Цветы фронтовой любви

8 Май 2024 2822
Повстречались любовь и война…
Повстречались любовь и война…

У его дома благоухают кипенно-белые черёмуха и сирень - цветы любви родителей. Среди белоснежных лепестков и зелёных листков пламенеют несколько оранжево-чёрных ленточек, гвардейских, георгиевских, - любовь, пронесённая через годы, зародилась у молодого офицера Владимира и юного санинструктора Анны на фронте, в Великую Оте­чественную.

- Знаете, мне очень нравятся строки из песни как «под встречным огнём повстречались любовь и война», - рассказывает Дмитрий Владимирович, - это так о них, моих любимых, Владимире Сергее­виче и Анне Николаевне, папе и маме. Слушаю строки и словно сам вижу, как в такой редкой на войне тишине после затухшего накануне трудного боя, двое сидят, тесно прижавшись друг к другу, мужские сильные руки тихонько сжимают покрасневшие от холода женские пальчики. И глаза в глаза.

Они не мечтают о будущем - война, лишь краткая минута затишья и ещё столько боёв впереди… Он снова поведёт солдат в атаку, а она, загнав глубоко страх и слёзы, стиснув зубы, будет ползти на помощь раненым. Они не мечтают, а просто ловят мгновения тишины и счастья. По весне, если повезёт, он подарит ей веточки сирени или черёмухи, которые всё равно будут цвести вопреки войне. Потом, позже она обязательно будет ставить их у фотокарточки любимого и плакать, а рядом, повторяя за ней, будет плакать маленький мальчик, что «как две капли похож на папу».

- Однажды, - продолжает наш читатель, - я, в рубашечке, что мама перешила из своей гимнастёрки, на полном серьёзе уселся перед зеркалом со снимком и всё искал эти капли. Вместо воды видел лишь добрый взгляд и улыбку, улыбался в ответ, мама смеялась, а глаза оставались грустными.

Владимир Сергеевич, как она знала, погиб при освобождении Севастополя. Они не успели пожениться, но Анна Николаевна не верила в гибель любимого, всё ждала письма, потом возвращения, запросы писала… Родные офицера погибли в Белоруссии, узнать не у кого было. Лишь встреченный зимой 1945-го однополчанин рассказал о последнем бое её любимого 8 мая 1944-го. 

Фотокарточка, сделанная как-то фронтовым коррес­пондентом, и сын, «самое дорогое», остались на память. Подросшему мальчугану она рассказывала, как встретились  они в бою. Она, лишь недавно окончившая медицинские курсы, прижавшись к пожухлой траве от страха разрывов снарядов в первом её бою, осторожно и ловко накладывала бинт раненному парню с бездонными голубыми глазами. Сама готовая разрыдаться, шёпотом умоляла его «Потерпи, миленький»… Затишье. Бойцы пишут письма домой, а она перелистывает странички томика Сергея Есенина, что ей, детдомовской, подарили воспитатели на выпускной. Входит чуть прихрамываю­щий лейтенант. Солдаты обнимают его, громко разговаривают, молча, делают по глотку из фляжки. А потом… «Здравствуй, сестрёнка!», и она тонет в тех бездонных голубых глазах… Сколько вместе пережито и пройдено военных дорог. Ему скоро снова в бой, последние объятья перед её отправлением в тыл. «Береги себя и нашего сынишку». Он был уверен, что родится именно сын, а она знала, что у малыша будут такие же бездонные голубые глаза…

И всё же судьба порой дарит чудо, если очень веришь и ждёшь. Они встретились спустя годы, мама, сын и папа, случайно, в московском метро. Тогда их счастью аплодировал весь вагон.

- Мне десять было, когда в канун Дня Победы поехали с мамой в Москву, впервые, её на работе премировали поездкой, меня из школы ради того отпросила, - продолжает Дмитрий Владимирович. - В первый же день мы пошли на Красную площадь, там не было ещё Вечного огня, не было могилы Неизвестного солдата, но стояла длинная очередь к Мавзолею Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина (его потом перезахоронят у Кремлёвской стены). Усталые, но полные впечатлений мы добирались в гостиницу на метро. Я немного захныкал в душном вагоне. Помню, кто-то сказал, «такой большой парень и плачет», а мужчина с седыми висками и тростью в руке подвинулся на скамье: «присядь, солдат, в ногах правды нет». Я застеснялся, а мама вскрикнула. На неё смотрели бездонные голубые глаза любимого. Как выяснилось, отец был тяжело ранен, потерял сознание, солдаты его роты ушли вперёд, оставив двоих бойцов похоронить коман­дира. Но те лишь успели положить отца в выкопанную небольшую могилу, как рядом разорвался снаряд, бойцов убило осколками, папу присыпало землёй. Так их потом нашли. И было у него долгое лечение в госпитале, на фронт уже не вернулся - залпы Победы прозвучали. А он всё искал свою любимую «сестрёнку», название городка её забыл после контузии, а фамилия самая распространённая - в Москву приехал поиски продолжать. В День Победы на Красной площади мы были уже вместе. С какой гордостью и радостью я держал за руки своих фронтовиков, а они, как и тогда, смотрели глаза в глаза, что светились любовью и счастьем…

Кипенно-белые черёмуха и сирень с георгиевскими, гвардейскими лентами каждый год расцветают у его дома ко Дню Победы - цветы любви, веры, надежды,  гордости, счастья…

Материал подготовила Наталья Бояринцева.