О людях и куклах мировой политики

11 Декабрь 2023 1213
Борис Джонсон делал вид, что ведёт свою игру. Но игра эта была по чужим правилам. Фото Getty Images.
Борис Джонсон делал вид, что ведёт свою игру. Но игра эта была по чужим правилам. Фото Getty Images.

События на Ближнем Востоке определили для многих народов вес и авторитет руководителей, которых они выбрали. Некоторые из этих людей продемонстрировали в критических ситуациях не только ограниченность и невежество, но и прямую гибельность, опасность пути, по которому они предлагали двигаться своим согражданам.

Будет ли в Европе гражданская война? 

Впервые за время после 1945 года в мире сложилась настолько взрывоопасная обстановка, что политические обозреватели заговорили о возможности мировой войны. И дело не только в конфликте на Ближнем Востоке. В наши дни в Европе политические элиты, правящий класс серьёзно разошлись в спорах о путях урегулирования конфликтов, происходящих в мире. Улицы городов заполнили десятки тысяч людей, настроенных порой довольно агрессивно. Эти люди вступают в стычки с полицейскими, переворачивают автомобили, жгут покрышки и громят магазины. Можно с уверенностью говорить о том, что европейский континент пожинает плоды своей неразумной, недальновидной миграционной политики.

В конце 1990-х годов я жил в Париже и своими глазами наблюдал вялые попытки местных властей адаптировать к местной жизни переселенцев из Африки. Тогда это были в основном арабы из Алжира и Марокко. Они сносно говорили по-французски, имели какое-то образование, охотно создавали семьи с местными. И тем не менее, несмотря на взаимное тяготение, стать час­тью французского общества им не удавалось. Селились они, как правило, в отдалённых от центра кварталах, создавали там свои коммуны, открывали магазины и кафе, молились в своих мечетях, жили в рамках только им самим понятных порядков. Важно, что никакой политической активности эти люди не проявляли, таким образом не доставляя хлопот властям.

Совсем другая картина сегодня. На европейские улицы выходят массы людей агрессивных, малообразованных, можно сказать нищих из беднейших государств Африки. Обилие товаров в парижских и лондонских супермаркетах и бутиках вызывает у них только лишь ощущение несправедливости и желание исправить это в свою пользу. Разумеется, большинство из них не имеет отношение к ХАМАСу и не разделяет его идеологию. Но гибель тысяч людей в секторе Газа, бряцание американским оружием, авианосцы во взрывоопасном регионе возмущают их. Министр иностранных дел Иордании Амман Сафади справедливо заметил: «Весь регион тонет в море ненависти, и это станет определяющим для многих будущих поколений».

Люди, протестующие на улицах, хорошо помнят драматическую историю, связанную с правлением и гибелью ливийского лидера Муаммара Каддафи. Далёк от мысли идеализировать этого странного человека. Но лидером революции его избрал народ. Как только Каддафи заикнулся, что тогдашний президент Франции Николя Саркози в своём предвыборном бюджете использовал деньги из Ливии, в этой стране высадился спецназ французских войск. Каддафи был схвачен и передан на потеху толпе. Обычно солидные телеканалы прикрывают лица людей, которых убивают, стараются не демонстрировать сцены смерти и агонии. На этот раз сделали исключение: то, как растерзали пожилого человека, ещё вчера разбивавшего во время государственного визита шатёр в центре Парижа, показали и многократно повторили все крупнейшие СМИ.

Мой добрый знакомый, крупнейший американский политобозреватель с сожалением заметил, что эти откровенные, чудовищные кадры предназначались для тех, кто не хочет жить по западным правилам и не в последнюю очередь для руководителей России. Таким образом нас хотели запугать, заставить жить по правилам, написанным на Западе.

Когда-то европейский континент был прибежищем диссидентов со всего мира. Здесь их привечали, давали кров, укрывали от преследований, даже если не разделяли их взглядов. Всё изменилось в последние годы. Илон Маск спрогнозировал гражданскую войну в Европе, комментируя ролик в сети, где женщина-мигрант сжигает французский флаг: «Отправьте их (и её конкретно) на родину, где они будут более счастливы. Эти люди здесь не для того, чтобы быть частью французской, итальянской, немецкой или шведской культуры. Они здесь для того, чтобы заменить вас».

Кто шагает не в строю

Нетерпимость, нежелание не только принимать, но даже выслушивать иную точку зрения, стремление вытеснить из своего окружения людей, не шагающих дружно в строю - это, к сожалению, черты современного европейского эгоцентризма. Под каток таких настроений подпадают не только рядовые обыватели, но и люди заслуженные, много сделавшие для своей страны.

Как от прокажённого, шарахаются в Германии от бывшего канцлера Герхарда Шрёдера. На мероприятиях, куда его согласно статусу нельзя не пригласить, места вокруг него пустуют. Иначе как постыдной нельзя назвать ситуацию вокруг бывшего министра иностранных дел Австрии Карин Кнайсль. Полусумасшедшие русофобы обвинили её в том, что эта солидная дама отравила своего пса российским ядом «Новичок». В сложившейся ситуации не помешали бы услуги психиатра, но полиция Вены всё восприняла всерьёз. Нашли место захоронения пса, откопали несчастное животное, исследовали его кости, убедились в естественной смерти. Но Кнайсль была вынуждена уехать во французскую провинцию. Однако мстительные сограждане и там не дали ей покоя, требуя лишить австрийского гражданства. И это при том, что никакого другого гражданства у неё нет.

