• История
Рассвет, обагрённый кровью
Рассвет, обагрённый кровью
Наряд пограничников на Тереспольском укреплении на берегу Буга. Слева направо - Николай Левинец и Владимир Крамаренко. Оба погибли при защите укрепления. Фото из сборника «Великая Отечественная война».

Тишина самой короткой ночи в году. Ещё немного, и начнётся воскресный день, наполненный заботами и отдыхом. Тот улыбающийся во сне мужчина, быть может, представляет, что после выходного дня пойдёт на любимый завод и создаст важную деталь для нового трактора. Женщина, положившая обе ладони под щёку, наверное, уже планирует, каким воскресным пирогом порадует близких. А посапывающий во сне малыш мечтает, как на самокате отправится покорять просторы родного города. Ещё немного...… И предрассветную тишину разорвут гул канонады, рёв моторов, грохот разрывов, остервенелая чужая речь. Никаких воскресных планов больше не будет: на 1418 дней и ночей сотрётся грань между буднями и выходными. Будет только труд на фронте ли, в тылу, в оккупации - ради Победы. Забота будет одна, общая: изгнать врага с родной земли, выстоять, победить. Сколько мужчин поднимутся в последнюю атаку...… Женщины станут разматывать бинты; чётко выводить на выточенном снаряде «За Родину!».… Сколько малышей не встретят больше свой мирный рассвет…. Семьдесят лет назад, 22 июня 1941 года, началась Великая Отечественная война.

Первый удар - по Севастополю

Официально 4 часа утра - время перехода всех фашистских сил в наступление на нашу землю. Время, когда германское правительство всё-таки объявило СССР войну, подтверждённое в 4 часа 30 минут германским послом председателю Совнаркома Иосифу Сталину. Но началось всё почти на час раньше. В Севастополе, сумевшем потом более 250 дней противостоять натиску врага. Отсюда в 3 часа 7 минут поступило первое сообщение «о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолётов» и о том, что «флот находится в полной боевой готовности». Через шесть минут первые бомбы упали на Севастополь. Одной из первых по бомбардировщикам, прилетевшим без опознавательных знаков, открыла огонь зенитная батарея в Стрелецкой бухте. Ещё через сорок минут командующий Черноморским флотом доложил: «Вражеский налёт отбит. Попытка удара по кораблям сорвана.
В городе есть разрушения».

И жертвы: самые первые (3 часа 15 минут) в той ещё даже не объявленной официально войне. Десятки раненых. Двадцать севастопольцев, погибших на улице Подгорной (ныне названной в честь погибшего во время обороны города начальника Севастопольского отдела НКВД Константина Нефёдова). На эту улицу упала одна из мин, предназначенных фашистами для «закрытия» фарватера. Тогда 16-летний Николай Несило вспоминал: мина упала «во двор, где жила тётя Варя Соколова (командир группы самозащиты - такие были созданы при домовых комитетах. - Ред.).
В предрассветной мгле люди (кто-то не спал, возвращаясь со школьных выпускных, из Дома Красной Армии и флота, где был бал по случаю возвращения с учений эскадры; кто-то проснулся от залпов зениток и самолётного гула, принятых за очередные учения, и занял место дежурного группы самозащиты. - Ред.) приняли мину за человека и поспешили к месту падения. Не успели открыть калитку, как прогремел взрыв. Первой бежала племянница Соколовой Леночка Каретникова. Взрывной волной девочку разорвало на части... Второй была тётя Варя - её тоже убило. Затем бежала моя мама (она была командиром пожарного звена). Её отбросило метров на 30, контузило». Долгое время считалось, что 46-летняя Варвара Соколова, её 13-летняя племянница Лена Каретникова и 61-летняя мама Александра Белова, приехавшая погостить из Ярославской области, а также 24-летняя разметчица корпусного цеха Морского завода имени Орджоникидзе Анна Найда (Годуадзе), её 31-летний муж, шофёр завода, Борис Годуадзе и их 9-месячный сын Виталик - единственные погибшие тогда. Но местные жители вспоминали и о других погибших. Их имена спустя полвека после трагедии удалось установить севастопольской журналистке Елизавете Юрздицкой с помощью Зои Гавриловой, других сотрудников Севастопольского загса. В книге регистрации смертей 22 июня 1941 года они нашли десять новых фамилий погибших, как тогда ещё записали, «при происшествии» или «убитых ввиду обвала», данные о ещё четырёх неизвестных (мужчине и трёх женщинах), тоже павших в тот момент на этой улице. Среди них, возможно, и няня маленького Виталика Годуадзе. Ещё две погибшие семьи: Бабаевы - Августа, Абрам и 3-летний Вадим, Мангупли - Сара и Иосиф. И ещё павшие: Прасковья Коврига, Наталья Уханова-Попова, Фёдор Дёмин, Мария Макуха, Стефан Панелоти.

