• Общество
Письма в "Крымскую правду"
Письма в "Крымскую правду"
Александр Пикалов (второй слева).

Мы ждём ваших писем с вопросами, пожеланиями, критикой, мыслями о наболевшем, откликами на газетные публикации, историями из жизни, наблюдениями и т. п. Почтовый и электронный (pisma@kp.crimea.com) адреса редакции указаны в выходных данных. На конверте или в теме сообщения сделайте пометку «В отдел писем». Просим разборчиво писать ваши имя, фамилию и обратный адрес. Обращаем ваше внимание на то, что редакция ведёт переписку с читателями только на страницах газеты.

Мы помним

Мы, выпускники 1965 года Новостепновской восьмилетней школы Джанкойского района, хотим рассказать о своём директоре - Александре Пикалове. Война его, сержанта, командира расчёта 410-го артиллерийского полка, застала в Каменец-Подольском. Полк оказался за линией фронта в тылу врага, но расчёт Александра Петровича с боями прорвался к своим. Затем Александр Пикалов служил в 390-м артполку, освобождал Украину, Венгрию. 1 января 1945 года был тяжело ранен, Победу встретил в госпитале.

После войны кавалер медалей «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией» преподавал географию, был директором школы. И нас, детей фронтовиков, в 1957 году принял в школьную семью. Многим помог выбрать верный жизненный путь. А мы знали, что у нашего директора в ненастную погоду ноют раны, не дают забыть о войне. Более 20 лет Александра Петровича нет с нами, но мы всегда помним нашего директора-фронтовика.

Л. КОТОВА
и все выпускники 1965 года Новостепновской школы.

О мечтах и делах

Хочу рассказать о ветеране войны, учёном Любови Горбач. Мне посчастливилось проработать под её руководством в Институте минеральных ресурсов более 10 лет. Человек, на которого хотелось равняться.

Обучение в Киевском геолого-геодезическом техникуме прервала война. Девушка попросилась на фронт. В 16 лет! Отказали. Попала в партизанский отряд, а в 43-м всё-таки стала санинструктором в действующей армии. Вынесла с поля боя 31 бойца и офицера. Награждена орденом Славы III степени, медалью «За отвагу». Много позже, в геологических экспедициях по Крыму, во время отдыха у костра она вспоминала боевых друзей. Они переписывались всю войну, сообщали новости о бывших однополчанах (нередко печальные) и, что нас потрясало, делились мечтами, как будут жить после Победы, в которой были уверены. Из письма (орфография сохранена) радиста Кости Наумова 18 ноября 43-го: «Много раз пробовали переходить передовую (попали в окружение. - Авт.), но попытки оканчивались неудачей. Хотели уже пойти в партизаны, но потом решили: или мы перейдём на сторону наших войск, или мы погибнем, переходя передовую.
В ночь с 25 на 26 октября мы переходили немецкую оборону в районе Хорошное. При этом убили немецкого пулемётчика, а потом едва не утонули в какой-то речке. Вышли к своим...... Я уже 1,5 года мечтаю попасть в лётчики, но меня не отпускают. Но я решил бесповоротно - буду лётчиком, и вот ты увидишь, что я буду им». Из письма артиллериста Димы Аленчикова 3 августа
44-го: «Сообщаю тебе ужасную новость - Костя Наумов погиб. Вчера 2 августа он пошёл в пехоту с рацией корректировать огонь батарей. Немцы перешли в контратаку, и он попал в кольцо. Отбивался до последнего патрона. Выбросил в немцев все гранаты (предварительно вызвал огонь на себя), и только когда немцы побежали, был убит прямым попаданием снаряда в ровик». Дмитрий Аленчиков тоже погибнет в конце войны. А вот ещё мечта, оборванная войной. Юра Кондратов - художник. Став разведчиком, по его собственным словам, Юра открыл в себе недостаток: «Начнёшь (из письма 11 июля 44-го. - Авт.) наблюдать за фрицевскими траншеями, а потом ловишь себя на том, что наблюдаешь за красивым пейзажем, закатом или лицом товарища - лицом человека сосредоточенного и готового ко всему. Часто мечтаю о том времени, когда снова сменю автомат, нож и гранаты на кисти и краски». Погиб при выполнении задания.

