Лики Победы и памяти

8 Май 2024 2941
Ашот Аматуни, Фёдор Гаврилов, Азат Григорян, Аркадий Захаров, Георгий Ивановский, Екатерина Селищева, Ия Тарбинская, Мария Цебренко-Кравченко, Василий Чепик, Фёдор Шакшуев (слева направо).
Ашот Аматуни, Фёдор Гаврилов, Азат Григорян, Аркадий Захаров, Георгий Ивановский, Екатерина Селищева, Ия Тарбинская, Мария Цебренко-Кравченко, Василий Чепик, Фёдор Шакшуев (слева направо).

«Сотни тысяч имён ты, живя в веках, спасала/ И у светлых икон ты свечой в слезах стояла… Память!». Она, как в песне группы «Чёрный тюльпан», шлёт привет с фотокарточек, прося вспомнить ставших вечнос­тью. Чтобы продолжались они, не забывались, были. И они есть, будут, пока мы помним, пока храним в душах благодарность. Хотя бы за один день, 9 мая 1945-го, вобравший все лики, судьбы, имена, связанные Великой Отечественной войной, болью и подвигом. День, подаривший Победу, определивший будущее, день, вопреки всему, как и раньше, - всенародного торжества. Мы помним. Мы благодарны! Стараемся…

Личное, наше

Не принято в журналистике писать о близких, личном, семейном, что памятно, тревожно, наболело - это глубоко своё, немеркнущее, не покидающее. Но всё же, хоть раз в год. Всем, незабвенным. Наши, мои труженики тыла; наши, мои фронтовики; наши, мои выстоявшие и, увы, павшие в фашистской оккупации, - родные, семейные, там, в вечности, знайте: мы всех вас всегда помним, очень любим, благодарны. И гордимся вами, наши победители! Спасибо за то, что вы есть, за то, что вам благодаря есть мы… За вашу Победу, за нашу (!) Победу, спасибо! С праздником!

В журналистской судьбе немало встреч с теми, кто выстоял тогда, прошёл сквозь бои и пожарища, терял родных и друзей, но навсегда, и после войны, до последнего, хранил верность Родине, веру, что, как говорил нарком Вяче­слав Молотов в незабвенное 22 июня 1941-го, «наше дело правое». Все памятны встречи, но эти особенно, искренне. Как-то легко вы стали «моими фронтовиками», из героев публикаций превратились в старших товарищей, с которыми надёжно и правильно; как радовались нашим встречам (увы, простите, нечастым), телефонным разговорам; как ждали не только любимую «крымчаночку»-газету, но и мои материалы, тревожились, если долго не было. И, ненавязчиво советуя, помогали… Заслуженные и скромные, старавшиеся умалчивать о себе на войне, называвшие сделанное тогда, подвиги - «обычной солдатской работой». Смотрю на ваши фотокарточки того времени, совсем молодые, с робкими улыбками, решимостью в глазах, вам и 25-ти многим не было, когда салют Победы звучал, а когда весть о войне…

Но знаете, простите, победители, старшие мои товарищи, невольно думаю: всё же лучше, что вы вечностью стали раньше, не переживаете в реальности из-за нынешнего, когда бывшее единство не в счёт, когда во многих регионах вашего рождения предают память, вас, истинных героев предают, общность вашу, Советскую Родину называют «периодом оккупации» - бывшим врагам-«союзникам» в угоду. Да, вы застали и развал Советского Союза, и зачатки межнациональных конфликтов, и начало в некоторых регионах героизации фашистов. Как могли противостояли, уже пожилые, вновь боролись, как на фронте, стиснув зубы и до последнего. Но нынешнее, наверно, невозможно вам осознать, принять, ведь не для того вы сражались в Великую Отечественную. Конечно, вы знаете обо всём, из вечности, где вместе с павшими тогда и позже ушедшими родными, друзьями, товарищами по борьбе и жизни, по-прежнему, едины (потому - чуть легче); все молитесь о нас, вновь храните… Спасибо… Простите…

Вы разные, Ашот Апетович Аматуни из Гюмри, Фёдор Лаврентьевич Гаврилов из Читинской области, Азат Артёмович Григорян из Ахалцихе, Аркадий (Артавазд) Арсентьевич Захаров (Арзанунц) из Хнздореска, Георгий Васильевич Ивановский из Ржева, Екатерина Васильевна Селищева из Джанкойского района, Ия Николаевна Тарбинская из Александрова, Мария Павловна Цебренко-Кравченко из Ростовской области, Василий Прокофьевич Чепик с Сумщины, Фёдор Михайлович Шакшуев из Красноярского края… И единые, настоящие - в верности и мужестве, в любви к Родине и чести. Победители фашизма! Горжусь вами, счастлива, что знаю вас, мои фронтовики.