Их хоронили в тот же день. Торопливо - уже было известно о нападении фашистов, были воздушные тревоги и запрет на скопления людей. Через много лет севастопольцы установили на улице памятный знак с данными о погибших.

Бой на границе

В то время, когда в Севастополе на ещё не объявленной войне погибли первые гражданские, на западной границе приняли первый бой. «Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941 - 3.15 ч. Умрём, но не уйдём!» - одна из надписей на стене Брестской крепости. Её защитники держались, по некоторым данным, до начала августа 1941-го. Довоенное фото 20-летнего Николая Левинца и 19-летнего Владимира Крамаренко. По данным Книги памяти мемориального комплекса «Брестская крепость», они - курсанты курсов шофёров Белорусского погранокруга, по данным книги «Великая Отечественная война в фотографиях», - пограничники 9-й заставы 17-го Краснознамённого погранотряда, прикрывавшие Тереспольское укрепление (запад крепости; с сентября 1939 года по каналу, огибавшему его и соединявшемуся с рекой Западный Буг, проходила граница СССР). Точный день их гибели неизвестен - июнь 1941 года значится на плитах некрополя. Найденных, перезахороненных павших защитников здесь - 962, известны имена 273-х. По данным сайта мемориального комплекса, в предвоенную ночь в крепости оставалось от 7 до 8 тысяч человек (большинство личного состава частей было вне крепости - в летних лагерях, на учениях, на строительстве укрепрайона). В крепости жили и около 300 семей комсостава. Дети, жёны, матери погибали вместе со своими защитниками. Вот плита в третьем ряду - Бобковы: Алексей Максимович, командир роты 37-го отдельного батальона связи; его жена Раиса Никаноровна и 2-летняя дочка Азальда. В том же ряду - могила мамы замкомандира пулемётной роты 44 стрелкового полка Н. Игнатенко Акулины Ефимовны и его 5-летнего сынишки Гены. Шумаковы: Александр Иванович, командир
9-й стрелковой роты 84-го стрелкового полка; его жена Любовь Сергеевна и 6-месячная дочка Света. Все погибли 22 июня.

В 3 часа 30 минут начштаба Западного округа доложил о налёте вражеской авиации на города Белорусской ССР. Через три минуты начштаба Киевского округа доложил о налёте авиации на города Украинской ССР. В 3 часа 40 минут командующий Прибалтийским округом доложил о налёте на Каунас. В 4 часа 10 минут Западный и Прибалтийский округа доложили о начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках. В 4 часа 15 минут донесение из Кишинёва: начался обстрел из пулемётов с румынской стороны 5-й заставы 24-го пограничного отряда. Из Львова: 4 часа 21 минута, на участке 91-го погранотряда идёт бой с группой противника, пытавшегося перейти границу. В 4 часа 30 минут в бой вступили все погранзаставы.

Война врывалась в наши дома, семьи, жизни, обрывая их в одночасье. Кто-то ещё не хотел верить, доказывая под звуки воздушной тревоги: «Ведь есть же пакт о ненападении, это ошибка или учения». Не учения и не ошибка. Небо прорезали самолёты, нашу землю утюжили танки. С крестами на крыльях и броне. В первые приграничные сёла и города врывались фашисты. Разъяснившее всё заявление Советского правительства: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу германские войска напали на нашу страну». Запись добровольцев, мобилизация, проводы и, что скрывать, мародёрство в домах эвакуирующихся, очереди в магазинах, сберкассах. Подвиги и предательство, труд в тылу и горечь отступлений на фронте, оккупация, подполье, комиссары, поднимавшие роты в атаку, карательные операции и пайки с граммами чёрного хлеба. Сколько всего будет за эти 1418 дней войны - Великой Отечественной. Как бы кто сегодня ни переписывал историю, ни восхвалял фашистов и их приспешников, ни запрещал Красное знамя Победы, а Великая Отечественная война 22 июня 1941-го - 9 мая 1945-го - это и великий подвиг, и трагедия, и мужество ушедших в вечность в первый обагрённый кровью рассвет, тех, кто все 1418 дней и ночей верил, сражался и повторял, как заклинание, фразу из правительственного заявления: «Победа будет за нами!». Память тех настоящих победителей, их потомков, не забывших, не предавших героев войны. Героев фронта, подполья, партизанских отрядов, гражданских, трудившихся в тылу; выживших и павших в оккупации - всех, кто своими силами, слезами, здоровьем, жизнью заплатил за нынешний мир на нашей земле.

