По облакам скользя...

12 Сентябрь 2023 221
Иван Поварич и заметка о подвиге его и друзей.   /   Сурен Тащиян. 
Фотоколлаж автора.
Иван Поварич и заметка о подвиге его и друзей. / Сурен Тащиян. Фотоколлаж автора.

Строчка из «Песни лётчика», написанная ребёнком военной поры Владимиром Высоцким: «…Нет, поздно - и мне вышел «мессер» навстречу./ Прощай, я приму его в лоб!../Я знаю - другие сведут с ними счёты,/ Но, по облакам скользя,/Взлетят наши души, как два самолёта, -/Ведь им друг без друга нельзя…». А иной мальчишка военной поры Евгений Евтушенко писал «Балладу о военных лётчиках»: «Погибшие в небе за Родину/Становятся небом над ней./Мы заживо сгорали в самолётах,/Как факелы Победы вам светя,/Тонули с парашютами в болотах,/Но воскресали, всё-таки летя»… Сколько лётчиков, известных и забытых героев Отчизны, в Великую Отечественную стали частью небес. Они не искали славы, не ждали наград, просто сражались во имя Победы, ради Родины. Ради нас!

Над Джелалом

Конец октября 1941-го, фашисты прорвались в Крым, наши части, обессиленные сражениями на Перекопе и Ишуни, безуспешно пытавшие-
ся закрепиться на Ак-Монае, вынуждены отступать. С боями, с потерями, но всё же двигаться назад, чтобы ещё попытаться удержать Симферополь (не удалось - враг вступил в город в ночь на 2 ноября), Евпаторию, Керчь, Феодосию, Южнобережье (и они вскоре заняты), до последнего биться за Севастополь… А над отступавшими, вступая с преследовавшим врагом в бой, уничтожая его колонны, дрались, как тогда говорили «сталинские соколы», с алыми звёздами на крыльях самолётов.

«Крымский участок фронта. Лётчик Горшков, штурман товарищ Поварич и стрелок-радист Шаронов получили задание штурмовать вражескую мотоколонну. Уже через четверть часа краснозвёздный самолёт был над целью. По степи длинной вереницей двигались грузовики с немецкой пехотой, танки, мотоциклисты. Вынырнув из-за облаков, три сталинских сокола стремительно атаковали колонну. Первые же бомбы вызвали большой пожар. До 15 грузовиков оказались разбитыми. Обезумевшие от ужаса немцы стали разбегаться. Тогда Горшков и его боевые друзья, снизившись до 100 метров, принялись расстреливать фашистов пулемётным огнём. Меткие пули настигали бегущих гитлеровцев повсюду: в придорожных канавах, у соломенных скирд, на пашне. После второго захода по самолёту был открыт сильный огонь с танков. Затем немцы откуда-то подтянули зенитную установку. Снаряды рвались почти у самой машины. Тем не менее мужественный экипаж продолжал выполнять задание. Ещё 10 грузовиков превратились в груду развалин». Так писал фронтовой корреспондент Лев Романович Иш, что, будучи журналистом «Красной Звезды», в боях за полуостров помогал выпускать нашу газету «Красный Крым», в которой к 6 ноября 1941-го, дате появления материала, осталось три сотрудника - редактор Евгений Петрович Степанов, заместитель Абрам Давидович Райчук и Михаил Евсеевич Муцит. И Лев Иш, и Михаил Муцит погибли в 1942-м, защищая Севастополь, И те лётчики, о ком писал корреспондент, погибли - 29 октября 1941-го.

В похоронке на стрелка-радиста указано село Джелал - ныне Северное в Раздольненском районе, и с полком, в каком служили, - непонятно: в 1-м истребительном, указано в донесении о гибели штурмана, 507-м бомбардировочном - извещение о гибели стрелка-радиста. «Неожиданно самолёт Горшкова резко подбросило вверх и в ту же секунду вспыхнуло пламя, - продолжает наш коллега. - Вражеский снаряд угодил в центральный бензобак. Самолёт загорелся. Лётчик пытался сбить пламя, проделывая на горящей машине сложнейшие эволюции (фигуры высшего пилотажа. - Ред.), но потушить пожар не удалось. Они могли выброситься на парашюте, но внизу были немцы. Горшков, Поварич и Шаронов предпочли смерть фашистскому плену. Твёрдой рукой Горшков направил горящий самолёт прямо на вражескую колонну. Раздался взрыв оглушительной силы. Под обломками самолёта были погребены десятки грузовиков с немецкой пехотой, три танка». Свидетелями подвига стали лётчики младшие лейтенанты Плаксин и Старков: «На их глазах три отважных воздушных бойца пожертвовали жизнью во имя Родины, во имя разгрома ненавистного врага».

