g-fish
  • Здоровье
Ортопедическое достояние республики
Ортопедическое достояние республики
Современные «блискуновцы». / Фото: Фото Олега ТЕРЕЩЕНКО.

Имя Александра Ивановича Блискунова для крымчан особенное. Это «человек-НИИ», гениальный травматолог и врач от Бога. В течение нескольких десятилетий «Крымская правда» следила за драматичной судьбой профессора, автора 125 изобретений, удостоенного Большой золотой медали ООН, а затем - после его кончины пятнадцать лет назад - за судьбой его изобретений. Ведь без государственной поддержки его метод лечения мог исчезнуть, однако он сохранился. И за этим кроется огромный многолетний труд ученика Блискунова, доктора медицинских наук Сергея Куценко с командой молодых врачей. Кстати, каждый выпуск рубрики «Будьте здоровы» открывается юмористическим рисунком, сделанным Александром Ивановичем: мама, папа и ребёнок - здоровые, забавные, в меру упитанные и …гармоничные. Когда-то профессор Блискунов говорил, что «гармония здоровья - это самая святая гармония». И изобретения его были направлены на достижение этой гармонии. Каково настоящее этого метода, мы узнавали у Сергея Куценко.

- Мы завершили то, что Александр Иванович не успел закончить: его идеи воплотили в заявки на изобретения, разработали новые аппараты, опубликовали базовые статьи по результатам исследований, защищены кандидатские диссертации по проблематике, которой занимался Блискунов. Итогом моей пятнадцатилетней работы является защита докторской диссертации, в основу которой положен метод Блискунова. Научная работа посвящена применению аппаратов системы Блискунова у больных со сложной ортопедической патологией.

Достаточно большой раздел диссертации посвящён применению этих аппаратов при лечении злокачественных опухолей костей. Опухоль можно удалить в пределах здоровых тканей, а потом поставить аппарат и нарастить свою же кость.

- Подобные методы ещё где-то в мире предлагаются или это уникальная методика?

- Эта идея появилась, когда Александра Блискунова пригласили в онкологическую больницу Академии наук России, где работали очень хорошие специалисты - профессоры отец и сын Махсоны. Подсказали, что можно этот аппарат применять для онкобольных. Они удаляли опухоли и применяли аппараты Илизарова. Учитывая объём операции, аппарат устанавливался иногда от паха до стопы. А чтобы кость вырастить, с этой махиной нужно было прожить полтора-два года! Тогда мы впервые этой идеей и заразились, а уж удалось её реализовать только в наше время. У меня есть клинические наблюдения, очень радостные и приятные, когда людей сняли с онкологического учёта, что означает полное выздоровление.

Это не единственное усовершенствование аппаратов под конкретную патологию: есть аппараты, предназначенные для удлинения бедра для больных с патологией тазобедренного сустава.

Кроме аппаратов для удлинения, мы усовершенствовали специальные фиксаторы для лечения переломов. Сейчас Украину заполонили всевозможные импортные конструкции. Обидно! Ведь по техническим данным фиксаторы Блискунова на порядок лучше. Но у зарубежных производителей есть система по продвижению товара, а у нас только идеи и никакой государственной поддержки.

Реально фиксаторами Блискунова для лечения переломов костей можно полностью закрыть проблему всего Крыма. Сами посудите: зарубежный фиксатор стоит 8-11 тысяч гривен, фиксатор Блискунова - в 1,5-2 раза дешевле. И это при том, что сегодня их производят в индивидуальном порядке. Массовый госзаказ поставил бы изготовление на поток и сразу удешевил бы производство.

- Наверное, вы не раз пытались договориться о таком заказе?

- Пытался. И Александр Иванович в своё время пытался: он «достучался» до министра здравоохранения СССР Чазова, потом до министра Спиженко, а воз и ныне там. А потом Александр Иванович разочаровался в этом......

- А вы?

- Об этом методе знают в Киеве главные специалисты-травматологи, знают в ведущих учреждениях страны. Я писал письма в Верховный Совет Крыма, было обращение президиума Верховного Совета АРК, однако на уровне Украины этот вопрос никогда не рассматривался. Я пытался создать предприятие, которое занималось бы научной и хирургической деятельностью и могло бы само себя финансировать и развивать. Но нужно либо оперировать и заниматься наукой, либо переключиться на менеджмент. Я выбрал науку.

- Сколько в год выполняется операций по методу Блискунова?

- Что касается лечения переломов костей, то для нас это уже стало стандартом - более ста операций в год. Хотя, например, в областных центрах Украины только внедряют этот метод, применяя польские, немецкие, швейцарские фиксаторы. И будь наши чиновники чуть ответственнее, не Украина покупала бы фиксаторы в Польше или Германии, а Европа покупала бы их у нас.

