Путь к свободе

27 Март 2024 2112
Пётр Олейников и танк в освобождаемом Севастополе.
Пётр Олейников и танк в освобождаемом Севастополе. Фото из открытого источника.

В истории войны особо важны победа и воспоминания выстоявших. Для потомков важно, чтобы не только знали, «мы победили», но и какой ценой, как шли к успеху, скольких теряли, сколько преодолели. В этом году у полуострова победный юбилей: 80 лет назад в Великую Отечественную Воо­ружённые Силы Советского Союза, Красная Армия - флот, авиация, артиллерия, пехота, танкисты, все, кто беззаветно сражался на фронтах, при мощной поддержке народных мстителей, партизан и подпольщиков на оккупированной врагом земле, при огромной вере ждущих освобождения, при колоссальном труде тыла, смогли освободить Крым от фашис­тов. Два с половиной года оккупации вобрали неимоверное количест­во потерь, страха, боли, подвигов и свершений. «Крымская правда» заглянула в воспоминания освободителей, записи фронтового дневника, «по горячим следам», и послевоенные, вновь пережитые мысли. Мы должны знать, как это было.

Сапёры прорыва

Борьба за освобождение началась ещё осенью 1941-го, когда врагу, несмотря на все усилия наших защитников, удалось прорваться в Крым. Держался Севастополь, на помощь, на освобождение региона шли Керченско-Феодосийский, Евпаторийский, Судакский, Коктебельский десанты, но неудача постигла и пал созданный Крымский фронт, оставлен Севастополь. Тысячи жизней бойцов, мирных граждан… Полуостров ждал, верил, знал, что не бросят, придут с освобождением, с Победой! И были Керченско-Эльтигенский десант, форсирование Сиваша, плацдарм на Перекопе, вновь бои, потери, но рывки, приказы командования и самим себе «держаться!» До 8 апреля 1944-го, когда пос­ле мощной артподготовки все наши войска перешли в наступление, и после, до 12 мая того года, неся озябшему в оккупации полуострову, его жителям тёплую Крымскую весну 1944-го.

Как-то не специально воспоминания оказались от бойцов одного рода службы - сапёров. Быть может, потому что они вместе с разведчиками всегда на переднем крае вой­ны? Провести инженерную разведку, заминировать территорию, чтобы враг не пробился; разминировать занятые им земли, проходы для людей и танков сделать в проволочных заграждениях, на минных полях… Потом вновь освобождённое спасать, убирать взрывоопасные «сюрпризы» противника, чтобы мирные жители могли ходить свободно. У наших героев даже номера инженерных бригад последовательны, разница в возрасте небольшая. Пётр Дмитриевич Олейников 22 июня 1922-го родился, 13-я отдельная инженерная Феодосийская бригада специального назначения, участвовавшая в Керченско-Эльтигенском десанте. Азат Артёмович Григорян 5 декабря 1925-го родился, он из 12-й штурмовой инженерно-сапёрной Мелитопольской Краснознамённой орденов Суворова, Кутузова и Красной Звезды бригады, что мост через Сиваш строила. Награды героев схожи, в том числе за Крым, - медали «За отвагу», ордена Красной Звезды… Их, увы, уже нет: Пётр Дмитриевич в 1993-м стал вечностью, Азат Артёмович - в 2021-м. Но потомки хранят воспоминания, у учителя Петра Дмитриевича внук выложил в интернет фронтовой дневник дедушки, у офицера Азата Артёмовича книга - «Пламя моей жизни».

Дневник учителя

На фронт Пётр Олейников, уроженец Волгоградской (Сталинградской) области, ушёл, будучи педагогом, как с детства мечтал, уже заведующим начальной школы. После курсов минно-подрывного дела на фронт, «разминировали и наоборот минировали, подрывали мосты, объекты, делали проходы в немецких минных полях для фронтовых разведчиков. Теряли боевых друзей, встречали и учили новых. Наш батальон (184-й инженерных заграждений. - Ред.) перебрасывали с одного фронта на другой». Перед Крымом было освобождение Кавказа, Кубани, Таманского полуострова. «10 октября 1943-го. Тамань и Кубань свободны. За время наступления сняли более 25 тысяч мин. Наши части отходят на отдых. 1 ноября 1943-го. В ночь наш взвод вместе с 318-й стрелковой дивизией и 386-м отрядом морской пехоты пересёк Керченский пролив и высадился в Крыму, в районе Эльтигена. Одновременно части 56-й и 18-й армий высадились в Еникале. Противник отчаянно сопротивляется. 3 ноября. В районе Эльтигена противник перерезал пролив. Сообщения с десантом нет. Всё время атаки и атаки противника. Под Керчью идут бои. Наши расширили плацдарм. 25 ноября. Весь батальон переправился в Крым под Керчь. Керчь у немцев. Кажется, что попали в другой мир. Кругом вода и вода. У нас маленький клочок. От взвода Кушникова сообщений нет (Фёдор Васильевич пропал без вести в боях за Крым, погиб, как и бойцы его взвода. - Ред.). Январь и февраль 1944-го. Живём в землянках. Противник хорошо просматривает местность и каждый день обстреливает. Снаряды ложатся везде. Удивительно - привыкли к этой музыке так, что и внимания не обращаешь. Ночью всю ночь бомбит беспорядочно. В 10 метрах от нашего дома 500-килограммовая бомба. Март. В письмах пишут, что холодно, а у нас тепло. Пролив не замерзал. Редко выпадает снег, но не лежит. Кругом чувствуется весна. Солнышко уже хорошо пригревает. (Очевидно, запись начала месяца, ведь ровно 80 лет назад было резкое похолодание и снегопад, помешавшие наступлению, о том вспоминал иной сапёр. - Ред.). В конце месяца вновь штурм Керчи. Но безрезультатно. Большие потери. Наши части вышли в город. Видел на машине Ворошилова (Климент Ефремович - Маршал Советского Союза. - Ред.). Эльтигенская группировка частью уничтожена, а частью прорвалась к своим. Из 19 человек наших пришёл раненым один боец. После наступления идёт всё время усиленная подготовка к новому наступлению. Сам Ерёменко (Андрей Иванович, командующий Отдельной Приморской армией. - Ред.) присутствует на занятиях. Так до 10 апреля».