В самом начале войны так поступили Николай Гастелло и его товарищи по экипажу бомбардировщика Григорий Скоробогатый, Анатолий Бурденюк, Алексей Калинин, первый посмертно - Герой Советского Союза, остальные спустя десятилетия посмертно награждены орденами Отечественной войны первой степени. Крымские лётчики не награждены - мы не нашли сведений о том. Да и о лётчике Горшкове ничего не знаем, авиатор с такой фамилией тогда в Крыму среди погибших не значится, лишь пехотинцы - 28-летний Василий Павлович, 23-летний Дмитрий Вакумович, 27-летний Василий Фёдорович, 21-летний Николай Леонтьевич. Если же искать по 1-му истребительному авиаполку, то в октябре в нём погибли лётчики Виктор Ефимович Кузнецов, Пётр Васильевич Гордиенко, Гарши Ефимович Довтян, Александр (Алексей) Никитович Романов, Владимир Алексеевич Целищев, Василий Иванович Моисеев… Штурман экипажа в этом полку указан погибшим - 29 октября 1941-го, старший лейтенант штурман звена полка 24-летний Иван Яковлевич Поварич из Орловской области. Ждали его мама Варвара Кирилловна, отец Яков Ефимович, жена Александра Александровна, четырёхлетний сын Виктор и двухлетняя дочь Эльвира - уже внуки лётчика выложили в интернет фотокарточку дедушки. «Сбит огнём зенитной артиллерии». Такая же запись о гибели младшего лейтенанта Сергея Фомича Шаранова (фамилия записана иначе, чем в статье), но есть и извещение о гибели Сергея Фомича Шаронова, отправленное в Татарстан его отцу Фоме Ивановичу, место службы 507-й авиаполк, что входил в подчинение нашей 51-й армии….

В любом случае оставшийся безымянным лётчик Горшков, штурман Иван Поварич, стрелок-радист Сергей Шаронов - наши герои, часть нашего неба. Как и лётчик-истребитель 24-летний Сурен Амбарцумович Тащиян, которому заслуженное звание Героя уже Российской Федерации присвоили спустя 52 года после гибели. Участник обороны полуострова и подготовки к его освобождению.

Спустя 52 года

К медали «Золотая Звезда» Героя Советского Союза Сурена Тащияна представляли в 1943-м. Вартан Григорян, краевед, член Крымского армянского общества, рассказывает, что имя Сурен (Божественный) сыну-первенцу, родившемуся 22 марта 1919 года, дали Амбарцум Нигохосович и Евгения Бадасовна из Ростовской области. В октябре 1941-го выпускник Ейского военно-морского авиаучилища имени Иосифа Сталина защищал небо Крыма и Кавказа в составе 3-го авиаполка 6-й авиабригады Военно-воздушных сил Черноморского флота (позже - 11-го гвардейского авиаполка 63-й авиабригады ЧФ, 32-го гвардейского дважды Краснознамённого Николаевского истребительного авиационного полка).

- Сбил 12 самолётов противника лично и два - в группе, - говорит краевед, - около 400 боевых вылетов, 187 воздушных боёв. В августе 1942-го награждён первым орденом Красного Знамени, в представлении к награде читаем. «22 ноября 1941 года - во время одной из дерзких штурмовок по войскам противника в районе Перекопа встретился с четырьмя истребителями противника. Смелый лётчик, не задумываясь, пошёл в неравный бой и бил стервятников до тех пор, пока остальные наши лётчики не выполнили задание командования. На горящей машине, несмотря на ожог рук и лица, нашёл в себе мужество долететь до своей территории и выбросился на парашюте, где был подобран нашими войсками». 27 февраля 1943 года командир авиаполка подполковник Иван Степанович Любимов за 6 сбитых бомбардировщиков врага представил Сурена Тащияна к званию Героя Советского Союза, но наградили вторым орденом Красного Знамени.

Кстати, среди 12 сбитых Суреном Тащияном самолётов, один пилотировал командующий авиацией крымской группировки генерал-лейтенант фон Руппе. 24 мая 1943 года четыре наших истребителя встретились с восемью немецкими - наш герой в лобовой атаке сбил вражеский самолёт, который разлетелся в воздухе. Остальные немцы бросились на Сурена, но отстреливаясь и превозмогая боль раны, ему удалось посадить повреждённый самолёт. Награждён орденом Красной Звезды, а фашисты объявили на него персональную охоту. 25 сентября 1943 года над Керченским проливом (по воспоминаниям однополчан - неподалёку от мыса Такиль) с другом Дмитрием Стариковым они прикрывали бомбардировщики, наносящие удары в порту Керчь. Вдвоём приняли бой с шестью истребителями, Сурен Тащиян сбил два «мессера», причём второй - прикрывая лучшего друга, но подоспели новые враги. Один поджёг самолёт Сурена. Дмитрий рванулся на помощь, но…. Через несколько дней после гибели Сурена Амбарцумовича на фюзеляже боевой машины Дмитрия Старикова появилась надпись: «Сурен Тащиян». Дмитрий Александрович на этом самолёте «вместе с другом» освобождал Крым, 22 января 1944-го за бои над Керченским проливом получив одну на двоих «Золотую Звезду», погиб 2 октября 1945 года в автокатастрофе, похоронен в Саках.

А в 1988 году между селом Героевским и дамбой Тобечикского озера поисковики обнаружили самолёт Р-39 «Аэрокобра», может, он принадлежал Сурену Тащияну… В любом случае - эти лётчики - наши крымские герои. Не забываем, земляки!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.