«Все сбежали в 2014 году, а я решил остаться»

18 Апрель 2024 3856
Борис Борунов.
Борис Борунов. Фото Анны Кадниковой.

Посмотрите на свой мобильный телефон. Вы разговариваете по нему каждый день по многу раз, но даже не задумываетесь над тем, откуда берётся связь. 14 апреля 1994 года в Крыму прозвучал первый символический звонок по мобильному телефону, который фактически означал рождение новой мобильной эры. Мобильная связь на полуострове продолжает развиваться, в том числе благодаря таким людям как известный крымский связист, создатель и многолетний директор предприятия крымской мобильной связи Борис БОРУНОВ. Мы поговорили с ним о прошлом и будущем связи на полуострове, в том числе узнали, опасны современные вышки или нет.

- Борис Григорьевич, вы с 1993 года возглавляли Крымский филиал Украинской мобильной связи (UMC). Времена ведь были лихие, как решились на такую, как тогда, наверняка, казалось авантюру? 

- Действительно, работа над созданием конкурентоспособной структуры началась ещё в 1993 году после официального открытия мобильной связи в Киеве. Затем было принято решение развивать связь в больших городах Украины, в Крыму и Севастополе. Мы начали устанавливать оборудование, которое позволило бы нам обеспечить качественную связь по всей стране. Первыми абонентами компании стали жители Киева, Харькова, Симферополя и Севастополя. Были времена, когда компания искренне радовалась десятому, сотому абоненту, каждой новой базовой станции, каждому району и городу Крыма. Это потом пользователей стало больше, цифра превысила 1 миллион. Но на начальном этапе мы не ожидали, что так скоро мобильная связь станет востребованной по всему полуострову. 

Напомню, что первые телефоны тогда имели размеры, намного превосходящие сегодняшние аппараты. На момент запуска сети в Крыму покрытие обеспечивали менее десятка базовых станций. Они находились в Симферополе, Севастополе и Ялте. К слову, тогда же в филиале работали несколько десятков сотрудников. Они не только подключали абонентов, но и монтировали мобильные автокомплекты по их заказам, чтобы даже в радиусе пятидесяти километров от базовой станции можно было всегда оставаться на связи. Отмечу, что позволить себе такую роскошь могли далеко не все. Стоимость некоторых заказов составляла несколько тысяч долларов.

- А что было самым сложным в тот период?

- Мы вообще в Крыму не знали, что это такое - мобильная связь. Мы были вторыми в стране, кто начал развивать это направление. По большому счёту, начали даже раньше, чем МТС в России. Помогал, конечно, богатый жизненный опыт. Я с 1966 года работал после школы учеником монтёра на телеграфе в Симферополе. Затем был связистом в армии. Через некоторое время стал руководителем одного из областных предприятий связи. У меня был шикарный кабинет, чёрная «Волга» под окном. Но потом наши пути разошлись с отдельными людьми, я всё бросил и ушёл. Так и занялся мобильной связью на полуострове. 

Люди тогда не понимали, что такое вышки, базовые станции. Я помню, было такое, что избивали жители моего технического директора, мол, не ставь нам вышку. Как видите, времена не сильно изменились. Многие до сих пор считают такие конструкции вредными и опасными для здоровья. Но телевизор даёт вам такое же «облучение» как выш-
ка, даже от микроволновой печи больше вреда, поверьте. 

Кроме того, тогда у нас почти половина компании (49%) принадлежала Голландии, Германии и Дании. Однако мне удалось быстро завоевать доверие руководства, я смог сам решать многие вопросы на полуострове. Так подключил Симферополь и Ялту. После начали приходить главы районов, городов, просили подключать их. Например, нужно подключить Красноперекопск. А у нас этого города даже в планах не было. Я тогда сказал, что сначала будет Керчь, а потом уже Красноперекопск, но в итоге мы ввели их почти одновременно. Потом уже был Белогорск и район. Было приятно слышать, как мобильная связь помогает с посевной. Мы выдали руководителям телефоны, они смогли оперативно решать важнейшие задачи, это помогало сельскому хозяйству полуострова. 

- Если говорить о переломном моменте для всего полуострова в 2014 году, почему вы не уехали?

- Мне было важно перевести связь, скажем так, «на Россию». Тогда все операторы сбежали, а я решил остаться. Честно говоря, сложно объяснить, почему, ведь ответ очевидный и простой: Крым - это Россия. Я сам с Брянщины, всегда любил свою страну. Кроме того, много ездил по Украине, видел, как обстоят дела в Киеве, Львове, других регионах. Там не любили крымчан, не любили русский язык. Это накладывало свой отпечаток. Мне всё было очевидно.

- После референдума стало известно, что нового российского оператора в Крыму возглавил руководитель управления «МТС Украина». Это были вы. Так была организована компания «К-Телеком», и вы стали её главой. Не было опасений, что Украина может лишить полуостров связи?

- Безусловно, все понимали, что такой риск существует. Я понимал, что если Киев решит, то никакой связи не будет вообще. Мы на 100% зависели от него, мы могли бы остаться без мобильной связи. Нам было необходимо создать отдельную линию, провести кабель с материковой части страны. Решение было принято в Москве, мы начали строить сеть через пролив на Краснодар. В итоге мы выполнили эту задачу, смогли заменить оборудование и подключились к российской станции. Это было сделано с помощью моих коллег, они потратили много сил, также нам помогала «МТС Россия». Кроме того, перед референдумом представители российской связи нам выдали 2 тысячи номеров. Они были взяты на тот случай, если бы Киев отключил всё, а он мог так сделать, мы могли бы сохранить связь с этим количеством абонентов. Я об этом доложил Сергею Аксёнову. 

Были нюансы и с продажей новых сим-карт - практически нужно было всех абонентов, подключённых к четырём украинским операторам, перевести на новую компанию. А тогда по российскому законодательству не разрешали продавать больше трёх сим-карт на один паспорт, но мы все помним, как один человек, допустим, покупал их на всю свою большую семью. Это удалось также в том числе благодаря управленческим решениям. 

- Наши читатели часто спрашивают, почему при России связь стала хуже. В чём причина?

- К сожалению, есть нюансы. Могу сказать одно - не всегда новые руководители умеют решать вопросы так, как это удавалось моей команде. Была даже фраза «человек Борунова», это означало, что перед вами специалист, мастер своего дела. Таких осталось мало, многих довели до увольнения… Кроме того, люди начали покупать по два-три телефона, пользоваться ими постоянно. Количество устройств растёт значительно быстрее, чем станций. Это тоже влияет. Также у нас появился новый мобильный оператор «Миранда» с кодом 979, который позволит улучшить качество связи на полуострове. 

Президент страны Владимир Путин поручил сделать связь лучше на полуострове. Для этого и ведутся различные работы по улучшению мобильной связи в Крыму.  Так что перспективы у полуострова очень хорошие. 

Валентина БУЙЛОВА.