Тот самый номер Победы

13 Май 2024 2169
Номеру «Красного Крыма» 79 лет.
Номеру «Красного Крыма» 79 лет. Фото автора.

Все архивные выпуски нашей газеты, особенно сохранившиеся номера «Таврической правды», «Красного Крыма», памятны историей, ощущениями, но этот, наверное, из них самый долгожданный. Из-за него впервые в жизни издания коллеги, а руководил ими тогда заместитель главного редактора Лев Скрипченко, отправили выпуск на печать лишь ранним утром, но полиграфисты были оперативны, и почтовики под стать. Через считанные часы читатели держали в руках номер за 9 мая 1945-го, вновь и вновь перечитывая услышанное уже по радио от Юрия Левитана сообщение о Победе, такое долгожданное, такой ценой оплаченное. А ещё впервые в истории газеты тогда было применено два цвета - традиционный для печати чёрный и ярко-красный, выделивший главные слова: «Германия безоговорочно капитулировала». Мы заглянули в номер 79-летней давности, где такое горько-сладостное: «Сегодня праздник Победы - день всенародного торжества».

Акт подписан

С первой страницы мудро улыбается верховный главнокомандующий Иосиф Сталин, это рисунок-портрет, очевидно, ведь в реальности вождь хоть и носил военный китель, правда, светло-серого цвета, с маршальскими погонами, но награды на нём не любил. Взгляд его, как и всей страны, устремлён на текст Акта безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил. Начальник верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель, представитель Люфтваффе (Военно-воздушных сил) Ганс Штумпф и представитель Кригсмарине (Военно-морских сил) Ганс фон Фридебург подписали документ перед заместителем Верховного главнокомандующего Советского Союза Георгием Жуковым и представляющим силы союзников Артуром Теддером, свидетелями были командую­щий стратегическими воздушными силами США Карл Спаатс и главнокомандующий французской армией Жан де Латр де Тассиньи. Кстати, документ обозначил право верховного командования Красной Армии на «карательные меры или другие действия», если противник «не будет действовать в соответствии с актом о капитуляции». И здесь же на странице размещены решение президиума Верховного Совета СССР, подписанное председателем Михаилом Калининым и секретарём президиума Александром Горкиным, об объявлении 9 мая праздником Победы, и постановление Совета народных комиссаров страны о том, что дата - нерабочий день (таковым был до 1947-го и с 1965-го). А коллеги Николай Шугарин и Владимир Вихров сходу описывают, как в половине третьего утра, 9 мая 1945-го, праздновал Симферополь: «Огни загорелись во всех домах, красные и зелёные огни ракет расцветили небо… Смех, ликование, радостные крики «Победа!» не смолкают на улицах до утра. Возгласами «ура!» народ встречает рассвет. Яркая заря открывает день всенародного торжества».

Не мог Лев Михайлович, замглавреда, не разместить в праздничном номере и поздравительные приказы верховного главнокомандующего по вой­скам - командующему 4-м Украинским фронтом Андрею Ерёменко и начштаба Льву Сандалову, командующему 1-м Украинским фронтом Ивану Коневу и начштаба Ивану Петрову, командующему 2-м Украинским фронтом Родиону Малиновскому и начштаба Матвею Захарову. Кстати, Анд­рей Ерёменко, Иван Петров и 4-й Украинский фронт - герои боёв за наш полуостров. В том победном номере есть ещё немного сводок Совинформбюро, предпоследних в Великой Оте­чественной, и взгляд на «Берлин сегодня» спецкоров ТАСС Константина Сухина и Бориса Афанасьева…

Севастопольский день

9 мая - День Победы в 1945-м, а годом ранее - день освобождения Севастополя, 12 мая 1944-го - дата полного очищения полуострова от фашистов. Кстати, эта памятная крымская дата, День воинской славы нашей державы, отмечается на всероссийском уровне. С освобождением города, с окончательной Победой Советского Союза над фашистской Германией «тружеников родного Крыма от всего сердца поздравляет» на страницах нашей газеты дважды Герой Советского Союза Иван Папанин, уроженец Севастополя, защищавший полуостров в Гражданскую войну. И рассказ секретаря Севастопольского горкома Павла Лесика о том, как возрождается «Советская твердыня на Чёрном море, наша гордость, наша слава!» в том номере опубликован. И заметка Александры Поповой, бригадира одной из черкассовских бригад, работающих на благо города: «Сегодня у нас годовщина создания бригады. Сначала в ней было всего 6 человек, теперь - 25… Наша бригада активно помогала восстанавливать 3-ю поликлинику, отделала несколько квартир для семей фронтовиков и инвалидов, капитально отремонтировала магазин на улице Частника. К празднику мы озеленяли и прихорашивали улицы нашего района». А под снимком Ивана Иванова, запечатлевшего, как 9 мая 1944-го советские вои­ны водружают красное знамя на колоннаде Графской пристани, - посвящение капитана второго ранга Черноморского флота Анатолия Синайского любимому городу-герою: «В зеркальную гладь Севастополь глядится,/ Лишь зори займутся едва./ Родной Севастополь, ты морю столица,/ Как Родине нашей - Москва».

