Захар Прилепин: Наша элита по-прежнему состоит из мафиозных сообществ

Наша земля

14 Май 2024 1404
Захар Прилепин: «Это территориальное противостояние, потому что эта земля святая! Её нельзя отдавать! Киево-Печерская лавра стоит на земле! Там лежит Илья Муромец». Фото Алексея БЕЛКИНА.
Захар Прилепин: «Это территориальное противостояние, потому что эта земля святая! Её нельзя отдавать! Киево-Печерская лавра стоит на земле! Там лежит Илья Муромец». Фото Алексея БЕЛКИНА.

- Владимир Путин сказал, что СВО - это не территориальный конфликт, что нам ещё Сибирь с Дальним Востоком осваивать и осваивать. Какие в таком случае наши конечные цели? - Я не знаю, у кого какие конечные цели. У меня конечная цель - вся Украина. А потом уже можно сказать, что это не территориальная история. Победители решают, какая это была история. С политической точки зрения, я могу понять подход, когда заранее начинают говорить, что это не территориальный конфликт. Но с пропагандистской точки зрения, он мне непонятен и неприятен. Я это очень простыми вещами объясняю. Вот у нас накачивается история про Донбасс, что русский Донбасс отдали Украине. Как будто Украина - это какая-то Мексика. Украина - это Киев, мать городов русских. Это Чернигов, где происходило действие русского эпоса «Слово о полку Игореве», это Белая Церковь, это огромные пространства, вписанные в нашу прапамять. Кому мы отдали Донбасс? Киеву? Но это же смешно! Это то же самое, как отдать Донбасс Ростову, Петербургу. Это не имеет никакого значения, потому что это русская земля.

Но всех накачали мыслью: «Донбасс отдали Украине». Какой Украине отдали?! Что вы, ей-Богу?! Это всё русское пространство, и мы на него претендуем. А Полтава тогда кому принадлежит?! Я не пойму. Гоголевская Полтава кому принадлежит?! Мы Полтаву Гоголю отдали?! Она по соседству находится с Донбассом! Донбасс не входил в Украину, Одесса не входила, а Полтава входила! А раз Полтава входила, она не наша теперь?! А Чернигов, если входил в Украину, не наш теперь?!

Я не люблю эту логику. Она мне кажется какой-то безумной. Эта максима парадоксальна. Но мы никак не можем из неё
выйти. Да Чернигов тоже наш, и Сумы наши, и Житомир! Там Владимир Короленко родился и, по-моему, Олег Кошевой. Это всё наше! Это территориальное противостояние, потому что эта земля святая! Её нельзя отдавать! Киево-Печерская лавра стоит на земле! Там лежит Илья Муромец. Там, где стоят православные храмы и памятники Ленину, - это наша земля!

- Но задача России очевидно ставится более широко - не только ликвидировать Украину как антироссийское образование, но и Запад поставить на более скромное место в мировой системе.

- Запад сам встанет на более скромное место. И не только Запад, но и бывшие республики Советского Союза, когда поймут, что мы победили и за контакты с нами им ничего не будет. И риторика Прибалтики сменится радикально. Все поймут, что Россия может всё. И это хорошо. Нас это не развратит.

- В мире уже происходят серьёзные перемены. Расширяются БРИКС, ШОС, мы поворачиваемся к тем, от кого в своё время отвернулись, включая упомянутых вами латиноамериканских партизан. Но насколько за время СВО мы приблизились к нашим глобальным целям?

- Мировые процессы действительно активизировались очень сильно. Но на Россию сегодня тоже внимательно смотрят, не отыграет ли она назад. Вот недавно мы провели большой саммит наших африканских друзей. Они настроены максимально радикально. Особенно, когда уходят из-под камер, они тут же начинают говорить: «Мочите этих американцев с европейцами!». Африканцы к этому готовы и морально, и политически.

Готовы ли мы? Вот в чём вопрос. Да, мы показали, что можем перестраивать мир. Но когда мы начнём его всерьёз перестраивать, когда начнём сами перестраиваться, тогда все поймут, что у нас нет обратного пути. Как и у Зеленского нет обратного пути. До вершины мы пока ещё не дошли. Когда мы на неё вступим, тогда каток покатится и на Зеленского, который будет в ужасе стоять и смотреть на эту мощь.

- И тогда его выбросят на обочину?

- Он тогда сам окажется на обочине.

- В связи с конфликтом на Ближнем Востоке у нас подчёркивают, что Россия на Украине действует иначе. На Западе эту разницу опять не замечают?

- Когда мы говорим о Западе, мы должны его разделять. Есть западные СМИ. Французские, итальянские, испанские и все остальные. Они контролируются США. В них всё равно каждое утро будет выходить 100% обложек о том, что Израиль находится под атакой варваров,ббю а прекрасная Украина затаптывается русским монстром. Это неизбежно. Но есть низовая часть населения Запада, которая какие-то вещи видит, начинает догадываться, раздражаться. Тем более что они живут плохо.
С точки зрения социальной.

Поэтому мы видим такие процессы, когда политикам даже в Польше, которая казалась тотально антирусской, для переизбрания приходится вводить антиукраинскую риторику. На каком-то этапе это может сыграть в нашу пользу. Но, возвращаясь во власть, эти политики начинают действовать так же, как раньше, ведь европейские правительства находятся под контролем США.

Поэтому надеяться на перезагрузку отношений с Европой не стоит. Даже с Грецией, которая в целом прорусская страна. Но сегодня это одно из радикальных государств, которое помогает Украине всем, чем может. При том, что с греческим населением мы договорились бы быстро. Но им этого не позволяют, как и всем остальным. И даже если 90% граждан Чехии, Испании, Италии, Франции будут за нас, это ни на что не повлияет. Всё равно органы власти, поставленные США, и вся система будут держать народ в узде, так как реальной демократии там нет. Если бы она была, вся проамериканская власть в Европе была бы снесена целиком на первых же выборах всех уровней. Но это невозможно.

И это должно быть понятно в России, потому что представление о том, что в Европе кого-то выбирают, что там разные медиа, разные точки зрения - это всё бредятина, которая у нас культивировалась 30 лет. С ней надо расставаться. Но у нас люди до сих пор не понимают, что такое Европа и как она устроена.

Ольга ВАНДЫШЕВА. 

Источник: business-gazeta.ru

(Продолжение следует).