Возрождение сельского хозяйства в Крыму реально?

16 Ноябрь 2022 379
Анатолий Репецкий.
Анатолий Репецкий. Фото автора.

Наполненный водой Северо-Крымский канал позволил аграриям полуострова с оптимизмом смотреть в будущее. Но действительно ли нас ждёт возвращение ещё к советским, ударным, показателям? Этот и другие вопросы мы задали Анатолию РЕПЕЦКОМУ, кандидату сельскохозяйственных наук, бывшему главному агроному колхоза им. В. И. Ленина Раздольненского района, внештатному эксперту «Крымской правды».

- Земледельцы Крыма успешно справляются с поставленными перед ними задачами. Производство зерна растёт. При этом есть мнение, что несоблюдение севоборотов в итоге приведёт к сокращению урожая. Так чего нам ждать?..

- Можно ли заниматься земледелием вне всяких правил и законов? Игнорируя соблюдение простейших севооборотов? Нет. Ответы нам даёт голод, случившийся в 1932-1933 годах. Его главной причиной стала начатая в СССР индустриализация промышленности, курс на которую был определён в 1925 году на ХIV съезде ВКП(б). Осуществить её без перестройки сельского хозяйства в сторону увеличения объёмов выращивания технических культур было невозможно, поэтому сразу последовало постановление Совмина о повышении закупочных цен на подсолнечник, лён масличный и долгунец и прочее. И это сработало безотказно. Удельный вес доходов, получаемых крестьянином от зерна, по данным экономистов тех лет, сократился до 20%. Вначале на это не обратили особого внимания, и лишь после провала хлебозаготовок в 1928-1929 годах спохватились, но прервать цепочку негативных последст­вий тотчас не получилось, поскольку большинство полей оказалось потерянным.

Мы должны оставить в стороне сказки о кулаках, вначале скупивших хлеб, а затем сгноивших его в ямах, или о большевиках, якобы вывезших продовольственное зерно в обмен на станки. Его, хлеба, попросту не было. 

- То есть, понятно, что нужно следовать нормам специалистов прошлых лет. Но всё же это прошлое. А сейчас какие ещё есть подводные камни?

- Я встречал, к сожалению, сообщения в печати о постоянном снижении уровня плодородия наших почв. Нетрудно теперь уже догадаться, что повышение урожайности зерновых (если оставить в стороне благоприятные погодные условия последних лет) происходит, в первую очередь, за счёт всё возрастающей химизации полей, которая неизбежно уничтожает естест­венное плодородие земли. Известно, что оно создаётся и сохраняется за счёт биологичес­кой активности почвенного поглощающего комплекса, иными словами, благодаря жизнедеятельности находящихся в почве микроорганизмов. Длительное внесение гербицидов и минеральных удобрений не только угнетает эту деятельность, но на каком-то этапе может привести к полному её прекращению. В результате у нас есть перс­пектива получить подобие лунного грунта, на котором станет невозможным выращивание каких-нибудь сельскохозяйственных культур. И эта угрожающая перспектива не так уж далека, если судить по всё возрастающей тенденции заменить любую механичес­кую обработку внесением ядохимикатов. Это ведь дешевле, так зачем ещё над чем-то там задумываться, над какой-то экологией, которую в карман не положишь. Вот и появляются в печати объявления: «сеем лён без обработки», и радостный восклицательный знак. Как раз в том месте, где нужно заплакать, ведь это не совсем без обработки, а её, механическую, заменили на две химические.

- Но ведь поля в Крыму засеяны. Едешь по полуострову и видишь, что возделывают землю, выращивают на ней различные культуры. Выходит, что это выгодно?

- Производство зерна во все времена было рентабельным, но давайте обсудим использование уже собранного урожая. В прессе появилось сообщение о резком падении цен на зерно, и это неудивительно - рынок чаще всего просто непредсказуем, да ещё на фоне антироссийских санкций. Но, с другой стороны, это может быть просто знак о том, что мы заблуждаемся, что движемся в тупиковом направлении. Можно оставить в стороне сложные математические расчёты, а просто положиться на здравый рассудок крестьянина и допустить, что он не мог ошибаться, поскольку обладал вековым опытом ведения хозяйства. Так вот, он никогда не нёс зерно на рынок, наоборот, он приобретал там молодняк свиней, овец, рогатого скота, цыплят, если не имел своего, и занимался производством молока и мясным откормом, продавая затем на рынке их излишки, если таковые были. Все остальные действия с зерном крестьянином отвергались, как неумные и разорительные. Поэтому и нам уже пора понять тот факт, что полноценное, гармоничное существование растение­водства без животноводства практически бессмысленно. 

- Какой вы видите выход?

- Если мы вернёмся к законам, которые наши предки проверили столетиями, то получим определённые выгоды. Во-первых, прекратится уничтожение плодородия наших полей, чему будет способствовать введение настоящих севооборотов с многолетними травами и злакобобовыми смесями, которые оставляют в почве доступный для растений азот. Но самое главное - появится навоз, пользу от его внесения переоценить невозможно, он ляжет краеугольным камнем в деле восстановления плодородия почвы. Мы сейчас попусту теряем 20% уже выращенного урожая в виде соломы, так как её простая запашка не решает проблемы увеличения органики, наоборот, на первом этапе для её разложения тратятся запасы азота из самой почвы. Солома, прошедшая через желудочный тракт животного, смешанная с его мочой и экскрементами, пролежавшая в бурте до полного или хотя бы частичного превращения в перегной - это тот идеал, к которому может и должен стремиться земледелец. Не к химикатам! 

- Это касается только зерна? Или и других продуктов? Например, часто можно услышать разговоры о «порошковом молоке».

- Сейчас на молокозаводы молоко поступает в основном от частного сектора, но поголовье коров там неуклонно сокращается, и это печальное явление будет только набирать темы. Животноводство, пусть даже домашнее, требует напряжения значительных физических сил, которые уходят неумолимо, как только человек переступает за семидесятилетний рубеж своего возраста, а молодёжь, за очень редким исключением, вовсе не имеет желания этим заниматься. 

Я был этим летом в Белоруссии, причём несколько дней в селе; невозможно передать словами, как вкусно я там питался! Это только нужно попробовать самому. Но на привозном сырье подобное невозможно, всякие перевозки потребуют заморозки или какой-то консервации, да и откуда перевозить, тенденции по нашей стране, кажется, везде совершенно одинаковы: пожилые люди уходят на отдых, и никто из молодёжи не торопится принять их трудную эстафету. Повторяюсь, за небольшим исключением. 

- Так почему в Крыму не возрождают животноводство? Это полезно в том числе и тем, кто занимается зерном.

- Благодаря возрождению животноводства в селе исчезнет безработица, причём исчезнет реально, не на бумаге. Возрождение села сохранит нас как нацию: алкоголизм, наркомания, преступность - всё это от безделья. Возвращение Северо-Крымского канала позволяет увеличить производство зерна, но это не более 500-600 дополнительных рабочих мест. Возрождение животноводства очень сложный, чрезвычайно затратный процесс, вот почему нынешние аграрии предпочитают выращивание зерна, где всё относительно просто, тем более, если не задумываться о последствиях. Возродить животноводство без прямой государственной помощи практически невозможно, но это нужно делать, иного пути у нас нет, и это всё окупится сторицей. 

Беседовала Валентина БУЙЛОВА.