Мгновения Крымской весны

17 Март 2023 1382
Весна 1944-го - победная, наша. Одна из многих. Фотокопия автора.
Весна 1944-го - победная, наша. Одна из многих. Фотокопия автора.

Крымская весна - это не только пробуждение природы на полуострове, который императрица Екатерина Великая называла жемчужиной в короне Российской империи. Уже девятый год так называют и события возвращения домой: как сказал президент страны Владимир Путин, «в родную гавань, в порт постоянной приписки - в Россию». Но в судьбе нашей многонациональной земли весна 2014-го была не единственной знаковой, судьбоносной, великой. Их немало случилось за всю историю полуострова, какие-то, памятные, благодаря архивам и историкам, ещё до Великой Октябрьской революции, какие-то в не таком уж далёком минувшем. «Крымская правда» перелистала страницы прошлого, чтобы вспомнить наши вёсны.

Императорская

Пожалуй, первая в осязае­мой истории случилась 240 лет назад, когда в эти дни императрица Екатерина Великая принимала решение о «возвышении славы России». Так несколькими месяцами ранее ей писал князь Григорий Потёмкин: «Крым положением своим разрывает наши границы… Вы обязаны возвысить славу России… Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить Вас не может, а только покой доставит». Но оказалось, что «приобретение» и обогатило, и усилило Россию, прежде всего появившимся Черноморским флотом - не зря же за эти земли, за право выхода к южному морю, за укрепление границ империи велось столько войн с «Портою Оттоманскою», Османской империей, Турцией. И появился 8 апреля (19-го - по новому стилю) 1783 года Манифест «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под державу Российскую». Позже подданство Крыма Российскому престолу признала Торжественным актом Блистательная Порта (руководство Османской империи). И все права, имущество и вера новых подданных признавались Россией неприкосновенными, как и многонациональность полуострова. И возникла Таврическая область во главе с Василием Каховским и предводителем дворянства Меметша бей Ширинским, и города, селения развивались, Симферополь и Севастополь строились, Черноморский флот закладывался… И земли, на которых проповедовал почитаемый на Руси святой Андрей Первозванный, откуда князь Владимир, крестившись сам, распространил на державу веру православную, стали 240 лет назад по праву российскими. А сама императрица, что «принесла мир» народам благодатного края, посетила его тоже весной - 1787-го, и первый салют прозвучал тогда в Крыму, 22 мая, двойной - с береговых батарей и кораблей нового флота, что стояли на рейде в Ахтиарской бухте.

В наши дни в память об императрице Екатерине Великой, её сподвижниках и помощниках полководцах Григории Потёмкине-Таврическом, Василии Долгорукове-Крымском, Александре Суворове, посланнике России в Турции Якове Булгакове, обо всех, кто в те времена сражался и созидал во благо полуострова и России, возвышается в Симферополе монумент. Его впервые установили в 1890-м, дважды уничтожали, в 1919-м и 1921-м, дважды возрождали 1919-м и 2016-м - «в честь воссоединения Крыма с Россией в 2014-м - навсегда».

Солдатская

Ещё одна весна полуострова случилась восемь десятилетий назад, в Великую Отечественную. Затяжной оказалась, в несколько этапов. Первый - в 1942-м, когда пос­ле удачи Керченско-Феодосийского десанта решено было продвигаться дальше, освобождая Крым от нацистов. Связь времён. В «Крымскую весну» 2014-го, 27 февраля - за пару дней до календарной смены сезона, на помощь Народному ополчению, на защиту полуострова и крымчан пришли «Вежливые люди» - воины Сил специальных операций России. Тогда полуостров восстал против нацизма, возрождаемого на Украине (в её сос­таве Крым, ещё с Украинской Советской Социалистической Республикой, был с 1954-го, кстати, 27 февраля того года жители и узнали о «передаче из России»). А в 1942-м, 27 февраля, началось наступление созданного месяцем ранее Крымского фронта (командующий Дмитрий Козлов). При поддержке Керченской военно-морской базы Александра Фролова, воины 44-й (Степана Черняка, во время десанта командовал Алексей Первушин), 51-й (Владимира Львова) и 47-й (Константина Колганова) армий пошли в атаку на Парпачском (Ак-Монайском) перешейке.

У нашей читательницы Марии Кравченко в этот день в том наступлении погиб старший брат Дмитрий Цебренко - за возвращение Крыма стране, за изгнание фашистов с полуострова. Сама Мария Павловна до «Крымской весны» 2014-го не дожила совсем немного, но она - одна из тех, кто приближал, кто начал противостоять нацизму, поднявшему в 2007-м голову на Украине. Она, потерявшая на войне отца и братьев, 16-летней девчонкой ушедшая на фронт, прошедшая его кровавыми дорогами Харьковского котла, Миус-фронта, Сталинграда, вместе с мужем Василием Карповичем работавшая после победы во Львовской области, где националисты замучили их маленького сына, знала о нацизме-фашизме очень много. И на всех патриотических акциях, после того как в начале двухтысячных на Украи­не началось переписывание истории, стала подвергаться сомнению Великая Победа, пособников фашистов стали делать героями, а Красное знамя 1945-го называть «тряпкой», женщина призывала крымчан бороться. И юбилейные украинские награды, орден «За мужнiсть», медали «Захиснику Вiтчизни» и «60 лет освобождения Украины» вернула правительству. И на блокпосту в Феодосии стояла в 83 года, чтобы не допустить натовцев на полуостров. И в 2014-м, будь жива, наверняка бы боролась за долгожданное возвращения Крыма в Россию - фронтовая закалка.

Эта закалка, военная, гражданская, патриотическая, помогала крымчанам во все времена, и девять лет назад помогла выстоять, когда полуостров, жители, невзирая на возраст, пол, нацию, статус, объединились во имя будущего. О том, какие ещё знаковые события были здесь в вёсны, о втором этапе «солдатской» - в следующем выпуске рубрики. Помните, земляки, у нас в судьбе - сплошная Крымская весна. И значит, у нас, многонациональных, дружных, наследников славных побед и традиций, обязательно всё сложится и получится. С Весной, крымчане! Ведь знаем: процветание - в единстве.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.