Что касается удлинения конечностей, то мы оперируем около пятидесяти человек в год. При других обстоятельствах могли бы и больше, но это непростые операции, имеющие множество нюансов: и медицинских, и психологических, и финансовых. Ведь все затраты ложатся на плечи больных.

Сейчас у нас лежит симферопольский парень, мы увеличиваем ему рост, поскольку у него один из видов карликовости. Потрясающе, как люди радуются каждому миллиметру!

Есть люди вроде бы с нормальным ростом, но они хотели бы быть выше. Это категория пациентов очень непростая.

- Ваши пациенты в основном крымчане?

- Нет, о методе знают за пределами полуострова. География наших пациентов - Украина, Россия, Болгария, Швеция, арабские страны. Сейчас в клинике лежит больная из Швеции, в пятницу выписалась пациентка из Москвы.... Довольно часто к нам направляют пациентов из Харькова. Пример: ДТП, у парня тяжёлый открытый перелом бедра, обширная рана и где-то на асфальте он потерял четырнадцать сантиметров кости. Парень из Полтавы, там ему наложили наружный аппарат, а дефект остался. Направили его в Харьков, собирали консилиумы, предлагали отправить куда-то на лечение стволовыми клетками.
А профессор Харьковской медицинской академии последипломного образования и руководитель клиники политравмы Виктор Рынденко - друг Блискунова и мой друг - предложил отправить в Симферополь: дескать, там знают, что с этим делать.

- И в Симферополе таки знают, что делать?

- Да, но не потому что мы такие умные, а потому что нам в наследство остался уникальный метод. Этот метод родился в Крыму, это действительно достояние республики. Метод вполне жизненный и коммерческий. Но не нашёлся на него ещё свой инвестор, который поставил бы его на должный уровень. Кстати, существует же программа «Крым - жемчужина Украины». Почему бы методу Блискунова не стать такой жемчужиной в отечественном здравоохранении?

Правда, вселяет надежду, что этот метод не исчезнет, молодая команда докторов - моя команда, работающая по этой теме. С ними работаю на базе клиники Крымского медицинского университета и на базе 6-й городской больницы Симферополя.

- Кстати, о 6-й больнице. Как вы относитесь к текущему сокращению травматологических коек?

- Спокойно. И дело не в том, что у города нет средств на адекватное содержание медицины. Реформа здравоохранения направлена на то, чтобы финансировать не койки в больницах, как это было раньше, а выделять бюджетные деньги на пролеченных пациентов. Ну не просто так главный врач 6-й городской больницы и начальник управления охраны здоровья нашего города решили сокращать койки. Решение было принято давно, в стране сокращают даже целые больницы.

Основания для сокращения именно травматологических коек есть. Во-первых, к счастью, в последние годы несколько снизился травматизм. Во-вторых, когда я начинал врачебную деятельность, примерно 80% больных в стационарах лечились консервативным методом - скелетным вытяжением: спица, гири, полтора-два месяца лежать, затем гипсовая повязка и снова в стационар, где уже лечили последствия этого неподвижного лежания. Сейчас около 80% больных оперируют и лишь 20-15% лечат консервативно.

И, кстати, койки эти не сократили в масштабах города - их передали детским больницам, поскольку здоровье детей и подростков резко ухудшилось.

- То есть симферопольцы могут не переживать: если, не дай Бог, сломаешь руку или ногу, без больничной койки не останешься?

- Лучше, конечно, ничего не ломать, но при необходимости госпитализируем всех. Важно другое. Уж если сокращаются койки, нужно улучшать санитарные нормы пребывания больного: не пять человек в палате, а, скажем, три. Крым - особый регион, в летнее время население увеличивается на несколько миллионов. Значит, мы должны быть готовы к тому, чтобы разместить этих людей в случае непредвиденных ситуаций. Для этого нужна возможность развернуть дополнительные койки, а значит, площади нужно сохранить. Вот это важно. И ещё важно, чтобы в результате сокращений не пострадали профессионалы - врачи. Ведь чтобы вырастить хорошего ортопеда-травматолога, нужно как минимум десять лет.

Анастасия БАЧИНСКАЯ.

   

Комментариев

0
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему, чтобы иметь возможность оставлять комментарии
Комментариев нет, оставьте первый
ОПРОС

23 Сентября

Поверку какого счётчика вам было труднее всего осуществить?

  • Газ

  • Вода

  • Электроэнергия

  • Всех

Предыдущий опрос

Чем закончатся приключения Саакашвили на Украине?

22%

Он станет президентом Украины

33%

Погибнет при загадочных обстоятельствах

11%

Его выдадут Грузии

33%

Это начало конца Украины
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОПУЛЯРНОЕ
НАЙДИТЕ НАС НА FACEBOOK