Старший лейтенант, корреспондент газеты Ленинградского фронта Вадим Шефнер писал: «Не танцуйте сегодня, не пойте,/ В предвечерний задумчивый час./ Молчаливо у окон постойте,/ Вспомяните погибших за нас». Семьдесят лет назад началась Великая Отечественная война. Будем помнить.

На фото: Все трудовые сбережения - в фонд обороны.

Воспоминания Ивана Максимюка, заслуженного врача РСФСР

«Мне было десять лет, когда началась Великая Отечественная война. Мы жили в селе Бубель-Старый, что в 20 километрах от города Бяла-Подляска (Польша) и приблизительно в стольких же от Бреста. До 1939 года это была территория Польши. После раздела Польши мы оказались на оккупированной немцами территории, на самой границе с СССР, которая проходила по реке Западный Буг. В соседнем селе располагалась немецкая погранзастава. О начале войны жители села знали примерно за неделю. Немцы не скрывали, что в ближайшие дни начнётся война с СССР. В каждом дворе были оборудованы землянки, куда люди сносили продукты питания, вещи, иконы. В субботу 21 июня по приказу немцев на оконные стёкла были наклеены бумажные полоски, чтобы сохранить их во время артподготовки.
В лесу за селом немцы сосредоточили военную технику и армию. За несколько дней до нападения житель села Павел Дудко ночью переплыл Буг и сообщил на советскую погранзаставу, что немцы сосредоточивают военную технику и что через день-два начнётся война. После войны он жил в Ленинграде. Ленинградские газеты писали о героическом поступке Павла Дудко.

22 июня в 4 часа началась артиллерийская стрельба, которая длилась более двух часов. В 7 часов, когда наступила тишина, люди стали выходить из землянок. По селу ходили немецкие солдаты и говорили, что река форсирована и вражеские войска стремительно пошли на Восток. Первых советских военнопленных немцы гнали в лагеря города Бяла-Подляска через неделю после начала войны. В ноябре некоторым пленным удалось бежать. Под покровом ночи пробирались в село, стучали в окна и просили спасти их. Не было ни одного случая, чтобы кто-то отказал и тем более выдал немцам. В каждом дворе прятались в сараях, зарывшись в сено или солому, по 5-7 человек. Местные жители помогали, чем могли, кормили, переодевали в свою одежду и после того, как бежавшие немного окрепнут, ночью переправляли лодками на другой берег реки. Там они вливались в партизанские отряды, которые переросли в мощное партизанское движение на Брестщине. Я и сейчас пытаюсь понять, чем были вызваны такие поступки жителей села. Они рисковали. Был приказ немцев: за сокрытие евреев и военнопленных - расстрел. По-видимому, вызвано это было чувством сострадания. В селе проживали исключительно православные люди. Не было предателей.

В августе 1944 г. мы были освобождены советскими войсками. Вечером в селе ещё были немцы, а на рассвете появились советские разведчики, и к обеду пошли советские войска».

Только цифры

По официальным данным (которые многие исследователи считают заниженными), 26 миллионов 600 тысяч советских граждан стали жертвами фашистов и их приспешников в годы Великой Отечественной войны. В том числе Красная Армия, флот, погранвойска и войска НКВД потеряли 8 миллионов 668 тысяч 400 человек.

А сколько ещё израненных фронтовиков умерло в первые десятилетия после Победы, сколько жителей, в том числе и детей, стали жертвами неразорвавшихся в войну снарядов!..

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

9 Декабря

Стоит ли нашим спортсменам выступать на Олимпиаде в Южной Корее?

  • Участвовать и побеждать.

  • Нет. Это унизительно.

  • Пусть каждый спортсмен решит это сам.

  • Меня это не интересует.

Предыдущий опрос

Минтранспорта и Минэкономразвития Крыма высказались за строительство одновременно с трассой «Таврида» железной дороги из Керчи через Белогорск на Симферополь. А вы как считаете - нужна такая дорога?

94%

Очень нужна.

3%

Не нужна.

3%

Не знаю.

0%

Я езжу на машине.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK