«Нам нужна синергия классики и современного киноязыка»

8 Июль 2024 803
Алексей Герман-младший. Фото Валерия ШАРИФУЛИНА/ТАСС.
Алексей Герман-младший. Фото Валерия ШАРИФУЛИНА/ТАСС.

Страна громко спорит о том, нужно ли снимать ремейки советской классики? Сыр-бор возник не на пустом месте - накануне по лентам информагентств разлетелась новость, что Минпросвещения якобы направило в Минкультуры список шедевров отечественного кинематографа и предложило переснять эти картины. Позже в минис­терстве уточнили - речь всего лишь шла о списке киношедевров, с которыми было бы неплохо ознакомить подрастающее поколение.

В этом списке есть, например, «Летят журавли» Михаи­ла Калатозова, «Завтра была война» Юрия Кары, «Война и мир» Сергея Бондарчука и другие. Откуда тогда взялась сенсация про ремейки? Да всё из того же письма одного министерства в другое, в нём есть предложение «экранизировать произведения классиков с использованием современных средств отечественного кинематографа». Как это понимать? Специально для «Российской газеты» ситуацию вокруг дискуссионных предложений Минпросвещения прокомментировал режиссёр Алексей ГЕРМАН-МЛАДШИЙ.

«Предлагаю сразу же отделить мух от котлет. Нам всем надо признать, что никто никогда не снимет на высоком художественном уровне ремейк замечательного фильма «Летят журавли». Нет таких артистов, нет таких режиссёров, нет таких операторов. Да и зачем нам снимать ремейки таких фильмов? Великая классика должна оставаться великой классикой. Это с одной стороны.

С другой стороны, в предложении Минпросвещения есть довольно много разумного. Просто оно, как я понимаю, было неловко сформулировано.

Во-первых, ничего нет зазорного, и в мире это происходит, когда на достаточно приличном уровне возвращаются к сценариям культовых фильмов. Подчёркиваю - не снимают ремейки, а возвращаются к сценариям. Здесь важно не пытаться слепо скопировать, не пытаться изуродовать, а важно вдохновиться и сделать кино современное и талантливое. Я, например, считаю, что нам очень нужен сегодня фильм, который был бы вдохновлён лентой «Девять дней одного года» Михаила Ромма, потому что эта картина сыграла огромную роль в развитии науки в СССР. Я недавно встречался с одним из академиков-ядерщиков, и он мне сказал, что пошёл в физику именно после просмотра этого фильма.

Когда ремейк снимается не для зарабатывания денег, как это происходит у нас в последние годы, а когда кино делается бережно, тогда создавать новые ленты, вдохновлённые великими картинами, это ра­зумный ход.

Во-вторых, конечно, нам надо ставить классику. Но нам надо ставить классику современным киноязыком - это не означает плохим, у нас часто путают современный киноязык с языком идиотии, но кино­языки разными бывают, ставить классику должны талантливые люди. Иначе Чехова, Набокова, Пушкина, Гоголя мы не вернем в медиапространство, а это сейчас очень необходимо, потому что интерес и любовь к великой литературе в кинематографе стимулирует чтение, порождает смыслы, приводит к появлению в стране большего числа сложных людей. А именно сложно устроенные люди двигают науку и индустрию высоких технологий, что нам сегодня необходимо. Мы не добьёмся технологического суверенитета, если у нас будут только одни юристы и блогеры, нам важно, в том числе с помощью кино, сделать так, чтобы молодые люди шли учиться на математиков, физиков, географов…

Поэтому я считаю, что синергия классики и современного талантливого киноязыка нам нужна. Вероятно, об этом и пытались сказать чиновники.

Но как гарантировать, что постановка Чехова не превратится в бессмысленный и бездарный водевиль? Вот в чём ключевой вопрос.

Думаю, что к развернувшейся дискуссии должны прислушаться, прежде всего, кинематографисты. Возможно, она напомнит им о том, что русская классика, а я имею в виду здесь и советскую литературу, - это невероятный кладезь сюжетов, идей и драматургии. И довольно странно при наличии такой классики делать вид, что все идеи закончились и снимать бесконечные сериалы про богатых женщин и маньяков.

Алексей ГЕРМАН.