Вся беда этих людей, один из которых крупный государственный деятель, а другая - бывший министр, доктор права и видный специалист по Ближнему Востоку в том, что они дружески относятся к России и её президенту. Последнее, судя по всему, особенно тревожит наших недругов. В международных отношениях есть неписанные правила, которые складывались сотни лет. Одно из них предполагает, что главы государств не опускаются до оскорбительных выпадов в адрес своих коллег, даже если они категорически не согласны с позициями оппонента. В предвоенной Европе эту традицию первым нарушил Гитлер. Какими только словами он ни называл Черчилля. В наши дни по отношению к президенту России это сделал престарелый американский президент, давно разучившийся считать ступеньки на трапе самолёта и постоянно путаю­щий вход с выходом. Надо отдать должное Владимиру Путину: он оказался человеком более воспитанным и ни разу не опустился до жёсткого ответа.

Происходит это не в первый раз. Незадолго до визита в Москву тогдашний президент США Барак Обама сделал странное заявление о том, что «Путин одной ногой стоит в прошлом, другой - в настоящем». На это наш президент ответил со свойственной ему иронией, что «мы в раскорячку не привыкли стоять, мы твёрдо стоим на земле». Тогда же Байден, служивший вице-президентом при Обаме, наведался к Путину с предложением не выдвигаться в очередной раз в президенты. Эту какую надо иметь наглость и самоуверенность, чтобы посчитать своё мнение определяю­щим для Кремля.

Мир уже не однополярный

Мир меняется на глазах, он перестаёт быть однополярным с американским акцентом. Об этом сказал Владимир Путин, обращаясь в Мюнхене в 2007 году к участникам конференции по безопасности в Европе. Тогда же было сказано и о месте России в современном мире, её законных интересах с учётом существующих реалий и угроз. Телекамеры крупным планом показывали сидящих в первых рядах руководителей США, их союзников. На их лицах читалось удивление, смешанное с возмущением. Российский президент нарушил порядок, сложившийся в горбачёвско-ельцинский период. Такой порядок устраи­вал американскую и европейскую политические элиты, он устраивал многих, кроме народа России. Не будем делать вид, что мы не замечаем реальностей. Сегодня США - держава, продолжаю­щая управлять миром. Но делать это ей становится всё труднее. Европа, казалось бы, окончательно и бесповоротно оказавшаяся под американским сапогом, вздыбилась. Арабская улица вполне себе прижилась в центре Парижа, Лондона, Мадрида, других столиц. Именно она задаёт политическую повестку дня.

Что же касается Европы и Северной Америки, то они превращаются в кладбище политических трупов. Политики этих стран не пользуются уважением своих народов. В их числе такие «полезные идиоты» Зеленского, как работающий под героя «Пиратов Карибского моря» Шольц, неутомимый борец с клопами Макрон, покровитель и благодетель нацистов Трюдо, субтильный Сунак, плохо понимающий, куда он попал, бессмысленная Мелони, упус­тившая шанс стать полноценным преемником Берлускони.

Понятно, что именно из этой компании маловырази­тельных и зависимых людей формируются общеевропейские институты. Здесь особо выделяется «лица необщим выражением» г-н Боррель. Похожий» на отставного сержанта-пенсионера, этот человек представляет новый удивительный тип западного дипломата, призывающего вместо мира к войне. В этом смысле Боррель достойный продолжатель дела Риббентропа. К этому ряду следует отнести также господ Блинкена, Бербок, Кулебу и других. О ничтожных чиновниках из государств-лимитрофов Прибалтики я промолчу. Никто не помнит их имён даже сегодня, когда они называют себя министрами.

Отдельно следует сказать о людях, управляющих в наши дни Польшей. Наши ближайшие соседи стремятся пробиться на первые роли в Европе. С этой целью они взяли на себя роль главных европейских русофобов. Исторические уроки ими позабыты. А ведь всякий раз, когда польские власти вступали в конфликт с нашей страной, то из него их страна выходила изрядно потрёпанной и с потерей территории. Перед началом Второй мировой войны поляки ходили в ближайших друзьях Третьего рейха. На похороны их правителя маршала Пилсудского приехал Герман Геринг, а фюрер объявил в Германии по этому случаю траур. Чего стоит заявление тогдашнего главы правительства Польши Рыдз-Смиглы, сделанное в разгар переговоров в Москве: «Немцы, может быть, отнимут у нас свободу, русские же вынут из нас душу».

Будущее, как известно, не оправдало этих надежд. Немцы не только отобрали у поляков свободу и построили на их земле самые страшные концлагеря в мире, они раздавили польскую государственность и, разумеется, вынули из поляков душу со всеми потрохами впридачу.

Очевидно, что от поражения Украины больше всего выиграет её корыстная соседка Польша, давно облизывавшая­ся на Западную Украину. Но поляки известны и другим: гонор у них соседствует с обидчивостью. Не успели украинцы заикнуться о возможных преференциях при продаже зерна, как получили жёсткий отлуп, другого слова здесь не подберёшь. Сразу же прекратились взаимные визиты, страстные мужские поцелуи и клятвы быть верным до гроба. Разумеется, имелось в виду, что гробы будут украинские. Так вот шляхтичи вспомнили, что украинцев и белорусов они традиционно называли на своих землях холопами, быдлом и пся крев. Кто не знает, последнее переводится с польского как «собачья кровь».

Рафаэль ГУСЕЙНОВ.

Источник: rg.ru

(Окончание в следующем номере).