«11 апреля 1944-го. Получили приказ всему батальону сосредоточиться в катакомбах (каменоломни) в с. Аджим-Ушкай. Большие каменоломни. Много трупов ещё с 1942 года. Утром началось наступление. Наши сапёры на танках 63-й Таманской танковой бригады. Противник бежит в полном смысле этого слова. По дорогам - разбитые танки и орудия, трупы. Большая масса пленных. Румыны сами идут в плен, да ещё приветствуют нас. И так движемся по Крыму. Керчь (освобождена 11 апреля. - Ред.) - Чистополье - Семь Колодезей (освобождены 12 апреля. - Ред.). Противник остановился на Ак-Монайском рубеже. Сапёры быстро сделали мосты для танков через противотанковый ров. Короткий, жестокий бой в ночь на 13 апреля. Немцы выбиты с рубежа. Опять вперёд. Мы вместе с танками. Пехота отстала; идут танки и сапёры. Опять та же картина. Едем без задержки на Карасубазар (Белогорск, освобождён 13 апреля. - Ред.), под городом встретили колонну пленных немцев (4-4,5 тысячи). Захватили и ведут партизаны (они крепко солят немцам). 15 апреля. В Карасубазаре. Городок чистый. Мало разрушен. Танки стоят в совхозе Бурчек (5 километров южнее). Бригада в резерве командующего армией. 17 апреля. Получили приказ двигаться под Севастополь. Туда уже подошли части 4-го Украинского фронта и наши (Отдельная Приморская армия с 18 апреля стала частью фронта. - Ред.). 19 апреля. Под Севастополем. Огромное количество людей и техники. Наши сапёры с танками. Идёт подготовка к штурму. 22 апреля. Активно действует авиация противника. Мессеры беспрерывно обстреливают и бомбят. В один из таких налётов убит наш комбат майор Сидоров Иван Васильевич, комиссар Мищенко Андрей Ермолае­вич, ранено 16 человек, в том числе мой друг Цыбин (Михаил Алексеевич. - Ред.). Из командования остался один начальник штаба (увы, имя не знаем. - Ред.). 24 апреля. Прибыл новый комбат - капитан Крюков (Георгий Владимирович. - Ред.). Наши пошли на штурм Севастополя. Неудачно. Большие потери танков. 27 апреля. Подготовка к штурму. Наша авиация беспрерывно бомбит порт и караваны судов в море. Весна здесь в самом разгаре. Много цветов. Стоим в лесу. 1 мая. Вручили ордена, в том числе и мне, и благословили на дальнейшие бои. Готовимся к штурму. 7 мая. Штурм начался. Такой канонады по бомбёжке я не видел. Наши части медленно, но упорно продвигаются вперёд. 8 мая. Танки вместе с сапёрами прорвали оборону и очутились в тылу у противника. Противник пытается отсечь их. Сапёры вступили в бой и отстояли танки, погибли старший лейтенант Зирака­швили и красноармеец Мартыненко (Владимир Алексеевич и Василий Васильевич. - Ред.). 9 мая. Наши части продвигаются. Уже виден Севастополь. 10 мая. Севастополь взят. Противник прижат к морю на мысе Херсонес. Суда его не подпускают к берегу. Всё время идёт штурм. 12 мая. Решительным штурмом наши части сломили последний очаг сопротивления на Херсонесе. Противник разбит. Крым полностью освобождён. Большое число пленных, а ещё больше убитых <> Получили приказ отойти на отдых и пополнение в район Симферополя. Город немного разрушен, но красив, много зелени».

Победу Пётр Олейников встретил в Кёнигсберге (Калининград), там окончил фронтовой дневник, в котором крымчанам особо ценны строки о полуострове. Воспоминания очевидца, освободителя. Воспоминания другого сапёра, Азата Григоряна, как в эти дни 80 лет назад они готовились к наступлению, но не сложилось - в следующем выпуске рубрики.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.