк-Онларского, Зуйского районов.
- Мои родители Георгий Пантелеевич и Анна Николаевна поженились в Феодосии 1938 году, - рассказывает читательница Зоя Василенко. - Сыграли «красную свадьбу» в канун
7 ноября. Красной, насколько знаю из маминых рассказов, назвали потому, что такого цвета была скатерть на столе для регистрации, да и женились молодые коммунисты. Традицию в 1918-м заложили молодожёны - наркомы Александра Коллонтай и Павел Дыбенко. В книге регистрации напротив папиной фамилии записали род занятий - военный, а у мамы в графе «семейное положение» - девица, а ещё, говорят, писали «вдова» или «разведённая». Никаких церемоний - после росписи с родными дома посидели, так принято было. Зато от маминой фабрики выдали помощь: кольца и отрез ткани на одежду будущему ребёнку.
Помощь выдавали и в пятидесятых-шестидесятых годах прошлого века: появились талоны для брачующихся, на которые приобретались товары в спецмагазинах, а для поездки в загс давали автомобиль «Москвич».

Золото любви

Сыграть свадьбу - нелегко, ещё труднее долгое время прожить в любви и согласии - как, например, симферопольские супруги Алим и Ольга Рудченко, отметившие золотую свадьбу - полвека вместе. Алим Михайлович и Ольга Фёдоровна познакомились в Полтаве на танцплощадке, где недавно демобилизованный матрос Балтфлота приметил красивую девушку. Любовь с первого взгляда. В 1978-м супруги перебрались на полуостров - Алима Михайловича назначили руководителем Управления статистики в Крыму, службе в которой он отдал многие годы и где его по-прежнему ценят. А ещё он награждён орденом «Знак Почёта», медалью «За трудовое отличие» и просто любящий и любимый муж, отец, дедушка. Алимушка - так называет жена, а он её - Олюшка или «Косточка (от девичьей фамилии) моя полтавская». Ольга Фёдоровна, все эти годы хранившая семейный очаг и создававшая «тыл», уверена, что главное в семейной жизни - слышать друг друга, понимать, прощать и любить.
Хоть расписывали супругов не на полуострове, обряд золотой свадьбы провели в Симферопольском Дворце бракосочетания. «Молодожёны» 50-летней выдержки обменялись кольцами - купили новые, а старые отдали детям как реликвию. Оставили памятные записи в юбилейной книге, выпустили в небо белых голубей. Так трогательно и торжественно Департамент ЗАГС Министерства юстиции республики начал всекрымскую акцию «Золото любви».
- Это традиция - празднование свадебных юбилеев, - рассказывает заместитель министра юстиции РК - начальник Департамента ЗАГС Наталья ПЕЛЬО. - Так важно увидеть улыбки на лицах людей, десятилетиями прошагавших рука об руку, сердце к сердцу. Перенять их бесценный опыт семейной жизни, научиться так же дорожить друг другом и беречь любовь. Поэтому и родилась идея украсить наступившую осень «Золотом любви». Это повод ещё раз вспомнить о близких людях, согреть заботой и теплом, подарить им праздник. Инициаторами проведения обрядов в крымских отделах ЗАГС могут быть и сами пары, перешагнувшие пятидесятилетний юбилей совместной жизни, их родные, друзья.
Появление в столичном Дворце бракосочетания супругов с пятидесятилетним стажем вызвало восторг у женихов, невест. Алим и Ольга Рудченко сердечно поздравили молодых, поделились секретами сохранения любви. А молодожёны, воодушевлённые их примером, пообещали отметить и свою золотую свадьбу. Ведь если есть в семье любовь и уважение, то счастливая жизнь будет в любом возрасте.

Наталья ПУПКОВА.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Предыдущий опрос

По подсчётам Росстата, новогоднее застолье обойдётся крымской семье из четырёх человек в 6804 руб­ля. В связи с этим наш вопрос:Уложитесь ли вы в эту сумму?

0%

Да, уложусь. Больше этой суммы не потрачу.

0%

Нет, не уложусь. Кутить, так кутить!

0%

Я встречу праздник в гостях или у родных, мне всё равно.

0%

Какой Новый год? У меня пост.