А ты не бойся меня, Эрдогана...

31 Май 2023 1195
Р. Т. Эрдоган выступил в Стамбуле с речью победителя перед избирателями.
Р. Т. Эрдоган выступил в Стамбуле с речью победителя перед избирателями. Фото из открытого источника.

Президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган - личность, мягко говоря, малоприятная. Другом России он уж точно не является. Режим Эрдогана не признаёт территориальной целостности РФ, поставляет оружие украинским гитлеровцам, а его проект «Великого Турана» прямо преду­сматривает разрушение нашей страны. Но при этом, несмот­ря на членство Турции в НАТО, Эрдогана сложно назвать «марионеткой Вашингтона». У него есть собственное видение будущего и претензия не только на региональное лидерство, но и на великодержавность. Англосаксы и их заокеанское порождение таких самостоятельных не любят. И несмотря на дружеские отношения с главой британской МИ-6, «султан» знал, чего ему ждать. И сыграл весьма грамотно.

Единый согласованный кандидат от объединённой оппозиции Кемаль Кылычдароглу, с богатым опытом политических проигрышей - турецкая инкарнация Ющенко (с поправкой на местную специфику). Политик сам по себе слабый, а стало быть, в перспективе - абсолютно управляемый. Есть в той тусовке даже свой вариант «Дамы с косой»: лидер Хорошей партии Турции Мераль Акшенер первой обвинила лично Кылычдароглу в проигрыше оппозиции и поздравила Эрдогана с победой. 

Несмотря на оранжевую узнаваемость персонажей, «майдана» не случилось. Однако планы по устранению Эрдогана не отменены, а турецкое общество, как следует из результатов выборов, расколото почти ровно пополам. А это значит, что база для организации того или иного цветного сценария сохраняется. 

«Эти выборы рассматривались как цивилизационный выбор между Турцией, претендующей на роль глобально значимого центра силы (ибо политика Эрдогана направлена на нечто большее, чем просто суверенность), и Турцией, внутриполитически относительно суверенной (даже такой прозападный политик, как Кемаль Кылычдароглу, не смог бы откатиться здесь назад - во всяком случае, в ближайшей перспективе), но геополитически действующей строго в фарватере США. А геоэкономически - полнос­тью зависящей от отношений с ЕС. Главный вопрос здесь: а насколько выбор, сделанный турецким обществом, окончательный? Или же курс на превращение Турции из восточной опоры НАТО в нечто большее, чем региональный центр силы, может быть пересмотрен, возможно даже если не дожидаться новых выборов? Да, политтехнологически Эрдоган провёл почти идеальную кампанию. Это, помимо итогового результата, доказывается почти полным отсутствием перспектив для результативных протестов, тем более что оппозиция расколота, а политическая система - под контролем победителя. Но даже это технологическое мастерство оказалось неспособным не только преодолеть раскол страны, но и создать серьёзное преимущество перед оппонентами, - отмечает профессор Института медиа НИУ ВШЭ, кандидат политических наук Дмитрий Евстафьев. - Для Эрдогана раскол общества некритичен. Он - лидер-разделитель, а не интегратор, и раскол общества для него - лишь политический инструмент для удержания власти. Однако в победных речах Эрдогана неожиданно прозвучали примирительные нотки. Конечно, так положено делать победителю, но, думается, это сигнал, что он осознаёт остроту ситуации. Чутья у Эрдогана не отнять: ещё накануне первого тура выборов он начал постепенно смещать фокус пропаганды и личных выступлений на внутриполитическую тематику. Антизападная - и прежде всего антиевропейская - риторика не вызывает в турецком общест­ве отторжения, но и дополнительных дивидендов не дала. Прозападная, впрочем, тоже. Главной для Турции стала внутренняя повестка, и здесь Эрдоган совершил почти невозможное, переломив тренд на обвинение власти в неэффективности и коррумпированности, который поначалу оседлала оппозиция. Отметим колоссальное преимущество Эрдогана перед оппозицией в способности говорить с «простыми турками» и эффективность в кризисной ситуации решений, которые обычно именуются «популистскими». Но это означает, что практические вопросы внутреннего развития станут надолго главным фактором влияния на политику Анкары. А «цивилизационный» выбор будет лишь идеологическим фоном и далёким «образом будущего». 

По выражению экономис­та, политолога, президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, за выборами в Турции у нас следили, как за финалом чемпионата мира по футболу: вроде бы нас лично это и не касается, но страсти кипят. В действительности же, касается. И ещё как.

«От того, по какому пути пойдёт Турция в ближайшие несколько лет, много чего зависело и в международных, и в российско-турецких двусторонних отношениях. Сегодня ясно, что они пока что останутся такими же, как были, а вот если бы победила турецкая оппозиция... Её лидер, Кемаль Кылычдароглу, которого оте­чественные острословы уже окрестили для простоты «Кулич-оглу», нам столько всякого наобещал и столько про будущие отношения России и Турции сказал. Никакого газового хаба, который Путин предложил Эрдогану. Присоединение Турции к американским и европейским антироссийским санкциям и вообще полный уход Анкары под Вашингтон и Брюссель, в том числе в рамках сегодняшнего антироссийского западного фронта. Расследование всего, связанного с АЭС «Аккую», на тему того, не было ли в этом контракте какой коррупции в пользу турецких властей (с учётом того, что эта станция строится целиком и полнос­тью на российские деньги, которые в наш бюджет явно не вернутся НИКОГДА, фортель, конечно, интересный) и пересмотр заложенной в контракте цены на электроэнергию, продажа которой на внутреннем турецком рынке теоретически когда-нибудь что-нибудь в этом проекте должна для России окупить. Обвинения во вмешательстве России в нынешние выборы. Ну, и много чего ещё в том же духе...Теперь всего этого не будет, и это значит, что всё, что Путин с Эрдоганом выстроили более чем за 20 лет в российско-турецких отношениях, создав сложный баланс хитро сплетённых интересов, позволяющий находить взаимоприемлемые решения даже в самых острых кризисных ситуациях, не отправится на помойку, - считает Сатановский. - Да, Эрдоган сложный партнёр. Да, он со своими имперскими амбициями и успешно реализуемыми интеграционными проектами отжимает у нас Закавказье, Казахстан и Среднюю Азию, не без успеха поглядывая на целый ряд российских регионов, чтобы прибрать и их к рукам, если наша страна всё-таки развалится. Но санкций против России он вводить не будет и в надвигающейся войне с нами Североатлантического альянса Турция и ориентирующаяся на неё Венгрия участвовать не будут, а этого более чем достаточно, по крайней мере на ближайшее время. Так что порадуемся за Эрдогана, как за самих себя - оно того стоит».

Западная пресса пишет о «победе Путина», по странам Европы (самая крупная диаспора в Германии, если кто не знал) прошли многотысячные демонстрации в поддержку Эрдогана, мешать которым тамошняя полиция не стала. Злобные блогеры поздравляют и Кылычдароглу - с десятыми, юбилейными проигранными выборами и грубо шутят по поводу его фамилии. Напрасно, кстати, издеваются: «Сын узкой сабли» звучит гордо. Но только если по-турецки. 

Николай ФИЛИППОВ.