Очень трудные фронтовые пути вам достались, мои фронтовики, битвы за Крым и за Москву, Харьковский котёл, Сталинград, Миус-фронт, форсирование Днепра и Одера, бои в Будапеште, штурм Берлина, сражения в Праге… По несколько тяжёлых ранений (лёгкие и не считали), контузии у каждого, и свой счёт к фашистам за родных, друзей, за Родину. Вы отмалчивались, на вопросы о личных подвигах (потом прочту в наградных листах портала военного архива), но с готовностью и затаённой болью говорили о боевых друзьях, павших вспоминая поимённо, Георгий Васильевич и коня их миномётной батареи вспоминал, а Мария Павловна - лошадей из санитарных обозов, что спасали не раз. С улыбкой рассказывали курьёзные ситуа­ции, с гордостью говорили, как коммунистами на фронте стали, в партию приняли; как помогало, что уважаемый вами Иосиф Виссарионович Сталин не покинул Москву в самый трудный период, сынов своих, Якова, Василия, приёмного Артёма, от войны не прятал. И вы от неё не прятались, с первого дня на фронт рвались, переживали, что сразу не брали. Горячились: «Поймите, нельзя быть в стороне, когда Родина-мама, вырастившая, защищавшая, оказалась в опасности, разве можно прятаться, когда ей защита нужна? Иначе же Победы не будет»…

Патриоты, поколения

Вы, с младенчества впитавшие любовь к Отчизне, дети отцов, Апета Аматуни, Лаврентия Гаврилова, Артёма Григоряна, Арсентия Арзанунца (Захарова), Василия Ивановского, Василия Селищева, Николая Тарбинского, Павла Цебренко, Прокофия Чепика, Михаила Шакшуева, героев Первой мировой и Гражданской, внуки героев Крымской, иных войн, точно знали - Победу надо заслужить, завоевать. Несмотря на естественный страх, на юный возраст и желание жить, шли вперёд, навстречу врагу и опасности - преодолевая и побеждая. Как до вашего призыва вступили в бой старшие братья, как рвались сражаться младшие, как сёстры в тылу трудились. Из младших выжить на фронте повезло Анатолию Тарбинскому, из старших - Андраннику Захарову, Александру Шакшуеву, а вот Никандр, Фёдор-старший и Пётр Гавриловы, Иван и Дмит­рий Цебренко, Пётр Норенко (брат Екатерины Васильевны), Левон Григорян, увы, погибли. И папу у Марии Павловны вой­на забрала, у Василия Прокофьевича - подпольщика дядю Мишу, у Азата Артёмовича - маму, у Георгия Васильевича - братика, двух сестрёнок и маму… Ваши мамы - святые женщины, как больно им было отпускать детей на войну, и как ни могли они не отпустить, ведь воспитывали в любви к Родине, прежде - она, потом - личное. Магдак Аматуни, Ульяна Гаврилова, Мария Григорян, Софья Арзанунц (мама Аркадия Захарова), Капитолина Ивановская, Анна Тарбинская, Анна Цебренко… Простите, даже имён всех ваших мам не знаю - просто говорили: «Мамочка, мама, родная, верою твоею, молитвами хранимы»… Им оставалось только молиться за враз возмужавших детей. Сколько вам было тогда, 22 июня 1941-го? Старшему Георгию, секретарю райкома комсомола, - 22, Ашот, Василий, Ия - студенты, у Аркадия - школьный выпускной (учительница Галина Григорьевна Воронина просила быть смелыми); Кате - 17, перешла в десятый класс, Марии и одному Фёдору только 16 исполнилось, Азату и второму Фёдору - 15 всего. Фронт для них был не сразу, труд в колхозе и на судоремонтном заводе, строительство авиазавода, подпольная борьба, военные училища и курсы, ускоренные выпуски… И «простая солдатская работа», наград за которую стеснялись: у миномётчика Георгия Васильевича - медали «За оборону Советского Заполярья» и «За оборону Сталинграда» - эта, «самая дорогая солдатская», ещё у нескольких моих фронтовиков, участников Сталинградской битвы. У сапёра Азата Артёмовича - медаль «За отвагу»; она же и у санинструктора Марии Павловны; у военного переводчика Ии Николаевны - «За боевые заслуги»; у санинструктора Екатерины Васильевны - их две и орден Красной Звезды; у участника Парада Победы разведчика Аркадия Арсентьевича - два таких и орден Красного Знамени; у ещё одного участника Парада Победы - воздушного стрелка Фёдора Лаврентьевича - орден Красной Звезды; у разведчика Василия Прокофьевича - три ордена Славы; у стрелка Фёдора Михайловича - Золотая звезда Героя Советского Сою­за; у танкиста Ашота Апетовича - она и ордена Красной Звезды и Красного Знамени. И множество медалей за города, и у каждого боевой (а то и по два) орден Отечественной войны. И всё же главной своей наградой всех сражавшихся, павших и выживших, считали вы спасённую Родину. Такое поколение победителей. Из него и любимые ваши - у Екатерины Васильевны, увы, личное не сложилось, но Василий Карпович Кравченко, Алексей Пантелеевич Шокун (муж Ии Тарбинской), Елена Григорьевна Захарова, Клавдия Иосифовна Чепик, Зинаида Андреевна Шакшуева, Нинель Варосовна Аматуни, Екатерина Михайловна Гаврилова, Вера Константиновна Григорян и Антонина Николаевна Ивановская - боевой и трудовой фронт Победы.

Вы знали её цену, цену жизни и мира, в самой страшной военной школе постигли. А потому и в мирном труде, также по-боевому держались, искренне и открыто живя каждый миг, честно и всегда готовые вновь защищать, прикрывать собой, побеждать. Простите, что самое важное, быть может, не узнано у вас, и точно - не сказано вам самое главное. Спасибо вам, вашим родным и товарищам за Победу за мужество и стойкость. С праздником! Спасибо, что есть вы в моей судьбе. Спасибо, что благодаря вашим судьбам и «обычной солдатской работе», победному труду, мы все есть. Это ваша Победа, наша (!) Победа. И память о вас…

Материал подготовила Наталья Бояринцева.