Наталья Бондарчук: Жить надо ярко и со смыслом

12 Февраль 2024 1221
В Симферополе после встречи со студентами КУКИиТа.
В Симферополе после встречи со студентами КУКИиТа. Фото автора.

Это и девиз заслуженной артистки РСФСР, заслуженного деятеля искусств РФ, и напутствие молодым коллегам.

Каждая встреча Натальи Сергеевны с крымчанами начинается с объяснения в любви. А их - не одна и не две в году у неизменной участницы евпаторийского кинофестиваля семейного и детского кино «Солнечный остров». В минувшем году актриса, режиссёр была в жюри международного фестиваля античного искусства «Боспорские агоны», Всероссийского кинофестиваля «Человек, познающий мир», севастопольского кинофестиваля «Святой Владимир». 

- Самое дорогое для меня на всех фестивалях - встречи с любителями театра и кино, - не скрывает Наталья Сергеевна. - В зале собираются люди, которых я называю своими друзьями. А с друзьями всегда не только приятно, но и необходимо общаться. Откровенно делиться своими мыслями и чувствами, выслушивать их мнение, принимать к сведению пожелания. Не скрою: мне очень приятно, что пожелание всегда одно: почаще появляться на экране и снимать новые фильмы. Рада отчитаться о снятых в Крыму эпизодах фильма «Снегурочка» по сказке Александра Островского. Мы с Игорем Днестрянским, моим супругом и соратником, всегда возим с собой необходимую аппаратуру. На этот раз привезли костюмы и поработали с юными крымскими артистами. 

 - Люди старших поколений, конечно, хорошо осведомлены о ваших выдающихся родителях Инне Макаровой и Сергее Бондарчуке, о том, как проходило ваше становление. Но молодые, наверное, интересуются этим?

- Вы правы. И я с удовольствием перечисляю фильмы, в которых снимались мама и папа, советую их непременно посмотреть. Среди картин, вошедших в сокровищницу российского кино: «Судьба человека», «Война и мир», «Дорогой мой человек». Папа родился на Херсонщине, мама в сибирском городе Тайга. А встретились они в Москве, во ВГИКе, на курсе великого Сергея Герасимова. Папа сделал маме предложение, когда они снимались в Краснодоне в картине «Молодая гвардия». Я с детства не различала кино и реальность. Я думала, что родилась у настоящих героев, и моя мама - Любка Шевцова, папа отважный воин, который строчит из пулемёта по фашистам. И я хотела быть героем. Носила шапку-ушанку со звездой, отчаянно дралась за справедливость. В 13 лет впервые побывала в театре и поступила в театральную мастерскую при МХАТе. Потом был Всесоюзный институт кинематографии. Училась у великих, легендарных мастеров - народных артистов СССР Сергея Аполлинарьевича Герасимова и Тамары Фёдоровны Макаровой, которые были наставниками и моих родителей.

- Чем запомнились годы учёбы?

- Общением с великими нашими учителями, с сокурсниками, среди которых были будущие выдающиеся актёры и режиссёры Коля Ерёменко, Наталья Белохвостикова, Наташа Гвоздикова, Сергей Никоненко. Было много забавного. Например, в учебном спектакле «Мёртвые души», который поставил Никоненко, он мне дал роль Коробочки. Играть приказал без грима: «Ты и так на неё похожа». На втором курсе мы с Колей Ерёменко выходили на сцену в спектакле «Красное и чёрное». Играла я всё подряд: в «Над пропастью во ржи» по Сэлинджеру была пятнадцатилетней Фиби, Гертрудой в «Гамлете», сорванцом в «Вестсайдской истории», Катюшей Масловой в «Воскресении». Всего за время учёбы более 400 ролей. 

- И доигрались до фильма «Солярис» Андрея Тарковского, но это непростая история? 

- Да, гений наш меня сначала отверг, потому что по возрасту не подходила исполнителю главной роли Донатасу Банионису. Чтобы утешить, Андрей Арсеньевич «подарил» меня другому гению - Ларисе Шепитько, и она сняла меня в фильме «Ты и я» по сценарию Геннадия Шпаликова. А Тарковский продолжал искать актрису на роль Харри. Мы с Ларисой подружились, и я попросила её показать Андрею небольшой трагический эпизод из нашей картины. Она показала. «И кто это?» - заинтересовался режиссёр. «Твой подарок», - ответила Шепитько. «Забираю его назад», - решительно изрёк Андрей, и я была утверждена на судьбоносный для меня фильм, получивший массу призов, среди которых Гран-при Каннского фестиваля. Он вошёл в число величайших научно-фантастических фильмов мирового кинематографа. А я побывала с картиной в пятидесяти странах.

- Вы как-то сказали, что этот фильм помог поступить на режиссёрский факультет. Каким образом?

- Задумав стать режиссёром, я в Австралии сняла несколько сюжетов с экзотическими животными. Сама озвучила, смонтировала. Показала Сергею Герасимову. И была принята на второй курс режиссёрского факультета. Первым фильмом, где я была режиссёром и сценаристом одной из новелл, стала дипломная работа «Пошехонская старина» по Салтыкову-Щедрину. Она называлась «Бессчастная Матрёнка». Две другие новеллы делали Игорь Хуциев - «Братец Федос» и Николай Бурляев - «Ванька-Каин». Мы с Николаем и главных героев играли. А партнёрами были Лев Дуров, моя мамочка Инна Макарова, Эраст Гарин, Светлана Крючкова. Текст от автора Сергей Бондарчук читал. Мы с Колей уже были супругами, и тогда договорились, что не вмешиваемся в работу друг друга. Я была очень рада успеху Коли - призу, который он получил на Международном кинофестивале в Оберхаузене. 

- Теперь у вас солидный послужной список и актёрских, и режиссёрских работ. А к чему больше душа лежит?

- Не могу сказать, что мне ближе и дороже. Я ведь практически сразу стала сниматься и снимать. Это очень тяжело, но и очень увлекательно. С самых первых своих фильмов «Детство Бэмби» и «Бэмби» поняла, что любимая моя аудитория - дети. 

- Любите снимать по классическим произведениям?

- Очень! К хорошей литературе меня приучила бабушка, сибирская писательница Анна Герман. Мне и заговорить помогла классика.

- Как это?

- В раннем детстве что-то так напугало, что не говорила до трёх лет. Все, конечно, переживали. И вот плывём мы с бабушкой по Москве-реке на кораблике, любуемся видами, и я вдруг произнесла
«И родимая страна вот уж издали видна». Любимого Пушкина, который для меня с раннего детства - всё. 

- И среди первых - картины о нём, которые снимались в том числе и в Крыму, в далеко не простые годы?

- Да уж. Хотелось достойно отметить 200-летие поэта. А именно в это время у нас рухнуло всё. Кинематографис­ты разбежались кто куда. А я начинаю снимать задуманное на картине Владимира Мотыля «Звезда пленительного счастья», где была Марией Волконской. Там был эпизод с Пушкиным, но кто-то сказал, что не подобает великому поэту появляться в эпизодической роли, и моя любимая сцена ушла из картины. Тогда я сказала режиссёру, что обязательно о Пушкине сниму. И сняла двухсерийный фильм «Пушкин. Последняя дуэль» и сериал «Одна любовь души моей» - по воспоминаниям княгини Волконской, лирический рассказ о тайной любви к ней Александра Пушкина. Снимали восемь лет, образ юного поэта создал Игорь Днестрянский, мой нынешний муж, в старшем возрасте - Серёжа Безруков. Их партнёрами были Сергей Любшин, Александр Михайлов, Василий Лановой, Зинаида Кириенко, Марианна Вертинская крымский поэт, певец и актёр Константин Фролов, а также наши с Бурляевым дети Маша и Иван. 

- С кем снимаете «Снегурочку»?

- В основном это дети из моего театра «Бэмби», но есть и крымские ребята. Лелем стал евпаториец Денис Кучер, который принимал участие в проекте «Голос. Дети». Бобыля и Лешего играет Игорь Днест­рянский, я - Бобылиху. Всех секретов раскрывать не стану, скоро сами увидите. Скажу только, что нашей Снегурочке, как и у Островского, четырнадцать лет.

- Все фильмы сняли по своим сценариям?

- Кроме первого. Истории о детстве и юности Бэмби создавали за одним столом с выдающимся писателем Юрием Нагибиным.

- Успеваете не только фильмы снимать, но и книги пишете. Сколько их уже?

- Пока три. В «Единственных днях» рассказываю о встречах с Тарковским, о себе в молодости. В «Артистке из Сибири» - о маме. Третья - к столетию папы - «Лента жизни». Они все есть и в бумажном варианте, и в электронном. 

- Чего избегаете в жизни и в творчестве?

- Траты времени на однодневки. 

Людмила ОБУХОВСКАЯ.