После войны Л. Горбач окончила техникум, геологический факультет Львовского университета, защитила кандидатскую диссертацию. Автор более 70 научных работ, соавтор сборника «Справочник краеведа». Любовь Прохоровна была обаятельным человеком, обожала природу, литературу, музыку, прекрасно пела. А какие пироги она пекла! Её всегда отличали большое трудолюбие, беззаветная преданность геологии. В канун празднования
30-летия Победы, вспоминая фронтовых друзей, Любовь Прохоровна сказала слова, которые и сейчас волнуют: «Мои сверстники мечтали о победе над врагом, о подвигах и о мирной жизни. Врагов они били, подвиги совершали, но вот дойти до Победы многим не довелось. А у тех, кто вернулся с войны, уже выросли дети. Они тоже мечтают. Мечты их должны быть достойны памяти их сверстников, отстоявших Родину в Отечественной войне. Пусть их мечты сбудутся». В 1980 году Любови Прохоровны не стало. Сыновья ее тоже стали геологами.

Владимир ШЕХОТКИН.

Симферополь.

«Только б не было войны»

Моя мамочка Анна Кирилловна и миллионы советских людей повторяли эти слова, как заклинание. Знали, что такое война. Да и мы, детьми пережившие оккупацию, тоже знаем. Осень 1942 года. Станица Отрадная Краснодарского края. Мне 10 лет, живём с мамой. Мой старший брат Олег и отец погибли. Олег, сержант, воздушный стрелок 83-й дальней бомбардировочной авиации, погиб 22 октября 1941 года. Папа Николай Свистунов, капитан, начальник штаба 181-го батальона пограничных войск Мурманского округа, погиб 28 января 1942-го. Через полгода на грани гибели оказались и мы - в Отрадную вошли фашисты.

Вечернюю тишину нарушил рокот моторов. Народ высыпал на улицу. По главному шоссе несутся грузовики. В кузове сидят солдаты в серо-зелёной форме с автоматами наперевес. Рассматривают жителей, что-то выкрикивают на непонятном языке, смеются. Люди вдоль дороги замерли в ужасе: «Немцы!». Проезжая мимо главной аллеи парка, где стоял памятник Ленину, немцы стреляют по нему: к вечеру от памятника остаётся груда камней. Везде листовки: «Красная Армия разбита, немцы скоро возьмут Москву. Сопротивление бесполезно». Начинается регистрация жителей. Они делятся на три категории: местные, эвакуированные из областей, занятых немцами, коммунисты и евреи. Последних фашисты увозят, предупреждая, что с собой можно взять только ценные вещи, якобы отправляют в особое еврейское поселение. Им стал большой ров за станицей. Расстреляли всех: и стариков, и детей. Моя мама с соседкой ходили в степь за бурьяном для плиты и видели, как одичавшие собаки растаскивали трупы, едва присыпанные землёй.

Напротив нашего барака была воинская часть. Я стояла у окна и наблюдала вроде вначале забавную картину. Несколько немцев ловили поросёнка. Он затравленно метался, визжал. У одного солдата кончилось терпение: выстрел, поросёнок рухнул. Чтобы его опалить, фашисты выбрали нашу скирду с бурьяном, который мама заготовила на зиму. Сделали какое-то сооружение, поместили поросёнка и подожгли бурьян. Мама, увидев, как полыхает её многодневный труд, забыв об осторожности, произнесла самое страшное для неё ругательство: «Вот черти некультурные!». На беду, один из немцев понял. Он схватил маму. Я стояла у окна ни жива ни мёртва, а когда увидела, что фашист направил на маму пистолет, дико закричала: «Мамочка!» и потеряла сознание. Очнулась я, когда мама в слезах обнимала меня, брызгала в лицо холодной водой. Оказывается, солдата остановил офицер, а то я осталась бы круглой сиротой.

С 1 октября немцы разрешили учиться детям в начальных классах. Я училась в школе при детском доме, где жили эвакуированные из Ленинграда. Учительница - Ольга Степановна Бибикова, мама моей подруги Галины. Однажды на уроке пения кто-то предложил: «Давайте споём песню о Родине!». Все горячо поддержали. Учительница была в смятении. У неё на фронте муж, брат, но согласилась, попросив петь потише. Какое это было исполнение! Слова песни произносятся чётко, с большим чувством, лица одухотворённые, на глазах слёзы. И как-то неожиданно, без какой-то команды, в едином порыве весь класс встал, когда начали петь куплет: «Но сурово брови мы нахмурим, если враг захочет нас сломать/, Как невесту, Родину мы любим, бережём, как ласковую мать».

