Воин. Учитель. Настоящий полковник

6 Июль 2024 1804
Сергей Червяков - потомок победителей. Фото из архива читателя.
Сергей Червяков - потомок победителей. Фото из архива читателя.

Он входит в класс и тридцать пар глаз, 15 юношей и столько же девчат, уже восьмиклассников, смотрят внимательно и с любопытством, что расскажет, учитель, классный руководитель. Они разные, эти ребята из села Григорьевка в Херсонской области, нового региона страны, многое уже пережившие за период пандемии, повидавшие за время вой­ны, кто-то почти не улыбается, кто-то разучился верить взрослым, кто-то…. Впрочем, в ответ на добрую улыбку Сергея Геннадьевича хочется тоже улыбнуться, и верить ему, всенепременно, искренне. Он сам такой, искренний, мудрый, грамотный, надёжный, боевой офицер в минувшем, хороший учитель в настоящем, справедливый и не скупой на заслуженную похвалу. В школе, которой руководит Алина Клищевская, английский и географию, с пятого по одиннадцатый классы, преподаёт Сергей Червяков. Десантник, спецназовец, участник войн на Северном Кавказе, среди прочих наград - две медали «За отвагу». И просто «отличный товарищ, человек с горячим сердцем и холодным умом, настоящий патриот страны», как говорит его друг и коллега Игорь.

Сын подводника

Первенец Сергей в семье Геннадия и Лидии Червяковых появился 14 января 1974-го в Северодвинске Архангельской области, где на Северном флоте служил папа - мичман, подводник. Геннадий Константинович (увы, его уже нет) был родом из небольшого села Краснознаменского в Саратовской области, в 14 лет осиротел.

- Так что о дедушке Косте и бабушке Марии (Петровой) по папиной линии ничего и не знаю, - признаётся Сергей Геннадьевич. - Не хотел папу расспросами тревожить, а ему самому трудно было о том рассказывать. Но, спасибо, соседи его не бросили, вырос в их семье, после армии остался на сверхсрочную - на дизельных и атомных подлодках служил. А с мамой, Лидией Сергеевной, они в Балакове Саратовской области познакомились, она отлично училась там в химико-технологическом. Мама наша родом из Кожуховки Тульской области, мы потом в ту область и уехали, когда папа уволился по выслуге лет, - у него-то самого никого не осталось, а так поближе к маминым родным, бабушка моя Анна Васильевна Гришина всю жизнь на почте работала.

Но до Тульской области была холодная Архангельская (там мальчик твёрдо уверовал, что в море купаться нельзя, ледяное), были тревожные ожидания из похода главы семьи и радости встречи. Наверное, уже тогда, малышом, глядя на мужественного папу и его товарищей, Серёжа хотел стать таким же, служить Родине.

- Папа ведь и после увольнения с флота в 1982-м, уже живя в Тульской области, служил - зампредседателя райис­полкома по гражданской обороне. А мама окончила курсы диспетчеров аварийно-газовой службы и до пенсии так и работала по специальности. Пока отец служил, мама не работала, растила и учила нас с младшим братом - Эдик, Эдуард теперь гидрометеоролог, в Антарктиде. Мы не ходили в детский сад, но благодаря маме получили прекрасное образование, уже до школы умея и читать, и писать, и считать, и учились потом отлично. Она много с нами занималась, добру учила, всю себя детям посвятила - по-настоящему благодарен за это. Знаете, когда задумался о поступлении в военное - очень помогли привитые мамой уважение к окружающим, тяга к знаниям, привычка узнавать новое и папина целеустремлённость, верность долгу и приказу помогли. Поэтому, думаю, что стать военным - это пример отца, а призвание учить - воспитание мамы.

Наверное, военный путь в судьбе парня ещё и от прадедов. Один, Василий Степанович Никитин, сражался за Мос­кву, в декабре 1941-го его любимая Варвара Петровна получила извещение, что 31-летний муж без вести пропал. Второй прадед, Григорий Алексеевич Гришин, сапёр, Сталинград защищал, медалью «За боевые заслуги» награждён, неоднократно ранен - сказалось уже после войны, лишь четыре года после Победы прожил. Сына успел благословить на военную службу, дед нашего героя, Виктор Григорьевич Гришин, шесть лет в погранвойсках отслужил. Именно он потом учил маленького внука наматывать портянки, ориентироваться в лесу, стрелять, охотник был.

- Дед на шахте работал. Помню, я пешком, шесть километров, шёл к нему на работу, ждал в раздевалке, - делится читатель детскими воспоминаниями. - Они все выходили такие чёрные, пыльные, но весёлые, а после душа переодевались. Дед выходил в костюме, чистая рубашка. Это надо было видеть, преображение настоящее происходило. Запомнилось очень. А потом мы шли в шахтёрский клуб в кино. Я держал дедушку за руку и мечтал, что вырас­ту сильным и смелым, как мужчины нашего рода, как их товарищи.

«Никто кроме нас»

Мечты ещё были расплывчатые - военным стать, а вот род войск - везде хотелось попробовать. Но потом на каникулах шестиклассник познакомился с десантом - приезжали в их пионерский лагерь шефы из Тульской дивизии ВДВ. Впечатлений хватило на окончательный выбор военного пути - после школы поступать только в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. И подготовку начал соответствующую, школу окончил с серебряной медалью, с теплотой вспоминает учителей и любимого классного руководителя Галину Петровну Костяеву. Конкурс в училище был 32 человека на место - выдержал, стал курсантом факультета спецназа десанта в Рязанском ВВДКУ. Вскоре факультет перевели в Новосибирск, в Высшее общевойсковое командное училище, так что оканчивал уже его, начав службу в Ростовской области, в бригаде специального назначения ГРУ. И есть в его жизни две чеченские кампании, войны на Северном Кавказе, группой спецназа 22-летний лейтенант командовал. «По горам бегал, конт­рактники-афганцы, парни, войну в Афганистане прошедшие, учили воевать и выживать. Много тогда хороших людей встречал. Жаль, многие погибли». Потом командовал разведывательно-десантной ротой, служил замес­тителем командира батальона, комбатом. И сам уже учил молодых воевать и выживать, старался так выполнить приказ, чтобы без «двухсотых», погибших, обходилось.

О себе в бою, о войне Сергей Геннадьевич, как и каждый прошедший те события, говорить не любит. Но в архиве у коллег из «Ставропольской правды» сохранился рассказ о двух эпизодах из военной судьбы комбата 205-й отдельной мотострелковой бригады. «Прорываться от Бамута мотострелкам пришлось под шквальным огнем. Почти трое суток прокладывали через лес просеку и уходили по ней. Всё это время руководил подразделениями майор Сергей Червяков, которого бойцы несли на носилках. Он не был ранен: в результате жесточайшей прос­туды температура поднялась выше тридцати девяти, и передвигаться самостоятельно офицер не мог. А боем управлял. Потому что не было в ротах и штабе батальона более опытного и профессионального командира. Людей он вывел, и только после этого впал в забытьё. «У Червякова военный талант помножен на интуицию, - коротко характеризует Сергея комбриг, - поэтому именно он возглавляет сегодня одну из главных наших частей, отдельный разведбат…». Интуиция и профессионализм однажды позволили Червякову сохранить не только подчинённых, но и собственную жизнь. Случилось это в 2001-м. Отряд попал на минное поле. Посылать вперёд неопытных сапёров Сергей не захотел, решил сам (служил в «спецназе» и инженерную подготовку прошёл неплохую) отыскать и обозначить проход. И это ему почти удалось. Однако на краю минного поля задел растяжку «прыгающей» мины. Уберечься от её взрыва практически невозможно. Но за доли секунды, пока сработал вышибной заряд, офицер совершил невозможное: прыгнул за дерево, прикрыл лицо автоматом. Осколками его всё-таки нашпиговало. Но не до смерти. Сейчас он снова в строю».

И только ленточки на форме, жёлтая и красная, говорят о двух ранениях, тяжёлом и среднем. Но он - десантник, спецназовец, разведчик, не привыкший, просто не умею­щий сдаваться. Выстоял, Общевойсковую академию Вооружённых Сил России окончил, после служил в Приволжско-Уральском военном округе. Затем Москва, второе призвание перекликнулось с первым: стал учить, преподавать в знаменитой «Кремлёвке», в Московском высшем общевойсковом командном орденов Жукова, Ленина и Октябрьской революции Краснознамённом училище. Тактику боя подполковник Червяков преподавал курсантам, чётко зная, что «солдат - это профессия, боец - черта характера, а воин - судьба. Можно научиться стать солдатом, но вот бойцом или воином - это уже иное, в человеке должно быть заложено с малых лет». Выйдя в запас, работал и в службе безопасности метрополитена в Москве, и на предприятии в Рязани, но постепенно осознал, что его призвание, миссия всё же именно учить. И уже не будущих военных, курсантов, а обычных школьников, учить наукам, патриотизму, жизни, созиданию. Уехал в Херсонскую область: «ведь учителей, особенно на новых территориях, не хватает.

- Там ещё опасно, а детей учить надо, и именно по-русски, - говорит Сергей Геннадьевич. - Думаю, что военную свою миссию выполнил, надо теперь педагогическую. Ведь учитель это не тот, кто учит, а у кого можно научиться. Надеюсь, мои ребята чему-то доброму смогут у меня научиться. Да и сыновья мои, Олег и Глеб, один студент, второй школьник, верю, хорошими людьми станут.

Иначе, наверное, и быть не может, ведь пример достойный есть - настоящего патриота страны, воина, защитника, учителя, мужчины.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.