«Наши войска прорвали немецкие укрепления на Перекопе и Сиваше и за десять дней с боями прошли 250 километров - до внешнего Севастопольского обвода. Небольшое расстояние - всего десять километров - отделяло нас от Севастополя. Его скрывали горы». Это строки из материала наших коллег фронтовых корреспондентов Саввы Голованивского и Михаила Осипова о том, как в последнем штурме войска 4-го Украинского фронта тогда командующего Фёдора Толбухина освобождали Севастополь. «Каждая гора - немецкая крепость. В этих кремнистых скалах устроили немцы свою оборону на подступах к городу. На равнине, лежащей у подножья гор, на скатах возвышенностей, до первых траншей они всё усеяли минами». Но наши справились: только сапёры, прокладывающие путь к Севастополю гвардейцам 2-й гвардейской армии Георгия Захарова, «обезвредили около 100 тысяч мин». И траншеи, в камне высеченные, тремя поясами перерезали Сапун-гору, ощетинившиеся железобетонными дотами, на каждом километре - сотни пушек и пулемётов. Фашисты самонадеянно писали за два дня до нашего наступления, 7 мая 1944-го, что «Севастополь у них одна из самых мощных крепостей мира», а новый командующий немецкой армией в Крыму Карл Альмендингер, сменивший по приказу Адольфа Гитлера Эрвина Йенеке, получил приказ «держать город до последнего солдата». «Немцы были сильны в Крыму, но мы оказались сильнее, - продолжают коллеги. - Сапёры лежали в первых цепях пехоты, готовой к штурму Сапун-горы, и ждали сигнала. Наша артиллерия третий час била по противнику, а самолёты непрерывно летали к Сапун-горе, сбрасывая тысячи бомб, разрушая немецкую крепость. Так продолжалось подряд девять часов».

Затем в наступление перешли пехота и артиллерия, штурмовые группы забрасывали немецкие доты гранатами. «Первым достиг вершины капитан Шилов со своими бойцами. (Николай Шилов, командир 105-го стрелкового батальона 51-й армии Якова Крейзера. - Ред.). Он установил на Сапун-горе Красное знамя. Бой одновременно разыгрался повсюду - и у Мекензиевых гор, и у Сахарной головки, и у Федюхинских высот. И всюду мы одерживали победу. Как и всюду на крымской земле, господствовал на поле боя и здесь умный и продуманный манёвр». «Днём наши войска сосредоточились для штурма Мекензиевых гор и немцы были уверены, что основной удар будет нанесён по их укреп­лениям, оборудованным в горах. Ночью генерал Захаров приказал скрытно для противника перегруппировать силы и нанести основной удар через лощины, лежащие между горами, блокировать Мекензиевы горы. Немцы не ожидали такого манёвра. Когда разгорелся бой, в котором наши войска только демонстрировали атаку Мекензиевых гор, главные наши силы обходили высоты справа и слева, и немцы очутились в кольце», Войска 2-й гвардейской армии Георгия Захарова окружили фашистов на Мекензиевых горах, а войска 126-й стрелковой Горловской дважды Краснознамённой ордена Суворова дивизии (ордена Суворова и Красного Знамени - за Крым) Героя Советского Союза Александра Казарцева отрезали врагу пути к отступлению по всему побережью Северной бухты. «Немцы оказались в капкане и были частью уничтожены, час­тью пленены». У входа в бухту, с косы Северной, врага выбили, закрыв ему доступ к судам в Северной и Южной бухтах, сапёры 43-й отдельной Краснознамённой инженерной бригады специального назначения Ивана Корявко. Наши бойцы под непрерывным вражеским огнём форсировали Северную бухту, врываясь в Севастополь. «Командный пункт генерала Казарцева к вечеру 9 мая 1944-го был оборудован в подвале на углу улиц Пушкина и Ленина. Связисты быстро установили телефоны, радисты принимали донесения из полков, вот одно из них: «Ленинская улица очищена целиком. Идём дальше». К полночи город был очищен. Воины ходили по городу и пели песни. Это было торжество, торжество победителей».

Этому номеру из архивной подшивки 79 лет, он ещё небольшого формата, с бумагой было туговато, но в нём впервые в истории газеты - красный цвет, самые главные слова выделены. И он словно передаёт нам, нынешним, тепло весны 1945-го, ликование, радость Победы, и боль от того, что не все услышали долгожданные слова - «Германия безоговорочно капитулировала». Помним!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.