Оккупация длилась шесть месяцев. Много пришлось пережить, но в душе жила вера, что «Победа будет за нами!» 23 февраля 1943 года в День Красной Армии в Отрадную вошли наши войска. Радость и ликование. Вдоль всей дороги стояли люди, махали красными флагами, обнимали солдат, кричали «ура». И сейчас, когда читаю, что есть те, кто называет Красное знамя «тряпкой», мечтаю о чуде: вот бы поднялись из небытия все солдаты, отдавшие жизнь за Родину, и спросили власть имущих: «Что вы сделали с нашей Родиной?».

Валентина МИКЕРОВА.

Севастополь.

Против «тигров» и «фердинандов»

Нашего папы, майора в отставке, командира танковой роты Виктора Петровича Дёмина, уже нет рядом - сказались два фронтовых ранения. Но очень бы хотелось увидеть на страницах газеты его воспоминания о войне.

«С рассвета 10 января 1945 года ударили «катюши» трёх фронтов, мы пошли в наступление. Наши тяжёлые танки двигались вперёд к Восточной Пруссии и её столице Кенигсбергу. Помню, заметили на дороге сгоревшие советские танки. По номерам вижу: из того полка, в котором воевал до госпиталя. Стоит и наш сгоревший тяжёлый танк «ИС-2» с опущенным стволом пушки, а напротив, метрах в пятидесяти, замер навеки «тигр». Видать, в бою сошлись на близкое расстояние, одновременно выстрелили друг в друга и сгорели в один миг. Тот полк находился в 33-й армии. Мои друзья по училищу воевали в нём и почти все погибли в боях за Восточную Пруссию.

Утром нам поставлена задача: совместно с пехотой взять небольшой город. Вскоре танки «ИС-2» ворвались в город. Пехоту же немцам удалось отрезать. Мы держались до ночи. Немцы подтянули с других участков фронта «тигры» и «фердинанды», вражеская пехота начала в упор расстреливать наши танки. Пришлось оставить город.

На другой день наступление возобновилось уже вместе с пехотой. К исходу дня город мы взяли. И вот что узнали: на площади в центре немцы устроили костёр, куда живьём бросали наших раненых танкистов. Об этом рассказали двое ребят - их танк был подбит, они успели выскочить. Всю ночь провели на чердаке дома у площади. Наблюдали, как фашисты бросали в костёр наших ребят. За ночь молодые парни стали седыми».

Ираида ДЁМИНА.

Севастополь.

От всего сердца

Искренне признательна всему коллективу 2-й городской клинической больницы Симферополя. Особенно главврачу В. Яковлеву, завотделением Светлане Солдатенко, врачам Ольге Кире, Эльвине Муртазаевой, Инге Беликовой за лечение и внимание к ветерану войны. Как хорошо, что есть у нас такие люди в белых халатах.

Галина КОМВАТЫХ.

Симферополь.

* * *

Сердечная благодарность врачам 3-й городской поликлиники терапевту Сергею Маркову и хирургу Ивану Чменюку за лечение и внимательное отношение к ветеранам Великой Отечественной. Слова искренней признательности и добрым заботливым людям Наталье Дьяковой и Валентине Громовенко за помощь.

Семья ЯГУПОВЫХ.

Симферополь.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

9 Декабря

Стоит ли нашим спортсменам выступать на Олимпиаде в Южной Корее?

  • Участвовать и побеждать.

  • Нет. Это унизительно.

  • Пусть каждый спортсмен решит это сам.

  • Меня это не интересует.

Предыдущий опрос

Минтранспорта и Минэкономразвития Крыма высказались за строительство одновременно с трассой «Таврида» железной дороги из Керчи через Белогорск на Симферополь. А вы как считаете - нужна такая дорога?

94%

Очень нужна.

3%

Не нужна.

3%

Не знаю.

0%

Я езжу на машине.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK