Верные до последнего

18 Май 2024 2098
Абдулла Дагджи. Суин Шевкетов. Фото из архива газеты.
Абдулла Дагджи. Суин Шевкетов. Фото из архива газеты.

Единство и огромная любовь к Родине, готовность жертвовать собой во имя неё помогли восемь десятилетий назад многонациональному советскому народу выстоять в Великой Отечественной и победить фашизм. Но, увы, случались и предательства (как, впрочем, и в наши дни), а отвечать за них приходилось всему народу, нации, к которой формально относились и вражеские пособники. Формально - потому что не имеют предательство и подлость национальностей, но… 80 лет назад, 18 мая 1944-го, с полуострова были депортированы крымские татары - весь народ, ответивший за горстку фашистских прихвостней. И не учли тогда, что крымские татары геройски сражались на фронте, в партизанских отрядах, в подпольных группах, погибали, до последнего оставаясь верными Родине. Вспомним некоторые имена.

На фронте

«Славные сыны татарского народа в борьбе за Советскую Родину» - 2 июля 1943-го под таким заголовком вышла передовица нашей газеты, тогда «Красного Крыма», Евгения Степанова и Абрама Райчука, призывавшая крымских татар полуострова брать пример с их единоверцев-земляков, офицеров-орденоносцев, геройски сражавшихся на фронте. Бейтула Муратов, Идрис Сеферов, Кязим Сеттаров, Иззедин Сеферов, Исмаил Ирсмамбетов, Арслан Меджитов, Муратов (увы, имя этого командира тральщика мы не знаем), Муртазаев, может, Минкаш, а может, Ибрагим, погибший в январе 1944-го в Керчи, - распространённая фамилия. И ещё распространённые. Джемилёв, может, Амет, или Адши, или Халит, Курт, Джелял, Абдураим. Аппазов - Сейтасан, Абдулл, Нусрелдин. Халилев - Асан, Ибраим, Саид, Сервер, Андрей, Керим… О вернувшемся через полвека на полуостров фронтовике Эрежепе Инжиеве и его брате Ибраиме писала уже «Крымская правда». А ещё гордится газета, что два десятилетия назад публикация помогла обратить внимание властей на «позабытого героя» войны Суина Шевкетова, участника обороны Москвы, орденоносца, инвалида Великой Отечественной, и добиться, чтобы 85-летнему фронтовику дали долгожданную квартиру (увы, «выбить» положенную машину не смогли). До того, вернувшись в Крым из Узбекистана, куда, пока воевал, выселили родных, фронтовик вместе с дочерью Зарией, тоже инвалидом, ютился в крохотной комнатушке ветхого общежития.

День рождения у Суина (увы, отчество не уточнили тогда) Шевкетова был в канун Дня Победы, правда, он старше праздника на четверть века - родился в 1920-м в Ак-Шеихском районе, о довоенной жизни парня, о родных, увы, тоже ничего не знаем, многодетная была семья, как и принято у крымских татар. А о боевом пути участника обороны Москвы, дошедшего в составе 204-й стрелковой дивизии с 1-м Прибалтийским фронтом до Восточной Пруссии, дважды тяжело раненного, знаем по наградным листам, опубликованным на портале «Память народа». Тогда, во время встречи, ветеран лишь бережно показывал свои ордена - два Красной Звезды, Славы третьей степени - боевые, и уже юбилейный, в депортации в Узбекистане полученный к 40-летию Победы, - Отечественной войны первой степени. За что на фронте наградили - скромно отмолчался, «телефонистом я служил». Телефонист линейного взвода 1445-й отдельной роты связи (позже - 583-й отдельный батальон связи) 204-й стрелковой Витебской дивизии Суин Шевкетов награждён в феврале 1944-го первым орденом Красной Звезды. Комроты капитан Сергей Чуркин писал: «… проявил себя храбрым, мужественным бойцом. В боях на Белгородском направлении (июль 1943-го) и Витебском направлении (сентябрь 1943-го - январь 1944-го) в составе взвода обеспечивал командира дивизии связью с наблюдательными пунктами командиров полков, постоянно находясь в боевых порядках пехоты под огнём противника. Особенно отличился товарищ Шевкетов в боях под Кожемякино в октябре 1943-го, когда он в составе команды связистов обеспечивал связью командира дивизии с траншеями противника, в которые только что ворвалась наша пехота. Находясь под ружейно-пулемётным и артиллерийско-миномётным огнём противника, товарищ Шевкетов в течение трёх суток находился на линиях, восстанавливая одну за другой обе часто выходившие из строя линии». В августе 1944-го новый комроты майор Степан Озерецкий представлял красноармейца Суина к ордену Отечественной войны второй степени, но в итоге наградили второй Красной Звездой: «проявил мужество и смелость в районе местечка Радвилишкис, когда полки 204-й стрелковой дивизии приступили к форсированию реки Мемеле. В разгар боя была поставлена задача дать связь на наблюдательный пункт командира дивизии (комдив тогда Ксаверий Байдак, но несколько дней в разное время его заменяли Иван Клепиков, Матвей Ерошкин. - Ред.). под сильным артиллерийским огнём противника Шевкетов досрочно навёл линию, а для устойчивости связи оставался на линии, чтобы своевременно ликвидировать порывы. Таким образом, в течение боя он устранил 25 повреждений, и благодаря его смелости на всём протяжении боя за реку связь не прерывалась, что способствовало успешному разрешению задачи». В победный год Суин Шевкетов, уже сержант, командовал отделением 4-го телефонного взвода телефонно-кабельной роты родного, уже 583-го отдельного батальона связи, и 10 апреля
1945-го награждён орденом Славы третьей степени. Писал комбат Степан Озерецкий: «Командир отделения товарищ Шевкетов Суин в боях против немецких захватчиков за населённые пункты Варкали, Матучи, Тоды 27 января 1945-го получил задачу обеспечить связью наблюдательный пункт командира 204-й стрелковой дивизии. Лично прокладывал линию связи за стрелковыми батальонами 700-го стрелкового полка, откуда докладывал обстановку командиру дивизии. Линия Шевкетова подвергалась порыву от сильного артиллерийского обстрела противника. Устранил до 30 порывов, обеспечивая связью командование»…

После Победы он разыскал в Узбекистане депортированных родных, работал шофёром, не жаловался на судьбу, лишь мечтал вновь вернуться в Крым - полвека ждал того один из героев Великой Отечественной, патриот Суин Шевкетов.

В подполье

Патриоту Абдулле Дагджи, его родным и большинству товарищей по борьбе, единоверцев из подпольной группы, возвращаться в спасённый Крым не пришлось, они избежали депортации в 1944-м, они навсегда остались частью полуострова, погибнув во имя него в 1943-м. Кстати, быть может и погибший в начале апреля 1945-го за Чехословакию 20-летний ялтинец Зелимхан Дагджи - родственник подпольщика, «вручить извещение о гибели невозможно - родня на спецпоселении». Младший лейтенант Зелимхан Сейталиевич в госпитале от ран умер, тех татар, кто выжил в оккупации, депортировали, а Абдулла Сейдамет-оглы, подпольщик, 24 июля 1943-го расстрелян. Фашисты казнили после жестоких допросов, после того как две, считавшиеся русскими, провокаторши, проникшие в подпольную группу, выдали героев.

Подпольное имя у Абдуллы Сейдаметовича Дагджи, родившегося в 1900-м в Корбеке (ныне - Изобильное), было «дядя Володя». Он знал несколько языков, сумев объединить в многонациональную подпольную группу, по разным данным, от 30 до 80 человек, большинство, впрочем - крымские татары, знакомые, родные. Его представляли к посмертному награждению медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, но ситуация изменилась. В мирное время агроном Абдулла Сейдаметович был одним из руководителей винзавода «Массандра», потом секретарём парткома в Балаклаве, председателем Ялтинского райисполкома. На фронт, как ни рвался в 1941-м, не взяли - партийное задание эвакуацией заниматься, народное сопротивление организовывать. Он с родными ещё пытался уйти осенью 1941-го к Севастополю, чтобы там, с отступающими, увы, нашими войсками город оборонять, но пришлось попасть в окружение под Ялтой, пробиваться в горы к партизанам, стали членами отряда Сеитхалиля Меметова, руководившего бахчисарайской милицией. Немало славных боевых операций на счету патриота, пленение предателей, диверсии. Спустя год его с родными направили в Симферополь создавать подпольную группу, так появилась организация «Дядя Володя». Штаб у них был в Кара-Кияте (по разным данным это пригороды Симферополя - Замостье, Битумная, Комсомольское, Грэсовский, Грушевка). Деятельность - разнообразная, от диверсий и снабжения партизан медикаментами и разведданными до сбора 20 тысяч рублей, что отправили в тыл для строительства военного самолёта…

3 июня 1943-го почти всю группу арестовали, 24 июля Абдуллу, его сестру Эдие, брата Бекира и маму Хатидже расстреляли… Они были крымскими татарами, они остались патриотами. Не забывать о том, о настоящих героях! Знать, что подлость и предательство во все времена не имеет права на национальность.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.